home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

— Розовые? — сказал Девлин, уставившись на шторы, которые Мортимер только что повесил на единственное в новой спальне окно. — Лучше ничего не удалось достать?

— Мне еще повезло, что удалось достать что-то готовое в такой деревне, как Тидэйл. Не понимаю, чем вы недовольны. Этой комнате следует быть светлее.

Эту комнату надо было осветить факелами, как казалось раздраженному Девлину.

— Затвор на дверях пригнан?

— Как раз. Точь-в-точь. Попозже можно будет доставить коврики.

— А здесь нет ковров?

— Только не в Тидэйле.

Девлин вздохнул и почувствовал, что очень расстроен.

«Я принесу вам много добра, — уверяла его герцогиня. — Возможно, даже научу унижаться, вам этого так не хватает, милый мальчик».

Но герцогиня, конечно, не видела конюшни сквайра, в которой давно никто не жил. Даже Тимми каждый вечер отправлялся к матери в многолюдный домик, а не спал в двух крошечных комнатушках, в одной из которых когда-то жил грум, но теперь она служила просто складом. Девлину казалось невероятным, чтобы человек, по положению сквайр, имел всего одного мальчика в конюшне и только четырех лошадей.

— К этим голым стенам подошла бы какая-нибудь краска, — сказал Девлин, — но только не розовая.

— Придется спать в этой вони, — предупредил Мортимер.

— Я и так сплю в этой чертовой конюшне, — напомнил Девлин.

Мортимер захихикал.

— Вы правы. На один скверный запах больше — не велика разница.

Девлин не видел здесь ничего смешного. Можно было бы, конечно, пренебречь осторожностью и остаться с Мортимером в гостинице, но он не забыл предупреждения герцогини «избегать заведений». Какого черта он никак не научится говорить герцогине «нет»!

— Мне потребуется больше рубашек, — сказал Девлин, с неприязнью глядя на белый, но уже запятнанный рукав. — По крайней мере, дюжина.

— Но ведь я предупреждал вас, что джентльменское белье не подходит для конюшни.

— Пошлите за рубашками, мистер Браун, и пока то да се, узнайте, нет ли здесь подходящих женщин.

— Для чего подходящих? — спросил Мортимер с невинным видом, но, увидев взгляд Девлина, заметил: — Ох, ну, пожалуй, здесь было бы…

— Не драматизируйте, мистер Браун, или я…

— Должны будете страдать со всеми нами вместе?

Девлин поднял бровь.

— Что за вздор?

— Это прекрасное тихое место. Здесь, если парень хочет поразвлечься, для этого он должен жениться.

— Нет даже трактирной служанки? — недоверчиво спросил Девлин.

— Нет даже трактира, не считая бара в гостинице, — с удовольствием сообщил Мортимер.

— Что же мне тогда делать? Скакать в Лондон?

— Вам не следовало бы там появляться, пока вы не готовы к этому поединку.

Девлин просто сверкнул глазами, и Мортимер перестал улыбаться, заметив:

— Говорят, недалеко есть прекрасный пруд.

— Я уже знаю этот чертов пруд, — отрезал Девлин.

И тут перед ним встала Меган. Молодой человек опять вспомнил и сэра Эмброза, и свое утреннее купание в ледяной воде. Сэр Эмброз, черт побери! Конечно, надо было бы скакать за ней, чтобы убедиться, что такое норовистое животное не причинило ей вреда. Но, исходя из здравого смысла, если она давно была хозяйкой лошади, то умела с ней управляться. Однако потребность следовать за девушкой вряд ли исходила из здравого смысла.

— Добавьте еще один бренди к моему заказу, — сказал Девлин и спросил: — Так в этих местах нет ни одной падшей голубки?

— Нет.

— Два бренди.


Меган чуть не пропустила горный луг — слишком скверное настроение у нее было. Там они несколько раз по утрам встречались с Тифани. Тифани в отличие от Меган не увлекалась верховой ездой, хотя достаточно владела этим искусством, и выезжала она не каждое утро.

Сегодня девушки не собирались встречаться. Тифани появлялась то здесь, то там, по настроению, поэтому Меган просто имела это в виду в своих ежедневных прогулках по лугу, который лежал как раз между их владениями. Когда Меган въехала на луг, Тифани вопреки своим правилам была уже там. Но ведь и сама Меган приехала рано, так как торопилась уехать из конюшни.

— Тебя сегодня выманила из дома хорошая погода? — спросила Меган, присоединяясь к подруге. — Или у твоей матери сегодня опять скверное настроение?

— Ни то, ни другое. У меня есть новости, которые мне не терпится сообщить, а кроме того, я умираю от любопытства.

— Думаю, любопытство у тебя на первом месте?

— Безусловно, — улыбнулась Тифани. — Особенно когда вчера ты даже не вернулась сама, а послала лакея. Я собиралась прийти попозже, но уже дала маме обещание прийти в клуб поэтов, а вчера вечером к нам на ужин приходили Тайлер с родителями.

— Как все прошло?

— Очень хорошо, учитывая мое нервное напряжение. Теперь скажи: твой отец, действительно покупает эту невероятную лошадь?

Меган улыбнулась.

— Уже купил. И еще каких-то кобыл, которые пока не прибыли.

— Это, должно быть, ужасно захватывающе. Тайлер вчера весь вечер говорил об этом жеребце. Все рассказал о нем своему отцу. Они даже поспорили, не бывшая ли это скаковая лошадь, так что я не удивлюсь, если где-нибудь на этой неделе они проведут осмотр. Ты на нем уже ездила верхом?

— Ты ведь знаешь: дамы не ездят на жеребцах.

— Тебя бы это не остановило, — сказала Тифани со знанием дела. — Так нет?

— Нет еще, — вздохнула Меган.

— А как этот симпатичный учитель верховой езды? Вы его еще не уволили?

— По-твоему, он хорош собой?

— Божественно хорош. А ты как думаешь?

Меган пожала плечами.

— Возможно, в какой-то степени и привлекателен, если забыть о его грубости, чего лично я не могу сделать. Но избавиться от него не удалось. Когда Девлин Джеффриз говорил, что поступил вместе с жеребцом, это оказалось буквально так. В этом чертовом контракте говорится, что его нельзя уволить, не потеряв лошадь.

— Как удивительно!

— Это просто нелепо! — К Меган вновь возвращался ее гнев. — Представляешь, какие это ему дает права: быть грубым, самоуверенным, вести себя непристойно.

— А было что-нибудь еще?

— Да, все перечисленное.

— Как странно! — задумчиво сказала Тифани. — Мужчины, окружающие тебя, обычно ведут себя по-другому.

Меган с сомнением посмотрела на подругу и согласилась.

— Не правда ли?

— Это очень похоже на то, как ты сама вела себя с Тайлером.

Меган вновь задержала на ней свой взгляд.

— Да? Действительно похоже?

— Ну, мистер Джеффриз несколько более привлекателен, чем другие, — подчеркнула Тифани. — По-твоему, у него та же проблема, что и у тебя: чтобы в него влюблялись все встречные женщины?

Меган ответила с простодушным видом:

— Не все встречные женщины влюбляются в меня.

Тифани расхохоталась:

— Ты же понимаешь, что я хочу сказать.

— Да, но мистер Джеффриз не стремится быть особенно привлекательным.

— Так же, как ты по отношению к Тайлеру. Это как отражение.

Верно, но Меган никогда не видела, чтобы к таким уловкам прибегал мужчина. Стало быть, все это намеренно? Даже поцелуй — только для того, чтобы шокировать?

Вспомнив о поцелуе, Меган сказала:

— Я не хочу больше обсуждать этого лошадника. Есть еще одно дело, в котором ты можешь мне помочь. Я совсем не разбираюсь в поцелуях.

— В поцелуях? — спросила Тифани, опешив.

— Ну да, как все это делается? Думаю, мне надо бы это разузнать перед встречей с моим герцогом, не так ли?

— Не обязательно… Подожди, ты ведь не хочешь сказать, что я должна тебя научить?

— Не болтай глупости. Но ты, кажется, знаешь об этом больше. Разве Тайлер не научил тебя? Это происходит само собой? Или дается опытом?

— Опытом? Пожалуй. Тайлер не думал о том, чтобы учить меня, но так само выходит. Однако я не могу сказать, чтобы это было естественно, так как в первые несколько раз я слишком волновалась, чтобы получить удовольствие. Но теперь мне кажется, что я всегда это знала. Мег, у нас ведь не было серьезных поцелуев, понимаешь? Только при встрече и прощании, когда никто не смотрит.

Меган в качестве спутницы Тифани и Тайлера отворачивалась не один раз, так что она с усмешкой спросила:

— А вводил ли он язык тебе в рот?

— Меган, откуда ты об этом знаешь?

— Совершенно случайно, — ответила Меган. — Ну, так как?

— Да нет, хотя Тайлер говорил об этом. Он хотел предупредить меня, чтобы я не беспокоилась, если он забудется и сделает это. Кроме того, он говорил, что после нашей свадьбы такой поцелуй — это часть…

— Этого? — прошептала Меган.

— Да, этого. Но звучит это достаточно неприлично, если ты меня об этом спрашиваешь.

— Не придавай значения.

Глаза Тифани округлились:

— Меган Пенуорзи, кто вводил язык в твой рот?

— Разве я сказала это?

— Это и так ясно.

— Ну хорошо, — пробормотала Меган, — это был Девлин Джеффриз, и если ты спросишь, почему я об этом не сказала сразу, так это потому, что воспоминания вызывают у меня ярость.

— Лошадник?

— Я говорила, что его поведение было неприличным. А он обвинил меня, что я смотрела на него.

— Ты? На него?

— Сначала ответь, пожалуйста, если мужчина появился перед тобой полуголый, ты сразу отвернешься?

— Ты шутишь? — засмеялась Тифани. — Я, наверное, сначала немного посмотрю, а потом отвернусь.

— Ну, а я забыла отвернуться.

— Ты видела его голым?

— Полуголым. И, как я понимаю, должна тебе все рассказать.

Это заняло какое-то время, а в конце Меган сказала:

— Может быть, ты права и все это нарочно. Возможно, мне следует сказать ему, что все это напрасно и что я скоро буду обручена?

— Лучше рассказать твоему отцу.

— Но тогда мы потеряем этого жеребца. Отец его сразу же уволит.

— Ну и выбор! — выпалила Тифани с негодованием. — И сказать плохо, и не сказать плохо. Наверное, мы можем что-то сделать, чтобы заставить его вспомнить о хороших манерах?

— Мы? — улыбнулась Меган.

— Ну, теперь, когда ты мне рассказала…

— Об этом ты не беспокойся. Я решила игнорировать его, а если это не поможет, скажу ему, что собираюсь выйти замуж за Сент-Джеймса. Конечно, ни один нормальный человек не будет искушать гнев всемогущего герцога, даже такой безответственный проходимец, как Джеффриз. Отчего бы ни шли эти оскорбления, они немедленно прекратятся, вот увидишь.

— Ты, безусловно, права. Ты даже можешь его унизить, и он попытается принести извинения будущей герцогине Рот-стон.

— Это вряд ли необходимо. Достаточно увидеть потрясенное выражение его лица, когда я возвращусь в герцогской карете.

Вдруг Тифани вспомнила:

— Я совсем забыла о новостях, которые, между прочим, приближают тебя к этому дню. Моя мама получила приглашение на открывающий сезон маскарад от старой подруги, Елизаветы Лейтон. А во вчерашней «Таймс» говорится об этом самом бале, и в списке гостей есть…

— Он? — взвизгнула Меган от радости. — Ну, теперь я буду умирать от предвкушения нашей встречи. Твоя мама приняла приглашение, правда?

— Я обязательно ее уговорю.

— А мне можно будет пойти с вами?

— Разве я пойду без тебя?

— Ну вот видишь. Сама судьба толкает меня в нужную сторону. Получается, что это и не мое решение, а предопределение. Где и когда это будет?

— Лейтоны живут в Хэмпшире. А бал — на следующей неделе. Ну, не надо пугаться, Мег, у тебя еще много времени, чтобы подготовиться.

— У меня нет нового платья!

— У тебя их полно!

— Но это должно быть особенное! Я собираюсь поймать герцога. Герцога!

— Это правда, — согласилась Тифани. — Тут нельзя рисковать. Мы увидимся?..

— Да, — крикнула Меган через плечо на полном скаку. — Я так мечтаю завоевать сэра Эм…

Тифани не слышала окончания, да это было и не нужно, так же как не нужно было пояснять, что встретятся они в лавке у мисс Уиппл, местной портнихи. Чтение мыслей — одно из преимуществ давней дружбы.


Глава 8 | Мужчина моих грез | Глава 10