home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Каролина вертела в руках перо, не решаясь окунуть его в чернила и начать писать.

Джеффри коснулся ее корсажа. Он коснулся ее так, что Каролина забыла обо всем. Ей было так жарко, что она до сих пор не понимала, почему листья вокруг них не загорелись. Одних лишь воспоминаний об этом вечере было достаточно, чтобы сладкая дрожь вновь прошла по ее телу.

Это непременно нужно было исследовать.

В глубине души Каролина знала, что для начальной стадии эксперимента ей не нужен еще один поцелуй Джеффри. Она и так прекрасно помнила все до малейших подробностей и постоянно думала о его поцелуях, ночью вновь переживая их во сне, а в сумерках мечтая о них.

Она помнила о нем все, даже моменты, когда они ссорились и его глаза вспыхивали от гнева. Каролина помнила гораздо больше об их разговорах, о тех чувствах, которые она испытывала, чем о разговорах с другими мужчинами. Даже их поцелуи не шли ни в какое сравнение с поцелуями Джеффри.

Все они меркли по сравнению с ним.

В этом-то и заключалась загвоздка. Каролина начала исследовать связь между разумом и сердцем и поняла, что ее не существует.

Взять хотя бы Перри Файрфакса. Дружелюбный, милый юноша, к тому же на удивление много знает об овцах. Каролине он понравился, и она была уверена, что его поцелуй доставит ей удовольствие. Но он оказался настолько неловким и неумелым, что Каролине едва хватило терпения, чтобы не прогнать его.

Поцелуй лорда Хиллмана тоже оставлял желать лучшего. Он был старше остальных ее подопытных. Однако, несмотря на преклонный возраст, в его глазах еще остался озорной блеск и он с пониманием относился к пристрастиям других, какими бы странными они ни казались. Он с почти научной точностью описывал своего знакомого, и Каролина ожидала от него такого же «научного» поцелуя – спокойного и размеренного, состоящего из отточенных до совершенства движений. Но все было совсем не так. Он был эмоциональным и энергичным и напомнил ей поцелуй лакея. После него Каролине было тепло, но она так и не ощутила того трепета, до которого ее доводил Джеффри.

Эксперименты с другими джентльменами, включая мистера Лутса, тоже не дали никаких результатов. Мистер Лутс был близким другом ее отца и тоже интересовался химией, поэтому Каролина надеялась, что его поцелуй будет нежным, точным или, по крайней мере, приятным. Но это было даже хуже, чем поцелуй Гарри. Его, казалось, совершенно не заботило, что она чувствует. Это удивляло ее, ведь в последнее время Каролина все чаще и чаще встречалась с мистером Лутсом и он был неизменно любезным с ней.

Таким образом она не сможет добыть нужную информацию. Остается лишь поговорить с женщиной, которая лучше разбирается в этих вопросах. А это значило, что Каролине предстоит разыскать любовницу Джеффри. Почему она хотела найти именно его любовницу, было загадкой для нее самой. Но раз уж его ласки вызывали в ней такие сильные чувства, то именно его поцелуи она должна изучить. Для этого ей необходимо было поговорить с женщиной, которая целовала не только его, но и многих других мужчин.

Конечно, Каролина могла поискать среди представительниц лондонской аристократии женщин, которые целовались с Джеффри, но гораздо полезнее будет встретиться с его любовницей.

Естественно, она не поверила в то, что эта женщина умерла. Каролине было хорошо известно, что мужчины стараются скрыть своих фавориток от других. Безусловно, она могла заболеть оспой, но, скорее всего, это было ложью. Оставалось только найти эту женщину. А значит, ей придется расспросить тетю Вин, которая знала все и обо всех.

Каролине нужно будет сделать это очень осторожно.

– Тетя Вин, – начала Каролина, входя в комнату.

– Каролина? Я думала, что ты отправилась на прогулку с лордом Повеллом, – удивленно воскликнула та, уронив вышивку на колени.

Каролина покачала головой, усаживаясь рядом с ней.

– Я немного устала от всех этих балов и поездок, поэтому отправила ему записку с просьбой перенести нашу встречу на завтра.

Тетя Вин нахмурилась, как и предполагала Каролина, но девушка знала, что поступила правильно. Она отменила бы поездку даже в том случае, если бы ей не нужно было искать любовницу Джеффри. Временами у нее начинала болеть голова от болтовни и неискренних улыбок.

– Он отнесся к моей просьбе с пониманием, тетя Вин. Я не отпугнула его.

– Ну что ж, хорошо. И все-таки мне кажется, что тебе стоило бы проявлять больше усердия.

Каролина пропустила ее слова мимо ушей, не собираясь выслушивать очередную нотацию. Вместо этого она наклонилась и подняла вышивку тети, рассматривая изысканный рисунок и рассеянно теребя нитки.

– Знаешь, а мне нравится. Это твой сад в Хадли?

– Ну же, Каролина. Ты ведь пришла сюда не для того, чтобы сделать мне комплимент. Что тебя беспокоит?

Несмотря на резкое замечание, голос тети Вин был мягким, почти материнским.

И все же Каролине было неприятно осознавать, что ее замысел так легко раскрыли.

– Ничего особенного. Мне просто стало любопытно: у всех ли джентльменов есть любовницы?

– Господи! Это совершенно неподходящая тема для разговора.

Каролина пожала плечами, стараясь не смотреть тете в глаза.

– Я знаю, но мне интересно. У лорда Таллиса, к примеру, есть любовница?

Ее тетя ответила не сразу, оценивающе взглянув на племянницу. Наконец она вздохнула.

– Ты неравнодушна к нему, да?

Каролина вздохнула и ничего не сказала, лишь погрустнела. По-видимому, это единственный способ получить нужную информацию. Пусть тетя Вин считает, что Каролина вот-вот влюбится. Информация, как она любила повторять племяннице, это единственный способ в борьбе с наивностью.

– Ты же знаешь, что он ищет богатую невесту. Он…

– Не женится на мне. Да, я знаю.

Она снова вздохнула, изображая девушку, которая вот-вот поддастся запретным чувствам.

– Но что, если он на самом деле любит меня?

– В таком случае у него не было бы любовницы, – резко ответила ее тетя.

Каролина попыталась скрыть улыбку. Ее план сработал отлично.

– Значит, у него есть любовница?

– Конечно, есть. Они есть у всех джентльменов, правда, насколько мне известно, свою Джеффри отправил в отпуск.

– Отпуск?

– Бросил ее, дорогуша, наверняка из-за финансовых трудностей. Любовница может быть чересчур дорогим удовольствием.

Каролина значительно повеселела, мечтательно посмотрев на нее.

– В таком случае, не исключено, что он действительно любит меня.

– Я слышала, что он до сих пор иногда навещает эту женщину, – мрачно вставила тетя.

– Может, они теперь просто друзья…

Тетя Вин уколола палец иголкой и тихо выругалась. Закончив протирать ранку, она отложила рукоделие и повернулась к племяннице:

– Я считала, что ты умнее, Каролина. Луиза Флетчер и лорд Таллис не друзья. У таких женщин, как она, друзей быть не может. У них есть лишь покровители.

– Но, может, у Луизы Флетчер теперь другой покровитель? Может, Джеффри больше ее не навещает?

– Глупости, она же танцовщица, – резко бросила ее тетя.

В ее голосе слышалось отвращение.

– Поверь мне, милая, лорд Таллис часто посещает эту особу, он совершенно не привязан к тебе.

Она озабоченно взглянула на Каролину и продолжила уже мягче:

– Я рассказываю тебе это лишь для того, чтобы ты поняла – с ним тебе ничего не светит. Ему нужны деньги.

Каролина кивнула, не понимая, почему не радуется. Она смогла узнать то, что хотела, но по какой-то непонятной причине слова тети подействовали на нее удручающе.

– Ты в порядке, дорогая?

Каролина очнулась от невеселых мыслей:

– Конечно, тетя Вин.

– Ты знаешь, Джеффри сказал мне прошлым вечером нечто странное.

Она сделала паузу для пущего эффекта.

– Он сказал, что ты заманиваешь молодых мужчин в сад… А теперь ты задаешь все эти странные вопросы насчет любовниц. Ты ведь не замешана ни в чем скандальном?

Каролина потупилась под чересчур внимательным взглядом тети. Что она может ответить на это?

– Конечно же нет, – солгала она.

Каролине казалось, что она весьма убедительна. Стараясь выглядеть невинной, она широко распахнула глаза в притворном удивлении. Но на тетю Вин уловка не подействовала.

– Ты снова суешь нос туда, куда не просят, да? – мрачно спросила она.

Каролина занервничала:

– Папа говорит, что любознательность – важнейшее из достоинств настоящего ученого.

– Ну да, всем нам известно, что твой папочка – эксперт в общении с другими людьми, – вспыхнула тетя Вин, но потом со вздохом спросила: – Ну хорошо, Каролина, что ты хочешь узнать?

– Прошу прощения?

– Ты пытаешься узнать о чем-то, но боишься расстроить меня или что-то в этом духе. Будь уверена, этого не случится. Так что можешь задавать вопросы. Я постараюсь ответить на них.

Каролина зарделась. Несмотря на то что ей было легко признаться в увлечении наукой лорду Таллису, ей становилось не по себе, когда она думала, что придется рассказывать об этом тете. Хотя тетя Вин мыслила довольно прогрессивно, Каролина сомневалась, что она поддержит ее желание расспросить любовницу Джеффри обо всех тонкостях интимных отношений. Значит, ей придется поскорее придумать другой предлог, пока ее тетя ничего не заподозрила.

– Ну… я хотела узнать о лорде Таллисе. Мне было интересно узнать о той женщине, которой он помогал до меня.

Тетя Вин не пошевелилась. Она не подпрыгнула и не замерла на месте от ужаса. Но Каролина заметила, что она насторожилась, и девушку это заинтересовало. Об этом явно стоит узнать больше.

– Ты ведь не думаешь, что Аманда Виндхэм была любовницей Джеффри? – ответила тетя Вин со сдавленным смешком.

Каролина удивленно взглянула на нее. Аманда? Но Джеффри называл ее Джиллиан.

– Ты уверена…

– Ну естественно, я уверена, – отрезала ее тетя.

Однако по ней было видно, что она сомневается в сказанном.

Каролина вздохнула и решила пойти по пути наименьшего сопротивления.

– Расскажи мне правду. Я ведь рано или поздно все равно узнаю обо всем.

– Ты хочешь сказать, что решила во что бы то ни стало узнать об этом.

Каролина пожала плечами, подтверждая худшие опасения миссис Хибберт.

– Так за кого вышла замуж эта леди? И что случилось с ней?

Тетя Вин снова взяла вышивку, но не спешила браться за иголку.

– Дело в том, что никто этого не знает.

Каролина сдвинула брови:

– Что значит «никто этого не знает»?

– А то и значит. Аманда Виндхэм была первой красавицей в городе. И вдруг она неожиданно исчезла. Как в воду канула. Ее семья говорит, что она вышла замуж за какого-то дворянина из Шотландии и они эмигрировали в Канаду.

Каролина покачала головой.

– А ты уверена, что речь идет о той самой девушке? Если… Аманда… была такой популярной, то зачем Джеффри было помогать ей?

– Потому что сначала она не была такой популярной.

Тетя Вин взяла серебристые нитки и начала их распутывать.

– Благодаря лорду Таллису она стала диковинкой. Все думали, что они вот-вот объявят о помолвке. Их свадьба стала бы самой громкой свадьбой года.

– И что же произошло?

Каролине стало трудно дышать. Неужели Джеффри чуть не женился на этой девушке? Он говорил, что не станет рисковать репутацией ради женщины, но, возможно, когда-то он думал иначе?

Тетя Вин рассеянно накручивала нитку на пальцы.

– А ничего не произошло. Она исчезла. И лорд Таллис тоже. Мы все решили, что они сбежали вместе, но через какое-то время он вернулся в Лондон по-прежнему неженатым, а о девушке не было ни слуху ни духу. Позже ее опекун, граф Мавенфорд, нашел себе жену.

Тетя Вин наклонилась к племяннице и понизила голос до шепота:

– Поговаривают, что его супруга – незаконнорожденная дочь какого-то аристократа. Они отправились в длительное свадебное путешествие по Европе, и никому не удалось узнать, что же на самом деле произошло.

Она подняла голову и строго посмотрела на Каролину.

– Они только недавно вернулись в Лондон. За пять лет только члены семьи видели ее. Мавенфорд, естественно, негативно относится ко всем сплетням по этому поводу. Он оберегает жену как может.

Каролина опустила глаза, пытаясь собрать все части головоломки воедино. Желая узнать больше, она продолжила расспрашивать родственницу:

– А может, все было именно так, как говорят? Аманда встретила мужчину, который покорил ее сердце, и они отправились в Канаду.

Тетя Вин покачала головой, очевидно расстроенная наивностью племянницы.

– Она была всеобщей любимицей – ее опекал сам граф, и ее приданое было немалым. Зачем ей было сбегать с каким-то шотландцем, если она могла выбрать лучшего жениха здесь, в Лондоне?

Каролина пожала плечами, гадая о том же. Как кто-то может отказаться от жизни с Джеффри?

– Может, она действительно полюбила этого шотландца?

Тетя Вин хмыкнула, разбирая оставшиеся нитки.

– Может, те, у кого есть приличное приданое, и могут позволить себе такую роскошь. Но не мы.

Она вздохнула и бросила нитки.

Каролину удивили эти слова.

– Но, тетя Вин, я всегда думала, что ты хочешь, чтобы я нашла любовь.

Женщина удивленно приподняла брови.

– Конечно хочу, Каролина. По крайней мере, я хочу, чтобы ты была настолько счастлива, насколько это возможно.

– Но Гарри…

– Не сможет сделать тебя счастливой, как мне кажется. Хотя как запасной вариант он вполне сойдет.

Она строго посмотрела на племянницу.

– Но только как запасной вариант. Подожди хотя бы до конца сезона.

Каролина автоматически кивнула – ее мысли были заняты совсем другим. Она надеялась получить исчерпывающие ответы, но вместо этого получила много противоречивой информации, которая вызвала еще больше новых вопросов.

– Тетя Вин?

– М-м-м? – ответила та, вдевая нитку в иголку.

– Ты не хочешь рассказывать мне об Аманде Виндхэм. Почему?

Ее тетя вздохнула, опустив руки на колени.

– Потому что я не знаю всех подробностей, а мне хорошо известно, что ты терпеть не можешь тайны.

– Но…

– Ты ведь замучаешь его светлость расспросами, и поверь мне, на эту тему лорд Таллис говорить не захочет. Если между ним и мисс Виндхэм что-то и было, то, значит, произошла какая-то неприятность. Какому мужчине захочется обсуждать такое? А если они были лишь друзьями, то твои вопросы только напомнят ему о старых сплетнях, связанных с его несостоявшейся женитьбой. Мне бы не хотелось, чтобы он думал, будто мы верим всяким глупостям.

Каролина промолчала. Она уже поняла, что затронула запрещенную тему. Несмотря на то что Джеффри прямо не сказал, что не хочет говорить об Аманде, или Джиллиан, ему явно было неприятно вспоминать о ней, а Каролине не хотелось делать ему больно.

– Я не буду спрашивать у него об этом, тетя Вин.

– Хорошо. Потому что он оказывает нам огромную услугу, помогая тебе завоевать популярность. Не испытывай судьбу только ради того, чтобы удовлетворить любопытство.

– Конечно, тетя Вин.

Они обе замолчали, и тетя Вин позвонила в колокольчик, вызывая слугу с чаем. Каждая женщина погрузилась в свои мысли, в то время как престарелый Томпсон обслуживал их с обычной медлительностью. Когда он наконец вышел, Каролина снова повернулась к тете.

– Ты упоминала Стивена Конли…

– Графа Мавенфорда.

– Да… – Каролина взяла одну из лепешек, потом продолжила: – А как зовут его жену?

– Джиллиан. А что?

– Да так, ничего.

Каролина отвернулась, надеясь, что тетя не заметит ее радости – ведь ей только что удалось раскрыть одну из тайн лорда Таллиса. Одна женщина неожиданно исчезла. И на ее месте так же неожиданно появилась жена Стивена Конли.

Теперь ей все было ясно. Как бы безумно это ни звучало, но… Аманда и Джиллиан – это одна и та же женщина. «Но почему она изменила имя? И почему отвергла Джеффри? Вопросы, вопросы, вопросы», – подумала Каролина, не в силах сдержать восторга. Ей предстоит решать совершенно новую задачу!

– Каролина? О чем ты думаешь?

– А? Ни о чем особенном. Просто решила, что было бы неплохо познакомиться с графиней.

Тетя Вин подозрительно взглянула на племянницу, очевидно, совершенно не одураченная ее напускной невинностью.

– Все этого хотят, но, Каро…

– Интересно, где папа. В это время он обычно уже приходит домой со встречи общества химиков. Может, они с мистером Лутсом снова пошли в тот клуб?

Ей казалось, что она ловко сменила тему. Тетя Вин очень переживала из-за отца Каролины и его нового друга, мистера Лутса. И после того, что произошло с ней в саду, Каролина начала разделять неприязнь своей родственницы. Ей совершенно не хотелось часто видеться с мистером Лутсом, но ее отец, к несчастью, очень сблизился с ним.

Однако даже такая интересная тема не смогла отвлечь тетю Вин.

– Что ты делаешь, Каролина?

Каролина подняла на нее глаза, удивленная странным вопросом.

– Что?

– Я знаю, что ты терпеть не можешь находиться среди большого количества людей. Ты не любишь пустую болтовню, танцы, даже карты не интересуют тебя. Так почему ты согласилась на помощь лорда Таллиса? Ты часом не влюбляешься в него?

Каролина побледнела. Она не думала, что тетя Вин будет допрашивать ее. Ведь именно она подтолкнула Каролину к этой пытке, состоящей из бесконечных балов и приемов.

– Я… я думала, ты этого хочешь.

Ее тетя нахмурилась.

– Конечно хочу, но, по правде говоря, я ожидала, что ты будешь больше противиться. До этого ты ни в грош не ставила мои желания. Давай уже, выкладывай все, Каро. Ты неравнодушна к лорду Таллису?

У Каролины перехватило дух. Неравнодушна? К лорду Таллису? Его поцелуи были очень приятными, не говоря уже о той буре чувств, которую вызывали его горячие прикосновения. От одной мысли об этом ее сердце начинало биться чаще. Но перед тем как прийти к выводу, что она влюбилась, Каролине нужно было провести серьезные исследования. Она постаралась подавить в себе волнение, которое вызывали такие мысли.

– Нет, я не люблю его, – спокойно ответила она.

Тетя Вин кивнула, но ее лицо было по-прежнему мрачным.

– Это хорошо, потому что он не женится на тебе. Ему нужна невеста с деньгами.

– Да, ты говорила об этом. Много раз, – сухо ответила Каролина.

– И все же, один вопрос остается нерешенным: почему ты позволяешь ему помогать тебе?

Каролина вздохнула. Ее тетя даже святого могла довести до белого каления. Не услышав убедительного ответа, она будет расспрашивать племянницу, пока не выудит из нее всю неприятную правду – об экспериментах с поцелуями и прочем. Каролина решила рассказать только половину, надеясь, что этого будет достаточно.

Ей было неловко признаваться в этом, поэтому она отвернулась, нервно дергая свою чашку.

– Если тебе так уж необходимо это знать, то я решила сделать его экспериментом.

– Что?

От испуганной реакции тети Вин чайный сервиз зазвенел.

Каролина поставила чашку на стол и недовольно посмотрела на свою тетю.

– Он заинтриговал меня. Джеффри выставляет себя пустоголовым франтом, но мне отлично известно, что он всю жизнь трудился. Он утверждает, что ему нужна богатая невеста, но при этом проводит время со мной, игнорируя богатых девушек. Все это странно, и мне хочется докопаться до правды.

– Господи, Каролина, почему бы тебе просто не сказать, что он тебе нравится, что он знает, как развеселить тебя, что тебе с ним хорошо?

Каролина нахмурилась, взяв лепешку, а затем раздраженно разорвав ее.

– Потому что это совершенно неважно. Да, он мне нравится. Но для меня лорд Таллис – это в первую очередь загадка, а я люблю разгадывать загадки.

Тетя Вин глубоко вздохнула. Она нежно погладила Каролину по щеке, глядя на нее с материнской заботой.

– Каро, дорогая. Жизнь – это не эксперимент. Ею нужно наслаждаться, а не изучать.

– Я живу…

– Ты все время что-то исследуешь. Как и твой отец. Твоя мама любила жизнь. Ты помнишь, как мы жили…

– До того, как она сошла с ума? – перебила ее Каролина. – Нет, тетя. Не помню.

Ее тетя удивленно посмотрела на нее, но Каролина не хотела разговаривать на эту тему. Она встала, собираясь уйти, но тетя Вин оказалась быстрее, чем она ожидала. Она схватила Каролину за руку, не давая сбежать.

– Твоя мать не была сумасшедшей.

Ее строгие слова повторило эхо в маленькой гостиной.

Каролина лишь приподняла бровь:

– Ты предпочитаешь, чтобы я называла ее бессердечной? Жестокой? Или странной? Какая нормальная женщина добровольно покинет любящую семью?

Каролина почувствовала, что тетя ослабила хватку, а потом и вовсе отпустила ее.

– Разве ты не помнишь, как она была одинока? Она не хотела делать тебе больно.

– Она была сумасшедшей, тетя Вин. И именно из-за этого сбежала с цыганами.

– Ты могла бы быть похожей на нее. В тебе столько черт твоей матери.

Голос тети Вин стал сентиментальным.

Каролина едва дышала. Она не хотела показывать тете, насколько ее пугают эти слова. Вместо этого она лишь покачала головой.

– Во мне нет ничего от моей матери. Ничего.

И с этими словами она осторожно, спокойно собрала чашки и тихо вышла из комнаты.

Виннифред Хибберт наблюдала за тем, как ее племянница уходит – гордо, словно королева. Девушка расправила плечи и высоко подняла голову, несмотря на то что всего лишь несла поднос.

«Ситуация накаляется», – подумала Вин, когда ее племянница закрыла за собой дверь. Однако Виннифред понятия не имела, хорошие или плохие перемены им это сулит. Каролина стала счастливее за последние несколько недель. Она чаще улыбалась, а ее смех звучал естественнее. Но если эти перемены произошли из-за того, что она влюбилась в лорда Таллиса, то что будет, когда он найдет себе невесту?

То, что в ближайшее время их семью ожидают трудности, было очевидным. Вопрос был в том, как с ними справиться.

Приняв решение, она позвонила в колокольчик. Томпсон, естественно, появился в ту же секунду. Наверняка он как всегда стоял с той стороны двери, подслушивая их разговор. Но Виннифред была абсолютно не против этого маленького недостатка. Это было единственным способом узнать правду о странном поведении Каролины. Но даже верному слуге не удалось узнать правду о последнем увлечении ее племянницы.

Виннифред покачала головой. Есть лишь один человек, который мог знать, что происходит с Каролиной, и она собиралась поговорить с ним немедленно. Ей нужны были ответы, и чем быстрее – тем лучше.

– Томпсон, я хочу, чтобы лакей отправил записку лорду Таллису. Он должен быть очень настойчивым. Ты знаешь человека, который подойдет для этой задачи?

Старик поклонился, и его суставы затрещали.

– Да, мэм. Все будет исполнено в лучшем виде.

– Надеюсь, что так, – проворчала Виннифред в ответ.

Ей нужно было срочно поговорить с Джеффри. Он наверняка знает, чем занимается Каролина.

Поднимаясь по ступенькам, ведущим к дому мисс Флетчер, Каролина не могла побороть волнение. Ей не составило труда найти жилище танцовщицы: как только она узнала имя и профессию этой женщины, остальное оказалось несложным. Но теперь, менее чем через час после разговора с тетей Вин, Каролине почему-то было трудно сделать последний шаг и встретиться с мисс Флетчер.

Какая она, эта любовница Джеффри? Наверное, это хрупкая девушка с длинными ногами и лучезарной улыбкой. Она играла гречанку в балете, значит, у нее наверняка длинные светлые волосы и изящная фигура. То есть она полная противоположность угловатой, большегрудой Каролине. А когда Каролина думала о том, что Джеффри целовал мисс Флетчер так же, как целовал ее, ей хотелось развернуться и убежать. Даже мысль о том, что эта жертва послужит на благо науке, не утешала ее.

Но она не имела права отступать. Ведь то, что она хотела узнать о поцелуях, могла рассказать только мисс Флетчер. К тому же Каролине пришлось приложить усилия, чтобы раздобыть информацию об этой женщине.

Поэтому, стараясь не обращать внимания на то, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди, Каролина собрала волю в кулак и постучала в дверь.

Дверь открыли почти моментально, но, к удивлению Каролины, перед ней стоял не дворецкий или слуга и даже не служанка, а милая девушка с веснушками на щеках, густыми рыжими локонами, свободно спадавшими на спину, и большой высокой грудью.

– Ну и ну! Я ожидала увидеть совсем не тебя! – воскликнула девушка.

– Простите. Я ищу мисс Луизу Флетчер, – ответила Каролина, заливаясь ярким румянцем.

– Так это я! – весело сказала та, отходя в сторону.

Каролина вошла внутрь и закрыла дверь, а потом повернулась к хозяйке дома. На ней было надето бледно-зеленое платье, которое едва прикрывало бедра, открывая взгляду сильные, точеные ножки, мышцы на которых напрягались каждый раз, когда она двигалась. Она почти не ходила, предпочитая прыгать и пританцовывать. Казалось, эта девушка не может стоять спокойно ни секунды. Она все время двигалась, и ее энергичность была одновременно утомительной и милой.

– Я как раз заканчиваю завтракать, подруга, потому что спала допоздна. Присоединишься ко мне?

– А… нет, спасибо большое.

Каролина проследовала за девушкой в главный зал, ярко-зеленую комнату, желтая, красная и голубая мебель в которой напоминала цветы. Ей казалось, что она ступила на дикий луг, который каким-то чудом оказался внутри дома. Эта обстановка идеально подходила мисс Флетчер.

– Какая красивая комната, – искренне восхитилась Каролина, которой начала нравиться ее открытая и приветливая хозяйка.

– Люблю все яркое. А ты?

– О да. Подумать только, вы можете танцевать. Каждую ночь. Так, как пожелаете.

– Ох, чего ты такое говоришь, дорогая? – звонко рассмеялась та. – Я танцую так, как мне говорят. Зато тут я делаю чего хочу.

Девушка замолкла и оценивающе взглянула на Каролину.

– Ты с дворян? Ты тот синий чулок, с которым носится Джеффри, ага?

Каролина отвела взгляд. Значит, Джеффри рассказывал о ней? Она не знала, что думать об этом. Что она сказала?

– Я… Как…

– Ой, не надо скромничать. Я знаю все о высшем сословии. А о тебе, солнышко, все говорят.

Она весело подмигнула Каролине.

Каролина заставила себя улыбнуться.

– А… а Джеффри говорит обо мне?

– Милая, о тебе все говорят.

– Но…

– Но Джеффри держит свое мнение при себе.

Сердце Каролины сжалось.

– Значит, вы с ним все-таки любовники, – горько сказала она.

– Боже, дорогая! Да Джеффри не был у меня уже лет сто! Я была подарком, – добавила она вполголоса. – Друзья Джеффри заказали мои услуги на месяц для него, когда он достиг совершеннолетия, но он так и не решился оставить меня навсегда. А мне он все равно по душе, вот я и разрешаю ему навещать меня, когда вздумается. Однако Джеффри не приходил ко мне уже очень, очень давно.

– Но вы все-таки были любовниками? Пусть и недолго?

Каролина не знала, почему для нее это так важно, но ей было просто необходимо узнать правду.

Луиза наклонилась вперед, и ее волосы волной скатились с ее плеч, создавая иллюзию движения, даже когда девушка стояла на месте.

– Ему нравилось то, что у меня такое изобилие энергии. Джеффри прям так и сказал. Изобилие энергии. Окрестил меня Леди Изобилие. Ну как тут устоять?

Девушка подошла к Каролине и, взяв ее за руку, повела к ярко-желтому диванчику.

– Ну, скажи: у тебя от сердца отлегло, когда ты узнала, что он давным-давно сюда не захаживал?

Каролина улыбнулась. Ей действительно стало лучше, хотя она и не знала почему. Она просто наслаждалась чувством облегчения, а потому решила наконец приступить к своему исследованию.

– Честно говоря, мисс Флетчер…

– Называй меня Луизой, дорогая.

– Хорошо, Луиза, я перейду сразу к делу. Я провожу научный эксперимент.

Она гордо подняла голову.

– Я изучаю поцелуи.

Луиза делала растяжку, вытянув одну ногу к спинке дивана. Но, услышав слова Каролины, она удивленно подняла на нее голову.

– Поцелуи?

– Да. Меня интересует связь между телом и душой, которая вызывает определенные… приятные ощущения.

Луиза нахмурилась – впервые за все время она замерла на одном месте.

– Ну и ну! – выпалила она.

– Ты помнишь поцелуи Джеффри?

– Конечно помню! Он всегда был очень нежным.

Луиза опустила ногу и начала кружиться по комнате.

Каролина покраснела и опустила глаза.

– А ты… ты испытывала дрожь от его прикосновений? Он… я хочу сказать, тебе нравилось…

Неожиданно Луиза остановилась, и, повернувшись к Каролине с широкой улыбкой, громко рассмеялась, оборвав Каролину на полуслове:

– Да чтоб мне провалиться на месте! Подруга, ты хочешь узнать, что он любит в постели!

Каролина побледнела, как полотно.

– Ой, нет… я…

Но Луиза не дала ей договорить, перепрыгнув через кофейный столик и приземлившись прямо перед гостьей.

– Видит Бог, мне бы хотелось, чтобы другие леди додумались до этого. Думаю, тогда у меня бы клиентов заметно поубавилось.

– Но…

– Не нужно стесняться, – перебила ее Луиза со смехом. – Наверное, нужно быть синим чулком, чтобы понять это. Пойдем, малышка.

Каким-то образом этой крошечной девушке, которая была килограммов на пять легче Каролины, удалось стащить ее с дивана.

– Пойдем в мой будуар, и я расскажу тебе, как доставить удовольствие его светлости. Я знаю все хитрости.

– Хитрости?

Каролина хотела отказаться. Она видела, что ситуация быстро выходит из-под ее контроля. Но последние слова Луизы пробудили ее любопытство.

– А что, есть много хитростей? И ты их опробовала на многих джентльменах? В смысле, ты целовала многих джентльменов?

– О! Да я перецеловалась с половиной Лондона. А что до хитростей, то есть много чудесных приспособлений, – ответила Луиза, подмигнув ей.

– Приспособлений? Я об этом не знала! – воскликнула Каролина, неожиданно понимая, что правильно поступила, придя сюда. Ей нравилась эта жизнерадостная девушка, которая выглядела намного старше своего возраста. С Луизой было приятно общаться – она была веселой, дружелюбной и, что самое важное, очень много знала и была готова поделиться этими знаниями.

Каролина решила провести весь день с ней и узнать все, что возможно. А если после этого у нее еще останутся вопросы, она будет приходить к Луизе так часто, как только сможет.

С этой счастливой мыслью Каролина последовала за Луизой в будуар, где ее ждало множество тайн.


Глава 5 | Уроки поцелуев | Глава 7