home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Погоня была долгой и утомительной, Джеффри не жалел ничего: ни лошади, ни денег, ни себя. Все, о чем он мог думать, – это то, что необходимо поймать этого монстра Лутса раньше, чем он сможет причинить вред Каролине. Но с каждой прошедшей секундой, с каждой милей, пролетавшей под копытами его коня, сердце Джеффри начинало биться еще чаще, а кровь еще больше леденела.

Наступала ночь.

Будет ли Лутс продолжать побег в Шотландию? А может, он выберет более быстрый и омерзительный способ: остановится где-то, чтобы изнасиловать Каролину и лишить ее шанса выйти замуж за другого? Джеффри временами даже начинал надеяться на то, что подлец таки рискнет сделать это: тогда он сможет нагнать их до того, как они поженятся. Что бы ни произошло с Каролиной, Джеффри все равно женится на ней и проведет остаток жизни, пытаясь загладить свою вину. Как он мог оставить ее одну?

Однако то, что Лутс или любой другой мужчина может коснуться его Каролины, ужасало Джеффри. Воображение рисовало ему жуткие картины того, через что она сейчас проходит. Он представлял отчаянную борьбу, которая заканчивается трагедией. Одна лишь мысль о том, что сейчас чувствует Каролина, разрывала его сердце на части. Он подгонял коня, несмотря на дождь и холод, и молился о том, чтобы скорее найти ее.

Джеффри настиг их около полуночи. Он чуть было не пропустил уединенный трактир, спрятавшийся за рощицей. Но карету лорда Бертона сложно было не заметить, его яркий герб был хорошо виден даже в каретном сарае.

Казалось, что какая-то добрая душа вывесила фонарь специально для него, и он освещал бок кареты именно так, как было нужно. За эту счастливую случайность Джеффри собирался благодарить Господа до скончания своих дней.

Джеффри соскочил с коня прежде, чем тот успел остановиться. В следующую секунду он уже был внутри маленького трактира, собираясь заглядывать за каждую дверь и обыскивать каждый угол до тех пор, пока не найдет Каролину.

В баре не было никого, кроме владельца, и Джеффри задержался здесь лишь на мгновение, чтобы бросить ему монетку и предупредить, чтобы не мешал. Затем он направился к комнате, предназначавшейся для гостей.

Джеффри распахнул ее, не обращая внимания на разгневанные вопли трактирщика, и перед его глазами предстала сцена из худшего кошмара. Каролина пыталась вырваться из объятий этого монстра.

Ярость захлестнула Джеффри, словно прорвавшая плотину вода. Оторвав руки Лутса от Каролины, он занес над ним правый кулак и удовлетворенно отметил, что челюсть подлеца хрустнула. Лутс едва успел вскрикнуть, прежде чем Джеффри начал осыпать его градом ударов.

Откуда-то издалека до него доносился голос Каролины, но он не слушал ее. Джеффри увидел, что она не пострадала, за секунду до того как ударил Лутса. Теперь все, о чем он мог думать, – это желание прикончить мерзавца, чтобы он никогда больше не смог им навредить.

Лишь почувствовав, как Каролина обхватывает его, пытаясь оттянуть прочь, Джеффри наконец прислушался к тому, что она пыталась сказать.

– Джеффри! Перестань! Хватит! Пожалуйста, перестань.

Он взглянул на окровавленного, стонущего и до смерти перепуганного человека на полу и понял, что какое-то время его соперник не сможет встать. После этого Джеффри развернулся, схватил Каролину и еще раз внимательно осмотрел ее.

– Здесь есть еще кто-то? – спросил он, отрывисто дыша.

Каролина отрицательно покачала головой и потом, по-видимому, осознала что-то.

– Никого. О, Джеффри, ты пришел! Ты спас меня!

Она бросилась к нему в объятия, и он крепко прижал ее к себе, чувствуя невероятную радость. Сильную, невредимую и пьяняще жаркую, Джеффри целовал Каролину, прижимая губы ко всему, до чего мог дотянуться – к волосам, шее, лицу, губам. И каждый новый поцелуй был клятвой верности, обещанием нерушимого союза.

Оторвавшись от нее, чтобы перевести дыхание, Джеффри сжал ее руки в своих и посмотрел Каролине прямо в глаза.

– Ты выйдешь за меня замуж?

– О да, Джеффри!

В ее взгляде читалось лишь счастье, но Джеффри не мог избавиться от отголосков недавнего страха.

– Мы поженимся сразу же, как только мне удастся найти священника, – сказал он, желая услышать ее согласие еще раз.

Каролина не разочаровала его.

– Да, Джеффри.

Он крепко прижал ее к своей груди.

– Я буду работать день и ночь на твоей фабрике, а ты займешься моими овцами, и тогда, возможно, нам удастся избежать тюрьмы.

– О да, Джеффри.

Он жарко поцеловал ее, и Каролина выгнула спину, прижимаясь к нему, тая в его руках. Где-то сзади послышался стон мистера Лутса, который начал приходить в себя. Оторвавшись от Каролины, Джеффри повернулся, готовясь нанести еще один удар. Но Каролина не дала ему сделать этого, став на его пути.

– Нет, нет, Джеффри! Ты не должен бить его!

Джеффри не сразу понял смысл ее слов, но, сообразив, о чем она просит, он уставился на нее в недоумении.

– Что?

– У меня прекрасные новости! Мистер Лутс купит мои патенты, и мы станем богатыми!

– Что?

Каролина сжала его кулак в ладонях, пытаясь опустить его руку.

– У него есть просто замечательный план, который принесет нам кучу денег. Поэтому мое похищение оказалось довольно удачным событием, – сказала она, счастливо улыбаясь.

Джеффри изумленно воскликнул:

– Что-что?

– Поначалу я очень злилась на него. Он собирался сделать со мной что-то отвратительное, – продолжила Каролина, по-прежнему пытаясь опустить его руку.

Джеффри снова сжал кулак, но Каролина успела вмешаться, погладив его, словно агрессивного щенка.

– Я разговаривала с ним, Джеффри! Угрожала, что если он женится на мне, то я буду тратить все его деньги, и, уверяю тебя, я так и поступила бы. Поэтому, пожалуйста, не бей его больше.

Джеффри бросил разгневанный взгляд на Лутса.

– Что?

Каролина вздохнула. Она так тесно прижалась к нему, что Джеффри почувствовал, как она раздраженно выдохнула:

– Ты можешь наконец опустить руку и дать мне объяснить тебе все?

Джеффри насупился, еще раз глянув на своего соперника, но все-таки опустил кулак.

– Отлично. А теперь послушай меня, Джеффри. У меня еще одна прекрасная новость.

Каролина едва не прыгала от радости.

– Твоя сестра уезжает. Она уже объявила, что вышла замуж, и завтра отплывает в Индию!

Джеффри замер, внимательно посмотрел на Каролину и раздраженно закричал:

– И какое отношение, скажи на милость, это имеет к нашей ситуации?

Прежде чем Каролина успела что-то ответить, дверь распахнулась. Мать Джеффри, миссис Хибберт и изрядно помятый мистер Вудли вошли в комнату. Трактирщик хотел присоединиться к ним, но мистер Вудли попросту не заметил его и захлопнул дверь прямо перед его носом.

– Боже, мальчик мой, у тебя одежда в крови! – закричала мать Джеффри, подбегая к нему.

Кто-то застонал. Вначале Джеффри показалось, что это мистер Лутс, но потом он понял, что этот звук издал не он. Излишнее внимание со стороны матери, которая, заламывая руки, носилась вокруг него, начинало раздражать. В этот момент Каролина выскользнула из его объятий, чтобы радостно подбежать к тете и отцу.

– Тетя Вин! Папа! Что вы делаете здесь?

– Спасаем тебя, что же еще? Томпсон послал за мной сразу, как только заподозрил неладное. Я нашла леди Таллис и твоего отца, и вместе мы поспешили тебе на выручку! – спокойно ответила ее тетя.

– Судя по всему, нам можно было оставаться дома. Молодой Таллис сумел самостоятельно решить проблему, – проворчал мистер Вудли.

– О да! Он такой молодец! Но я сама себя спасла, – воскликнула Каролина.

– Что? – спросил Джеффри, но с тем же успехом он мог заговорить с бесчувственным мистером Лутсом – она совершенно его не слышала.

– Кроме того, у меня замечательные новости о сестре Джеффри, Софии. Но сначала, папа, я хочу знать: почему ты ничего не сказал мне о патентах? – продолжила Каролина.

– Патентах? Каких патентах? – вмешалась миссис Хибберт, уперев руки в бока.

– Да, дорогая, о каких патентах ты говоришь? – спросил мистер Вудли.

Каролина скрестила руки на груди и строго посмотрела на него.

– Патенты, которые ты добавил к моему приданому, папа. Мистер Лутс выкрал меня, чтобы завладеть ими.

Джеффри почувствовал, как в нем снова закипает ярость. Этот подлец похитил ее! Когда он…

На этот раз его остановила мать.

– Не надо, радость моя. Ты забрызгаешь все вокруг кровью, а я в новом платье, – мягко сказала она.

Джеффри заставил себя расслабиться и с удивлением заметил, что мистер Вудли покраснел. Он почувствовал, что Каролина и ее отец обсуждают что-то такое, о чем ему тоже не мешало бы знать.

– Ох, ты о тех патентах. Я совсем забыл о них. А что, они тебе нужны? – пробормотал отец Каролины.

– Альберт, что ты несешь? Нужны ли они нам? – закричала миссис Хибберт и ударила его по плечу. – Ну конечно же, они нам нужны. Мы уже неделю не можем найти деньги.

Тетя Вин повернулась к Каролине, внимательно глядя на нее.

– Я так понимаю, эти патенты немало стоят.

– О да. Вообще-то мистер Лутс хочет купить их у меня, но это можно будет сделать лишь в том случае, если мы с Джеффри поженимся. Именно поэтому ему не стоит больше избивать беднягу, – ответила Каролина.

У Джеффри голова шла кругом. Ему и так было сложно собраться с мыслями, когда все присутствующие пытались говорить одновременно, но когда он услышал, как Каролина называет своего похитителя «беднягой», то окончательно вышел из себя. И начал кричать:

– Вон! Все вон!

– Но Джеффри! – воскликнула его мать.

– Знаете, молодой человек!.. – возмутилась миссис Хибберт.

– А что, он прав. У меня есть важные эксперименты, которыми мне не терпится заняться теперь, когда я убедился, что Каро в безопасности. Пойдем, Виннифред. Оставим их наедине. Каролина всегда была смышленой девочкой, – согласился мистер Вудли.

– Альберт, это возмутительно!

– Вон! – завопил Джеффри.

Единственным, кто сразу сдвинулся, был мистер Лутс, который, дрожа, ползком пробирался к выходу. Заметив это, Джеффри топнул ногой, опустив ботинок совсем близко от его лица.

– Ну уж нет, ты останешься здесь, – прорычал Джеффри.

Затем он протянул руку и схватил Каролину, притянув ее к себе.

– И ты. Все остальные – вон!

На лицах пожилых женщин читалась нерешительность – они упрямо полагали, что это дело не решится без их участия. Но Джеффри был очень настойчив. Наконец он услышал, как они разом вздохнули.

– Ну хорошо, – сказала миссис Хибберт.

В этот момент дверь распахнулась. В комнату вошло трое людей: первой шла Джиллиан, а следом за ней взволнованный Стивен и худощавый мужчина, чьи редеющие волосы были мокрыми от дождя.

– Превосходно, Джеффри. Вижу, ты уже взял ситуацию в свои руки… или, точнее, ноги! – воскликнула Джиллиан, пробираясь вперед.

Она дружелюбно улыбнулась Каролине.

– А ты, должно быть, Каролина? Я давно хочу познакомиться с тобой. У нас столько общего!

Она попыталась увести Каролину прочь, но на этот раз Джеффри уже был готов к такому повороту событий. Никто больше не сможет их разлучить. Он крепко держал ее, не давая уйти с Джиллиан.

– Не сейчас, Джиллиан. Ты сможешь растоптать мою мужскую гордость чуть позже, – твердо сказал он.

– Но…

– Позже, – сказал Стивен.

Он говорил тихо и серьезно, и его жена, с укором посмотрев на него, отпустила руку Каролины.

– Ну хорошо. Но позже, обещаю, мы обо всем поговорим.

С этими словами Джиллиан вернулась к мужу, не обращая внимания на раздраженные стоны Стивена и Джеффри.

Потом он услышал еще один голос – незнакомый ему. Голос был низким и глубоким, и Джеффри понял, что он принадлежит худому, вымокшему до нитки мужчине.

– Возможно, мне стоит подождать снаружи…

– Да, – ответил Джеффри.

– Нет! – воскликнул Стивен.

Мужчина растерянно посмотрел на них.

Стивен вышел вперед, отодвинув миссис Хибберт, которая не собиралась пропускать его добровольно.

– Джеффри, позволь мне представить тебе преподобного Вильяма Эпплтона. Он живет в Лондоне и является близким другом моей семьи. Преподобный Эпплтон, позвольте представить вам графа Таллиса.

Худой мужчина поклонился так низко, как позволяли ему столпившиеся со всех сторон люди. Джеффри ответил ему тем же. Вот и пришел тот, кого он действительно хотел видеть.

– А это – документ, который позволяет вам пожениться немедленно. Я решил принять твое предложение и стать шафером на свадьбе, – добавил Стивен, вытаскивая из кармана смятый лист бумаги.

Джеффри улыбнулся. Наконец-то дела налаживаются.

– Ты – лучший, – сказал он, весело похлопав друга по плечу.

Священник как раз направлялся к центру комнаты, когда дверь вновь распахнулась, толкнув мистера Вудли, который споткнулся о мать Джеффри и упал сверху на святого отца. Они оба растянулись на полу, чудом не задев мистера Лутса, в то время как две пожилые леди испуганно закричали. Джеффри прыгнул вперед, пытаясь помочь священнику, но не смог пробраться мимо остальных, которые были заняты тем же. Эти маневры заставили его отпустить Каролину. Все это время она прижималась к нему, и Джеффри не думал, что сейчас Каролина оставит его. С изумлением глядя на прибывшего, девушка воскликнула:

– Гарри! Господи, ты ужасно выглядишь!

На самом деле она лишь отпустила руку Джеффри, но в сумятице другие люди оттеснили ее, в то время как мокрый и грязный лорд Бертон пытался проложить себе дорогу. Он явно был в бешенстве, промок до нитки под дождем, а его щека была багрового цвета – на следующий день, без сомнения, на этом месте будет красоваться огромный синяк.

– Каролина, что, черт побери, творится? – завопил он.

Его крик был таким громким, что все присутствующие умолкли. К несчастью, эта тишина длилась не больше секунды. Затем все женщины одновременно заговорили.

– Молодой человек… – начала мать Джеффри.

– Гарри, тебя сюда не звали, – отрезала тетя Каролины.

Джиллиан тоже протиснулась вперед и строго взглянула на него.

– Вы что, действительно считаете, что произошедшее – ее вина?

Худшим из этого был полный сочувствия возглас Каролины:

– Ох, Гарри, мистер Лутс не говорил, что избил тебя. Он лишь упомянул, что ты упал в обморок.

– Этого не было, когда я пришла к нему домой, – резко бросила Джиллиан.

– Тише, дорогая. Прояви к парню хоть немного сочувствия. Его ведь сейчас покинут, – сказал Стивен жене.

– Гарри, дружище, ты не мог бы отвезти меня обратно в Лондон? Мне нужно закончить один эксперимент, – добродушно сказал мистер Вудли.

Лорд Бертон ничего не ответил.

А в это время Джеффри оттеснили прочь от его любимой и прижали к буфету, где стояли остатки превосходной баранины. Все, что ему оставалось, – это бросать на Бертона злобные взгляды, в то время как расчетливая часть его сознания подсказывала ему, что с юнцом сейчас случится истерика. На виске у Гарри пульсировала жилка, а его лицо приобретало пурпурный оттенок – кроме той части, которая была фиолетовой.

– Пожалуйста, помолчите. Не мешайте. Тетя Вин, отойди. Ты наступила на сюртук мистера Эпплтона. Гарри, сделай глубокий вдох. Мы все тебя внимательно слушаем, – сказала Каролина.

– Нет, не все, – проворчал Джеффри, помогая священнику подняться.

К несчастью, Гарри его не услышал, он наконец перевел дух и начал распекать Каролину:

– Я тебя предупреждал! Я говорил, что мой отец не одобрит подобное безумие! – завопил он.

Настроение Джеффри резко улучшилось – у него появилась новая возможность выместить на ком-то раздражение. Он поставил священника на ноги и мрачно двинулся в сторону Бертона.

– И я не одобряю такое…

– Пожалуйста, Джеффри, дай я сама разберусь с этим. Хорошо? – сказала Каролина, многозначительно глядя на него.

Она оглядела всех присутствующих.

Джеффри вновь пришлось сделать над собой усилие, чтобы остановиться. Он скрестил руки на груди, в то время как Стивен сочувственно посмотрел на него. Гарри еще раз глубоко вздохнул и продолжил:

– Мне пришлось убеждать своего отца, Каролина. Убеждать его в том, что ты ст'oишь всех этих неприятностей. И что бросить тебя сейчас – бесчестно.

– Конечно, Гарри, – ответила Каролина и виновато опустила голову, в то время как Джеффри скрежетал зубами от ярости.

– И что же случилось в тот день, когда мы должны были пожениться? Безумие! Сущее безумие! Вначале в мой дом явился огромный мужчина, чтобы избить меня до полусмерти!

Лутс, по-прежнему лежавший у ног Джеффри, что-то протестующее простонал.

– Затем – странные женщины, которые требовали ответов на вопросы! – продолжал Гарри.

– Я, вообще-то, привела тебя в чувство! Жаль, что мне не удалось при этом излечить твой скверный характер, – прорычала Джиллиан.

– А потом мне пришлось совершить эту дикую поездку в такую ужасную погоду, чтобы вернуть себе карету!

Тетя Вин разгневанно взглянула на него.

– Свою карету? Господи, Гарри, ты…

– А теперь я вижу это! Вы ненормальные! Все до единого! Устроили эту безумную вечеринку в день моей свадьбы. Как вы посмели? – перебил ее Гарри.

Каролина попыталась выйти вперед настолько, насколько ей позволила битком набитая комната.

– Тебе столько пришлось перенести, Гарри. Ты весь намок и покрыт грязью…

– Он испортил мое платье. Посмотри на эти пятна, – прошептала мать Джеффри своей подруге.

– А этот синяк выглядит просто ужасно, – продолжила Каролина.

– Я поскользнулся в луже по пути сюда и ударился головой о чертову ограду, – пробормотал Гарри.

– О, Гарри, мне так жаль. Боюсь, ты прав. Очевидно, члены моей семьи подвержены безумию, и это безумие я больше не могу скрывать.

Она вздохнула и печально взглянула на него.

– Боюсь, что я такая же, какой была моя мать, склонная к странностям и готовая следовать туда, куда прикажет мое сердце, не думая о твоих чувствах.

Присутствующие начали возмущаться, говоря, что не согласны с этим, но Джеффри почти не слышал их голосов. Он видел лишь Каролину, которая смотрела на него с такой страстью, что граф не смог устоять и немедленно направился к ней. Правда, он не мог добраться до нее, не сбив с ног священника. Пока Джеффри обходил его, Каролина вновь повернулась к другу детства.

– Поэтому, Гарри, я пойму, если ты решишь бросить меня. Зачем тебе сумасшедшие в семье? Подумай, что скажет твой отец, – продолжила Каролина.

– Он будет в бешенстве. В бешенстве!

Гарри выглядел невероятно несчастным.

Каролина взяла его за руки.

– Возвращайся домой, Гарри. И скажи отцу, что бросил меня.

Она улыбнулась Гарри.

– Он будет так рад, что наверняка купит тебе того жеребца, о котором ты так мечтал. Можешь развлекаться с Матильдой или другой девушкой, которая тебе нравится, пока не встретишь ту, на которой женишься по любви, а не из чувства долга по отношению к подруге детства со странностями.

Гарри повеселел и с надеждой посмотрел на нее.

– Ты действительно так думаешь?

– Да. Более того, я на этом настаиваю. Почему бы тебе не провести здесь ночь? Насколько я знаю, мистер Лутс оплатил комнату. И ты вполне можешь воспользоваться ею. Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

Она поднялась на цыпочки и легко поцеловала его в щеку. Пока остальные расступались, чтобы дать ему выйти, Джиллиан тихо хлопала в ладоши.

– Молодец! Я знала, что она мне понравится.

– Джиллиан, леди не должна так очевидно манипулировать людьми, – прошептал ей Стивен.

В ответ все собравшиеся женщины дружно и совсем не женственно хохотнули.

Но Джеффри на это было плевать. Воспользовавшись случаем, он проскользнул в образовавшийся проход через лежащего на полу Лутса и снова схватил Каролину. Она повернулась к нему лицом и крепко обняла любимого.

– Больше никто не собирается нам помешать? – спросил он.

– Надеюсь, что нет, – ответила она, подставляя ему губы для поцелуя.

Но Джеффри устоял перед искушением. Он развернул Каролину в другую сторону, по-прежнему прижимая ее к себе. Другой рукой он взял смущенного священника.

– Преподобный Эпплтон, прошу вас. Остальных прошу подождать, это займет всего минуту.

Все начали говорить одновременно, но Джеффри не слышал их. Он надеялся, что Стивен, его шафер, призовет всех к порядку. Все, о чем он мог думать, – это Каролина.

– У меня еще не было шанса по-настоящему сделать тебе предложение, – сказал он, поворачиваясь к ней.

– Это неважно…

Джеффри покачал головой.

– Важно.

Он опустился на одно колено, продолжая сжимать кончики ее пальцев в своей ладони.

– Каролина Вудли, окажешь ли ты мне честь, став моей законной женой?

– Ну конечно, Джеффри. Но разве ты не хочешь знать… – начала она, нежно улыбаясь ему.

– Тише, родная. Мне все равно, – сказал Джеффри, поднимаясь на ноги и обнимая ее.

– Но мои долги, мои родители, мистер Лутс…

Он прижал палец к ее губам, чувствуя ее горячее дыхание.

– Ни одного слова до «Я согласна».

Ее серебристо-синие глаза удивленно раскрылись. Однажды Джеффри подумал, что в них можно утонуть. Теперь он знал, что это уже случилось с ним, и это было настоящим счастьем.

– Я люблю тебя, Каролина.

– Я люблю тебя, Джеффри.

Они одновременно повернулись к священнику. Обмен клятвами занял всего несколько минут, но весь мир Джеффри успел измениться за это время. Он был навеки связан с Каролиной. У них было множество долгов, а впереди их ждали годы тяжелого труда, но Джеффри еще никогда не чувствовал себя свободнее и счастливее, чем сейчас.

Когда все закончилось, он горячо и долго целовал ее. А потом улыбнулся, наслаждаясь последними спокойными секундами. Сделав глубокий вдох, Джеффри попрощался со старой, одинокой жизнью. Мысли о мире, чести и порядке исчезли, не оставив и тени сожаления.

– Ну что же, пусть начинается хаос и безумие, – сказал он, поворачиваясь к собравшимся.

И безумие началось.


Глава 13 | Уроки поцелуев | Об авторе