home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Сэмюел пошел к ней, потому что не пойти было равнозначно поражению. Этим он признал бы, что не в состоянии справиться с собой.

Когда он вошел, Леда сидела в кресле, поджав ноги, и очень напоминала изображение о чем-то задумавшейся девушки на когда-то давно виденной им картине.

Дверная ручка щелкнула, и Леда вскинула голову. Потом она медленно поднялась и взяла халат, лежавший на спинке стула.

Сэмюел замер на месте, поражаясь силе реакции своего тела на ее близость. Сначала он пытался произнести заготовленную речь, но слова не шли к нему. Он хотел дать какие-то клятвы, пообещать не прикасаться к ней, но, увы, не мог.

— Вы забыли это внизу. — Сэмюел протянул Леде фату из нежных кружев.

Взяв фату, Леда бережно расправила ее.

— Эту вещь монашки сплели с помощью сотен коклюшек, — задумчиво сказала она. — Мне дали рецепт специального состава для стирки из молока и кофе, чтобы фата не потеряла цвета. Ее нельзя крахмалить и даже гладить, вот так-то. — Бросив на Сэмюела быстрый взгляд, она направилась к большому зеркальному шкафу, чтобы положить в него кружевное чудо, и когда она шла, ее шелковый халат изумрудного цвета мягко шелестел по ковру.

Повернувшись к Сэмюелу, Леда чуть растерянно улыбнулась.

— Боюсь, леди и лорд Эшленд были слишком добры. Не представляю, смогу ли я когда-нибудь отблагодарить их.

— Это вы о свадебном платье?

Леда вздохнула, по-прежнему не глядя на него.

— Да. Более красивого платья и вообразить невозможно, вы не находите?

— Пожалуй. — Сэмюел кивнул. — Но вам не нужно никого благодарить за него.

Он увидел, как изменилось лицо Леды, — она только сейчас поняла, кто сделал ей столь щедрый подарок.

— О, сэр, так это вы…

— Мадам Элиза сказала мне, что вам понадобится приличный гардероб, и я открыл на ваше имя банковский счет. Когда деньги кончатся, вам достаточно будет сказать мне, и счет снова пополнится. Начальный взнос составляет десять тысяч фунтов.

— Десять тысяч? — изумленно повторила Леда. — Но это же огромные деньги!

— Вы не обязаны тратить сразу все, — чуть насмешливо заметил Сэмюел.

— Все? Сразу? Да мне в жизни не истратить такой суммы, сэр! К тому же я чувствую себя очень неловко: вы разыскали для меня туалетный набор мисс Миртл, преподнесли мне десять тысяч фунтов, а я так ничего и не приготовила для вас…

Джерард пожал плечами, стараясь не замечать вырисовывавшиеся под тонким шелком халата груди жены.

— Это не столь уж важно.

Леда задумчиво потерла ладонь большим пальцем.

— Я думала купить бритву, но не была уверена, что вам она понравится, поскольку, как я слышала, джентльмены очень придирчиво выбирают такие вещи, — тихо проговорила она.

— Но у меня уже есть бритва.

— Тогда я могла бы сшить вам рубашку или подарить новую шелковую шляпу, — нерешительно предложила Леда. А может быть, — едва слышно добавила она, — вы хотите, чтобы я помассировала вам спину?

Сэмюел крепче прижался к двери: у него было такое чувство, будто он летит вниз с большой высоты.

— Вообще-то я не слишком опытная массажистка, — пробормотала Леда, то застегивая, то расстегивая верхнюю пуговицу на своем халате, — и настоящий массаж не делала ни разу. Просто, когда мне было двенадцать лет, я подхватила грипп, и мисс Миртл втирала мне в грудь камфорное масло, что было очень приятно. А еще леди Тесс сказала мне, что джентльмены очень любят массаж, и я сочла бы для себя честью, если бы вы позволили мне попробовать.

— Нет. — Сэмюел всем весом навалился на дверь. — Не думаю, что это разумно.

— Почему? — Леда подняла на него глаза.

Оттолкнувшись от двери, Джерард подошел к камину и встал к Леде спиной, чтобы она не увидела, в каком он состоянии.

— В качестве ответа я хотел бы кое о чем потолковать с вами, — церемонно начал он. — Некоторые обстоятельства могут привести вас к опасению, что я не рассматриваю женитьбу как серьезное мероприятие, но это не так. Вы теперь можете во всем положиться на меня и просить все, что угодно.

Леда встала.

— Благодарю вас. — Она чуть помедлила. — Вы упомянули о сложившихся обстоятельствах, и я тоже нахожусь в своего рода тупике. Я не знаю, что нравится мужчинам, поскольку до сих пор мало общалась с ними… Однако я бы не хотела, чтобы вы сочли, будто я не рада быть вашей женой.

Сэмюел невидящим взором смотрел на каминную решетку — на ее узоре были изображены напудренные дамы и расфуфыренные щеголи. «Моя жена, — раз за разом повторял неведомый голос у него в голове. — Моя жена… Моя жена…»

Внезапно он обнаружил, что приближается к ней, вместо того чтобы бежать прочь, берет ее за руки, крепко сжимает запястья. Опустив взгляд на удивленное лицо Леды, на ее огромные зеленые глаза, Сэмюел вдруг осознал, насколько он больше ее и какую боль, вероятно, причинил ей. Одним простым движением он мог уничтожить ее, но при этом в то же мгновение ему захотелось беречь и защищать это хрупкое создание, доставлять ей удовольствие, боготворить, ласкать ее тело…

Ему так хотелось сказать хоть что-то, но он не мог. Он медленно завел ее руки ей за спину. Леда не сопротивлялась; она лишь скромно опустила глаза, позволив Сэмюелу любоваться ее длинными ресницами и нежными очертаниями лица. Он вдруг ощутил, что она принимает его, и понял, что пропал.

— Леда, — прошептал он и, опустив голову, нежно поцеловал ее ухо и тонкую кожу под ним. — Я не сделаю тебе больно и никогда не обижу тебя, обещаю.

От Леды исходил знакомый ему чудесный аромат, женское тепло, но теперь она уже не была столь наивной, как в прошлый раз. Джерард был поражен, поняв, что она хочет того же, чего хочет он.

Леда тихо застонала, пытаясь высвободить руки.

— Нет, прошу тебя. — Джерард старался говорить спокойно, тогда как его прикосновения становились все более страстными. — Я хочу, чтобы ты поняла, какой прекрасной я тебя вижу. Не бойся меня…

— А я и не боюсь… — прошептала Леда. — Просто у меня такое ощущение, будто я… выпила много шерри-бренди.

Сэмюел кожей ощутил движение ее губ. Леда дрожала в его объятиях, ее живот прикасался к его животу, его возбужденная плоть крепко вжалась в нее.

Чуть отстранившись, Джерард принялся исследовать ее стройное тело, пользуясь тем, что его ладонь и ее наготу разделяла лишь тонкая ткань сорочки. Потом, отпустив руки, он впился руками в ее ягодицы и, подтолкнув Леду к комоду, стал ласкать, гладить и целовать ее, наслаждаясь ее сладострастными стонами, все сильнее возбуждавшими его.

— Позволь мне полюбоваться тобой, — прошептал он, вдыхая свежий аромат ее дыхания, задевая языком ее губы. — Я должен увидеть тебя, всю, без одежды.

Не дожидаясь ответа, Джерард стал осторожно расстегивать жемчужные пуговицы на ее сорочке, и тут же белая кожа Леды засияла в полумраке. Ее нагие груди были округлыми и бледными; на фоне этой белизны с невероятной четкостью выделялись коричневато-розовые бутоны сосков, которые поднимались и опускались в такт ее дыханию.

Когда Джерард осторожно спустил с ее плеч халат и сорочку, Леда осталась совсем нагой. Глядя на Сэмюела затуманенным взором, она чувствовала себя как во сне. Впрочем, это была уже не мисс Леда Этуаль, а какая-то другая женщина, возможно, та мифологическая Леда, которая взяла себе в любовники бога. Эту историю мисс Миртл никогда ей не рассказывала, но Леда тайком прочитала ее в одной книжке, которую прятала у себя под подушкой. До конца она ее так и не поняла, но была уверена, что речь там идет о язычестве и о каких-то запретных тайнах.

Любовник. Не Зевс, не огромный волшебный лебедь, а мужчина, смотревший на нее так, как будто она была богиней, и любовавшийся ее телом с таким видом, будто он видит перед собой сокровище.

Сэмюел так нежно прикоснулся к ее груди, что Леда закрыла глаза, млея от чудесных ощущений.

Он придвинулся ближе к ней и, скользнув вниз, опустился на колени, крепко прижав ее спиной к комоду; при этом его большие пальцы ласкали ее соски, а когда он прикоснулся к ним губами, Леде показалось, что внутри у нее распустился чудесный солнечный цветок.

Он играл с ее сосками, катал и прикусывал их, отчего в ее животе появилось какое-то странное томление, и она, застонав, крепче прижалась к нему.

— Как ты прекрасна! — прошептал Сэмюел в исступлении. — Твои груди великолепны, у тебя роскошная фигура и такая нежная кожа…

Леда прижала его голову к себе, и тогда Сэмюел, снова схватив ее за руки, развел их в стороны и стал осыпать поцелуями ее грудь и живот, постепенно опускаясь все ниже. Он хотел показать Леде, как дорожит ею, как она нравится ему, хотел целовать ее везде.

Наконец его язык коснулся самого потаенного уголка ее тела, и когда он проник в сладостную глубину, Леда дернулась, пытаясь оттолкнуть его.

— Ш-ш-ш… — прошептал он. Никакая сила на свете не могла бы заставить его остановиться.

Леду сотрясала дрожь, и она становилась сильнее, когда его язык прикасался к ее лону. Наконец он обнаружил местечко, прикосновения к которому, похоже, возбуждали ее сильнее всего.

Леда стала ритмично двигаться в такт его ласкам, и Сэмюел почувствовал, что долго не выдержит этой сладкой пытки. Резко отпустив ее руки, он поднялся, осыпая поцелуями ее грудь, лицо, шею…

— О… — лепетала она, — о…

Леде показалось, что она вот-вот лишится чувств, когда его рука проскользнула в то место, которое он только что ласкал языком. Обхватив Сэмюела за шею, Леда прижалась к нему, и он, приподняв за ягодицы, насадил ее на свое восставшее естество. Она закричала, извиваясь в конвульсиях, а через мгновение к ее крикам присоединился и низкий рык Сэмюела, тигра, который был не в силах больше терпеть и взорвался тысячами огоньков блаженства в ее шелковом лоне.


Откровения леди Тесс совершенно не подготовили Леду к тому, что она ощутила.

Ей казалось, что Сэмюел умудрился обнять ее всю, а их тела слились воедино. Ей было немного больно, но лишь там, где ее спина прикасалась к углу комода. Она ждала чего-то приятного — того же уютного тепла, которое чувствуешь, когда ложишься в постель, согретую грелкой. Именно к этому подготовила ее леди Тесс. Больше она ей ничего не сказала, ни о чем не предупредила. Ни слова не было сказано о том божественном экстазе, который охватил ее всю.

Внезапно Леда услышала, как Сэмюел глубоко вздохнул, потом он опустил лицо к ее плечу.

— Я не мог сдержаться. Не мог остановиться, чтобы дольше…

Прикусив губу, Леда спрятала лицо у него на груди.

— Это ничего… — тихо проговорила она. — В этом нет ничего плохого или греховного, во всяком случае, теперь.

Его тело опять сотрясла тяжелая дрожь, дыхание стало глубже, медленнее. Голова Сэмюела опустилась еще ниже, а потом, вздрогнув, он выпрямился, но глаз не открыл, словно до этого заснул стоя.

Зато Леде совсем не хотелось спать. Теперь, когда сердцебиение замедлилось, она чувствовала необычайную легкость во всем теле.

— Надо уложить вас в постель, — сказала Леда, слегка потянув уголок его воротника.

Внезапно Джерард шевельнулся и с легкостью приподнял Леду, словно она была легкой как пушинка.

— О! — только и смогла выдохнуть Леда, когда он вышел из ее лона и поставил ее на ноги. — О! — еще раз воскликнула она, ощутив влагу между ног. К счастью, на сей раз это была не кровь.

Дотронувшись до своих расстегнутых брюк, Сэмюел отвернулся, и Леда, опустившись на колени, подняла свой халат и завернулась в него. Теперь, одевшись, она ощущала себя хозяйкой положения и поэтому сразу принялась командовать.

— Дорогой сэр, если вы задумаетесь, то поймете, что прошедший день был для вас весьма утомительным, — заметила она. — Позвольте мне помочь вам снять ваше платье и почистить пиджак, прежде чем я уберу его в шкаф.

Джерард стоял не двигаясь, и Леда подошла к нему, утопая босыми ногами в мягком ковре. Потом она подняла руки и развязала его галстук. Проведя руками по груди Сэмюела, она стала подбираться к пуговицам жилета…

— Вы не должны этого делать, — неожиданно проговорил он.

— А кто тогда, скажите ради всего святого? Полагаю, вы считаете, что я ничего не знаю о мужском гардеробе. В некотором смысле так оно и есть, но, поверьте, я прекрасно понимаю, что с дорогими вещами надо обращаться очень бережно. — Леда помолчала. — Поэтому мы начнем с пиджака…

Несколько мгновений ей казалось, что Сэмюел не пойдет на такого рода сотрудничество, но он с неожиданной легкостью стряхнул с плеч пиджак, после чего Леда отнесла его в шкаф и бережно разложила на нижней полке.

Когда она повернулась к Сэмюелу, он уже успел снять жилет и теперь стоял у комода, расстегивая пуговицу на воротничке рубашки. Затем он бросил жемчужные запонки в стеклянную чашу, стоявшую на комоде, и они упали туда с легким звоном.

Если бы леди Тесс не сказала ей, Леда могла бы сразу и не заметить небольшой шрам на его запястье, хотя в свете свечи светлый шрам на загорелой коже был различим весьма отчетливо. Леда посмотрела на другую руку Джерарда и увидела там такой же шрам, только менее четкий.

Плотнее запахнувшись в халат, Леда подняла свою сорочку и направилась к кровати. Ступеньки, ведущие к постели, оказались очень холодными и неприятными для ее босых ног. Быстро отвернувшись, она натянула ночную рубашку. Воротник слегка сбился набок и тянул, когда она улеглась, но Леда и не подумала поправить его, лишь, натянув до подбородка одеяло, расправила его и аккуратно отодвинулась на край кровати.

Несколько мгновений она смотрела на тлеющие угли в камине, а потом закрыла глаза.

Казалось, прошло немало времени, прежде чем он лег рядом. Матрас прогнулся, и это удивило Леду. Но его прикосновение удивило ее еще больше. Обняв ее, он прижался к ней всем телом. На Сэмюеле ничего не было — она дотронулась до него, а потом отдернула руку и не знала, куда ее девать.

Джерард уткнул нос в ямку между ее шеей и плечом, и тогда Леда, поняв, что он уснул, положив ладонь на его руку, тихо прошептала:

— Приятных сновидений, дорогой сэр!


Глава 27 | Тень и звезда | Глава 29