home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13. Испытание даром


Мёртвому миру не было ни конца ни края. Мы проходили мимо несметного количества душ. Ситуации повторялись со многими. Всё выглядело достаточно однообразно и вскоре наскучило, перестало беспокоить. Но один раз я оглянулась назад, и моё внимание привлекла одинокая душа.

Эта душа немного отличалась от остальных. Она была абсолютно пустой и прозрачной. В других душах, я теперь могла сравнивать, бурлили эмоции — хорошие, плохие, но они заполняли душу словно дымкой или жидкостью. В этой же душе не было ничего.

— Кто это? — я потянула за руку Влада.

— Неприкаянная душа — так мы их называем. Иногда они появляются здесь, в других мирах и у вас.

— Но почему она такая, э-э-э, прозрачная?

— Это несчастная душа, Леля. Когда-то её выбросили из тела, — Влад внимательно посмотрел на меня и добавил: — Твой случай, между прочим.

— Но я осознаю себя здесь, чувствую и общаюсь!

— Ты такая, пока до тебя не добрался здесь Левиафан. Когда-то и эта душа искала способ вернуться обратно в тело, но у неё не получилось. Теперь она вынуждена скитаться. Она потеряла себя.

— То есть, это её гибель?

— И да, и нет, — начал объяснять Влад. — Да, потому что нет шансов себя найти. Нет, потому что гибель души — это слияние с Тьмой. Когда она просто растворяется в ней навсегда и больше не может перерождаться.

Мы прошли мимо фантома. Тот двигался никого не трогая, ни на кого не обращая внимание. Я быстро прикрыла ладонью золотой браслет. Он по-прежнему грел меня и был тёплым.

— Как же много здесь умерших!

— Мир мертвых растёт, как и мир живых.

Мы свернули и пошли немного в сторону.

— Но почему люди наказывают себя так одинаково. Везде одно и то же. Это просто удручает.

— Люди, в большинстве своём, однообразны. Редко найдёшь душу, которая понимает, как нужно проживать жизнь.

— И как её нужно проживать?

Конечно, я уже с опаской поглядывала на Влада. Моё любопытство могло вывести кого угодно из равновесия. Но мужчина был спокоен. Методично, последовательно, терпеливо он объяснял и объяснял:

— Тебе придётся додуматься до всего самой. Придёшь к этому — считай тебе повезло. А нет, значит проведёшь здесь вечность. Пока не осознаешь.

— Что осознаю? Всё время вокруг да около и ничего конкретного.

— Истину, Леля. Истину! — усмехнулся Влад.

Моё внимание привлекли странные крики немощного старика в лохмотьях. Он ругался на своих сыновей, которые делили деньги. Перекошенное от злости лицо и сощуренные глаза, чернота, которой была заполнена душа, ясно говорили о том, что он в ярости от жадности. Несмотря на то, что денег было очень много, он по-настоящему бесился, пытаясь докричаться до них. Но… старика никто не слышал. Все продолжали делать своё дело.

— А вот и типичная жадина, — улыбнулся Влад.

— Чувство юмора в мёртвом мире? — я с интересом посмотрела на мужчину.

— Ну… если только чуть-чуть, — Влад посмотрел на меня. — Этот человек до сих пор не может понять, что умер. Он живёт в том мире, который остался у него перед смертью, и этот мир постоянно показывает ему одно и тоже. На самом деле смешного мало. Скорее, грустно.

— Похоже, я понимаю… В могилу богатства не унесёшь.

— А он думает, что унёс. Долго же ему еще мучиться, — Влад развернулся спиной к старику и куда-то показал. — Мы пришли, Лель.

— Леля! — я услышала знакомый голос бабушки и повернулась.

Эвга сидела на лавочке возле небольшого деревянного домика, похожего точь-в-точь на тот, что был в лесу, и улыбалась.

— Девочка моя! — обрадовалась она.

— Бабушка Эвга, — я кинулась к бабушке. — Как ты здесь? Почему здесь? Неужели ты, мудрая ведунья, не нашла способа уйти отсюда?

— Девочка моя, выслушай! Наш Род очень древний. Настолько древний, насколько стара сама магия. К сожалению, обстоятельства сложились так, что Род прервался, и я не смогла передать тебе знания. Именно поэтому я сохранила после смерти способности бывать в других мирах. Ты видела меня там, ты нашла меня здесь. Конечно, здесь моё постоянное обиталище. В этом мире у меня больше возможностей. Но я очень устала и хочу отдыхать. Готова ли ты перенять мои знания, чтобы достойно понести Проклятье Рода?

— Проклятье Рода?!

Сказать, что я была изумлена — ничего не сказать. Кто в своем уме согласится взять на себя проклятье?

— Глупая девочка, — улыбнулась бабушка. — Проклятье — это Дар. Всё в мире двойственно. Что одному плохо, другому — хорошо. Магический Дар — твоё отличие от остальных. Без передачи силы, ты так и будешь плутать между мирами, — Эвга погрустнела. — Тебе очень повезло, что у тебя такие предки, как я и подобные мне. Была бы на твоем месте другая, осталась бы она, ни там ни здесь, навсегда.

— Но почему ты мне не передала Дар в лесу?

— Дитя… — встала бабушка. — Ты пришла ко мне. Дошла, преодолевая многие препятствия. Значит, достойна принять Дар своего Рода, — торжественно объявила Эвга.

Приплыли… Избранная. Столько шла, мучилась, страдала и вот, пожалуйста. Держи проклятье. А выбраться-то отсюда как? Сама не заметила, как сказала вслух.

— Просто забери силу. Освободи меня. И знание придёт к тебе. Хотя, есть одно но. Твой золотой охранный браслет. Его придётся снять.

— Снять? Тогда я потеряю защиту и потеряю себя!

Я начала паниковать. Перед глазами стояла пустая душа. На это я никак не соглашалась и не подписывалась.

— Тебе придётся сделать выбор, дитя, — тихо прошептала бабушка. — Это будет только твоё решение.

И… я согласилась. Да… Это было похоже на ввязывание в какую-то сомнительную авантюру. Да ещё Влад на все мои вопросы только разводил руками. Он не имел права вмешиваться, и я не осуждала его. Впрочем. Так будет хотя бы шанс.

Как только я пришла к внутреннему согласию, браслет раскрылся и упал к моим ногам, моментально потемнев. Он стал монохромным. Таким же, как окружающая местность и её обитатели вокруг. Я вздохнула и подошла к бабушке. Эвга взяла меня за руки, и вот тогда в меня начала вливаться сила. Я стояла вместе с бабушкой в чёрном тумане, и чёрный туман поглощал меня.

— Не бойся, дитя, — услышала я голос бабушки. — У Силы нет цвета. Нет белого, нет чёрного. Есть только то, кем ты станешь, в какой цвет её окрасишь. Я верю в тебя дитя, и знаю — ты достойна своего Рода.

Когда всё закончилось, бабушка произнесла.

— Слушай себя. Внутри тебя есть все ответы на все вопросы.

Через мгновение бабушка улыбнулась и начала наполняться светом. А потом…. просто вспыхнула ярко и исчезла.

Я озиралась по сторонам. Ничего не изменилось. Всё было так, как было до встречи с бабушкой. Разве что браслета на руке не было.

— Она ушла, — улыбнулся Влад. — Ты всё сделала здесь, что хотела?

— Пожалуй, всё. Но что делать дальше? — в растерянности развела руками. — Я была уверена, что найду ответы на вопросы, что всё изменится, но ничего. Совсем ничего. Ещё и браслета теперь нет.

— Я чувствую, как просыпается Смерть, — произнёс Влад. — Ей не понравится наше живое присутствие здесь. Она чувствует тепло и выпьет нас до дна сразу, как только найдёт.

— Что значит выпьет? — внутри всё задрожало. Я вспомнила мост, и как пил меня Левиафан.

— Браслет делал тебя невидимой перед Смертью. Именно поэтому ты смогла пробраться так далеко в мир мёртвых и увидеть то, что не дано видеть живым. Сейчас, когда ты выбрала Дар, ты потеряла возможность прятаться от Смерти.

— Ты меня защитишь? — спросила Влада, а он нахмурился.

— Перед смертью бессильны все, но если ты успеешь вовремя понять истину, то возродишься.

— Вовремя? — я медленно опустилась на землю. Что-то надо делать. Нет, не так. Надо понять что-то очень важное. Ответ был где-то рядом, но какой?

Влад ещё больше напрягся. Его руки сжались в кулаки.

— Она проснулась. Леля. Видишь, тёмные полосы ползут по направлению к нам? Это вестники смерти готовят ей дорогу.

По полю расстилался туман, закрывая всё вокруг тёмным покрывалом в виде широкой дороги, ленточным ковром раскрываясь в нашем направлении. Этот туман вскоре накрыл нас чёрным облаком и стало холодно. Очень холодно. Настолько, что на ресницах и щеках появился иней.

В вязкой, плотной туче слышался цокот копыт. Звук усиливался, пока не стал совсем громким. Я не видела ничего, но знала — ко мне приближается всадник на белой лошади. Нельзя было разглядеть лица всадника из-за плаща.

Я завороженно следила за тем, как вокруг гибнет природа: трава, цветы, падают замертво на землю птицы и животные, мимо которых проезжал всадник. Я словно переместилась куда-то в иное пространство, потому что видела душой. Я была в мёртвом мире, но и покинула его.

В какой-то момент всё стало безразлично. Всадник остановился передо мной. Он смотрел. На меня. Знакомая волна ужаса затопила меня, подогреваемая запахами разложения и тлена. Властитель мира мёртвых, сама Смерть узнала меня.

— Вот мы и встретились, — услышала тихий, пробирающий до дрожи шёпот. — Здесь ты в моей власти. И не уйти тебе от меня. И защитить тебя некому. Даже бессмертный Страж не в силах помочь тебе в мире, в котором нет места живым.

В следующее мгновение я оказалась лицом к лицу к всаднику. Он приближался. Ближе. Ещё ближе, пока я не заглянула ему в глаза. Сил сопротивляться не было. Закружилась голова, в теле появилась слабость, которая была приятной. Поцелуй смерти оказался лёгким. Тепло покинуло меня, а в следующий миг пропали все ощущения. Я стояла и смотрела на то, как лошадь медленно увозит своего всадника по полю дальше. Всё?

Я смотрела на свою оболочку, лежащую под ногами, на себя «живую» — полупрозрачную, похожую на светлый сосуд. Рядом стоял Влад и с грустью смотрел на меня. Он не изменился.

— Что произошло? — обратилась я к нему, но он меня не услышал.

— Леля. Я знаю, ты слышишь меня, — произнёс он. — Я — страж междумирья и прошёл своё испытание. Теперь испытание нужно пройти тебе. Найди ответ. На горизонте появились чистильщики. Они уничтожают всё, что осталось после смерти. Не успеешь вернуть свою оболочку до того, как они придут сюда, останешься здесь навсегда. Но сможешь возродиться в новом теле, в новой жизни. Выбирай.

А потом… Произошло нечто из ряда вон выходящее. Я оказалась сидящей за столом в зале среди огромного количества книг. Мой взгляд останавливался на знакомых названиях. Получилось вспомнить каждую строчку, каждую буковку во всех абзацах каждого романа. Я вспомнила все истории, которые прочла. Всех героев. Потянулась рукой к одной из книжек и села в кресло. Я знала, что буду их читать. Читать наизусть. Целую вечность. Одно и то же. Изо дня в день, из ночи в ночь. Просто потому, что за своими романами не обращала внимание на жизнь, текущую вокруг меня. Меня устраивал мой мир, и я получила его сполна. На третьем абзаце мне надоело. Я выбросила книжку и достала другую. И она полетела в общую кучу. Третья, четвёртая. Одна за другой. Я рвала страницы, пыталась их сжечь, растоптать. Но книги появлялись снова и снова, заставляя меня брать их в руки и читать, читать…

— Бред… Бред… Кому нужно это бесполезное чтиво об одном и том же, — стонала я, пытаясь найти хоть что-нибудь отличное от этой похожести. Найти возможность вырваться из повторяющегося круга, из дня сурка.

Усталость, бессилие, опустошение рядом с огромными кипами книг. Глупая Леля… Что ж ты всё время читала? Почему не замечала в жизни много других, не менее интересных дел? Почему не замечала близких, друзей и родных?

Ведь можно было уравновесить свою жизнь и найти баланс. Познавать радости существования в других проявлениях, а не только сидя на диване или в кресле в удобной позе, читая одно за другим?

Чистильщики приближались. Чёрные тени, похожие на огромных майских жуков, ползли по полю и поглощали в себя энергетический мусор, оставленный после смерти. Они оставляли за собой пустыню. Огромные чёрные пылесосы… Они подбирались всё ближе и ближе, когда в моей груди зажёгся маленький огонёк. Я осознала и поняла. Непреложную истину о балансе.

— Я поняла! — зашептала, наполняясь ярким светом. — В жизни важен баланс… Во всём нужна гармоничность. Нет белого, нет чёрного. Есть только наше восприятие той или иной ситуации. Уметь чувстовать меру во всём. А поможет в этом способность видеть хорошее в бедах и неприятностях. Понимать, что счастье — дар, который может оказаться в любой момент наказанием, если высоко подняться, забыв о том, что можно легко упасть.

От меня исходил яркий свет, очищая пространство вокруг. Свет отбросил чистильщиков от моей оболочки. Я обратила на неё внимание и слилась с ней, возвращая себя. Я осознала истину и получила силу на возрождение. Силу, что оказалась сильнее смерти.

— Ты прошла испытание смертью, Леля, — улыбнулся Влад. — Сейчас ты живее всех мёртвых вокруг. Пойдём, я выведу тебя к порталу между мирами. Близится ночь Самхейн и только от тебя зависит, сможешь ли ты воспользоваться тонкой границей, чтобы вернуть себе свою жизнь.

— Оказывается всё легко, — я улыбнулась Владу. — Теперь знаю, что должны души понять.

— Верно. Все они были чрезмерны в пристрастиях. И пока душа не поймёт этого, она будет привязана к своему увлечению.

— После осознания человек перестаёт делать ошибки?

— Чаще да. Но есть и такие, которые забывают. И тогда они возвращаются снова для повторения уроков. Некоторые души специально приходят в живой мир, чтобы из раза в раз получать удовольствие от привязанностей, либо пытаются учить других. А потом возвращаются в мир мёртвых, думают, переоценивают свои поступки, наказывают себя или хвалят. И снова решают, что делать дальше.

— А если привязанностей много?

— Тогда они проходят уроки избавления от большей привязанности к меньшей. Пока не поймут все ошибки. Именно поэтому так важен Закон Баланса. Как срединный путь — не привязываться к лучшему и не страдать в мучениях из-за худшего.

Привязанности — это тлен. Ничего не значащие условия, которые люди сами себе придумывают. Еда, одежда, предметы роскоши и переживания по ним. Увлечения, гордыня и тщеславие. Всё, что привыкли люди называть грехами всего лишь демонические проявления, которые создают привязанности, заставляющие души в мире мёртвых снова и снова страдать.

— Но святым всё время быть не получится…

— И не нужно. Важно просто знать о балансе и вовремя останавливаться, не позволяя крайностям владеть твоей жизнью.

— Управление чувствами. Управление Стихией воды!

— А ведьма духовно созрела, — улыбнулся Влад. — Теперь бы твои способности развить.

Мы шли по срединному миру. Постепенно местность светлела, всё больше покрываясь белыми пятнами. Как выяснилось, эти пятна — снег. Никаких деревьев, никакой травы. Идеальная белизна резала глаза. Всё сливалось в этом белом однообразии. Разве что небо было более серым по сравнению с поверхностью. И ничего.

— Здесь живёт Морена, — вторя моим мыслям, пояснил Влад. — Женское проявление смерти.

Изогнутый висячий мост неожиданно появился среди заснеженной пустыни. Голубые пролёты поражали размахом, удерживаемые прозрачными цепями и канатами. Мост оказался ледяным. Под ним глубоко внизу я увидела замёрзшее озеро, поразившее воображение своими размерами. Кое-где лёд трескался, как яичная скорлупа. Из трещин медленно вылезали странные чёрные существа, похожие на кузнечиков с крыльями.

— Кто это? — испугалась я.

— Стражи смерти, — усмехнулся Влад. — Они плетут мир мёртвых как паутину, чтобы собирать в него всё новых и новых безумцев. Всех надо встретить. Всем место указать. Следить за тем, чтобы выполнялось их предназначение.

— Безумцев? Почему?

— А разве не безумны души, когда забывают обо всем? Когда они циклятся на чём-то одном, забывая всё остальное. Когда за горестями не видят радости, а в радостях забывают об остальных, эгоистично упиваясь собой. А ведь в нашем мире всегда есть те, кто пытается уберечь от последствий. Рассказывают по-разному. Но смысл всегда один, — в голосе Влада слышались горечь и сожаление.

— Ты расстроен?

— Да, расстроен… Потому что люблю людей. Безумцев, истязающих себя!

Мост всё же закончился, они вышли на белую равнину, усыпанную мельчайшими снежинками.

— Здесь нужно быть крайне внимательными, — произнёс Влад.

— Почему?

— В этой местности живут приспешники Морены. И они опасны.

Белая пустыня казалась спокойной лишь до определённого времени. Но и это спокойствие надоело также быстро, как и монохромность мира мёртвых. Вскоре в разных местах начали появляться белые холмики. Я увидела, как насторожился Влад.

— А всего-то чуть-чуть до портала не дошли, — покачал головой он. — Просыпаются злые мары и злыдни. Готовься.

И как-то после его слов стало тоскливо. Горькая волна поднялась из сердца прямиком к горлу и застыла ледяным комом, мешая разговаривать, кричать. Я осматривалась, пока моё внимание не привлекла одинокая старуха. Она быстро ковыляла к нам. Спешила так, словно боялась, что мы уйдём. Страшная, горбатая, с красными глазами она почти бежала к нам. Стучала клюкой, из-под которой вылетали струйки белого снега.

Снег оказался белым дымом. Всё также, как на мосту Океании. Белоснежные сгустки носились вокруг старухи, оберегая и сопровождая свою хозяйку.

— Нам бы не помешала защита, — произнёс Влад и подмигнул.

— Ну, создавай, — попросила его.

— Нет. Твоя очередь.

— Я не умею.

— Значит, нас убьют.

— Опять убьют? Недостаточно смертей?

Влад засмеялся.

— Пора учиться использовать дар. У тебя всё получится. Просто представь что-нибудь, что нас спрячет от этой ведьмы.

И я поверила ему. Мне так захотелось чем-нибудь закрыться от этой старухи, что я закрыла глаза и представила себя с Владом сидящими в трёхлитровой банке. Звенела тишина, мы стояли долго, пока я не приоткрыла глаза, вперившись взглядом в болезненное лицо мары. В ярости она стучала клюкой по невидимой поверхности, пытаясь до нас добраться. Её красные глаза сверкали от злости.

— Что это? — прошептала я.

— Магия, Леля, — Влад посмотрел на меня. — Только здесь очень тесно. Расширь немного пространство.

— А как?

— Ну ты же посадила нас в стеклянную банку, — засмеялся он. — Просто сделай её побольше, ладно?

Небольшим волевым усилием у меня получилось расширить границы зоны, отодвинув от себя нежить.

— А кто это? Кто такая мара?

— Дух болезней, Леля. Он просто приобрёл формы и очертания, чтобы нас напугать. Белые сгустки — это что угодно — как известное, так и неизвестное. Здесь летают разные духи, начиная от простуды, заканчивая холерой и чумой. Никогда не знаешь, какой может вселиться в тебя.

— Но в мире воды люди сами заболевают из-за отравленных эмоций.

— Правильно, — улыбнулся Влад. — Подобное притягивает подобное. Негативом мы притягиваем злыдней и мар. Потом болеем.

Я оглянулась назад и вздрогнула. Нас всё больше заметала метель. Сквозь белую пелену то тут, то там светились красные глаза. На миг стало страшно, и… клюка бабки внезапно проскочила сквозь защитную стену, мелькнув перед носом. Вот так здрасьте! Пришлось усиливать защиту, но струйка дыма уже оказалась внутри. Маленькая белая рожица, с огненно-красными глазками, хихикала и носилась вокруг нас. Вдруг маленький дух с разгону врезался прямо в мужчину и проник глубоко в него.

— Влад! — закричала я, увидев, как он падает на колени.

Я потянулась к нему, чтобы понять, что с ним происходит. В области сердца растекалось ледяное пятно. Оно увеличивалось быстро, кристаллизуя кожу, превращая её в стекло. Нужно срочно что-то делать! Паниковать нельзя. Я вспомнила всё, что показывала мне Эвга и быстро приложила руки к пятну. Начала шептать, приказывать духу покинуть тело. Уговаривать. Страх исчез, осталось лишь желание помочь. Я раскачивалась из стороны в сторону, подмечая как перестало расти пятно. Потом оно начало уменьшаться на глазах, пока не превратилось в пятикопеечную монету.

Через секунду из груди Влада с воплем выскочила болезнь. Она уже не хихикала, но летала внутри защитной сферы с напуганной рожицей. Бешеная муха, не иначе, пыталась найти возможность покинуть нас. Я помогла. Представила, как выметаю её вон из убежища. И получилось. Мы с Владом снова остались одни, словно закопанные в сугроб.

— Дар проявился окончательно, — открыл глаза Влад и улыбнулся.

— Знаешь что! — возмутилась я. — Что-то мне начинают надоедать приключения!

— Ну раз так, придётся открыть для тебя портал, — пожал плечами Влад, когда поднялся.

— Ты его мог и раньше открыть? — опешила я. Вот это шуточки!

— Мог, — он кивнул. — Но ты не спрашивала.

— А со мной пойдёшь?

— Не могу, — он помрачнел. — Забыла, что я между небом и землёй? Что-то произошло со мной там, на земле. Найди меня, узнай, — мужчина смотрел на меня испытующе.

— Обязательно найду. Только вот тело бы вернуть.

— Ты многое поняла. Умеешь перемещаться между мирами. Теперь найдёшь дорогу в нашу жизнь, — он приблизился. — Дам тебе одну подсказку. Коридор в зеркалах.

— А ты? Здесь останешься?

— Не знаю, — он ухмыльнулся. — Междумирье настолько огромно, что никогда не надоедает.

— Поэтому ты — Страж? А я тебе зачем?

— Я всё расскажу тебе позже, — Влад наклонился и прикоснулся ко мне губами, мягко и нежно целуя, и всё завертелось вокруг.

Ничего себе проявления страсти! Я летела в темноте и пустоте. Летела не вниз, но вверх. Или вниз. Ощущение легкости и свободы, расслабление. Я закрыла глаза, представляя куда хочу попасть.



Глава 12. Вторые врата | Заклятье старого зеркала | Глава 14. Обряд