home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Каролина повернулась к двери и увидела свою тетю, чье привычное спокойствие сменилось смущением и суетливостью.

– Ох, милорд, простите меня. Я так виновата перед вами.

– Тетя…

Каролина встала, гадая, из-за чего ее родственнице приходится извиняться, но та говорила не останавливаясь:

– Я рассчитывала на то, что буду здесь. Но потом пришла странная записка от швеи и нарушила все мои планы.

Она подозрительно покосилась на племянницу. Каролина тут же обнаружила, что у Джеффри закончился чай, и засуетилась, наливая ему новый. Но, к несчастью, и граф, и тетя прекрасно понимали, что здесь что-то нечисто, и Каролина тихо опустилась обратно на диван, изо всех сил изображая святую невинность.

Тетя бросила на нее взгляд, который красноречиво объяснял племяннице, что легко она не отделается. А Джеффри в это время и не думал брать налитый Каролиной чай, что лишь накаляло ситуацию. Вместо этого он прикрыл глаза, виновато глядя на нее из-под густых ресниц.

«Что он задумал? Неужели он замешан в чем-то?» – подумала девушка.

– В любом случае, я здесь. И Каролина… ты выглядишь просто восхитительно! – продолжила тетя Вин после того, как стало очевидным, что ее племянница не собирается ничего говорить.

Ее восхищение озадачило Каролину. Люди редко делали комплименты ее внешности.

– Дорогая, ты знала, что граф собирается заглянуть к нам в гости?

Каролина повернулась к Джеффри, пытаясь понять, чем вызвано странное поведение тети.

– А… нет. Гарри заходил и…

– Прошу, скажи, что между вами ничего не было! Только не сейчас, когда его светлость пришел, чтобы познакомить тебя с самыми достойными джентльменами!

Ее тетя очень любила все драматизировать.

Каролина удивленно посмотрела на тетю Вин, наконец начиная понимать, что происходит. Потом она нахмурилась. Нет, это не может быть правдой. Джеффри пришел просто потому, что хотел увидеть ее, а не ради каких-то махинаций тети.

– Мне кажется, ты ошибаешься, – начала она.

– Глупости, – перебила ее тетя Вин. – А теперь быстрее принеси свою шляпку. Граф возьмет тебя на прогулку в парк.

Каролина никогда не боялась смотреть в лицо реальности. Даже тогда, когда ее мать сбежала из дому и присоединилась к цыганам. Но сейчас, хотя она и понимала, что значит выражение лица Джеффри, она все равно не могла признать неприятную правду и решила прямо спросить у него о причине его визита.

– Значит, милорд, вы пришли сегодня не потому, что хотели увидеть меня, а потому, что об этом попросила моя тетя?

Хотя Каролина задала вопрос Джеффри, ответила ей тетя Вин, пытаясь в то же время поднять племянницу с дивана.

– Давай не будем устраивать сцен, дорогая. У графа прекрасная репутация, и его помощь просто неоценима.

Она рассерженно посмотрела на племянницу.

– Я надеюсь, что ты благодарна ему.

В эту секунду в их перепалку вмешался гость. Каролина даже не заметила, как Джеффри встал, но неожиданно он очутился на месте ее тети. Он помог ей подняться, а Каролина, словно зачарованная, смотрела в его серо-зеленые глаза и не могла оторваться.

– Я пришел, потому что хотел увидеть тебя, Каролина. Да, я договорился о визите с твоей тетей несколько дней назад, но в любом случае все равно навестил бы тебя. Может, сегодня, а может, немного позже. Но я обязательно нашел бы возможность встретиться с тобой.

Его тихий голос и нежный взгляд успокоили Каролину. Она поверила ему, сама не зная почему и чувствуя, что просто не в состоянии сердиться на этого человека.

И все же ей нужно было узнать, что именно задумали тетя Вин и Джеффри.

– Значит, вы договорились с моей тетей, что заглянете к нам сегодня?

Джеффри замешкался лишь на долю секунды, слегка сжав ее руку. Потом он разжал пальцы, и Каролина услышала горечь в его голосе.

– Да, – сухо сказал он.

– И вы собираетесь познакомить меня с другими джентльменами?

Джеффри поморщился, но его ответ был таким же холодным.

– Да.

– Но зачем? – спросила Каролина, и Джеффри нахмурился, удивляясь тому, что она не понимает таких простых вещей. Каролина не знала, что его так смутило. Ее вопрос был вполне логичным.

– Зачем вам помогать мне в поисках жениха?

Когда она повторила вопрос, в его глазах мелькнуло беспокойство, которое Джеффри был не в силах скрыть. Но он тут же весело улыбнулся, беспечно пожав плечами.

– Потому, что я так захотел.

Каролина стала прямо, скрестив руки на груди.

– Что-то слабо верится в такие доводы, милорд.

– Что?

Джеффри был явно удивлен прямолинейностью девушки, но у Каролины был большой опыт общения с Гарри, и она прекрасно видела, когда мужчины пытаются что-то скрыть. Поэтому она сделала шаг вперед, не отводя от Джеффри взгляда и всем видом показывая, что не отстанет, пока он не расскажет ей правду.

– Вы ведь сами говорили, что не интересуетесь ничем, кроме модной одежды. Так зачем вам понадобилось помогать мне?

– Каролина, неужели нельзя просто поблагодарить его светлость и оставить эти расспросы? Почему ты всегда пытаешься докопаться до правды, даже когда это совершенно неуместно? – вмешалась ее тетя.

Несмотря на то что Джеффри не проронил ни слова, Каролина была уверена, что он горячо поддерживал мнение тети Вин. Но ей было все равно.

– Зачем вам знакомить меня с другими мужчинами? – упрямо спросила она.

Джеффри стиснул зубы. Каролина не собиралась сдаваться и сверлила его взглядом, вопросительно приподняв одну бровь.

Ему ничего не оставалось, как ответить ей. Каждое его слово было пропитано злостью, словно его заставили говорить под дулом пистолета:

– Потому что я собираюсь сделать тебя самой популярной девушкой в этом сезоне!

– Милорд, вы слишком добры. Как мы сможем отплатить вам? Я не знала, что вы собираетесь… – восторженно охнула тетя Вин, стоявшая рядом.

Каролина покачала головой, чувствуя нарастающее раздражение.

– Но зачем это вам? – повторила она.

И почему, подумалось ей, слова Джеффри так ранят ее? Благодаря его стараниям у нее не будет отбоя от ухажеров. Она должна радоваться. Но вместо этого Каролина чувствовала пустоту в душе, словно все хорошее, что было в ней, куда-то исчезло.

– Зачем вы делаете это?

Джеффри сделал несколько резких шагов, отходя от нее, потом резко развернулся, восстановив прежнюю маску беспечности.

– Я делаю это, Каролина, потому что я так хочу, только и всего.

Он поднял брови, глядя на нее с вызовом.

И Каролина приняла его без колебаний.

– В таком случае, я не согласна.

– Что? Конечно, ты согласна! – воскликнула тетя Вин.

Каролина развернулась к ней, смерив любимую тетю гневным взглядом.

– Пожалуйста, не вмешивайся, тетя Вин. Это тебя не касается…

– Что значит, не касается?..

– Не тебя собираются рекламировать всем, словно гуся на ярмарке. Не над тобой будут смеяться и не тебя жалеть.

– Никто не будет говорить о тебе ничего плохого, – пообещал Джеффри.

Но Каролина знала, что некоторые обещания выполнить невозможно.

– Они уже говорят. И не только, – тихо сказала она, вспомнив последний разговор с Гарри. – Я не хочу, чтобы меня вели к ним.

Каролина гордо подняла голову, чувствуя, как слезы наворачиваются ей на глаза. Она не позволит им увидеть свою слабость.

Джеффри сделал шаг вперед, пытаясь взять ее за руку, но она отвернулась.

– Никто не обидит тебя, потому что все будут видеть, что я отношусь к тебе хорошо.

Каролина повернулась к тете.

– Я уже по горло сыта балами. Я возвращаюсь домой.

– Домой? – испуганно закричала ее тетя. – Там ты не найдешь себе жениха!

– А он мне и не нужен!

Каролина хотела тотчас же уйти собирать вещи, но голос Джеффри заставил ее остановиться:

– Ах, значит, я ошибался – ты все-таки совсем не интересуешься наукой.

Каролина медленно развернулась к нему, буквально дрожа от обиды.

– Прошу прощения? – злобно прошипела она.

Джеффри лишь вопросительно поднял брови, спокойно глядя на нее.

– Как ты собираешься продолжать свой эксперимент в Хадли?

Каролина закусила губу. Хадли был маленькой деревней, где невозможно было сохранить что-либо в секрете. Если она покупала книгу, то все, начиная от приходского священника и заканчивая мальчиком на побегушках, знали ее название. Она не сможет изучать там отношения мужчины и женщины, ведь это вовлечет всю ее семью в ужасный скандал.

Каролина вздохнула.

– Вы правы.

– Значит, ты останешься до конца сезона? – спросил Джеффри.

Каролина видела, что тетя затаила дыхание, ожидая ее ответа, но она не была готова так просто сдаться.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, милорд. Почему вы помогаете мне?

Ее взгляд ясно давал понять Джеффри, что она не отступит, пока не услышит правду. Она видела, что Джеффри не хочется говорить на эту тему, но решила настоять на своем.

Наконец он вздохнул, подошел к Каролине и, подчинившись внезапному порыву, взял ее за руки. Ей казалось, что он даже не заметил того, что сделал, но это не уменьшило ее удовольствия – Каролина наслаждалась теплом его ладоней и легкими прикосновениями его пальцев. Слушая Джеффри, она подумала, что позже должна обязательно записать все подробности его прикосновения. Очевидно, он был прав, когда говорил о том, что можно испытывать дрожь от одного лишь прикосновения.

– Ты права, Каролина. Я – пижон, который не интересуется ничем, кроме моды. Но кроме этого я граф, которому необходимо жениться на богатой наследнице.

Он отвернулся, но потом, словно влекомый невидимой силой, снова взглянул на Каролину.

– Я был так близок к достижению этой цели. Я думал, что она уже у меня в кармане. Но теперь…

Пожав плечами, Джеффри сделал шаг назад, убрав руки.

– Теперь у меня огромное количество обязанностей. На мне лежит огромная ответственность, но есть одно занятие, которое доставляет мне удовольствие.

– Какое? – прошептала она.

– Я помогаю молодым леди стать самыми популярными девушками в городе.

Каролина нахмурилась.

– Разве вы уже занимались чем-то подобным?

– Один раз. Она… она удачно вышла замуж.

Каролина почувствовала неожиданную вспышку ревности, которая удивила ее. Это новое чувство заставило ее слова звучать резче, чем она ожидала.

– И вы хотите, чтобы я пошла по стопам этой великолепной особы?

Джеффри повернулся и смерил Каролину взглядом внимательных серо-зеленых глаз, напоминающих ей цвет листьев серебристого клена.

– Я хочу, чтобы ты была счастлива. Неужели ты действительно думаешь, что тебе будет хорошо с лордом Бертоном?

Каролина замялась, вспоминая недавний разговор с Гарри.

– Я… я не знаю, – уклончиво ответила она.

– Тогда оставайся до конца сезона. Позволь мне познакомить тебя со своими друзьями. Кто знает, что может случиться?

Каролина вздохнула, понимая, что не сможет отказаться. На самом деле она сдалась еще в тот момент, когда Джеффри взял ее за руки. Каждый раз, когда он касался ее, она чувствовала, что готова сделать все, что он скажет. Возможно, она все-таки была похожа на свою мать. Очевидно, красивому мужчине не составляет труда склонить ее на свою сторону.

Эта мысль напугала ее, и в первую секунду Каролина почувствовала непреодолимое желание убежать. Но здравый рассудок взял верх. Джеффри не стал играть ее чувствами. Он не пытался подкупить ее красивыми обещаниями и не говорил, что она будет счастлива. Его аргументы были логичными. Для того чтобы продолжить свой эксперимент, Каролине нужно остаться в Лондоне. А единственный способ остаться в Лондоне – это продолжить общаться с аристократической элитой.

Но то, что Джеффри может сделать ее самым желанным призом для всех неженатых мужчин, казалось ей глупостью. Даже она понимала это.

Словно прочитав ее мысли, Джеффри нахмурился и расправил плечи.

– Ты не веришь, что я способен на это?

Каролина не хотела обижать его, но была уверена, что сделать такое не под силу никому.

– Некоторые обещания невозможно выполнить, – мягко сказала она.

Он засмеялся, но в его голосе слышались горькие нотки.

– Давай считать это моим экспериментом, Каролина. В конце концов, ты не можешь отказать тому, кто, как и ты, решил заняться наукой.

Конечно, она не могла отказать ему. Каролина не могла помешать человеку, который хочет поставить опыт, каким бы нелепым тот ни был. Она склонила голову набок, размышляя над предложением Джеффри и глядя на его освещенные солнцем золотисто-каштановые волосы.

– Раз вы собрались помочь мне, то мы будем проводить много времени вместе.

Джеффри улыбнулся, чувствуя радость и страх одновременно.

– Боюсь, что так.

– Вы будете сопровождать меня на самые популярные мероприятия.

– Не забывайте о конных прогулках, – добавила ее тетя. – Тебя должны видеть в парке хотя бы два раза в неделю.

– Конечно, – согласился граф.

Каролина снова подумала о своем исследовании, решив наконец, что все складывается как нельзя лучше. И она, и Джеффри смогут провести собственные эксперименты. Она будет изучать те чувства, которые вызывает в ней граф, и узнает, являются ли они результатом поцелуя или же сумасшествия, перешедшего к ней от матери. Кроме того, в Лондоне у нее будет много возможностей сравнить Джеффри с другими мужчинами. Теперь, после объятий Гарри и Джеффри, она с уверенностью могла сказать, что поцелуи заметно отличаются, как и те, кто дарит их. Каролине необходимо было определить свою реакцию на каждого из них.

Если ей повезет, то она сможет собрать достаточно информации к концу месяца.

Каролина заулыбалась, радуясь тому, что ее интерес к науке будет удовлетворен.

– В таком случае, милорд, я принимаю ваше предложение. Пойду принесу свою шляпку.

Она выскочила из комнаты, и тетя Вин последовала за ней, засыпая племянницу дельными советами о том, как привлечь внимание молодых джентльменов.

Джеффри смотрел ей вслед, чувствуя, как в нем зарождается паника. Что он наделал? Каролина уже готова была ехать в Хадли, и он мог бы забыть о ней, как о кошмарном сне. Там она не сможет заниматься своими безумными исследованиями. И там она выйдет замуж за этого болвана, лорда Бертона, и проживет полную увлекательных приключений жизнь… до старости занимаясь разведением овец.

Джеффри вздохнул и опустился на ближайший стул. Вот ответ на его вопрос. Разведение овец было основным источником дохода его семьи. Это занятие кормило и одевало их. Оно позволяло его матери наслаждаться бесконечными балами, которые она так любила. И, что самое важное, благодаря овцам они не попали в тюрьму за долги.

Но для него это занятие было сущей пыткой.

Он не мог обречь Каролину на такую участь. Тем более если ее супругом станет жалкий Гарри. Поэтому он решил сделать ее популярной и фактически пообещал найти ей мужа. Боже, он стал таким же глупым, как его овцы.

Джеффри обвел взглядом комнату. Не найдя того, что искал, граф позвал дворецкого Виннифред Хибберт и громко потребовал от удивленного слуги графин бренди.

– Милорд! Как приятно видеть вас в парке сегодня!

Каролина повернулась в сторону, откуда доносилось визгливое приветствие, и вежливо улыбнулась, в то время как Джеффри здоровался с женщиной и молодой девушкой.

– Добрый день, леди Бредлоу. Вы знакомы с мисс Каролиной Вудли?

Каролина кивнула и улыбнулась, глядя на пожилую женщину, сверлящую ее ядовитым взглядом.

– Да, конечно, – небрежно ответила та и повернулась к сидящей рядом с ней девушке, – позвольте мне представить вам мою дочь, Пруденс.

– Рад знакомству, – ответил Джеффри.

Каролина едва успела поприветствовать девушку, одетую в платье отвратительного красновато-коричневого цвета, как Джеффри подстегнул лошадей и они поехали дальше.

Они ехали по Гайд-парку. День был просто чудесным. Листья на деревьях переливались осенним калейдоскопом цветов, и Каролине хотелось очутиться на ветвях в окружении этой красоты. Вместо этого ей приходилось неподвижно сидеть на относительно удобном сиденьи открытого экипажа Джеффри, спрятав запачканные чернилами руки в складках юбки. Вокруг них было множество аристократов, которые прогуливались на лошадях, в каретах и пешком, разглядывая их, словно зверей в королевском зоопарке.

Каролина чувствовала, что все взгляды обращены на нее, но благодаря молчаливой поддержке Джеффри ей удавалось сохранять спокойствие. Его беспечная болтовня помогала сохранить видимость того, что все нормально. Он дважды касался ее руки, чтобы успокоить. Каролина чувствовала себя почти комфортно. Девушка расслабилась, и у нее появилась надежда, что она сможет привыкнуть к общению с представителями высших сословий.

– Лорд Таллис, какой приятный сюрприз! Вы знакомы с моей племянницей, мисс Кимберли Карвер? – произнес еще один скрипучий голос рядом с ними.

– Добрый день, баронесса, – ответил Джеффри, и Каролина почувствовала, как ее сердце сжимается от звуков его голоса.

– Разрешите представить мисс Каролину Вудли, волшебницу, которой удалось вытянуть меня на свет божий, – продолжил он. Каролина изумленно взглянула на него и покраснела.

Боже правый, он же фактически признается в том, что влюблен в нее. И говорит это самой большой сплетнице Лондона! Уже через час о них будут судачить все аристократы города!

– Мисс Вудли? Ох, вы… вы прекрасно выглядите сегодня.

Судя по тону баронессы, она была удивлена не меньше Каролины.

– Спасибо, баронесса. Как мило с вашей стороны. У вас такая красивая шляпка! – ответила Каролина, пораженная тем, что ее голос звучит так спокойно.

– Извини, дорогая, но боюсь, мне стоит посоветовать тебе впредь избегать белого цвета в одежде, – громко сказала женщина, не давая ей договорить.

Она наклонилась к Каролине, которая чуть не задохнулась от запаха из ее рта.

– На женщине твоих лет он смотрится странно. Сразу возникает нелестное сравнение с…

Она замолчала, многозначительно взглянув на свою племянницу, темноволосую красавицу, одетую, как и все молодые девушки, в белое платье.

По сравнению с другими оскорблениями слова баронессы были не слишком обидными. Но тем не менее они задели Каролину за живое. Она только начала расслабляться и верить, что сможет вжиться в роль элегантной красавицы, которой будут восхищаться другие. Джеффри все время улыбался ей, и Каролина подумала, что его эксперимент может увенчаться успехом.

Но все изменилось после жестоких слов баронессы. Они заставили Каролину вспомнить о том, что некоторые факты изменить невозможно. Она побледнела, вспомнив о своем возрасте. Каролина наверняка проигрывала юной и очаровательной Кимберли. А ее увлечение наукой еще больше осложняло ситуацию.

От ее недавней уверенности не осталось и следа. Даже Джеффри не удастся сделать ее популярной. Подавив горький вздох, Каролина заставила себя улыбнуться баронессе. Она собиралась вежливо поблагодарить старую ведьму за совет, несмотря на то что та явно хотела обидеть ее, но тут вмешался Джеффри:

– Прошу прощения, но нам нужно ехать.

В его голосе послышалась злоба, и Каролина удивленно повернулась к нему. Она не думала, что Джеффри может быть таким холодным.

Баронесса, очевидно, разделяла ее мысли. Ее лицо приобрело отвратительный серый оттенок, а рот открылся от удивления.

– Милорд!

– К сожалению, должен сообщить вам, что не смогу присутствовать на первом балу вашей племянницы. Я буду занят. Моя мать, сестра и лорд Вайклифф, разумеется, также просят извинить их отсутствие. А еще у графа Мавенфорда и его очаровательной жены, без сомнения, тоже найдутся неотложные дела, которые не дадут им возможности посетить вас.

Вежливая улыбка Джеффри совершенно не скрывала ярости в его глазах.

– Милорд! – охнула баронесса, сгорбившись так, словно на ее плечах лежал огромный вес, и обхватив себя руками.

– А теперь прошу нас извинить.

Джеффри отвернулся от оторопевшей леди и быстро выехал из Гайд-парка, оставив экипажи дворян позади.

Каролина какое-то время молчала, настороженная выражением его лица и видом сжатых кулаков. Она решилась заговорить с ним лишь тогда, когда они перебрались из парка на менее оживленную аллею, подальше от посторонних глаз.

– Не нужно так переживать, милорд. У каждого ученого бывают неудачные эксперименты. С моим отцом такое случалось не раз. Думаю, тетя рассказывала вам о его опытах с пушками, – тихо сказала Каролина.

Она украдкой взглянула на Джеффри, надеясь, что ее попытка развеселить его увенчалась успехом. Но то, что она увидела, ее удивило. Джеффри, нахмурившись, рассерженно смотрел на нее.

– Что ты несешь?

– Я о… о баронессе, – запинаясь, вымолвила она. – Такие люди всегда будут говорить гадости, если не прямо мне в лицо, то за моей спиной.

– Напротив, Каролина, – смягчился он, – теперь эта сплетница будет из кожи вон лезть, чтобы показать, как она хорошо относится к тебе.

– Но зачем?

– Она надеется – безосновательно, конечно, – что я прощу ее и посещу первый бал ее племянницы.

Каролина кивнула, понимая, что Джеффри, возможно, удалось хитростью переманить баронессу на свою сторону. Но, к несчастью, ей было отлично известно, что многих других матрон будет не так легко убедить. И чем популярнее она будет становиться, тем более ядовитые слухи о ней будут распускать. Ведь членам ее семьи давали и более обидные прозвища, чем синий чулок.

– Это будет сложнее, чем кажется на первый взгляд, – тихо сказала она.

– Что? – Джеффри задал вопрос, не поворачивая головы, потому что как раз в этот момент ему нужно было объехать телегу с яблоками, но Каролина чувствовала, что все его внимание обращено на нее. Он уже наверняка жалеет, что связался с ней.

– Я знаю, что помогать такой странной девушке, как я, очень сложно.

Джеффри поморщился, но Каролина не дала ему возможности ответить, продолжив говорить без остановки:

– Я пойму, если вы решите отказаться от своего обещания. Мне тоже тяжело выдерживать общество язвительных и жестоких женщин. Давайте просто считать, что ваш эксперимент не удался, и забудем об этом.

Джеффри так резко натянул поводья, что Каролину бросило вперед.

– Джеффри! – воскликнула она, ухватившись за сиденье.

К счастью, он мастерски управлялся с лошадьми, и, несмотря на недавнюю вспышку гнева, смог взять себя в руки и благополучно довезти свою спутницу до почти опустевшего парка. Там он какое-то время сидел, сжав кулаки и тяжело дыша.

Каролина молчала, а успокоившись, украдкой глянула на него.

– Никогда больше так не делай, – глухо прорычал Джеффри.

– Чего не делать?

– Никогда больше не называй себя экспериментом.

Каролине было не по себе от его тона. Даже со злобной баронессой ему удалось сохранить какую-то видимость приличия. Но теперь он вел себя так, словно Каролина угрожала убить его единственного ребенка.

Она закусила губу, пытаясь понять причину.

– Но я не называла себя экспериментом. Я говорила о том глупом решении сделать меня популярной. Это тяжело и унизительно. – Она серьезно посмотрела на него. – Я знаю, что вам это так же неприятно, как и мне.

Джеффри повернулся к Каролине, насмешливо приподняв одну бровь.

– Напротив, меня это веселит. Они теперь не могут понять, что происходит.

Каролина покачала головой – ей не верилось, что он получает удовольствие, высмеивая злобный характер большинства женщин из высшего света.

– Для молодого человека вы слишком циничны, милорд.

В ответ он лишь горько рассмеялся. Но через мгновение его взгляд потеплел.

– Скажи мне, Каролина, что ты собиралась ответить баронессе? Я имею в виду ту мегеру, которая критиковала цвет твоего платья.

Каролина пожала плечами – ей не хотелось вспоминать об этом происшествии.

– Не знаю. Что-то вежливое.

– Возможно, ты собиралась поблагодарить ее? Несмотря на то что она так язвительно намекнула на твой возраст?

– Я ничего не добьюсь, отвечая злостью на злость, милорд.

– Вот именно.

Джеффри наклонился вперед, рассеянно коснувшись локона, выскользнувшего из-под ее шляпки.

– Ты – настоящая леди, Каролина. Ты вежлива и элегантна при любых обстоятельствах. Конечно же, мне нравится выводить тебя в свет. Мне приятно показывать этим болванам, как выглядит настоящая леди.

Он нежно вел пальцем по щеке Каролины, обжигая ее. У нижней губы он остановил палец и погладил ее, не сводя с Каролины жаркого взгляда.

– Ты была восхитительна сегодня.

В горле у нее пересохло, и Каролина облизнула губы, случайно коснувшись языком большого пальца Джеффри. Его шероховатая, покрытая мозолями кожа была так не похожа на все, что ей встречалось до этого. Она снова коснулась его пальца языком, изучая его на вкус.

– Каролина, – простонал Джеффри. В его голосе слышалось предупреждение, но она не обратила на это никакого внимания. Его зрачки расширились так, что глаза казались почти черными, а взгляд прожигал ее насквозь.

Этим утром Каролина пыталась заставить Гарри поцеловать ее. Но в это мгновение все, о чем она могла мечтать, – это поцелуй Джеффри. Она даже наклонилась вперед, подняв голову. Он не отпускал ее. Его палец еще сильнее прижался к ее губам, заставив ее приоткрыть рот.

Потом Джеффри наклонился к ней. В тот момент, когда их губы слились в поцелуе, Каролине стало нестерпимо жарко. Его губы прижимались к ее губам, а язык скользнул внутрь. Джеффри гладил ее по щеке, прижимая все ближе и ближе. Каролина откинула голову назад, наслаждаясь близостью. Его язык дразнил ее, то лаская, то отступая и снова возвращаясь, заставляя Каролину забыть обо всем.

Она повторяла его движения, запоминая их и наслаждаясь ощущениями, которые, словно лесной пожар, охватили все ее тело. Каролина почувствовала, как вторая рука Джеффри легла ей на живот, постепенно поднимаясь к груди. Девушка застонала, сама не зная почему.

– Эй, эй! Нечего тута делать такое!

Каролина почувствовала, как Джеффри напрягся, услышав грубый голос за спиной. Потом он резко отодвинулся от нее. Покраснев, он мрачно взглянул на извозчика, проезжавшего мимо них. Каролина могла только ойкнуть от испуга, вспомнив наконец, что они находятся в городе, где их может увидеть любой. Она поспешно огляделась, радуясь, что они покинули места, где их могла увидеть лондонская элита. Она не увидела никого, кроме нескольких беспризорных детей и извозчика, который уже уехал.

Как только дорога впереди опустела, Джеффри, не говоря ни слова, схватил поводья и хлестнул лошадей, быстро выехав из парка. Каролина тоже молчала, пытаясь понять, что произошло. Она никак не могла собраться с мыслями и лишь через три минуты вспомнила о необходимости упорядочить свои воспоминания о поцелуе. Но ее мысли заполняли совершенно ненаучные фантазии, которым было место в поэзии, а не в серьезном исследовании.

– Прости меня, Каролина. Я не должен был этого делать.

Она подпрыгнула от неожиданности, услышав его полный раскаяния голос.

– В смысле?

Повернувшись к Джеффри, она увидела, что он сидит, стиснув зубы и сгорбившись, словно пытаясь спрятаться от чего-то. И что хуже всего, именно в этот момент он повернулся к ней, глядя на нее полными раскаяния глазами.

– Я мог разрушить твою репутацию. Боже, нас же мог увидеть любой.

Каролина улыбнулась, уверенная, что ей не составит труда успокоить его.

– Но ведь нас никто не видел.

– Мы не можем быть уверены в этом.

Она коснулась напряженных мускулов на его руке.

– Можем. А если бы кто-то заметил нас и начал сплетничать об этом…

– Вот именно…

– …В таком случае мы объяснили бы, что это было ради науки. Обычное исследование. Я собираюсь написать трактат на эту тему. Конечно же, я опубликую его под псевдонимом.

Джеффри в ужасе застонал.

– Ох, – неожиданно воскликнула она, – вы ведь как раз собирались коснуться моего корсажа? Как здорово, что вы не забыли об этом!

Она благодарно сжала его руку.

– Каролина! – в отчаянии вскричал Джеффри.

Но она не обратила на это никакого внимания. Как он может думать о таких глупостях, как правила приличия, когда они обсуждают науку? Хотя, возможно, она неправильно поняла ситуацию? Каролина встревожилась. Может, Джеффри расстроился совсем по другому поводу? Она всматривалась в его профиль, в то время как он, казалось, полностью сосредоточился на управлении экипажем. Единственное, что ей удалось понять, – это то, что Джеффри явно чем-то расстроен. А ей так хотелось, чтобы он улыбнулся!

– Милорд, – начала она, – Джеффри, мне кажется, что женщина тоже играет важную роль в поцелуе.

– Каролина…

– Нет, пожалуйста, не нужно меня прерывать. Я хочу знать.

Она нервно сглотнула.

– Не бойтесь, вы меня не обидите. Я, в конце концов, занимаюсь наукой, и это – часть моего исследования.

Она расправила плечи, волнуясь из-за собственного вопроса, но твердо решив добиться ответа на него.

– Я что-то сделала не так? Может быть, я виновата в том, что Гарри не смог доставить мне удовольствие своим поцелуем? Ведь…

Она умолкла. Что, если Джеффри злится, потому что она вела себя неправильно во время поцелуя? Ни одному мужчине не хотелось бы попасть в глупую ситуацию. В особенности в таком деликатном деле…

– Я уверена, что я во всем виновата. Если бы вы только объяснили мне, в чем я не права… – с надеждой в голосе продолжила она.

В это время Джеффри придержал лошадей, заставив их двигаться медленнее. По обе стороны от них росли высокие деревья, их окрашенные в осенние цвета листья бросали тени на дорогу. Но Каролина почти не замечала окружающей ее красоты, с нетерпением ожидая ответа.

– Каролина, – наконец сказал Джеффри, и в его голосе послышалась печаль, – ты была идеальна. Скажу тебе даже больше – ты задала те стандарты, по которым я буду искать будущую жену.

Каролина недоуменно взглянула на него.

– А разве целоваться можно по-разному?

Джеффри слегка повеселел и даже сумел слабо улыбнуться ей.

– Любое дело можно делать по-разному. А ты только что показала очень высокий уровень. Боюсь, немногие смогут сравниться с тобой.

Каролина чувствовала, что он сделал ей комплимент от чистого сердца, и верила в каждое сказанное им слово, однако на душе у нее все равно было холодно.

– Но основным критерием для выбора моей будущей невесты будут деньги. – Джеффри отвернулся, снова уставившись на дорогу впереди. – Да. К несчастью, это чистая правда.

Каролина наклонилась, легко сжав его руку в своей.

– А та женщина, которой вы помогали до меня, она… отвечала всем требованиям? Она была настоящей леди?

Она почувствовала, как Джеффри напрягся, и с неохотой убрала руку. Когда он заговорил, в его голосе не было никаких эмоций.

– Да. Джиллиан была настоящей леди.

Каролина не сводила глаз с Джеффри, понимая, что он далеко не так спокоен, как ему хотелось бы. Ему явно было неприятно говорить об этой Джиллиан. Каролина почувствовала укол ревности.

– Вы, должно быть, очень любили ее, – наконец сказала она.

Она думала, что Джеффри снова горько засмеется, но этого не случилось. Он сидел совершенно неподвижно, словно статуя, и даже его губы почти не шевелились, когда он наконец ответил ей:

– Нет, я не любил ее. По крайней мере, не так страстно, как Стивен.

Его слова удивили Каролину.

– Но почему вы так уверены в этом?

Джеффри повернулся, и Каролина увидела, что в его глазах больше нет недавней страсти. Они казались пустыми и холодными.

– Потому что я не собирался рисковать репутацией ради этой женщины.

Джеффри умолк на мгновение, чтобы убедиться, что она внимательно слушает его, а затем продолжил:

– Запомни, Каролина, есть предел того, на что я готов пойти ради другого человека. Даже ради тебя.

С этими словами он подвел экипаж к аллее перед домом ее тети. Через несколько мгновений Джеффри откланялся, оставив Каролину на пороге.


Глава 3 | Уроки поцелуев | Глава 5