home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

Сэмюел хотел показать Леде Америку во всей ее первозданной красоте — ее величественные горы и удивительное небо, однако отчего-то у нее, по-видимому, сложилось впечатление, будто Соединенные Штаты — всего лишь огромное унылое пространство, состоящее главным образом из дождя, снега и снова дождя над крышами обветшалых станций. Наиболее частыми обитателями этих станций были парочка лошадей под навесом да уродливая желтая дворняга.

Когда они оказались на борту парохода, Сэмюелу не удалось занять с Ледой одну каюту. Зимой судоходство сокращалось, поэтому он взял Леде билет в дамской каюте экстра-класса и про себя гордился ею — ведь она ни разу не пожаловалась на то, что боится качки. На самом деле Леде повезло: она не страдала от морской болезни и могла держаться довольно спокойно, однако погода была столь ужасной, что Сэмюел посоветовал ей не ходить в судовой ресторан.

В Сан-Франциско, куда они прибыли туманным вечером, следуя собственной прихоти, Джерард повел Леду в китайский квартал. Он ни о чем не предупредил ее, и то выражение изумления, которое появилось на лице его жены при виде красных и золотых огней, того стоило. Леда молча шла рядом с ним в толпе китайцев, разряженных в яркие шелка, держа его под руку и слегка подпрыгивая, когда раздавался прерывистый треск фейерверков, напоминавших о наступлении китайского Нового года.

Повсюду на ветру трепетали оранжевые бумажные флажки и фонарики, воздух был густо напоен ароматом благовоний и еды. С балконов над их головами свешивались целые ряды роскошных фонарей, все магазины были ярко украшены алой тканью, на которой искусный мастер золотыми красками вывел китайские иероглифы.

Сэмюел остановился возле стола, украшенного лентами, на котором стояли блюда с цветущими нарциссами, окруженные корзинами с фруктами, и тут же торговец в черной шапочке услужливо подскочил к ним. Сэмюел поздравил его по-китайски и пожелал всего хорошего в новом году, после чего услужливость китайца переросла в настоящий энтузиазм. Быстро и ловко торговец запрыгнул на табурет и снял с крючка два выбранных Сэмюелом свитка.

— Мы повесим их перед дверью. — Сэмюел поднес свитки ближе к китайскому фонарику, после чего указал на иероглифы, красовавшиеся на одном из них. — Это пять пожеланий — здоровья, богатства, долгой жизни, добродетельной любви и естественной смерти.

— Неужели ты умеешь читать по-китайски? — Леда посмотрела на Сэмюела с таким видом, словно он был не человеком, а божеством.

Торговец протянул Леде апельсин и что-то сказал при этом.

Брови Леды поползли вверх.

— Это подарок, на Новый год, — пояснил Сэмюел. — Апельсины, по китайским поверьям, приносят удачу.

— О! — Леда поблагодарила торговца, и он преподнес ей блюдо с нарциссами, а затем сложил ладони и низко поклонился.

— Спасибо. — Леда взяла апельсин и цветы. — Желаю вам хорошего Нового года.

Торговец протянул Сэмюелу веревку, на которой были нанизаны красные пакетики.

— Любить фейерверки, мистер? Доллар стоит. — Китаец поцокал языком, но Джерард отрицательно покачал головой.

— А что написано на другом свитке? — с любопытством спросила Леда.

Сэмюел развернул свиток и прищурился.

— Там написано: «Любите друг друга», — тихо проговорил он.

Ресницы Леды взлетели вверх.

— О! — Леда понюхала нарциссы, затем посмотрела на него сияющими глазами. — Понятно!

Сэмюел усмехнулся. Ей все понятно, а вот у него было такое чувство, будто он идет по канату с завязанными глазами. Вот он подходит к обрыву, падает и… каким-то непостижимым образом продолжает идти вперед по воздуху, тогда как под ногами у него — немыслимой глубины бездна.


* * * | Тень и звезда | * * *