home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Весь остаток дня Девлин разрушал свою часть пристройки к конюшне под презрительным взглядом плотника и к нескрываемому удовольствию Мортимера. Но это занятие не помогало ему сосредоточиться на сообщении от мистера Пайка, и он продолжал ломать то, что было сделано по его же плану. Расширить же эту пристройку к конюшне молодой человек предложил не с какой-то определенной целью, а просто так, чтобы убить время. И она, эта часть, действительно оказалась ненужной, поэтому Девлину не жалко было разрушать дело своих рук.

Почти ненужной. Мысли продолжали одолевать его. Однообразные занятия в деревне не способствовали забвению. Молодой человек снова и снова возвращался к одному и тому же, к мыслям о Меган.

Он был виноват перед ней. И, пожалуй, сильно виноват.

Возможно, девушка не была такой уж жадной и бессердечной, как он сначала думал. Возможно, ему следует извиниться перед ней за гадкую шутку, которую он позволил себе на балу у Лейтонов. Больше того, ему следует сказать Меган, кто он. Но не станет ли девушка после этого еще сильнее ненавидеть его? Нет, ей ничего не нужно знать о нем. Девлин совсем скоро уедет отсюда. И она уедет в Лондон, на светский сезон. Черт возьми, что же все-таки есть во всем этом деле, что так раздражает и волнует? И что есть в ней самой, почему мысли о Меган вызывают у молодого человека желание обороняться. Делал ли он то, в чем девушка обвиняла его, невольно или же наоборот, Девлин все равно намеренно заставлял ее злиться, чтобы не поддаться обаянию ее необыкновенной красоты.

Какой абсурд! Он — герцог Ротстон. И ему хотелось бы сознавать, что он способен лучше контролировать свои действия. Молодой человек пылал страстью к Меган. Ну и что? Но стоило ему подумать о ее вызывающих раздражение качествах, как молодой человек точно знал, что он сможет быть с Меган только, пока не утолит свою страсть, но не дольше, иначе девушка сведет его с ума, что она сейчас и делает.

До сих пор Девлин во власти ее чар, это бесспорно, однако же на балу у Лейтонов он не поддался ее обольстительным улыбкам. Боже мой! Как она была очаровательна в ту ночь в своем зеленом бальном платье и в маске, которая придавала всему ее облику какую-то таинственность. Герцогу стоило огромных усилий, чтобы сосредоточиться на том, что он должен был делать, когда в действительности он хотел только одного — заключить Меган в свои объятия и целовать. Будь проклят этот Фредди. Откуда-то появился и не дал ему сорвать хотя бы один поцелуй, прежде чем Меган взорвалась бы в справедливом гневе или дала бы ему пощечину.

Но в то же время неожиданное появление Фредди оказалось кстати: маркиз стал партнером Меган в следующем танце, а Девлин поспешно оставил бал. Танцевали ли они вместе после его ухода или девушка была слишком рассержена, чтобы танцевать с кем бы то ни было? Фредди, конечно, знал, как очаровать даму, как сделать так, чтобы она забыла свою обиду. И всем было известно, что он способен без угрызений совести обольстить саму невинность, если она хороша собой. Проклятый лицемер! Так страшно разозлиться только из-за того, что эта лгунья, его сестрица, заявила, что беременна от него.

Девлин помнил тот ужасный день с предельной четкостью. Было все как обычно. Он остановился у городского дома Фредди, чтобы вместе с ним поехать пообедать в их клубе. Фредди, как всегда, опаздывал, и Девлин решил подождать друга в его кабинете. Но вдруг в кабинет вошла Сабрина Ричардсон. Ей уже исполнилось восемнадцать, и она горела желанием испробовать на нем свои чары. Или герцогу так показалось, когда девушка начала откровенно с ним флиртовать.

По правде говоря, ее поведение забавляло его. Ведь они с Фредди были самыми близкими друзьями уже более десяти лет, и Девлин знал сестру маркиза, когда она была еще малышкой с косичками. Сабрина и ее подружки были ужасными проказницами в те дни и часто разыгрывали Девлина. И во всех этих розыгрышах сестрица Фредди всегда играла роль влюбленной в герцога. А Девлин же, наоборот, терпеть ее не мог.

Но он был справедливым человеком. Сейчас Сабрина стала взрослой молодой леди, к тому же красивой.

Предполагая, что она уже вышла из ребяческого возраста, герцог простил ей детские проделки, которые побуждали его избегать с ней встреч. Да и сейчас Девлин не видел се уже несколько лет — Сабрина училась в пансионе для благородных девиц.

С тех пор она сильно изменилась и внешне, и манеры стали не те. Шумливость сменилась застенчивостью, во взгляде появилась кокетливость. Теперь девушка уже не показывала ему язык при каждом удобном случае. Однако хихикала она так же. Трудно надеяться, что можно избавиться от такой давней и неприятной привычки.

В тот день Сабрина хихикнула всего один раз, так что герцог не успел почувствовать сильного раздражения. Его больше интересовало, что скрывалось за ее кокетством. Вообще-то, когда Сабрине было четырнадцать лет, она сказала Девлину, что собирается выйти за него замуж. Герцог, конечно же, не воспринял это заявление всерьез и со смехом сказал ей, что к тому времени, когда она подрастет, чтобы можно было выходить замуж, он будет уже женат. И ему следовало бы жениться, и он женился бы, если бы не застал свою невесту с ее кучером (и где!) в ее же карете, но это уже совсем другая история.

Девлин полагал, что Сабрина давно забыла свое ребяческое заявление насчет их будущей женитьбы. Но в тот день, в кабинете Фредди, девушка опять разыграла его. Она медленно подошла вплотную к герцогу и вдруг обхватила его руками за шею и поцеловала. Позднее, когда Девлин вспоминал эту сцену, он понял, что это был не розыгрыш, что все было заранее продумано, и Сабрина только ждала момента, когда можно будет проделать это в присутствии Фредди. Фредди вошел в кабинет в тот момент, когда она целовала герцога. Сабрина, надо отдать ей должное, на какую-то долю секунды почувствовала замешательство оттого, что ее «поймали», но потом, вспомнив о своем плане, разрыдалась. Фредди, такой же простак, при виде слез, как и Девлин, попытался убедить сестру, что ничего страшного не произошло. Ну подумаешь, поцеловались! Маркиз был только несколько озадачен тем, кого она целовала.

Но Сабрина тут же, продолжая всхлипывать, пояснила причину своих слез:

— Герцог не хочет на мне жениться!

Фредди, как и следовало ожидать, среагировал на ее заявление, как и Девлин.

— А почему он должен на тебе жениться? — спросил он сдержанно, если не сухо. — Молодые девушки, подобные тебе, не в его вкусе.

— Это ты так думаешь! — парировала сестра. — Я была достаточно в его вкусе, когда он сделал меня беременной, а сейчас я не в его вкусе, потому что нужно жениться на мне? Ты в этом пытаешься меня убедить?

— Беременной? — Это все, что Фредди смог вымолвить в тот момент.

Девлин же, наоборот, не потерял присутствия духа.

— Черта с два, беременной. Так вот какие штучки ты стала откалывать, Сабрина. Эта шутка — в дурном вкусе.

Лгунья посмотрела ему прямо в глаза и ответила:

— Как ты можешь называть это шуткой? Ты знаешь, что это не шутка. Ты соблазнил меня и тут же дал понять, что женишься на мне. А теперь не хочешь. Фредди, сделай же что-нибудь!

И Фредди сделал. Он одним прыжком преодолел расстояние, разделяющее их, и нанес удар кулаком в челюсть Девлина. И пока Девлин пытался опомниться, лежа на полу, Фредди, полный ярости, вопрошал:

— Как ты мог! Мою родную сестру!

— Я никогда даже пальцем не дотрагивался до нее.

— Но ты только что целовал ее!

— Ну и осел же ты, это она целовала меня и, очевидно, для того, чтобы ты поверил ее выдумке. А мне она никогда и не нравилась даже.

— Тебе она достаточно нравилась, чтобы соблазнить, и теперь, клянусь, ты женишься на ней.

— Ни за что!

— Только попробуй не жениться. Будешь иметь дело с моими секундантами! В любом случае это мой долг — вызвать тебя на дуэль, хотя бы из-за принципа, из-за того, что честь семьи задета и так далее.

— О Боже! — раздраженно воскликнул Девлин, — Сабрина лжет! Да и вообще, беременна ли она? А если и да, то не от меня!

— Это твое последнее слово?

На этот раз Девлин окончательно вышел из себя.

— Да, черт возьми, последнее!

— Тогда жди секундантов! Мне ничего не остается, как убить тебя!

Девлин готов был рассмеяться ему в лицо, но Фредди был слишком зол и не смог бы оценить бессмысленность своей угрозы. Они оба знали, что из них двоих совершенно никудышным стрелком был именно Фредди, а не Девлин, и Девлин ушел, не сказав более ни слова, в полной уверенности, что Фредди остынет, поймет всю абсурдность обвинений и придет, чтобы извиниться.

Но Фредди не остыл ни на йоту. Без сомнения, Сабрина выдумала какие-нибудь подробности, чтобы заставить его поверить в ее сказку, и маркиз, продолжая кипеть от гнева, действительно на следующий же день прислал секундантов. Девлин, не допуская и мысли, что они, лучшие друзья, встретятся как дуэлянты, поспешил укрыться в Шерринг Кросс, чтобы дать Фредди побольше времени для успокоения. А секундантов не приняли под предлогом, что Девлина нет дома. Но неутомимые секунданты нашли его даже там, и, когда их снова не приняли, они ворвались в дом под предлогом, что им нужно встретиться с его бабушкой, и таким образом вынудили Девлина рассказать ей эту смехотворную историю.

Вдовствующая герцогиня Ротстон не сочла создавшуюся ситуацию смехотворной.

— Но ты же можешь застрелить мальчика, — сказала она твердо, — а я люблю его.

— Я знаю это, дорогая герцогиня. Но иначе все сочтут, что я трус. Так и будет, если эти чертовы секунданты узнают, что я буду скрываться здесь.

— Значит, ты не останешься здесь. Если ты помнишь, я предлагала тебе на какое-то время отвлечься от дел. Ты убедил меня, что случай с Марианной не вывел тебя из равновесия и что тебе не было необходимости уезжать куда-нибудь только потому, что она оказалось неверна тебе.

— Я все же утверждаю…

Но бабушка прервала Девлина, сделав предостерегающее движение рукой:

— Марианна, как я случайно узнала, дает всем понять, что виноват ты.

— Она, видимо, считает, что неверность не может быть основанием для того, чтобы отложить свадьбу.

— Не ломай голову над тем, что она считает. Девица достаточно полно высказала свои мысли. А ты вот почти ничего не сделал, чтобы восторжествовала истина.

— Но я бы опорочил ее доброе имя.

— Марианна сделала это сама, и ничего тут не поделаешь. Но, может быть, она перестанет порочить твое доброе имя, если тебя не будет поблизости. Во всяком случае теперь, когда Фредди жаждет твоей крови, у тебя не остается никакого подходящего предлога, чтобы не последовать моему совету. Палата лордов какое-то время проживет и без тебя. А ты не проживешь и минуты, если тебе снесут голову. Так что, мой мальчик, ты исчезнешь, и я настаиваю на этом.

— Я ни за что не уеду из страны, дорогая герцогиня, какая бы на то ни была причина. Я не собираюсь снова умирать от морской болезни только для того, чтобы избежать смерти от руки Фредди. Я пристрелю его, прежде чем…

— Нет, ты не сделаешь этого, и никто не предлагал тебе уехать из страны. Тебе нужно скрыться там, где тебя никто не знает, изменить внешность и заняться чем-то, что не привлекало бы всеобщего внимания. Дай мне подумать часок.

Но в тот вечер, когда герцогиня объявила Девлину, где ему лучше всего спрятаться, он откровенно расхохотался.

— Я думал, мне нужно скрыться, а не похоронить себя.

— Ничего с тобой не произойдет, если немного поживешь в деревне, и даже пойдет на пользу, раз уж тебе предстоит отдых.

— Это как посмотреть.

— И все-таки ты сделаешь так, как говорю я. Стоит ли спорить всего о нескольких месяцах. К тому времени, будем надеяться, Марианна перестанет злиться на тебя, а Фредди либо выдаст свою сестрицу замуж, либо поймет, что она лгала не только про тебя, но и о своей беременности. Посмотрим. Так все и будет.

— Но не конюхом же?

— Когда тебе в последнее время попадался на глаза конюх? — спросила герцогиня. — Всегда знаешь, что он в конюшне, но почти никогда не сталкиваешься с ним.

О том, чем заняться, Девлин еще толком не думал. Но выгребать навоз из конюшни ради сохранения дружбы — это уж было слишком! От одной только мысли его тошнило. Так что о черной работе не могло быть и речи. А вот повозиться с лошадьми, проявить себя в чем-то он не возражал.

Однако раньше ему бы и в голову не пришло, что его недолгое пребывание в деревне расстроит все его планы и закончится так скверно. Тогда герцог даже и подумать не мог о девушке, подобной Меган.


Глава 19 | Мужчина моих грез | Глава 21