home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Меган не терпелось поскорее добраться до дома. Когда она, наконец, приехала, то, к своему удивлению, обнаружила, что ей гораздо больше хочется на конюшню повидаться со своей лошадкой, нежели идти в дом и поздороваться с отцом. Девушка соскучилась по утренним прогулкам верхом. Надо же так сильно соскучиться, пробыв вне дома всего четыре дня.

А ведь Меган и раньше случалось уезжать из дома. Вспомнить хотя бы ту поездку в Кент за подарком к ее двенадцатилетию или те несколько поездок за покупками в окрестные города, расположенные гораздо дальше, чем Тидэйл, — но ведь тогда она не возвращалась домой с новостью о том, какой гнусный тип этот герцог! Возможно, это еще оттого, что в те разы папа сопровождал ее в поездках, но что-то подсказывало девушке, что дело не в отце.

«— Почему бы тебе не признаться честно? Ведь ты просто хочешь повидаться с этим конюхом!

— Вовсе нет. Это последний человек, которого бы мне хотелось видеть!

— Как раз не последний, а первый.

— Не забывай, что он все знал о Сент-Джеймсе. Он мог предугадать, что случится на балу, а я еще так самонадеянно хвасталась, что собираюсь выйти за герцога замуж. Как я теперь посмотрю ему в глаза?

— Ну, с присущим тебе очарованием… И самоуверенностью.

— Смешно. А если он спросит, как прошла встреча на балу? Какое там «если» — обязательно спросит.

— Но можно и соврать.

— Пройдет год, а я так и не выйду замуж за Сент-Джеймса. Что тогда? Ах, как Девлин будет злорадствовать, непременно будет. Да он книгу напишет об этом. Можно стерпеть от Тифани — «я же говорила тебе», но от мужчины… Да я пристрелю его!

— И все же тебе придется встретиться с ним, так что лучше будет не откладывать.

— И что же, терпеть его издевательства? С каких это пор я стала смиренной овечкой?

— С тех пор, как увидела, насколько хорош этот парень.

— Не смешите меня!»

Как бы там ни было, в эту первую ночь дома Меган не поддалась своему страстному желанию поскорее увидеться со… своей любимой лошадью. Зато на следующее утро она вскочила с постели при первых же проблесках зари, и не успело солнце подняться над горизонтом, а Меган уже направлялась в конюшню. Она вся кипела от нетерпения и была невероятно ошарашена, увидев, что двери конюшни, которые никогда не закрывались на ночь, были заперты. С какой стати?!

Несколько минут Меган стояла напротив дверей конюшни, терзаемая разочарованием, досадой и множеством других непрошеных эмоций. Она хотела было постучать, но подумала, что поднимет много шума, да и что толку, если там внутри только лошади.

Девушка уже собралась вернуться в дом и ждать своего обычного часа, отведенного для верховых прогулок, но кипевшие в ней эмоции подвигли ее обойти вокруг конюшни и подойти к окнам, расположенным там, сзади. Лишь одно окно было закрыто занавеской. Туда-то девушка и постучала, сначала легонько, потом сильнее. Наконец занавески (Меган еще подумала: «Что это они такие розовые?») раздвинулись и окно со скрежетом отворилось.

В окне появился голый торс Девлина Джеффриза, и Меган нужно благодарить судьбу, что в этот час было еще не так светло и она с трудом различала темную внутренность комнаты Девлина. Меган стояла на освещенном месте, так что Девлину легче было увидеть, кто нарушил его утренний сон.

— Эй, девушка, какого черта вы тут делаете в такой безбожно ранний час? — спросил он сонным голосом, прежде чем Меган успела раскрыть рот.

Меган рассердилась на его обычное фамильярное обращение, но не решилась теперь же отчитать его. Ее глаза привыкли к полутьме, и, различив, наконец, что парень абсолютно голый, она отвела взгляд и стала рассматривать постройки, добавляемые к заднему двору конюшни. И вдруг Меган увидела, что ей вовсе не обязательно было будить его. Это открытие привело ее в некоторое замешательство. Наконец, она вымолвила:

— Извините. Двери в конюшню были заперты, а я только сейчас увидела, что там еще есть черный ход. Можете вернуться в свою постель, мистер…

— Какой еще черный ход?

— Ну как же, вон там, где пристройки…

— Почему бы вам не посмотреть повнимательнее, прежде чем делать какие-то заключения, Меган? Пристройки еще не закончены, между ними и конюшней не прорубили ход. Иначе, подумайте, зачем было бы запирать главную дверь, если можно проникнуть сзади?

В голосе Девлина девушка услышала насмешку и снова рассердилась.

— Так что же, конюшня полностью закрыта?

— Ну я же вам говорю.

— С какой стати вы заперли мою конюшню? Кто вам дал право! Разве отец велел вам запирать ее?

— Мне вовсе не нужно распоряжений вашего отца на то, чтобы охранять лошадей, — ответил парень с ноткой снисхождения в голосе. — Это входит в круг моих обязанностей.

— Интересно, от чего вы собираетесь их охранять? — фыркнула Меган. — Откройте дверь конюшни, Джеффриз.

— Ступайте обратно в кроватку, Меган. Я открою конюшню в положенное время.

— Я не собираюсь ждать какого-то там положенного времени. Я хочу покататься сейчас. Немедленно откройте дверь конюшни, черт вас возьми!

— Вы настаиваете?

— Ну я же вам говорю, — повторила она его недавнюю фразу.

— Хорошо же, вы сами напросились.

Меган заглянула в окно, чтобы убедиться, что конюх ушел. Прикусив губу, она нахмурилась. Что бы это значило, эти его слова — «вы сами напросились».

— Надеюсь, вы не собираетесь идти открывать конюшню голым, Девлин Джеффриз, — крикнула она в окно, хотя знала, что на это уж он не осмелится. — Только попробуйте, я так закричу, что сюда прибегут слуги и мой отец, и вам придется давать им объяснения.

Сделав это ненужное предупреждение, Меган отправилась к главному входу в конюшню, уверенная в том, что давно пора дать парню укорот. Не просто укорот, а хорошую трепку — ведь он к тому же заставил ее ждать целых пять минут, прежде чем дверь конюшни распахнулась. Ее угрозы не слишком сильно подействовали на него. Девлин неторопливо зажег фонарь, темнота в конюшне сменилась тусклым светом. Что касается одежды, то Девлин удосужился лишь надеть брюки и ботинки.

Увидев, что конюх лишь частично выполнил се требования, Меган покраснела, прошла мимо него и направилась к стойлу, где стояла сэр Эмброз. Глупо было бы ожидать, что Девлин оставит се в покое и отправится досыпать свой утренний сон. Нет, негодник увязался за ней.

— Кое-кому следовало бы немного поучить вас правилам приличия, учтивости и здравого смысла.

Ничего себе! Это конюх осмеливается говорить ей такое! Его замечания были поистине нахальны.

— Интересно, чем же я нарушила здравый смысл? — спросила Меган, искоса поглядев на Девлина и допуская, что она действительно несколько нарушила правила приличия и учтивости. — Мне захотелось покататься. Какое право имеете вы запретить мне это?

— И все-таки вам не следовало так поступать, — проворчал парень за ее спиной. — Нехорошо будить человека, когда он так крепко спит поутру, и заставлять его заниматься работой. Здравый смысл должен вам подсказывать, что ничего путного из этого не получится.

Меган принялась надевать чепрак на сэра Эмброза. Сердце ее бешено колотилось.

— Вам следует держаться от меня подальше, Девлин, — сказала она, и оба тотчас заметили, что девушка впервые называет его по имени. — Я хотела сказать, мистер Джеффриз, — поспешила Меган исправить свою оплошность.

— Однако согласитесь, что формальности несколько нарушены, — ответил конюх, и вновь в его голосе прозвучала насмешка.

Меган продолжала готовить сэра Эмброза к прогулке. Она лишь возразила:

— Я этого не нахожу.

Некоторое время длилось молчание, наконец Делвин произнес:

— И даже после того, как я стоял перед вами абсолютно голый?

Меган вспыхнула и резко повернулась к нему.

— Я не глядела на вас!

— Но вам очень хотелось.

Девушка не ответила, продолжая готовить лошадь. Девлин тихо рассмеялся, глядя на ее замешательство.

— Простите, что потревожила ваш сон, вы можете идти и продолжать его.

Натянутость, прозвучавшая в ее голосе, добавила раздраженности в его голос:

— Вам бы тоже не мешало сейчас еще находиться в кроватке. Нет никакой нужды разъезжать на лошади в такую рань.

— Не ваше дело, мистер Джеффриз, когда я совершаю свои прогулки, — заметила Меган.

— Нет мое, если ради ваших прогулок мне приходится вставать ни свет ни заря, — ответил он и, вздохнув, добавил: — К тому же, если уж вы всерьез решились ехать, то я вынужден буду сопровождать вас.

Меган замешкалась, затем, подняв брови, уставилась на него:

— Это еще зачем?

— Затем, что тут объявился разбойник. Разве вам никто не говорил?

— Но я не везу с собой сокровищ.

Он усмехнулся над наивной логикой Меган:

— Вы думаете, он не найдет, что украсть у вас? Я бы на его месте нашел.

Последнее утверждение ей очень не понравилось.

— Конечно, сейчас еще рано, — сказала девушка, — но когда я выеду, солнце уже поднимется достаточно высоко.

— Я бы не сказал, что достаточно.

Меган не обратила внимания на это возражение.

— Если б я собиралась совершить ночную прогулку, тогда мне следовало бы опасаться, но сейчас…

— Ночную прогулку? — перебил он ее скептическим тоном. — Боже всемогущий, да есть ли у вас рассудок? Если вы не боитесь за свою жизнь, то опасались бы хотя бы за свою честь!

Меган собралась с силами, дабы не повысить тона, и спокойным голосом промолвила:

— Насколько я знаю, у нас очень тихая округа.

— А то мне не знать, какая у вас округа! — с отвращением пробурчал Девлин.

— Я всегда спокойно разъезжала среди ночи, когда мне заблагорассудится, до той поры, пока не появился этот разбойник и не совершил несколько нападений. Но с тех пор, как он объявился, я ни разу не ездила гулять ночью, хотя вы и считаете меня тупицей… И какого черта я стою тут и даю вам объяснения?! Вы мне не сторож, мистер Джеффриз.

— И слава Богу.

Ее глаза сузились. Невозможно было сохранить хладнокровие, разговаривая с этим человеком. Меган удивлялась, как она вообще до сих пор не вспылила.

— А я очень подозреваю, — едко промолвила она, — что вы и есть тот самый разбойник. Ведь ваше появление в наших краях совпадает по времени с началом его злодейств.

— Я все ждал, когда же вы додумаетесь до чего-нибудь подобного.

— Так что же?

— Что «что же»? — Девлин внезапно рассмеялся. — Вы ждете от меня оправданий?

— Отчего бы и нет? Если вы ни в чем не виноваты, то сможете возразить мне.

— Если бы я был виновен в чем-то, то я и тогда возразил бы вам, так что не имеет смысла спрашивать меня. Или, быть может, вы полагали, что я брошусь к вашим стопам с признаниями?

Его насмешки вывели Меган из себя.

— Я полагала, что вы оставите меня в покое, — едко ответила она. — Но, видно, это придется сделать мне, верхом на лошади и без вашего утомительного сопровождения. Я не нуждаюсь в охране!

— Это ваше последнее слово?

— Абсолютно.

— А вот вам мое слово, — сказал парень с выражением неумолимости на лице. — Я твердо решил не отпускать вас одну. Такая распущенная девушка, как вы, особенно нуждается в охране. Итак, Меган, не смейте покидать конюшню, покуда я не выведу Цезаря. Если же вы ослушаетесь, то я догоню вас, и тогда уж пеняйте на себя. Мое слово твердо.

Произнося свои угрозы, Девлин так смотрел на нее, что Меган четко осознала — он обязательно приведет их в исполнение. В прошлый раз ему удалось запугать ее. Но не теперь. Теперь ее гнев не остыл, а разгорелся пуще прежнего, девушка настолько разъярилась, что утратила дар речи. Конюх, так и не услышав, что думает Меган о его угрозах, отправился за Цезарем.

Разумеется, парень блефовал. Кто он такой? Всего лишь слуга. Он мог сколько угодно угрожать, но разве вправе слуга распоряжаться поступками дочери своего господина? Если Девлин только осмелится поднять на нее руку, Меган может подвергнуть его аресту. А ведь и впрямь!

Укрепившись в своих размышлениях, девушка быстро закончила приготовления сэра Эмброза и подвела лошадь к барьеру. Сгорая от злости, она села в седло, подтянула поводья и выехала из стойла.

Меган предусмотрительно свернула, как только выехала из двери конюшни, и остановила лошадь за дверью так, чтобы изнутри Девлин не мог ее видеть. А через несколько минут, когда Девлин верхом на Цезаре выскочил из конюшни и устремился в погоню, она так громко рассмеялась, что парень резко натянул поводья и едва не вывалился из седла, поскольку Цезарь от неожиданности встал на дыбы.

Это зрелище позабавило ее гораздо больше, нежели дальнейшее раздразнивание Девлина. Меган пустила своего коня вперед и, чувствуя сердитый взгляд конюха за своей спиной, усмехалась в ответ — усмехалась назло.


Глава 17 | Мужчина моих грез | Глава 19