home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Каролина вздрогнула.

Ее уютное убежище на дереве показалось ей нестерпимо холодным. По вечерам в Лондоне становилось прохладно, а она просидела здесь в одиночестве уже несколько часов подряд. Нежные поцелуи и страстные объятия Джеффри остались в прошлом.

Его последними словами были «Прости меня». После этого он скрылся в доме. Поначалу Каролина думала, что он уйдет, отправится на поиски богатой наследницы и забудет об увлеченной наукой чудачке, которая стала причиной стольких неприятностей. Но когда солнце опустилось за горизонт, кто-то зажег свечи в библиотеке. Каролина заметила это лишь потому, что находящийся там человек поднес подсвечник к окну и остановился, глядя на вяз.

Это был Джеффри. Он снял сюртук, его волосы были растрепаны, и он растирал виски, словно пытался унять головную боль. Даже его накрахмаленный шейный платок, который выдержал испытание слезами, теперь напоминал обычную тряпку. Джеффри выглядел уставшим, подавленным и в то же время совершенно неотразимым.

Он не покинул ее, а остался с мистером Россом, пытаясь найти какое-то решение ее проблем.

Каролине нужно было пойти к нему. Помочь Джеффри всем, чем она сможет. Но сейчас, впервые в жизни, она понимала, что проиграла. По крайней мере, у Джеффри было гораздо больше шансов как-то исправить ситуацию. Если бы вопрос был связан с разведением овец, то Каролина отправилась бы к нему, чтобы дать совет. Но речь шла о производстве одежды в переживающем экономический кризис Стаффордшире. Каролина уже показала, что ничего не смыслит в этом, поэтому предпочитала оставаться на любимом дереве, где ей было спокойнее.

Но вскоре она изменила мнение.

Каролина заскучала в одиночестве, к тому же она очень устала. И была готова вновь бороться за будущее. Будущее, частью которого станет Джеффри. Проведя час с Джеффри на дереве, Каролина поняла, что Гарри никогда не сможет сравниться с ним.

Она старалась не волноваться из-за слов Джеффри. Он не любит ее? Мужчины часто не знают, чего хотят, особенно если дело касается чувств. Он вел себя глупо, и Каролина собиралась сказать ему об этом.

Для чего еще Джеффри работать с мистером Россом все это время, как не для того, чтобы найти способ остаться с ней навсегда? Он любит ее. Наверняка любит. И все-таки…

Каролина глянула на ярко-оранжевый лист, который разрывала на мелкие кусочки. Недавнее фиаско с фабрикой в сочетании с резкими словами Джеффри заставили Каролину сомневаться.

А вдруг это правда? Вдруг она действительно безразлична ему?

«Нет, – заверила она себя. – Джеффри любит меня. Любит».

Но крохотное зернышко сомнения разрослось, став больше, чем ее вяз. И Каролина спряталась в его ветвях.

– Каролина! Знаешь, дорогуша, всему есть предел. Этот хам, мистер Лутс, ушел больше часа назад. Пора бы тебе уже спуститься.

Каролина вздохнула и раздвинула ветки, увидев внизу закутанную в шаль тетю, волосы которой растрепались на ветру.

– Да, тетя Вин. Я как раз собиралась спускаться.

– Хорошо. В таком случае, я хочу, чтобы ты объяснила мне все. Абсолютно все.

Каролина кивнула, не в состоянии спорить. Она начала медленно спускаться, стараясь окончательно не разорвать тонкую муслиновую юбку.

– Ты не выйдешь замуж за это чудовище, Каролина. Я не позволю тебе сделать это.

Голос ее тети был громким и испуганным.

– Что за чудовище?

– Не умничай. Я говорю о мистере Лутсе. Мне плевать, что думает о нем твой отец, я не позволю вам пожениться.

– А я и не собиралась, тетя. Я ему так и сказала, а он погладил меня по голове и сказал, что я должна быть хорошей девочкой. Я – хорошая девочка! Представляешь, какой нахал? – Каролина вспомнила этот разговор, и ей стало не по себе.

– Я не позволю этому человеку стать частью нашей семьи. Он… настоящая жаба!

Каролина удивленно подняла брови, спрыгивая на землю.

– Тетя Вин, ну и выражения.

Пожилая женщина гордо расправила плечи.

– Я не потерплю такого поведения.

– Конечно, тетя Вин, – автоматически согласилась Каролина, снова глядя на освещенное окно библиотеки, где работал Джеффри.

– Тетя…

– А?

Леди сосредоточенно укутывала племянницу в две шерстяные шали.

– А ты когда-нибудь слышала, чтобы лорд Таллис говорил неправду?

Ее тетя замерла и внимательно посмотрела на Каролину.

– Нет, не слышала. Джеффри – очень честный молодой человек. А почему ты спрашиваешь об этом?

Взгляд Каролины снова вернулся к окну. Тонкое платье совершенно не спасало от вечернего холода, и когда она ответила, ее зубы слегка стучали:

– Но он же может соврать, правда? Если эта ложь спасет кого-то. Или даст кому-то шанс на лучшее будущее?

– Кого спасет и от чего?

Тетя Вин нахмурилась, подталкивая племянницу к двери, ведущей на кухню.

– Думаю, если бы его поймали солдаты Наполеона, то он солгал бы им.

Каролина вздрогнула от одной лишь мысли о том, что Джеффри может отправиться на войну. Тетя с удвоенным энтузиазмом принялась заталкивать ее в дом. Но Каролина шла медленно, думая о мужчине, который сейчас сидел за ее письменным столом. Теперь, когда они подошли ближе к дому, Каролина видела в окно Джеффри, склонившегося над расчетами мистера Росса. При свете свечи черты его лица казались более резкими.

Однако долго ей так стоять не пришлось – тетя Вин схватила ее за плечи и слегка встряхнула, давая понять, что так просто не отстанет.

– Что этот мальчишка сказал тебе?

Каролина взглянула в ее голубые глаза, ища поддержки. Ей было сложно озвучить то, чего она боялась больше всего.

– Он сказал, что не любит меня. И никогда не полюбит.

Ее тетя поцокала языком.

– Ох, дорогая. И что же ты ему ответила?

– Я сказала, что он болван.

Глаза тети вспыхнули весельем, но в голосе по-прежнему читалось волнение.

– И что произошло потом?

Делая вид, что поправляет волосы, Каролина смахнула слезы.

– Он поцеловал меня в лоб и ушел. О, тетя Вин, зачем ему лгать?

Пожилая женщина ответила не сразу. Нежно и аккуратно она убрала волосы с лица племянницы.

– Ты думаешь, что он любит тебя?

– Я…

Каролина замолкла, нервно сглотнула, а затем решительно расправила плечи. Она должна узнать правду. Обо всем.

– Тетя Вин, это ты попросила Джеффри помочь мне? Познакомить меня с другими джентльменами и сделать меня… сделать меня популярной?

Ее тетя побледнела. Каролина знала ответ еще до того, как она начала говорить.

– Каро, дорогая…

– Нет, не извиняйся. Я все понимаю.

– Это было…

– Ты старалась помочь мне. Естественно, Джеффри не смог отказать одной из самых близких подруг его матери. Я все прекрасно понимаю, – перебила ее Каролина, зная, что если не скажет сейчас что-нибудь, то расплачется.

Но на самом деле она ничего не понимала. Совершенно ничего. Неужели Джеффри помогал ей из чувства долга? Что им руководило – ответственность перед матерью и тетей Вин? Или все-таки привязанность к ней, возможно, даже любовь?

С одной стороны, он не стал бы целовать ее только из-за каких-то моральных принципов, но с другой стороны, Каролина мало что смыслила в этом. Другие мужчины тоже пытались вести себя с ней непристойно, а они явно не любили ее. Если верить тете, мужчины всегда используют шанс, который дает им женщина. Существовал неписаный закон, согласно которому каждый мужчина, даже джентльмен, не упускал возможности поцеловать женщину.

Возможно, так случилось и с Джеффри. Единственным отличием было то, что Каролина отвечала на его поцелуи. И заставила его пойти дальше.

Может, все так и было? Каролина обернулась и взглянула на дерево. Недавние события полностью подтверждали ее горькие умозаключения. Несколько недель назад она заставила Джеффри лишить ее девственности. А теперь, когда уже ничего нельзя было исправить, Каролина решила, что он добровольно согласится заняться с ней любовью. Но Джеффри отказал ей. Каролина сделала все, что было в ее силах, но не смогла убедить его.

Разве любящий мужчина станет отказываться от такого шанса?

– Каролина! – громко и, очевидно, уже не впервые позвала ее тетя.

Каролина вытерла слезы и, стараясь выглядеть равнодушной, повернулась.

– Да?

Пожилая леди нахмурилась, а потом вздохнула.

– Пойдем. Скоро будет готов обед, а тебе еще нужно переодеться. Потом поговорим об этом.

Каролина повиновалась, потому что больше ей все равно ничего не оставалось. По негласному соглашению они обошли библиотеку стороной и добрались до комнаты Каролины по черному ходу. Каролина хотела принять ванну и подумать над сложившейся ситуацией. Но едва она переступила порог спальни, как в дверь кто-то громко постучал.

– Ох, Господи, это скорее всего Гарри, – застонала ее тетя.

Каролина удивленно взглянула на нее.

– Гарри? Что он здесь делает?

Тетя Вин начала нервно теребить шаль.

– Когда явился этот мистер Лутс, я запаниковала. Я…

– Ты хочешь сказать, что послала ему записку и попросила приехать? Тетя Вин! Что я ему скажу?

– Почему бы тебе просто не повидаться с ним? Я позвала его лишь потому, что, как мне показалось, ты захочешь увидеть его, – возмущенно ответила ее тетя.

– Гарри – последний человек…

– Подожди.

Тетя Вин подняла руку, призывая племянницу помолчать, а сама задумалась. Это было довольно необычным зрелищем. Тетя Вин не ходила по комнате из угла в угол. И не заламывала руки, как сделала бы Каролина в подобной ситуации. Она просто стояла, нахмурив брови.

– А как насчет других джентльменов, с которыми ты познакомилась? Возможно, кто-то из них тебя заинтересовал? – неожиданно спросила она.

Каролина закусила губу, вспоминая всех мужчин, которых встречала за последние несколько недель. Многие ее заинтересовали, в особенности те, с которыми ее знакомил Джеффри. Каролине было приятно общаться с ними, они были обходительными и вежливыми… и все же ни один из них не запал ей в душу так, как Джеффри.

К тому же она целовала многих из них и знала, что ее выводы верны.

– Нет, тетя Вин. Никто.

– Значит, у нас остаются Гарри и Джеффри. Я отказываюсь даже думать о том, что ты можешь стать женой этого отвратительного…

– Не переживай, тетя Вин. Я не выйду замуж за мистера Лутса.

Пожилая женщина удовлетворенно кивнула.

– Хорошо. Значит, нам остается узнать, любит тебя Джеффри или нет.

Она вопросительно взглянула на племянницу.

– Я так понимаю, что, если Джеффри сделает тебе предложение, ты не станешь отказываться?

Каролина покраснела. Она не раз молилась о том, чтобы ее тетя научилась мыслить логически, но даже в самых смелых мечтах не предполагала, что та станет подходить к вопросу с научной точки зрения. Тетя Вин подробно рассматривала все доступные варианты и вырабатывала план действий.

Это было очень необычно. Неожиданно Каролина почувствовала, что не все потеряно. Наконец рядом с ней появилась женщина, готовая действовать, когда Каролина оказалась в тупике. Она подняла голову.

– Да, тетя, я люблю его.

Эти слова поставили точку в ее сомнениях. Каролина любит Джеффри и будет любить его всю жизнь.

– Ну хорошо. Учитывая то, в каком плачевном состоянии находятся его финансы, я не могу сказать, что Джеффри – лучший выбор. Но ты никогда не искала легких путей.

Не давая Каролине шанса возразить, она продолжила рассуждать вслух:

– Нужно узнать, отвечает ли Джеффри тебе взаимностью.

Каролина кивнула. Этот вопрос волновал ее больше всего.

– Чтобы узнать это, нужно использовать Гарри.

Каролина недоуменно уставилась на тетю. Это был совсем не тот научный подход, которого она ожидала.

– Что-что?

– Гарри должен сделать тебе предложение в присутствии Джеффри, – продолжила тетя Вин.

Затем она серьезно взглянула на племянницу.

– Твое финансовое положение за последние дни серьезно пошатнулось, я так понимаю?

Каролина задержала дыхание, еле слышно ответив ей:

– Да.

– Хорошо. Из-за этого Гарри станет еще более надменным, чем обычно. И если Джеффри действительно любит тебя, то сделает все возможное, чтобы не дать ему жениться на тебе.

У Каролины пересохло горло от волнения.

– И он сделает мне предложение?

– Или убьет Гарри на дуэли на рассвете. Тогда ему придется жениться на тебе, чтобы сохранить твою репутацию. В таком случае вам придется жить в одной из европейских стран, но мне кажется, что тебе там понравится, – оптимистично продолжила тетя Вин.

Она усмехнулась.

– В любом случае ты выйдешь замуж за Джеффри.

Каролина не верила своим ушам. Ее тетя шутит, ведь так? Джеффри на дуэли? А что будет с бедным Гарри? От одной мысли об этом у нее мурашки шли по коже.

– Тетя Вин…

– Постарайся рассердить Гарри, чтобы он начал читать тебе нотации. Меня это всегда в нем злило, наверняка взбесит и Джеффри.

Тетя Вин быстро обошла комнату.

– Я прикажу Томпсону сопроводить Гарри в библиотеку, где он будет путаться под ногами. Когда мы закончим, Джеффри будет готов всадить ему пулю в лоб, лишь бы тот замолчал.

Каролина нервно теребила дыру в юбке, делая ее еще больше. Она ожидала от тети логических рассуждений, но не думала, что та будет такой хладнокровной.

– Честно говоря, мне это совсем не нравится.

Тетя Вин пересекла комнату и крепко обняла племянницу.

– Я знаю, дорогая. И поэтому я здесь. Впервые я понимаю, что должна чувствовать мать.

– Но…

– И не забывай притворяться скромницей. Мужчины всегда готовы прийти на помощь беззащитной женщине.

Каролина нахмурилась, не понимая, что та имеет в виду.

– Но ты же всегда говорила, что терпеть не можешь женщин, которые строят из себя слабых и беспомощных.

Тетя Вин уперла руки в бока.

– Конечно. Но я же не мужчина. Девушки ведут себя так именно потому, что это нравится сильному полу.

– Но…

– Тише, тише. Доверься мне.

Тетя Вин распахнула настежь платяной шкаф Каролины.

– Нужно подобрать платье, которое взбесит Гарри и заставит Джеффри смотреть на тебя, высунув язык.

– Тетя Вин, что ты такое говоришь! – воскликнула Каролина, смутившись от такой прямоты.

Но пожилая женщина лишь усмехнулась.

– Каро, ты же выросла в деревне. Неужели ты никогда не видела, как два оленя дерутся за самку?

Каролина зарделась. Молодые девушки, даже синие чулки, не должны были такого знать.

– Я провела б'oльшую часть времени с отцом и его реактивами, – уклончиво ответила она.

Тетя Вин пожала плечами, рассматривая платья.

– А овец ты видела? Или свиней? Хотя бы лягушек. Ох, неважно. Скоро тебе предстоит стать свидетельницей соперничества двух мужчин, и поверь мне, дорогая, смешнее зрелища просто не бывает.

Она повернулась к племяннице и улыбнулась:

– Я рада, что родилась женщиной. Это дает мне возможность трезво оценивать все выходки мужчин. Старайся запомнить все, что сейчас увидишь. Это может пригодиться тебе в будущем.

Она взяла Каролину за руку.

– А теперь давай подберем тебе платье.

У Каролины не оставалось выбора, ведь она не выработала альтернативного плана, поэтому девушка решила послушать тетю. Самое большее, на что она была сейчас способна, – это помочь своей тете, которая одевала ее.

В конце концов они остановили выбор на ярко-голубом платье, которое Каролина хранила для того дня, когда ей наконец позволят сменить опостылевшие белые наряды. Оно пикантно облегало фигуру и мерцало при свете свечи, подобно сапфиру. Взглянув в зеркало, Каролина едва узнала себя.

– Но, тетя Вин, это слишком смело. Гарри будет в бешенстве.

– Вот именно. А теперь поспеши. Нам нужно решить еще несколько вопросов, – радостно вздохнула ее тетя.

Каролина закусила губу и сделала глубокий вдох, в облегающем платье она чувствовала себя очень непривычно – ей казалось, что ее тело принадлежит кому-то другому. Разве могла Каролина быть той чувственной красавицей, которая смотрела на нее из зеркала? Разве могла она манипулировать мужчинами и соблазнять их? Она словно наблюдала за приготовлениями со стороны, как безмолвное привидение.

Загадочно и хитро улыбаясь, Каролина грациозно спустилась по ступеням.

Джеффри казалось, что в его глаза насыпали песка. Они не переставали болеть, даже когда он закрывал их. Но эта боль не шла ни в какое сравнение с той болью, которая пульсировала в его висках. Финансовое положение его семьи было напряженным. Но его проблемы бледнели по сравнению с проблемами Каролины. Это напоминало попытку развязать веревку одной рукой и с завязанными глазами.

Кто учил ее тому, как правильно распоряжаться финансами?

Никто, конечно же. В его руках было множество бумаг с аккуратными расчетами и рядами странных букв, которые, казалось, не имели никакого смысла – Mg, Ca, Fe. Что это может значить? А списки ее вкладов?! Подводные корабли и летающие машины были самыми безобидными пунктами в них. В большинстве случаев Каролина просто раздала деньги людям – мужчинам и женщинам, свято веря, что ее расходы окупятся.

Джеффри вздохнул и устало потер глаза. Он был уверен, что смог бы разобраться в бумагах Каролины, если бы не присутствие этого самонадеянного, заносчивого юнца по имени Гарри. Этот идиот постоянно совал нос в дела, о которых не имел ни малейшего представления. И не умолкал ни на минуту.

Джеффри замер и прислушался. Гарри перестал болтать о своих собаках. Он вообще ничего не говорил.

В комнате стало абсолютно тихо.

Здесь была она.

Джеффри расправил плечи. Этот лавандовый аромат он узнал бы где угодно. А внезапно воцарившаяся в комнате тишина говорила ему о том, что случилось что-то странное.

Джеффри повернулся, открыл глаза… и, открыв от удивления рот, поднялся, чтобы поприветствовать ее.

Каролина была обнажена! Нет, даже хуже. На ней было надето облегающее платье, которое приподнимало ее грудь, облегало тонкую талию и ниспадало элегантными складками, подчеркивая ее длинные ноги. Он знал, что под этими глупыми белыми платьями скрывается божественная фигура, способная свести мужчину с ума, но даже в самых смелых мечтах не предполагал, что она станет так смело выставлять на всеобщее обозрение свои достоинства.

Он не знал, что делать: набросить на нее одеяло или, перекинув ее через плечо, отнести в спальню. Взглянув на остальных мужчин, он понял, что не одинок в своих мыслях. Бедный мистер Росс стоял как громом пораженный, а в его взгляде сквозили похоть и обожание, характерные для совсем молодых мужчин.

Гарри, напротив, покраснел от гнева.

– Боже правый, Каролина, ты спятила? Немедленно отправляйся в свою комнату и переоденься в платье, которое больше подходит твоему возрасту.

Джеффри скривился. По лицу Каролины он видел, что ее разозлили эти слова. Джеффри расслабился и скрестил руки на груди. Сейчас он увидит, как Каролина поставит этого болвана на место.

– Конечно, Гарри. Я сейчас же переоденусь, – покорно сказала она.

Джеффри чуть не упал от удивления. Он внимательно посмотрел на девушку, стоящую перед ним. Она выглядела как Каролина, которую он знал. И даже пахла как та смелая красавица, которая покорила его сердце. Но вела себя совсем по-другому. Она стояла, скромно потупившись, словно провинившийся ребенок.

Джеффри взглянул на Гарри, пытаясь угадать его реакцию. Он еле сдержал улыбку – парень явно был в шоке. Возможно, Каролина знала, как справиться с ним. Но потом Гарри взял себя в руки и продолжил читать ей нотации, раздувшись от собственной важности.

– Правильно, Каро. В будущем тебе стоит одеваться подобающе. Я же говорил, что ты не должна слушать тетю. Она плохо на тебя влияет.

– Хорошо, Гарри.

Странная Каролина медленно повернулась, но ее тетя перегородила ей дорогу. Миссис Хибберт схватила племянницу за руку и подтолкнула ее вперед.

– К несчастью, у нас нет времени на такие глупости, дорогуша. У нас гости. Я уверена, что они все поймут… – сказала она довольным голосом.

– А я этого не пойму, миссис Хибберт! – крикнул Гарри, который, очевидно, все еще гордился своей победой над Каролиной.

– Я на это и не надеялась, – резко бросила ее тетя, выходя вперед.

– Но если вы подождете хотя бы минуту, то Каролина вам все объяснит. Да, дорогая?

Она повернулась и взмахнула руками, явно специально столкнув лежащие на столе бумаги.

– Ох, боже мой! Каролина, не могла бы ты поднять их? – воскликнула миссис Хибберт.

Каролина стояла в дверях, не понимая, что происходит. Она находилась в нескольких шагах от упавших документов – гораздо дальше, чем остальные. Очевидно, она заметила это, потому что повернулась к тете и озадаченно нахмурилась.

– Но, тетя Вин…

– Подними бумаги, Каролина.

– Позвольте, я помогу вам, – непривычно тонким голосом вставил мистер Росс, но миссис Хибберт толкнула его обратно в кресло. Джеффри заметил, как мальчик скривился от боли, когда ногти женщины впились в его плечо, но, к его чести, ничего не сказал.

– Нет-нет, мистер Росс. Каролина справится.

Джеффри нахмурился, не понимая смысла этой комедии. Лишь когда Каролина вышла вперед и склонилась над рассыпанными по полу документами, он разгадал намерение ее тети.

Декольте на платье Каролины было низким. Настолько низким, что, когда она наклонилась, Джеффри увидел ее прелести во всей красе. Этих прелестей он касался прежде. Делал с ними все, что вздумается. Но сейчас их вид завораживал его. Ее грудь была нежной и кремовой в свете свечей, она уперлась в сдавившую ее ткань, и Джеффри почти увидел ее темно-розовые соски.

Его уже не волновало то, что это было подстроено специально. Джеффри отдал бы сейчас все, лишь бы снова коснуться ее. Целовать, ласкать и…

– Господи, да у тебя нет стыда! – возмущенно сказал Гарри.

Он тоже, очевидно, догадался о том, что происходит, хотя находился не в такой выгодной позиции, как Джеффри.

Каролина вопросительно посмотрела на тетю. И Джеффри чуть не застонал. Она понятия не имела, что творится сейчас с каждым мужчиной в этой комнате. Все ее мысли были обращены к документам, которые она собирала и аккуратно раскладывала в нужном порядке.

Всего несколько часов назад она сгорала от страсти в его объятиях, и Джеффри до сих пор так хотел ее, словно от этого зависела его жизнь.

– Каро, да поднимись ты уже, наконец! Временами ты бываешь такой глупой, – прорычал Гарри.

Джеффри видел, что эти слова задели Каролину. Однако она не вздрогнула, как поступили бы другие женщины на ее месте, а лишь на мгновение прикрыла глаза. В следующую секунду она уже грациозно поднялась на ноги. Словно заслужила такое грубое обращение.

При одной только мысли об этом Джеффри сжал кулаки, мечтая припечатать нахального лорда Бертона к стене. Но он знал, что не может сделать этого. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Поэтому Джеффри склонился над столом и разгневанно посмотрел на Гарри.

– Я буду благодарен вам, если вы будете относиться к находящимся здесь женщинам с должным уважением.

Его угрожающий тон заставил замолчать всех присутствующих. На секунду.

Гарри упрямо не замечал собственной грубости.

– А я буду благодарен, если вы перестанете мешать мне. Я не знаю, почему вам вздумалось совать нос в дела моей невесты, но мне это не нравится. И я не собираюсь терпеть ваши выходки.

Джеффри почувствовал, как его гнев усиливается. Оторвав от стола сжатые кулаки, он напрягся и стал думать над тем, как добраться до Гарри и задать ему заслуженную трепку.

Неожиданно Каролина встала между ними и повернулась к лорду Бертону.

– Я не твоя невеста, Гарри, – тихо сказала она.

Джеффри услышал, как миссис Хибберт раздраженно вздохнула.

– Конечно, мы еще не объявляли об этом, но… – начал Гарри.

– И ты, возможно, не захочешь жениться на мне после того, как узнаешь кое-что, – продолжила Каролина.

В комнате воцарилась гробовая тишина, но в эту секунду Джеффри не услышал бы даже грохот проезжающей мимо кареты из-за шума в ушах. Неужели она собирается рассказать Гарри? Не только Гарри, но и миссис Хибберт, и мистеру Россу? Каролина не может рассказать, чем они занимались на этом проклятом дереве. И у него дома. Не может, так ведь?

Разразится настоящий скандал! Ему придется жениться на Каролине. Его совесть не позволит ему поступить иначе.

Шум в его ушах исчез так же быстро, как и появился. Джеффри знал, что не сможет забыть о долге. Ему придется жениться на ней.

У Джеффри появилось странное чувство, словно у него с плеч свалился огромный груз, и он наконец обрел долгожданную свободу. Мысль о том, что ему придется взять Каролину в жены, наполнила его необъяснимым счастьем. Он чуть не рассмеялся.

– Я совершила глупость, Гарри, – начала Каролина.

Несмотря на то что она говорила тихо, ее голос эхом разносился по всей комнате.

Джеффри слегка улыбнулся.

– Я вложила все свои средства в фабрику и обанкротилась. Единственная возможность как-то исправить ситуацию – это выйти замуж. Я знаю, что ты планировал потратить мое приданое на создание собственной конюшни, но теперь мне придется использовать его, чтобы покрыть долги.

Она опустила глаза, и сердце Джеффри болезненно сжалось. Он знал, что Каролина пытается скрыть от остальных слезы.

– Прости, – прошептала она.

Джеффри тоже опустил голову. Она не рассказала им. Не заставила его жениться на ней. Забыв о приличии, он упал на ближайший стул, не обращая внимания на то, что находящиеся в комнате женщины стоят.

Она не рассказала им.

Ему не придется жениться на Каролине.

На его плечи снова легло нестерпимое бремя.

– Все, Каролина? Ты вложила все в фабрику? – закричал Гарри.

Каролина кивнула.

Джеффри было бы легче, если бы она притворялась. Каролина не умела лгать – он смог бы легко распознать ее ложь. Но он знал, что ей действительно тяжело признавать поражение. А ведь ей так хотелось стать его богатой невестой.

И ему так хотелось, чтобы Каролина стала ею.

Но она потеряла все, и теперь ей придется разбираться с последствиями. Глядя на Каролину, Джеффри понимал, что лишь гордость не дает ей сломаться, в то время как Гарри выдумывает очередные оскорбления в ее адрес. Джеффри мечтал прижать ее к себе и целовать, пока она не забудет о своей боли, но он знал, что не должен вмешиваться. Этот момент принадлежал лорду Бертону. Сейчас он создаст атмосферу, которая определит их семейные отношения на годы вперед. Джеффри нужно было молчать, пусть даже эмоции раздирали его душу в клочья.

Джеффри обхватил левой ладонью сжатую в кулак правую руку и крепко прижал руки к левому бедру. Он приказал себе не мешать и довольствоваться ролью зрителя.

Гарри мерял шагами комнату. Он хлопал перчатками по левой руке, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону.

– Старая дева, синий чулок, а теперь еще и нищенка. С меня будут смеяться все наши соседи, не говоря уже о знакомых в Лондоне.

Джеффри заметил, как Каролина сжалась от жестоких слов Гарри, и вздрогнул, в то время как она стояла не шевелясь. «Бери с нее пример, – сказал он себе. – Молчи. Ей будет лучше с этим заносчивым ослом. По крайней мере, он не попадет в тюрьму из-за долгов».

– Вот что случается, когда женщина берется за мужские дела. Подумать только, ты вложила деньги в фабрику. Мне страшно представить, на что еще ты могла потратиться, – продолжал Гарри.

Джеффри стиснул зубы. Совсем недавно он сказал ей то же самое, а затем повторял на протяжении последних трех часов, но когда этот болван говорил это таким презрительным тоном, его начинало трясти от злости. Он не понимал, как Каролине удается терпеть его выходки.

Нервы Джеффри были напряжены до предела.

– Мне нужно было вмешаться раньше. Теперь я вижу, что в будущем мне придется внимательно следить за тобой. Тебе придется советоваться со мной во всем.

Каролина подняла голову. Ее голос был тихим, но твердым.

– Я вложила средства, надеясь получить прибыль, Гарри. К овцам это не имеет никакого отношения. Тебе прекрасно известно, что в этом деле я не допускаю оплошностей.

Лорд Бертон снова повернулся, очутившись лицом к лицу с Каролиной, и взглянул на нее с презрением.

– Я уже ничего не знаю, дорогуша. Абсолютно ничего. Что скажет мой отец? Ведь у тебя серьезные неприятности.

Он снова развернулся.

– Нам нужно поскорее пожениться, пока он не приказал мне оставить тебя.

Каролина широко распахнула глаза, но Джеффри не мог понять, что она чувствует – страх перед отцом Гарри или отвращение при мысли о том, что ей придется стать женой такого отвратительного существа.

– Ты… ты все-таки хочешь жениться на мне?

– Ну, чувство долга не позволит мне бросить тебя сейчас. Я пообещал, что ты станешь моей женой, Каро, хотя должен заметить, что для тебя этот брак гораздо выгоднее, чем для меня. – Он повернулся и смерил Каролину презрительным взглядом. – Не смей забывать об этом.

– Хорошо, Гарри, – автоматически ответила Каролина еле слышным шепотом.

Джеффри взглянул на Каролину, и ему показалось, что он видит ее будущую жизнь. Она уже выглядела подавленной. Ее плечи сгорбились, а пальцы нервно сжимались и разжимались. Неожиданно платье показалось ему совершенно неподходящим, словно все силы покинули эту девушку и роскошный наряд лишь подчеркивал ее безжизненность.

Какой она станет через пять лет? Через десять? Двадцать? Каролина не была одной из тех женщин, которые вымещают обиды на других. Нет, она замкнется в себе, прячась в собственной боли, пока от счастливой и чувственной женщины останется лишь пустая оболочка. Она станет одной из тех бледных, жалких существ, которых Джеффри повидал немало на своем веку, и эта мысль приводила его в ужас.

В эту секунду миссис Хибберт, словно прочитав его мысли, с надеждой в голосе обратилась к нему:

– Возможно, есть другой способ уладить проблему, Джеффри? Наверняка можно придумать что-то.

И Джеффри едва не сказал это. Едва не сделал Каролине предложение. Каким бы ни было его будущее, оно казалось привлекательнее того, что ждало ее с Гарри.

Но в следующую секунду он вспомнил о тюрьме. Джеффри однажды уже побывал там, давным-давно, когда пришел оплатить долги отца. Там были и женщины, в другом помещении. Жены, матери и дочери, одетые в грязные лохмотья, прозябающие в нищете. Некоторые очутились там из-за азартных игр, многие из-за задолженностей у ростовщика, другие – по совершенно не зависящим от них обстоятельствам. Но всех объединяло ощущение безнадежности. И его отец не был исключением. Джеффри было больно видеть это.

Все думали, что его отец сломал шею во время охоты на лис. Но Джеффри догадывался, что на самом деле все было совсем не так. Его отец страдал от болезни, которой заразился в тюрьме, и выехал в лес специально, чтобы покончить с собой. Он прыгнул, зная, что упадет с лошади и скатится в реку. При его слабом здоровье он гарантированно получил бы воспаление легких. Но Бог смилостивился над ним – отец Джеффри ударился головой и умер, не мучаясь перед смертью.

Как он может обречь Каролину на такое будущее? Как сможет жить, зная, что она страдает? По крайней мере, с Гарри она выживет. У нее будет титул. Она не будет голодать и бояться, что в любой момент к ним в дверь могут постучать сборщики налогов.

– Джеффри? У тебя есть какие-то другие идеи? – повторила миссис Хибберт.

Джеффри поднял глаза и увидел не полные надежды прекрасные глаза Каролины, а несчастную, измученную женщину, сидящую в тюрьме.

– Я… я… – Слова застряли у него в горле.

– Будьте моей женой!

Все удивленно посмотрели на мистера Росса, который подскочил на ноги и упал на колени перед Каролиной.

– Вы должны стать моей женой!

Джеффри нахмурился. Мальчишка, очевидно, не выдержал накала страстей. Но никто не остановил его, когда он схватил Каролину за руку, сжав ее пальцы, и стал болтать без умолку:

– Я боялся сказать вам об этом раньше, мисс Вудли, но вы всегда восхищали меня. Все эти годы я думал о вас, мечтал по ночам.

Гарри застонал.

– Но я знал, что мы не можем быть вместе. Пожалуйста, мисс Вудли, подумайте – я хорошо зарабатываю. Мистер Лутс щедро заплатил мне за услуги. У нас будут дети.

Миссис Хибберт ойкнула.

– Я скопил достаточно денег. Я…

– Замолчи, щенок! – закричал Гарри.

Мистер Росс умолк на полуслове. Его испуганный взгляд перескакивал с разгневанного Гарри на Каролину, которую, похоже, эта ситуация очень позабавила.

Гарри сделал шаг вперед:

– Выметайся отсюда, подлец! Она – моя жена!

Джеффри ожидал, что мальчишка убежит. Ведь храбрости у него было не больше, чем у кролика. Но парень удивил всех, упрямо оставшись стоять перед дворянином, который был к тому же гораздо выше него.

– Она не обязана выходить за вас замуж, если ей этого не хочется. Я, по крайней мере, замечаю ее достоинства.

«Давайте похлопаем ему», – горько подумал Джеффри.

Мистер Росс повернулся к Каролине и посмотрел на нее широко раскрытыми, серьезными глазами.

– Я буду носить вас на руках, мисс Вудли. Я одену вас в золото, буду целовать ваши ноги, буду…

– Боже правый, – застонала миссис Хибберт и упала в ближайшее кресло. Ее плечи тряслись, но Джеффри не мог понять, что овладело ею – истерический смех или ужас.

– Что за идиотизм? – закричал Гарри, но юноша не обращал на него никакого внимания. Он продолжал, не умолкая ни на секунду. Такой сцене было самое место в одном из лондонских театров.

На протяжении этого спектакля Каролина стояла, не двигаясь, словно маленький островок спокойствия в море безумия. Она не обращала внимания ни на пунцовое лицо Гарри, ни на восторженный лепет мистера Росса. Каролина смотрела лишь на Джеффри, и ее глаза рассказывали о чувствах лучше любых слов.

Она любит его.

Джеффри понял это еще раньше, когда был с ней на дереве. И теперь эта мысль вновь поразила его и тронула до глубины души.

Она любит его. Она любит его со всей страстью, на какую способна девушка в двадцать один год. Девушка, которая знает, чего хочет, которая управляла поместьем отца последние девять лет и нашла в себе силы для того, чтобы исследовать страсть и брак с научной точки зрения. Каролина так любила его, что была готова пойти на этот спектакль в надежде, что Джеффри сделает ей предложение.

Она любит его.

Но Джеффри не мог ответить ей взаимностью. Ведь тогда их семьи будут обречены жить в нищете. Это было неправильно. Неразумно. И нечестно, хотя сердце твердило ему обратное.

И Джеффри сделал то, что требовало от него чувство долга.

В то время как мистер Росс продолжал изливать Каролине душу, стоя на коленях, а Гарри в бешенстве размахивал руками, Джеффри схватил шляпу и ушел.


Глава 10 | Уроки поцелуев | Глава 12