home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Джеффри хочет купить ее фабрику.

Каролина взглянула на ряды аккуратных букв на белом листе и чуть не закричала от боли.

Он хочет купить ее фабрику, но не собирается жениться на ней.

Сплетники во всю обсуждали его увлечение темноволосой девушкой из богатой семьи, чью красоту портил тот факт, что она никогда не разговаривала. Люди говорили, что у нее в запасе было не больше слов, чем денег у Джеффри, а значит, они идеально подходят друг другу.

Каролина не хотела слышать об этом. Она не чувствовала ничего и ничего не знала, кроме одного.

Завтра она выйдет замуж. За Гарри.

Он должен приехать к ней через час. Они собирались отправиться в Шотландию. Поэтому для Каролины уже не имело значения, женится Джеффри на своей застенчивой пассии или нет – он все равно станет для нее недосягаем. Ведь вскоре Каролина навсегда свяжет свою судьбу с Гарри.

Бедный мистер Росс был убит горем, но Каролина оставалась непреклонной. Она не собиралась портить жизнь юноше, чья наивная страсть вскоре охладеет. Ей удалось убедить его направить свои силы на поиски человека, который будет заинтересован в покупке ее поместья.

А пока ей ничего не оставалось, как ждать Гарри.

Каролина уронила письмо на пол и подошла к окну. Она с тоской взглянула на вяз, зная, что уже никогда не станет искать убежища в его ветвях. Гарри и раньше не одобрял ее любви к деревьям. Как только они поженятся, Каролине придется считаться с его мнением.

К тому же Каролина знала, что, очутившись там, вспомнит о том наслаждении, которое ей подарил Джеффри. И будет сожалеть о том, чего нельзя изменить.

Каролина подошла к окну и ударилась ногой о чемодан. Девушка вздохнула – по крайней мере, она осуществит давнюю мечту и уедет отсюда. Как прекрасно сбежать в ночи вместе с любимым, который сумеет отогнать все ее страхи и сомнения!

Каролина должна быть в восторге.

Но Гарри решил уехать в полдень. Они отправятся в Шотландию и по дороге заедут в Хадли. Все правила приличия будут соблюдены, включая присутствие тети Вин. Если, конечно, она вернется вовремя от швеи.

А Джеффри, разумеется, будет далеко.

Каролина прижалась лбом к стеклу, чувствуя, как груз несбывшихся мечтаний тянет ее вниз. Она подняла глаза, чтобы в последний раз взглянуть на свое дерево, и заметила нечто странное.

Это что, сапог?

Каролина прижала лицо к окну, чувствуя, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди. На ее дереве кто-то сидел. Она четко различила мужской ботинок среди листвы. Кто это? Может, Джеффри?

Не долго думая, она выскочила из библиотеки и стремглав понеслась на улицу, замедлив бег только тогда, когда оказалась рядом с деревом. Но прежде чем Каролина успела сказать хоть слово, она услышала голос мужчины. Он был глубоким и хриплым, но в нем слышалась та же сила, что и в голосе ее возлюбленного, Каролина сразу поняла, что сидящий на дереве человек не может быть Джеффри.

А секундой позже она заметила, что он не один.

– София, я не думаю, что в твоем положении стоит заниматься этим, – сказал мужчина.

– Не ворчи, Энтони. Признайся – тебе это нравится так же, как и мне.

Каролина закусила губу, пытаясь унять внезапно накатившую волну разочарования. Джеффри не ждал ее. Просто парочке слуг вздумалось забраться на дерево. Она почувствовала, как слезы набегают ей на глаза, и сердито смахнула их, прислушиваясь к разговору.

– В твоем положении… – начал мужчина.

– Ой, замолчи, – резко ответила женщина, но Каролина готова была поклясться, что она шутит.

– Нам еще не скоро удастся увидеть деревья Англии, так что я не собираюсь упускать такую возможность.

– Но…

Послышался шелест листьев – пара наверху, без сомнения, занималась тем же, чем и Каролина с Джеффри несколько дней назад. Услышав тихий, счастливый вздох женщины, Каролина беззвучно всхлипнула. Она думала, что уже смирилась со своей судьбой, что уедет с Гарри и не станет плакать о Джеффри.

Она знала о долге перед отцом, Гарри и, прежде всего, перед своими будущими детьми. Каролина не могла оставить их на произвол судьбы, позволив зачахнуть в тюрьме. И все же до этой секунды, пока она не услышала разговор этих людей на дереве, она не понимала, как ошибалась.

Она не может выйти замуж за Гарри. Даже если альтернативой этому станет тюрьма. Как может она стать его женой, поклясться любить и уважать его, если она любит другого, уважает другого и совершенно не собирается подчиняться Гарри?

Ей придется найти какой-то другой выход.

Приняв решение, Каролина начала взбираться на дерево, твердо зная, что придумает, как выйти замуж за Джеффри. И лишь ударившись головой о мускулистую мужскую ногу, она вспомнила о паре, сидящей на ветвях наверху.

– Ой! – воскликнула она.

– Что за черт! – закричал мужчина.

– Смотри, Энтони, у нас гости, – отозвалась женщина.

Она наклонилась, чтобы лучше разглядеть Каролину.

– Добрый день. Вы, должно быть, мисс Вудли.

– Д-добрый день, – ответила Каролина, не зная, как вести себя в подобной ситуации.

– София, пожалуйста, – простонал мужчина, пытаясь убрать женщину с колен.

Но она, по-видимому, не замечала этого, хоть и рассмеялась, когда он начал подвигать ее.

– Энтони, – сказала она с притворной строгостью.

Каролина смотрела на них с удивлением и завистью. Ее смущало то, что эти люди были одеты слишком богато для слуг ее соседей. А завидовала она тому, что эти двое явно любили друг друга. Во взгляде мужчины, обращенном к его подруге, читалась настоящая нежность, даже когда он хмурился. И несмотря на то, что он чувствовал себя не в своей тарелке, он все время гладил ее золотистые волосы, словно касаться этой женщины было для него так же необходимо, как и дышать. А она, в свою очередь, светилась от счастья, поддразнивая возлюбленного.

Каролина была уверена, что эти двое испытывают дрожь во время поцелуев, и чуть было не спросила их об этом, но женщина опередила ее.

– Пожалуйста, поднимайся, – сказала она, отодвинувшись от лестницы.

– Энтони, да подвинься же ты!

Потом она снова повернулась к Каролине.

– Прошу простить нас за то, что без разрешения забрались на ваше дерево, но мама сказала, что вы считаете его лучшим местом во всем Лондоне, и я не смогла устоять перед искушением проверить это.

– Ваша мама? – переспросила Каролина, совершенно не понимая, что происходит.

Эта женщина казалась ей знакомой, но у нее не было времени вспомнить, откуда она может ее знать, потому что та говорила не останавливаясь.

– Мы пришли специально для того, чтобы поговорить с вами. Однако мне так хотелось увидеть ваше дерево, что я не удержалась. Но раз вы здесь, то, значит, все сложилось как нельзя лучше.

– София! Мы не можем решать такие вопросы, сидя на дереве! – перебил ее мужчина.

– А почему нет? Миссис Хибберт сказала маме, что это любимое место Каролины. И я прекрасно понимаю почему, – ответила женщина.

Она взглянула на Каролину.

– Вы ведь не против нашей компании? Здесь и вправду самое лучшее место в городе.

Каролина пожала плечами, чувствуя, что уверенность возвращается к ней, несмотря на необычную ситуацию. Ей начала нравиться эта обаятельная незнакомка.

– А почему я должна быть против? Вы уже здесь, и я тоже. Не вижу причины куда-то уходить, – сказала она.

Женщина победоносно взглянула на своего спутника, в то время как Каролина наконец добралась до платформы, на которой они сидели.

– Что же, раз с этим мы разобрались, думаю, нам стоит представиться, – продолжила женщина.

В эту секунду Каролина наконец поняла, с кем разговаривает. Эти люди называли друг друга Софией и Энтони. Имена ничего не значили для Каролины, но, поближе рассмотрев гостью, она заметила в ней знакомые черты. Эти ямочки на щеках, высокие скулы и веселые искорки в глазах она не спутала бы ни с чем.

– Вы – София Ратберн? – сказала Каролина.

Ее глаза тут же широко распахнулись от удивления.

– Но Джеффри говорил, что вы – само благоразумие и никогда бы не стали лазать по деревьям. – Она нахмурилась. – И все-таки вы здесь.

– Признаться, мой брат не очень хорошо разбирается в людях, – сказала София, пожав плечами.

Она наклонилась к Каролине.

– Надеюсь, вы сможете обучить его.

– Но…

– А я – майор Энтони Вайклифф. К вашим услугам, – вставил джентльмен, прежде чем София успела задать вопрос.

Он отвесил ей элегантный поклон, несмотря на нехватку свободного пространства.

– А вы – мисс Вудли, женщина, из-за которой мой брат отправился в «Брукс», – весело добавила София.

– Прошу прощения?

Каролина была шокирована. Джеффри терпеть не мог азартные игры. Она не могла представить его за подобным занятием. Внезапно надежда затеплилась в ее груди. А может, он пытается выиграть деньги, чтобы не жениться на богатой наследнице?

– Знаете, а ведь мне стоило бы возненавидеть вас, – продолжила София.

Ее веселый тон ясно давал понять, что ничего подобного она не испытывает.

– Мне стоило бы сбросить вас с дерева, за то что вы так мучаете моего брата. Но он заслуживает этого. В детстве он был несносным и всегда читал мне нотации. Так что мне следует поблагодарить вас за то, что отомстили ему за меня.

Каролина покачала головой, пытаясь понять, что София хочет этим сказать.

– Боюсь, я не…

Неожиданно ее сердце забилось чаще, и она умолкла на полуслове.

– Он страдает?

– О да, – кивнула София, лукаво улыбаясь. – По крайней мере, так утверждает моя матушка. Мне еще не удалось улучить минутку, чтобы поговорить с ним.

Она игриво взглянула на майора, но горько разочарованная Каролина не заметила этого.

– Если вы не виделись с ним, то не знаете, из-за кого он страдает, – тихо сказала она.

– Нет, знаю. Это вы довели Джеффри до такого состояния! Я видела его девушку. Эта серая мышь не способна вызвать серьезные чувства. Разве что огромное желание уснуть.

– София! – с укором сказал майор.

– А что, ведь это правда! Ты сам так говорил. И раз эта безмолвная мумия не при чем, то выходит, что все дело в мисс Вудли.

Каролина боялась поверить в это.

– Я не думаю… – начала она.

– Ради вас он пытается выиграть состояние, – продолжила та.

– Нет. Ваше приданое…

– Сейчас это совершенно не важно. Ведь передо мной находится девушка, укравшая сердце моего брата.

Каролина нахмурилась, не понимая этой странной логики.

– Правда, леди София…

– Зови меня Софией. В конце концов, мы же будем сестрами.

У Каролины перехватило дыхание от счастья. Но она тут же вспомнила, что это невозможно.

– Как женщина, посвятившая себя науке, я должна заметить, что в твоих рассуждениях нет логики.

София наклонилась вперед и понизила голос:

– Логика не так уж и важна – даже в науке. Ответь мне на один-единственный вопрос: ты его любишь?

Каролина с недоумением уставилась на нее.

– Что?

Майор Вайклифф вмешался в разговор, внеся в него здравый смысл, которого так не хватало сейчас Каролине:

– София, ты смущаешь бедную девочку.

Сестра Джеффри уперла руки в бока и сердито посмотрела на него.

– Это простой вопрос, Энтони. Я просто хочу узнать, любит ли она его.

Затем она перевела взгляд на Каролину.

– Ты любишь его?

– Конечно, я очень люблю его, но мне придется выйти замуж за Гарри, лорда Бертона. Именно поэтому я и пришла сегодня к своему дереву, чтобы найти решение этой проблемы, – с горечью в голосе ответила Каролина.

– Какой проблемы? Я не вижу никакой проблемы, а вижу двоих упрямцев, которые отказываются признавать, что без памяти влюблены друг в друга! – воскликнула София.

Она расправила юбку и хитро взглянула на майора.

– Поверь мне, Каролина, лучше смотреть правде в глаза, чем бороться с собственной судьбой. Результат будет тем же, и…

В ее глазах читалась настоящая страсть.

– Могу гарантировать, что тебе понравится окончание этой истории.

Каролина видела, что София и майор счастливы вместе. Но ее ситуация была совсем другой. К тому же Джеффри не хотел признавать, что любит ее. А если вспомнить о долгах, то положение казалось совсем безвыходным.

– Возможно, нам стоит перейти к делу, – сказал майор.

Он повернулся к Каролине.

– Я хотел бы, чтобы ты передала Таллису мои слова.

Каролина подхватила пролетавший мимо нее лист и принялась методично рвать его на мелкие кусочки.

– Возможно, вам стоит обсудить с ним все при личной встрече. Я не уверена, что он захочет видеть меня, – прошептала она.

– В таком случае, тебе необходимо найти способ обратить на себя его внимание. Может, тебе стоит напиться, – вставила София.

– София!

– Мне это помогло, – пожала плечами молодая леди и усмехнулась.

Майор откашлялся и внимательно посмотрел на нее, всем видом показывая, что можно обойтись и без подробностей, а потом вновь повернулся к Каролине:

– Дело в том, что мы недавно поженились.

– Сыграли свадьбу? – воскликнула Каролина.

С ужасом она поняла, что это усилит давление на Джеффри: ему придется тотчас отдать Софии ее приданое.

– Ну нет, мы совершили невероятно романтический побег в Гретна-Грин, – добавила София, не замечая реакции Каролины. – Она наклонилась вперед и добавила доверительным тоном: – Это всегда было моей самой заветной мечтой.

– И моей, – прошептала Каролина.

– Темная карета. Многие мили пути. Напряжение и возбуждение. Все это может привести к невероятно…

– Да, да, а теперь вернемся к делу, – перебил ее покрасневший майор.

– А я, по-моему, как раз о деле и говорила, – сказала она, дразня мужа.

– София!

– Так какое послание я должна передать? – спросила Каролина.

У нее голова шла кругом от веселой болтовни новых знакомых. Как она может составить план решения новой проблемы, когда они то и дело отвлекают ее рассказами о своих любовных приключениях?

– Да, послание. Пожалуйста, передай графу, что мы с Софией отплываем в Индию немедленно… – сказал майор, серьезно взглянув на жену.

– Энтони получил новое назначение. Приказ поступил рано, и теперь мы не сможем остаться на торжество, которое запланировала мама, – перебила София.

– Как бы мне хотелось увидеть Индию! Я читала, что это самое прекрасное место на свете, – мечтательно сказала Каролина.

София улыбнулась.

– Я всегда мечтала путешествовать. Лишь по этой причине я и вышла замуж за Энтони.

– Правда? – спросила Каролина, не веря ни единому ее слову.

– Дамы! Возможно, нам стоит вернуться к обсуждению главной темы?

Обе девушки повернулись к майору и удивленно взглянули на него.

– Я думала, то, что мы отправляемся в Индию, и есть главная тема, – сказала София.

– Завтра, – добавил Энтони многозначительно.

– Завтра? – переспросила Каролина.

Ей потребовалось какое-то время, чтобы понять, что это значит.

– Завтра!

Но если они отплывают завтра, то Джеффри придется найти приданое для Софии за один день!

– Но Джеффри не сможет собрать деньги за такой короткий срок.

София хлопнула в ладоши и широко улыбнулась.

– Я рада, что ты нас понимаешь.

– Я…

Каролине нечего было сказать, кроме того, что на самом деле она ничего не поняла.

– Возможно, мне стоит все разъяснить. Насколько я понимаю, Джеффри хочет отдать Софии ее приданое, вопреки тому, что она просила его не делать этого, – сказал майор, пытаясь утихомирить жену.

Каролина повернулась к нему так резко, что чуть не упала с дерева.

– То есть вы не хотите, чтобы он возвращал эти деньги?

София пожала плечами.

– Я отдала их Джеффри, пообещав, что никогда не выйду замуж. Не его вина, что я оказалась настолько непостоянной.

– Но… Джеффри сказал, что его честь… – начала Каролина, лишь сейчас начав понимать значение этого решения.

– Я знаю. Мужчины могут быть такими занудами, правда? – сказала София со вздохом.

Она строго взглянула на мужа, но в ее глазах читалась огромная любовь.

– Вот взять, к примеру, Энтони…

– Поэтому я хотел бы, чтобы Джеффри пока что сохранил наше приданое у себя, – перебил майор, не давая жене возможности рассказать об откровенных подробностях их собственного романа.

– До тех пор, пока мы не вернемся из Индии, – добавила София.

– А это произойдет не раньше, чем через два года, – сказал майор.

– А может, даже позже.

Каролина удивленно уставилась на них.

– Через два года? Но до этого момента пройдет уйма времени.

Неожиданно она подскочила и едва успела схватиться за ветку, чтобы не упасть с дерева.

– Это значит, что он сможет жениться на ком захочет!

– Именно, – сказал майор.

– Мама была права – ты умная. Только скажи ему об этом как можно скорее. Пока он не проиграл оставшиеся деньги, – добавила София.

– Конечно, – пробормотала Каролина.

Множество мыслей теснилось в ее голове. Теперь, когда Джеффри свободен, ей оставалось лишь найти способ покрыть долги, избавиться от Гарри и убедить Джеффри, что не стоит отправлять приданое Софии в Индию.

Что может быть проще?

– А теперь, София, когда с этим покончено, нам нужно вернуться к празднованию медового месяца, – сказал майор, который, очевидно, был очень доволен собой.

София улыбнулась, по-видимому, тут же забыв о своем брате.

– Я считаю, что людям стоит слушать сердце. И все будет хорошо, – сказала она Каролине.

Затем она скользнула на руки к мужу, который как раз собирался спускаться с дерева по веревочной лестнице.

– Подожди! У меня есть один вопрос! – крикнула Каролина, останавливая ее.

– Да?

– Ты испытываешь дрожь, когда майор Вайклифф целует тебя?

Она не понимала, как странно звучит этот вопрос, пока не произнесла его вслух. Но София не обратила на это никакого внимания. Ее нежный взгляд вернулся к мужу.

– Это больше чем дрожь. Такие чувства могут легко довести человека до сумасшествия, – сказала она с усмешкой.

Каролина спустилась с дерева вскоре после того, как София и майор Вайклифф ушли. Ей нужно было о многом подумать, прежде чем идти к Джеффри, но вначале она должна была поговорить с Гарри, которого ожидала с минуты на минуту. Каролина знала, что должна разорвать помолвку при личной встрече.

«Если бы только он поспешил», – подумала она, садясь у окна. Каролине не терпелось покончить с этим и приступить к выполнению своего плана.

Наконец, словно в ответ на ее молитвы, из-за угла выехала закрытая карета Гарри. Ее Каролина узнала бы везде. Никто другой не украшал так экипажи: одновременно и золотые, и серебряные орнаменты обрамляли темно-бордовый герб. Каролине это казалось чересчур показным, но оформление кареты прекрасно отражало характер Гарри.

Она знала, что должна дождаться его в доме, но не могла усидеть на месте от волнения. Кроме того, тетя Вин могла вот-вот вернуться от швеи, а Каролина не хотела, чтобы их с Гарри кто-то видел. Лучше всего поговорить с ним в карете, где их никто не мог услышать.

Поэтому, улыбнувшись Томпсону, Каролина выбежала наружу, постучала в дверь кареты и быстро проскользнула внутрь.

Но лишь когда ее глаза привыкли к темноте, Каролина поняла, что допустила ужасную ошибку…

Джеффри смешал карты, ощущая уже ставшее привычным движение колоды в его руках. Эти ощущения успокаивали его, и впервые в жизни он понял, что так привлекало его отца в азартных играх.

Он начал играть в карты от отчаяния и горя, и на удивление ему везло. За последние три дня он выиграл в пикет, вист и мушку. Если удача не отвернется от него, у Джеффри появился шанс выиграть небольшое состояние. Вот только времени у него не было.

Каролина уже уехала в Шотландию с лордом Бертоном. Он узнал от матери об их планах и даже о том, по какому маршруту они будут следовать. Она, очевидно, до сих пор лелеяла надежду на то, что ее сын женится на мисс Вудли.

Но он не мог. Ему нужно было целое состояние, чтобы отдать Софии приданое и оплатить долги Каролины.

Джеффри смешал карты, с наслаждением прислушиваясь к звуку, который они издавали при этом. Если бы он был достаточно громким, чтобы вытеснить из памяти смех Каролины, ее улыбку, воспоминания о том, как она прижималась к нему всем телом!.. Ничто на свете не могло заставить его забыть об этом. Ни бренди, ни карты, ни женщины. Хотя в данный момент Джеффри был готов испробовать любой из этих способов.

– Ну, сколько выиграл?

Джеффри удивленно поднял голову, услышав знакомый голос, который прервал его невеселые мысли.

– Мавенфорд! Ну и ну. Я думал, что ты прочно осел в Йорке. Что привело тебя в Лондон?

– Один идиот.

Несмотря на то что голос графа был мрачным, он тепло улыбнулся Джеффри, усаживаясь рядом.

– Я слышал, ты нашел себе еще одну богатую невесту.

Джеффри пожал плечами, не желая говорить об этом. Ему было тяжело признавать поражение перед одним из самых близких друзей, который вдобавок женился на его бывшей невесте, Джиллиан Эймс.

Мавенфорд наклонился вперед и изучающе посмотрел на Джеффри, заметив неопрятный шейный платок, покрасневшие глаза и усталость, окружающую его друга, словно невидимое облако.

– Ну что, сыграем? – спросил он, потянувшись за картами.

– Я не буду играть с тобой, Стивен.

Мавенфорд, не останавливаясь ни на секунду, перемешал карты и стал раздавать их для игры в пикет.

– Почему?

– Потому что я собираюсь выиграть.

Стивен ухмыльнулся.

– Прекрасно. Ставка – пятьсот фунтов.

Джеффри чуть не подавился бренди от удивления. Пятьсот фунтов? Он что, шутит? Но взглянув на Мавенфорда, Джеффри понял, что его друг абсолютно серьезен.

– Ты что, с ума сошел?! – воскликнул он.

Стивен поднял голову, и Джеффри мог поклясться, что заметил на его лице легкую усмешку.

– Возможно. Джиллиан снова беременна, и у меня превосходное настроение.

На этот раз Джеффри был уверен – Стивен улыбался.

Джеффри вскинул голову, испытав неожиданное раздражение при мысли о чужом счастье. Джиллиан снова беременна? Судя по настроению Мавенфорда, им хорошо вместе.

– Ну, так ты будешь играть или нет? Бери карты, – сказал граф.

Джеффри отреагировал машинально, по привычке взглянув на свои карты. Но спустя какое-то время он понял, что согласился сыграть на слишком большую сумму. Его отец мог позволить себе такую ставку лишь на пике игорной карьеры. Джеффри вдруг сообразил, что может потерять все.

– Знаешь, что мне кажется весьма интересным? Я знаю одного человека. У него есть друзья, партнеры, которые доверяют ему, и, что еще важнее, люди, которые считают, что находятся в неоплатном долгу перед ним, – сказал Стивен, играя просто ужасно.

Джеффри взглянул на друга. Стивен не только плохо играл, но и, по-видимому, совершенно не переживал по этому поводу.

– Знаешь, Мавенфорд, мне кажется, нам стоит прекратить. Ты сегодня чресчур рассеянный, – бросил он.

– Что за глупости, старик, продолжай.

У Джеффри не оставалось выбора – он продолжил игру, хотя его мучила совесть. Он не мог понять, действительно ли Стивен настолько рассеянный сегодня или он что-то задумал. У него возникли подозрения, что граф проигрывает специально, но он тут же выбросил эти мысли из головы. Стивен был прежде всего джентльменом. Намеренный проигрыш приравнивался к шулерству, и ни один джентльмен не стал бы пятнать свою репутацию подобными поступками.

– Так о чем я говорил? Ах, да. Меня поражает то, что этот человек игнорирует своих друзей, словно они – навоз, налипший на его сапоги, – продолжил Стивен, отбрасывая прочь выигрышную карту.

Он поднял глаза, и Джеффри смущенно потупился, увидев укор в глазах друга.

– Мне такое поведение кажется недостойным дворянина. Абсолютно недостойным.

Джеффри нахмурился: он пытался понять, к чему клонит Стивен, и одновременно следить за игрой.

– Плохой ход, Джеффри. Может, тебе стоит бросить игру? Ты сегодня явно не в форме, – сказал граф.

Джеффри вздохнул с облегчением. Наконец-то у него появилась возможность закончить партию. Он сложил карты, но голос Стивена остановил его.

– Хотя, если подумать, ты же согласился сыграть со мной. Отказываться сейчас неправильно. – Стивен приподнял брови, и в его взгляде снова появился холодок. – И недостойно дворянина.

Джеффри напряженно сглотнул. Он добровольно согласился на такую высокую ставку. Честь не позволяла ему отступить. Ему не оставалось ничего другого, как снова взять карты в руки.

– Возможно, одна молодая леди является причиной твоей рассеянности, – добавил Стивен, сдавая карты.

Джеффри вздрогнул. Он не хотел обсуждать это с Мавенфордом.

– Слышал, она очень странная, – промурлыкал Стивен.

Джеффри бросил оставшиеся карты на стол и, наклонившись к Стивену, пристально взглянул на него.

– Мисс Вудли абсолютно не странная. Буду благодарен, если в дальнейшем ты воздержишься от таких комментариев. Если, конечно, хочешь, чтобы мы остались друзьями.

Брови Стивена вновь поползли вверх.

– Вудли? Хммм… Вообще-то я говорил об этом бедном, молчаливом создании. Прошу меня простить.

Джеффри нахмурился. Мавенфорд ведь упоминал имя Каролины? Или это его воспаленный мозг снова вызвал ее образ в самый неподходящий момент? Он не мог вспомнить точно, а Стивен начал вновь сдавать карты.

Но на этот раз Джеффри твердо знал, что должен оставить игру. Его мысли блуждали где-то очень далеко. С разочарованным вздохом он поднялся.

– Извини, Стивен, но я не могу продолжать.

– Можешь.

– Мавенфорд…

– Сядь.

– Но…

– Я не освобождал тебя от твоей ставки.

У Джеффри перехватило дух. Он даже не знал, кто выиграл. Все его мысли были заняты странным разговором с Мавенфордом, поэтому он не считал очки. Учитывая количество денег, стоящее на кону, это было одной их самых больших глупостей, совершенных Джеффри.

– Стивен…

– Я отпущу тебя при одном условии.

Внутри у Джеффри все сжалось. Он знал, с каким умным соперником имеет дело, и не был уверен, что сможет перехитрить Стивена. Но единственной альтернативой было продолжить игру, рискуя потерять огромную сумму денег, в то время как все его мысли были заняты прекрасной девушкой, увлеченной пикантными экспериментами.

Джеффри вздохнул и сел в кресло.

– Ну хорошо, Мавенфорд, какое условие ты мне ставишь?

– Я хочу, чтобы ты ответил на один-единственный вопрос. Ты любишь ее?

Джеффри начало казаться, что его друга подменили. После свадьбы Стивен, правда, стал куда как спокойнее, чем раньше, но последний вопрос – самая большая странность в их и без того странном разговоре.

– Мавенфорд?

– Ты любишь?

Джеффри покачал головой, чувствуя, что не может произнести эти слова.

– Кого люблю?

Стивен вопросительно посмотрел на него, и Джеффри опустил глаза. Ему было сложно ответить, когда положение было таким безнадежным. Каролина уехала в Шотландию, а Джеффри был обречен коротать дни с немой женой.

– Да? – Стивен был очень серьезен.

Джеффри солгал, отрицательно покачав головой и до боли сжав кулаки под столом.

– Ты любишь ее. Признайся в этом, Джеффри. Нужно, чтобы ты сказал это вслух, – настаивал его друг.

Джеффри взглянул на него и понял, что Стивен не отступится. Он будет мучать его, пока Джеффри не сознается в своих чувствах.

– Да, черт тебя побери! Да, я люблю ее.

– Кого?

– Каролину!

Ее имя раздирало его душу на части, но Джеффри повторил:

– Я люблю Каролину.

Неожиданно Стивен расслабился, откинувшись на спинку кресла с удовлетворенным вздохом.

– Тогда, дурак, иди и женись на ней.

– Не могу! – с чувством крикнул Джеффри. – Софии нужно приданое, а у Каролины огромные долги. Если я женюсь на ней, то мы все попадем в тюрьму.

– В таком случае, полагаю, наша ставка будет для тебя очень кстати.

– Что?

– Ставка. Пятьсот фунтов, если я не ошибаюсь.

Стивен спокойно достал чековую книжку и выписал чек на огромную сумму денег.

– Этого тебе хватит?

Джеффри переборол оцепенение, овладевшее им, и рассерженно посмотрел на друга.

– Я не могу принять это.

– Почему? Карточный долг – это святое. И, могу тебя заверить, Джеффри, что, хоть я и готов пойти ради тебя на многое, но забыть о долге я не в состоянии.

– Но ты жульничал!

Сказав это, Джеффри заметил, что их разговор привлек внимание других. Почти два десятка мужчин, находящихся в комнате, незаметно наблюдали за их спором, и Джеффри понизил голос до разозленного шепота.

– Ты же специально проиграл. Ты жульничал!

Стивен пожал плечами, игнорируя слова, которые пять лет назад довели бы их до дуэли.

– Джиллиан научила меня тому, что иногда притворство необходимо, чтобы преодолеть непроходимые преграды.

По его взгляду было понятно, кого он считает непроходимым.

Джеффри потупился.

– Ты и так сделал для меня слишком много. Пять лет назад…

– Пять лет назад ты преподнес мне величайший подарок в мире. Ты позволил мне жениться на женщине, которую я люблю. Теперь я возвращаю тебе долг.

Джеффри взглянул на белоснежный лист бумаги, лежащий на темно-зеленом столе. Он не мог взять его. Это было… бесчестно.

– Тебе мешает лишь собственная гордость, – тихо сказал Стивен.

Джеффри с тоской взглянул на друга.

– Гордость – это все, что у меня осталось. Деньги, уважение, то, что я нажил, – все это у меня забрали. Что у меня от меня осталось кроме чести и гордости?

Он опустил глаза на чек, лежащий на столе, словно приманка. Все, что ему нужно было сделать, – это протянуть руку. Но он не мог. Если он сделает это, то потеряет последнюю ценную вещь – самоуважение.

Стивен вновь заговорил, прерывая его невеселые размышления.

– А что она дает тебе? Что ты получишь, если отречешься от того, кем когда-то был?

Картины заполонили разум Джеффри – он видел Каролину во всех ее настроениях. Он вспомнил серьезность, с которой она разговаривала в ту первую ночь на балу у его матери. А затем она предстала перед ним, поглощенная своими экспериментами. Он вспомнил ее, испытывающую грусть, страсть, смущение и гнев. И почувствовал, как его любовь к этой удивительной девушке становится еще крепче.

Но еще ярче, чем ее красота и характер, Джеффри вспоминалось то, каким он становился рядом с ней. Он чувствовал себя живым, полным энергии и… счастливым. Каролина сводила его с ума, но без нее жизнь казалась пустой и бесцветной. Она заставила его переосмыслить все на свете, открыла ему новые горизонты чувств и принесла в его жизнь неописуемую радость.

– Так что она дает тебе? – повторил Стивен.

– Себя.

Так просто, и в то же время так сложно.

– А она стоит твоей гордости?

Джеффри поднял голову, с удивлением понимая, что это правда.

– Она стоит всего, чем я владею, и даже больше.

– В таком случае возьми чек и женись на ней.

«Возможно ли это?» – подумал Джеффри с удивлением. Неужели ответ находится прямо перед ним? Это не решит его финансовых проблем, но сможет заполнить пустоту, образовавшуюся в его душе.

Он медленно протянул руку и взял чек, изучая его, ощущая острые уголки листка и читая слова, написанные на нем.

Джеффри думал, что ощутит тяжесть из-за утраты гордости, которую ценил превыше всего. Но этого не случилось. Он чувствовал такую легкость, словно вот-вот взлетит в воздух. Казалось, что последние несколько недель были сном. Усталость, боль и даже мрачные мысли исчезли, оставив лишь твердую уверенность в том, что теперь он сможет жениться на Каролине.

Он может жениться на ней!

Джеффри взглянул на Стивена и почувствовал, как его переполняет счастье.

– Ты прав. Я был дураком.

– Благодари Бога, что у тебя есть друзья, готовые сказать тебе об этом, – улыбнулся в ответ Стивен.

Джеффри рассмеялся, а затем, вскочив на ноги, хлопнул графа по плечу.

– Будешь моим шафером?

– Почту за ч…

Но Стивену так и не удалось договорить – суматоха, внезапно возникшая у дверей, привлекла их внимание. Они сидели у входа и слышали приглушенные яростные вопли, доносившиеся в комнату.

– Интересно, что…

Джеффри умолк на полуслове, пораженно уставившись перед собой.

Джиллиан, графиня Мавенфорд, вошла в святая святых клуба «Брукс».


Глава 11 | Уроки поцелуев | Глава 13