home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29

Меган так возмутилась, что готова была плеваться. Это были воры! Грабители с большой дороги!.. Шотландские разбойники, как они именовали себя. То, что произошло после ошарашивающего заявления Лачлана Макдуела, подтвердило это без всякого сомнения. Немедленно были выставлены пистолеты и был затребован кошелек Девлина.

В последний момент, правда, Лачлан огорошил товарищей по грабежу.

— Оставьте остальное, — приказал он, когда взгромоздил сопротивляющуюся Меган на лошадь. — Я нашел самое лучшее сокровище, по крайней мере на сегодня.

— А как же лошадь? — запротестовал тот, которого звали Джилелнан. — Продав такого коня, можно заработать целое состояние.

Лачлан долго смотрел на Цезаря, а потом рассмеялся.

— Оставьте его. Я чувствую себя сегодня великодушным. Посыпь песок, Рональд. Не хочу ломать экипажи, я здесь не для разбоя.

Девлин понимал, что должно было произойти, поэтому он и пытался скрыть Меган от грабителей. Но девушка настояла на своем и пререкалась с ним до тех пор, пока не оказалось слишком поздно, пока она не привлекла чрезмерного внимания главаря. Ну как же, лорд Макдуел! Претензии, вне всякого сомнения, без каких-либо оснований. Она похищена! Девлина и кучера связали по рукам и ногам и сбросили в канаву.

Попытка молодого человека сопротивляться — врезать Джилелнану по физиономии — окончилась, слава Богу, тем, что его не застрелили, но стоила хорошего удара по затылку рукоятью пистолета Рональда. Крепкая голова, коль скоро удар лишь оглушил молодого человека, не лишил его сознания. Его проклятия и обещания воздаяния можно было еще долго слышать, пока бандитская кавалькада уносилась прочь. Опять же и эти угрозы были безосновательны, поскольку Девлин мог пуститься в погоню не раньше, чем Меган высвободится из стиснувших ее рук.

Девушка в самом деле была вне себя: похищение — новый опыт, без которого она могла бы обойтись. Здесь не было ничего романтического или возбуждающего. Дикая скачка по пересеченной местности быстро превратилась в пытку, тем паче, что Меган наотрез отказывалась расслабиться и держаться за похитителя. Больше того, девушка сидела впереди в очень неудобной позе. Когда конь Лачлана делал резкий прыжок, дыхание ее перехватывало… Проклятый шотландец не осознавал своей силы… Но Меган ничего не говорила, воздерживаясь излагать свои претензии этим чурбанам до того, как они спешатся… Если они когда-нибудь спешатся.

После захода солнца девушке стало довольно холодно. Принимая во внимание скорость, с какой они мчались в полдень, лошади теперь едва плелись. Меган уже стала сомневаться, не хотят ли шотландцы загнать своих лошадей до смерти, когда они наконец остановились и спешились у небольшой речушки. В срочном порядке был разведен огонь, из переметных сум извлечено кое-что из еды, одеяла расстелены на земле…

Лагерь. Они на самом деле намеревались спать под открытым небом.

Меган застонала, когда ее опустил и с лошади Макдуела. Ее одеревеневшие суставы взывали о помощи. Но несмотря на это, едва девушка смогла стоять на ногах, она тотчас стукнула по поддерживающим ее рукам.

Лачлана это позабавило, и он даже посмеялся. Меган отступила назад, дабы лучше его обозреть.

— Вам это так просто не сойдет, — заметила девушка.

— Уже сошло, — весело ответил он.

— Куда вы меня везете?

— Домой.

Это короткое заявление сказало о многом. Тогда Меган избрала другую тактику.

— Я не останусь с вами, где бы это ни было.

— Вы не поняли сути происходящего, — возразил разбойник. — Я оказываю вам услугу, предоставляя вам чуть-чуть больше времени для выбора супруга.

— Однако ваши действия убеждают меня в том, что я предпочитаю неотесанного англичанина, который, кстати, ничуть не надутый, шотландцу.

— Как я понимаю, вы сердитесь на меня? — прокудахтал Лачлан.

— Вот именно.

— Не стоит, дорогая. Как еще вы сможете сделать правильный выбор, если не узнаете меня лучше? — Девушка лишь смотрела на него, поощряя продолжать. — Не тревожься, девочка. Тебе не причинят вреда, клянусь.

— Мне уже причинен вред. Шотландцы всегда загоняют лошадей до изнеможения?

Лачлан ухмыльнулся.

— Это крепкие скакуны! Они выращены выносливыми, не то что ваши жирные английские кобылы. Мне жаль, что пришлось вас чуть-чуть утомить, но нужно было спешить.

— Вы же не думали, в самом деле, что вас будут преследовать? — усмехнулась Меган.

— Ради вас, дорогая? О, да! Он придет!.. По крайней мере он попытается вас отыскать. Никакой мужчина в здравом уме не отдаст вас без борьбы. Но я обещаю, удачи у него не будет. Здесь нет ни одного шотландца, который мог бы меня разыскать, если я этого не захочу. Еще меньше на это способен англичанин.

Меган захотелось сесть на землю и разреветься во все горло. Предполагалось, что она должна была выйти замуж за бандита.

Разумеется, ничего бы не изменилось, коль скоро Девлин утверждает, что они будут женаты лишь номинально, и все же Меган не может не выйти замуж, нося под сердцем ребенка.

Лачлан расстелил одеяла. Оба его дружка — не столь громадные и не столь прекрасно снаряженные — довольно громко переживали и потерю Цезаря. Они охали так, чтобы Лачлан их слышал, но он не обращал на них внимания. Бандит, склонившись, предложил руку, чтобы помочь Меган сесть. Девушка подчеркнуто проигнорировала его и плюхнулась на одеяла самостоятельно.

— Вы не более чем обычный вор, не правда ли? — дерзко спросила она, когда Лачлан уселся рядом.

Шотландец замер, но длилось это лишь какое-то мгновение. Затем он, дико рассмеявшись, встал перед девушкой на колени.

— Обычный? Ни в коем случае, дорогая. В моем роду поколения разбойников. Так что кто я такой, чтоб отрицать такое достойное занятие?

При этом ответе послышались возгласы и насмешливое фырканье со стороны его товарищей, но они тут же заслужили сердитый взгляд. Затем Лачлан одарил Меган еще одной обворожительной улыбкой.

— Вы в самом деле не видите ничего дурного в воровстве? — отважилась полюбопытствовать Меган.

— О нет, я этого не говорил. Но вы должны знать, Что шотландцы и англичане в течение многих столетий позволяли себе удовольствие совершать набеги друг на друга. Я всего лишь возобновил эту практику.

— Вы хотите сказать, что грабите только англичан? — спросила оскорбленная за своих соотечественников девушка.

Лачлан невозмутимо пожал плечами и пояснил:

— Мы не доберемся до моего дома ранее полудня завтрашнего дня. Как вы догадываетесь, я приложил максимум усилий, чтобы быть уверенным в том, что опустошаю карманы именно англичан.

— Как патриотично с вашей стороны, — съязвила Меган. — Там, откуда вы явились, англичан нет?

— Не много. Но разве вы не догадываетесь, в чем здесь проблема? Мне пришлось бы останавливать каждый экипаж и спрашивать: «Ты, мужик, англичанин или шотландец?» Но шотландцы не любят, когда их задерживают по таким пустякам, будет вам известно. Так что гораздо проще направиться туда, где у меня будет гарантия, что там слоняется множество англичан.

— К моему несчастью.

— Нет, не говорите так, дорогая. Вы действительно утомлены. Я сам смущен и поражен вызванными вами во мне чувствами. Не думайте, что у меня такой обычай — сбегать с веселыми девушками. Вы первая.

— Повезло мне.

Сарказм Меган рассмешил бандита.

— Нет, это мне повезло. Вы представить себе не можете, как долго я искал женщину, подобную вам.

Поскольку Лачлан был далеко не старым (что-то между двадцатью и тридцатью годами), поиски дамы явно начались не очень давно. Но Меган лишь заметила:

— Тем не менее вам не повезло, Макдуел, поскольку я помолвлена.

Это нисколько его не смутило.

— Вы не можете на самом деле желать этого угрюмого англичашку.

— Очень даже могу.

— Но вы не любите его, — уверенно заявил шотландец. — Это так же очевидно, как…

— Конечно же я люблю его. Я люблю его настолько, что собираюсь родить ему ребенка.

Лачлан одобряюще улыбнулся.

— Прекрасное намерение — иметь ребенка.

— Вы меня неверно поняли, — пояснила Меган. — Это не планы на будущее… Ну, это тоже… короче это уже свершившийся факт.

Она сказала это без смущения, которое предполагала испытать. И удивленное выражение лица бандита стоило всех тех неудобств, которые девушка перенесла в гонке через дебри Шотландии. Правда, длилось это недолго, Лачлан внезапно громко расхохотался. Прошло мгновение, прежде чем Меган догадалась, что он ей не поверил.

«— Что теперь?

— Черт меня возьми, если я знаю. Мне казалось, ты говоришь убедительно.

— Почему же он мне не поверил?

— Может быть, потому, что он этого не хочет?

— Итак, он просто фат, не так ли? Он не поверил моей лжи.

— Какой лжи?

— Заметь, я не смеюсь».

И Меган рассердилась. Лачлан заметил это и решил, что недовольство обращено к нему… Так оно и было бы, если бы девушка не была смущена собственным внутренним голосом.

— Извините, дорогая, но вы должны осознавать, насколько маловероятно для такой прекрасной леди, как вы, иметь дитя еще до свадьбы, особенно от мужчины, которого даже не любите. — Неожиданно шотландец потерял свою жизнерадостность, его лицо потемнело от подозрения.

— Если он не…

Меган уловила течение его мыслей и оборвала, прежде чем он успел закончить:

— Девлин этого не делал, и я возмущена, как вы могли даже подумать такое!

— О нет, не стоит выходить из себя, — произнес Лачлан с оттенком смущения.

— Выходить из себя? Я вышла из себя еще утром, вы, тупица. Вы не имели права красть меня у моего жениха. Я должна была сегодня венчаться!

Лачлан несколько поник, решив, что девушка близка к тому, чтобы расплакаться, чего он не мог терпеть.

— Вы и сейчас это можете сделать. Я уверен, что мы всегда найдем где-нибудь поблизости церковь.

— Я не пойду за вас! Я требую, чтобы вы немедленно вернули меня обратно!

— Ухаживание идет не очень успешно, Лачлан? — поинтересовался Джилелнан с непроницаемым лицом, хотя было очевидно — человек борется, чтобы не рассмеяться.

— Я тебя предупреждал, что похищение приносит одни неприятности, — добавил Рональд.

Сердитый взгляд Меган присоединился к Лачлану, и оба приятеля вновь повернулись к костру. Шотландец попытался улыбнуться, но девушка не собиралась более этого терпеть.

— Обаяние имеет значение, но не в данном случае, — отрезала она. — В общем, я уверена — вы хороший человек для грабителя. Вы даже могли бы стать прекрасным мужем какой-нибудь девушки, если бы бросили грабежи. Но это буду не я.

— Почему бы нам сейчас не соснуть? — предложил Лачлан с таким видом, словно ее маленькую речь не стоило принимать всерьез.

— Почему бы вместо этого вам не отвезти меня обратно?

— Девушка, помилуйте. Лошади не выдержат, даже если бы я и захотел избавиться от вас поскорей.

— Поскорей? Сколько вам еще понадобится времени понять, что я говорю правду?

На этот раз он усмехнулся.

— После того, как вы признали, что, разбойник или нет, я буду хорошим мужем…

— Безнадежно! — в отчаянии воскликнула Меган. — И совершенно никакой надежды. А я-то думала, Девлин упрямец, — пробормотала она сама себе.

— С кем это вы беседуете?

— Ни с кем! И не приставайте больше ко мне!

— Тогда разрешите я вас накормлю и…

— И вашу еду я тоже есть не буду.

— О нет, я не позволю вам голодать, дорогая, — сказал Лачлан весьма решительно.

Глаза Меган сузились, предлагая шотландцу забыть о намерении заставить ее есть, какими бы благородными намерениями он ни руководствовался.

— Только попробуйте мне помешать…

— Клянусь, вы очень упрямая девушка! — сказал он с некоторым раздражением, затем вздохнул. — Хорошо, но когда вы проголодаетесь, только скажите мне.

Меган фыркнула и отвернулась. Она стала взбивать одеяло так, точно это был мягкий матрац. Она уже сожалела о минутной вспышке. Проклятье, проклятье, проклятье! Во всем должен был быть виноват Девлин. Если бы девушка достаточно поразмыслила, она наверняка нашла бы, как обвинить жениха в своем незавидном положении или в крайнем случае в том, что он ее не освободил. Не имеет значения, что Девлин был связан по рукам и ногам. Он должен был быть достаточно изобретателен, чтобы высвободиться и броситься вслед за невестой.

«— Почему бы тебе не поразмыслить о том, как выбраться самой?

— Как?

— Ты же не связана по рукам и ногам. Когда они заснут, ты можешь просто уйти.

— У тебя, видимо, сложилось ошибочное представление, что я знаю, черт побери, где нахожусь? Не знаю, будет тебе известно. Я могу заблудиться, потеряться и умереть с голода.

— Или найти помощь за первым же углом.

— Каким углом? Я нахожусь неведомо где, если ты заметила.

— И даже не поразмыслишь об этом?

— Естественно, поразмыслю. Я застряну навеки в Шотландии, если буду ждать, пока Девлин меня спасет. Но если я заблужусь и умру от голода — это будет твоя вина.

— Я бы не стала отказываться от еды, если бы у меня в желудке урчало.

— Это было делом принципа.

— Какое отношение имеет принцип к побегу?»

— Макдуел, я проголодалась.


Глава 28 | Мужчина моих грез | Глава 30