home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Следующие три дня Шарлотта провела в постели. За ней заботливо ухаживала Нан, которая вместе с мужем все еще не могла прийти в себя, потрясенная известием, что их приемная дочь вскоре станет леди Чейс. Тем не менее Нан, как и Ханна, была очень надежным и верным человеком, и они обе держали рот на замке. Нан никому не обмолвилась даже словечком о том, что случилось. Джозеф продолжал работать на территории замка. Нан все время оставалась дома. А Шарлотта, изможденная и очень усталая, большую часть суток спала. В первые месяцы беременности ее мучила тошнота, которую она с трудом переносила. И она никак не могла свыкнуться с мыслью, что очень скоро встретится лицом к лицу с Вивианом, страшно боясь этого момента. Она даже не осмеливалась представить себе, что он скажет.

Когда наконец леди Чейс послала за ней, девушка была настолько напугана, что Нан пришлось с помощью лести и грубости долго убеждать ее отправиться в замок.

И вот наконец она, скорее мертвая, чем живая, встретилась со своим бывшим возлюбленным. Они стояли около леди Чейс, которая возлежала на диване в будуаре. Шарлотта бросила на Вивиана быстрый испуганный взгляд, ей показалось, что ее сердце прекратило биться. Ее охватила страшная слабость, и она опустилась в кресло, нервно сжимая руки.

— Умоляю, простите меня, ваша светлость… — начала она.

— Все хорошо… не надо волноваться, — ласково проговорила миледи. — Итак, мой сын поставлен в известность обо всем случившемся, и я объявила ему о своих намерениях. Завтра будет публично заявлено о вашей помолвке. Я немедленно устрою свадьбу, объяснив эту поспешность тем, что состояние моего здоровья весьма прискорбно. Пусть думают, что я, перед тем как умру, желаю увидеть своего сына в счастливом браке. Ведь доктора говорят, что моя кончина не за горами.

Услышав эти слова, Шарлотта вскинула голову и с глубоким сочувствием посмотрела на свою любимую покровительницу, не найдя нужных слов.

Лорд Чейс стоял рядом, молчаливый и нахмуренный. В круизе по Средиземноморью его лицо покрылось сильным загаром, но сейчас оно стало желтовато-серым. В эти минуты он был совершенно некрасив. Вне себя от гнева и досады, он, повернувшись к Шарлотте, с яростью посмотрел на нее.

«Предательница!» — словно говорил его взгляд.

Однако он не произнес этого вслух. Напротив, на его губах появилась кривая улыбка, и он тихо сказал:

— Надеюсь, что ты чувствуешь себя неплохо, Шарлотта.

Девушка не ответила. Она не могла говорить. Вместо этого раздался голос с дивана, четкий, спокойный и холодный. Ничто не показывало истинных страданий, которые сейчас испытывала Элеонора Чейс.

— У Шарлотты очень сильное недомогание, Вивиан, — сказала миледи. — Но серьезных причин для беспокойства нет. Вскоре она оправится. Однако ей требуются твои забота и участие.

Вивиан скрестил руки на груди. Сейчас он совершенно упал духом, и в его внешности не было обычного hauteur[25] и дерзости. Когда в Монте-Карло он получил телеграмму от матери, то предположил, что речь идет о ее внезапной болезни и поэтому его вызывают в Клуни. Но когда, добравшись домой, он узнал, что Шарлотта беременна от него, а матери все известно, он был потрясен. Больше всего его поразил ультиматум леди Чейс. Ему даже в голову не могло прийти, что мать встанет не на его сторону, а на сторону Шарлотты. Конечно же, потом подумал он, это еще одно проявление безумного идеализма с ее стороны. Он произносил громкие слова, потом говорил что-то бессвязное, возражал, протестовал, словом, пытался вывернуться в течение двух часов. Он не женится на этой потаскушке, кричал он. Он не собирается с самого начала втаптывать в грязь свою жизнь, жизнь человека его круга. Да кто воспримет Шарлотту в качестве его жены? Да что он такого совершил, в конце концов… разве так не поступало до него множество здоровых молодых людей из благородных семейств?

Но леди Чейс упорно твердила одно и то же:

— Шарлотта для меня как дочь. Она станет тебе достойной женой. И если некоторое время тебе будет трудно с этим смириться, то вспомни, что это — гораздо меньшее наказание за содеянное, чем ты заслуживаешь. Однако Шарлотта будет твоей женой, и когда-нибудь ты станешь гордиться ею. Тебе придется предоставить ей эту возможность. Мне стоило бы напомнить тебе, что хотя ты и родился спустя два года после моего замужества, ты был семимесячным. Почему бы Шарлотте не последовать моему примеру? И люди ничего не истолкуют неверно.

Тут Вивиан вышел из себя и стал омерзительным. Он говорил такое, что леди Чейс в ужасе закрыла уши и глаза. Плотная завеса материнских иллюзий окончательно рассеялась, ибо теперь она увидела сына во всей его красе; она даже не подозревала, что он таков.

Однако ни крики, ни угрозы разъяренного молодого человека никоим образом не изменили ее решения. Она была непреклонна, убежденная, что поступает совершенно правильно. Правда, ей пришлось сообщить о своем решении сэру Гарри Коделлу, крестному отцу и соопекуну Вивиана.

Немного жестоко по отношению к юноше, — так выразился генерал в ответном письме, когда она сообщила ему о своих намерениях.

Тогда миледи снова написала генералу.


А как же насчет девушки, которая носит в своем чреве моего внука? Разве не будет жестоким по отношению к ней, если она никогда не увидится с отцом ребенка?


Генерал был стар, болен и не расположен вступать в пререкания по этому поводу. Он обожал Элеонору Чейс еще с тех пор, когда она была совсем молодой девушкой, а он — командиром ее мужа. Не уверенный, что она поступает правильно, он, однако, уступил ее желанию.

Так Вивиан лицом к лицу столкнулся с важнейшим для него обстоятельством: если он не женится и не признает ребенка, то будет лишен денежного содержания. А тех денег, которые он должен будет унаследовать в свое совершеннолетие, едва хватит, чтобы расплатиться за кутежи. Клуни останется его, но тут тоже возникала одна сложность — он не имеет права продать замок. Это означало для него настоящую нищету. Пока леди Чейс жива, всем управляет она. А она заверила его, что создаст ему крупные неприятности, если он не искупит зла. Однако если он женится на Шарлотте, то миледи подпишет все чеки, которые он предъявит. Позже миледи покинет Клуни и отправится с Ханной и слугами в уединенный дом (если будет жива!), а Вивиан станет хозяином замка.

Молодой человек скрежетал зубами. Его загнали в угол, он понимал это и теперь, как загнанная крыса, огрызался. Он даже попытался заявить, будто не уверен, что ребенок Шарлотты от него.

— Ты же знаешь, что это ложь! И если ты повторишь ее, Небеса поразят тебя громом. Ну как, можешь ли ты вновь заявить об этом, но положа руку на Библию?

Вивиан пробормотал, что он не может поклясться в чем-нибудь.

— Потому что знаешь, что именно ты ответственен за состояние Шарлотты, — спокойно проговорила леди Чейс.

Ханна неоднократно на цыпочках подходила к ней, опасаясь, что сердце миледи не выдержит напряжения этой мерзкой сцены. Но каждый раз Элеонора отсылала ее.

— Бог даст мне силы увидеть, как восторжествует справедливость, — повторяла она при этом.

Один раз во время спора Вивиан раздраженно спросил у матери:

— Значит, будущее этой гнусной девчонки для вас важнее моего?

— Не более и не менее, — был ответ. — Раньше я любила тебя всей материнской любовью, глубоко и беспредельно, и гордилась тобою более всего на свете, но твой недавний поступок разбил мне сердце. Я умру в горьком разочаровании, но оставлю тебя только этой несчастной девушке, которая станет твоей женой, и Создателю.

Никогда еще Вивиан не слышал таких беспощадных слов от своей нежной и любящей матери. Он тут же замолчал. Потом пробормотал извинение:

— Простите меня, милая матушка, я просто потерял голову.

— Это не отговорка, сынок. Я бы предпочла, чтобы ты оказался вором, нежели насильником над невинностью.

А потом Вивиан с Шарлоттой стояли бок о бок и слушали, как леди Чейс рассуждает об устройстве их будущего. Она все четко спланировала. Доктору Кастлби уже известно о неких затруднительных обстоятельствах. На его помощь и молчание можно положиться. На свадьбу не будет приглашено высшее общество. Дальним родственникам и друзьям немедленно сообщат, что венчание состоится в строгом уединении, в небольшой часовне в Клуни, которая долгое время стояла запертой. Ее откроют только для церемонии. А после, сказала леди Чейс, Вивиан вместе с молодой женой отправится в свадебное путешествие на тихий морской курорт во Францию. Затем Вивиану придется вернуться, чтобы приступить к своим обязанностям в качестве хозяина замка. По их возвращении леди Чейс устроит прием. Жаль, сказала она, что Вивиан не вернется в Оксфорд. Тем самым ему придется воздержаться от получения ученой степени. Она с сарказмом добавила, что, честно говоря, всегда сомневалась в способности Вивиана когда-нибудь ее получить.

Вивиан нервно грыз ногти. Если бы он был способен убивать взглядом, то обе женщины были бы уже давно мертвы. Всей душою он ненавидел Шарлотту, ибо видел в ней причину такого ужасного наказания. Он также ненавидел мать за то, что она придумала это наказание для него. Когда леди Чейс сказала, что ее здоровье настолько плохо, что она может не дожить до их свадьбы, он втайне возжелал, чтобы это поскорее случилось, дабы нежеланная свадьба никогда не состоялась.

Леди Чейс откинулась на подушки и закрыла глаза. Она чувствовала себя усталой, изможденной, но по-прежнему упорно боролась со Смертью — своим последним врагом. Она не должна умереть и не умрет, пока не восстановит поруганную честь Шарлотты.

— Итак, Вивиан, теперь проводи Шарлотту, — приказала она. — А вечером ко мне придет наш викарий мистер Медоуз, и мы обговорим с ним все необходимые формальности.

Шарлотта двинулась к дивану, прижав к губам платочек.

— Что я могу сказать вам, миледи? — прошептала она.

— Ничего, Шарлотта. Ты и без того достаточно натерпелась. Теперь же иди с миром и не беспокойся, ибо волнения могут повредить ребенку. У тебя впереди трудное время.

Оказавшись в наступающих сумерках внизу, в библиотеке, Шарлотта с Вивианом остались наедине. Когда за ними закрылась дверь, Вивиан повернулся к несчастной девушке и сказал:

— Думаю, ты прекрасно понимаешь, что пойти на этот брак меня вынудили только деньги. Я не собираюсь жить в нищете и сам зарабатывать себе на пропитание только потому, что совершил ошибку.

— Я не хочу выходить за вас замуж, — холодно проговорила Шарлотта, посмотрев на него взглядом, полным презрения и даже ненависти. — Я иду на это только ради моего ребенка.

Он презрительно усмехнулся и промолвил:

— Ну, ты, безусловно, беспредельно рада, что поймала на крючок такой высокий титул и прекрасный дом, — он небрежным широким жестом обвел библиотеку.

— Я не собираюсь выслушивать ваши оскорбления, — заметила она.

— Милочка, — язвительно проговорил он, — как только ты станешь моей женой, ты будешь внимать каждому моему слову и выполнять все мои приказания. Став моей супругой, ты спасешь свою честь в глазах людей, однако для меня ты будешь самой низкой рабыней.

Она знала про его скверный характер, но едва ли могла вообразить, что мужчина может говорить такие слова женщине, которая носит под сердцем его ребенка. Однако Шарлотта Гофф в этот момент уже не была беспомощным существом. И она пришла в ярость. Подойдя к нему вплотную, с горящими от гнева глазами, она замахнулась на него.

— Ничтожный негодяй! О, до чего же я ненавижу вас!

Вивиана это изрядно позабавило. Его никогда не привлекали женские слезы и отчаянные крики. Отметив про себя, что в гневе Шарлотта выглядит чертовски красивой, он схватил ее пальцы, которые уже тянулись к его щеке, и крепко сжал их. Когда она еще раз сказала, что ненавидит его, он рассмеялся и поцеловал ее прямо в губы, отчего она почувствовала омерзение и тошноту. Его поцелуй словно опалил ее губы огнем.

— Нет, красавица, когда ты станешь моей по закону, я не позволю тебе поступать по своему усмотрению, — объявил он. — Ты у меня быстро поймешь, кто в доме хозяин. Тогда ты по собственной воле отправилась со мной в лес — неужели сейчас ты слишком чиста для моих поцелуев?

Однако Шарлотта Гофф уже навсегда распрощалась со смиренностью и робкой нежностью девственности. Она сильно ударила его ногой, затем еще раз и так била до тех пор, пока он, почувствовав страшную боль в голени, не отпустил ее.

— Не думаю, что я выйду за вас замуж даже ради ребенка, — решительно проговорила она. — Мне ненавистно любое ваше прикосновение.

— Мне тоже, — произнес Вивиан. — Но, к несчастью, у моей матушки иные намерения насчет нас. Она всегда, похоже, была сторонницей подобных браков. Насколько мне помнится…

Шарлотта попыталась пригладить растрепавшиеся волосы. Она чувствовала себя очень плохо. Библиотека поплыла перед ее глазами, но молодой человек больше не испытывал к ней интереса. Его внезапно возникшая страсть к ней угасла, и он, сложив руки за спиной, подошел к окну и угрюмо уставился в надвигающиеся сумерки.

Шарлотта горящим, негодующим взглядом смотрела на его ненавистную фигуру. Впервые она чувствовала ненависть и презрение, охватившие ее душу; она, которая в жизни не испытывала неприязни ни к одному живому существу. Ее презрение к нему было настолько сильно, что превосходило презрение к себе за ту слабость, которая привела ее к этому позору. После нескольких секунд, проведенных в его омерзительных объятиях, она было решила навсегда убежать и от Вивиана, и из Клуни. Но затем ее охватило новое ощущение. Она почувствовала непреодолимое желание отомстить ему ребенком, которого зачала от него. Пусть Вивиан понесет наказание. Пусть его брак с ней станет для него тяжким бременем, и пусть он мучается, ибо ему была ненавистна сама мысль об их браке. Пусть он даст свое имя несчастному ребенку, которого, когда настанет срок, она произведет на этот злосчастный свет. И она громко проговорила:

— Я благодарю Господа, что могу смотреть на вас без любви, Вивиан Чейс. Если ваше отношение ко мне исполнено ненависти, так пусть же это чувство будет взаимным.

Он не произнес ни слова, однако Шарлотта услышала грубый смех, который преследовал ее, когда она вышла из библиотеки, а затем — из замка.

В маленьком домике Форбзов ее встретила Нан и засыпала тревожными вопросами. Что случилось? Что сказал его светлость? О чем они договорились?

Шарлотта смотрела на взволнованную женщину с непроницаемым выражением лица. Нан тяжело вздыхала, видя, как изменилось это некогда нежное и невинное лицо. Теперь перед ней стояла измученная и горько страдающая женщина.

Шарлотта сказала:

— Как только миледи договорится с викарием, я стану леди Чейс.

Маленькая смотрительница всплеснула руками от радости.

— О, дорогая моя, какая это честь! Ты, моя маленькая Шарлотта, станешь знатной леди и будешь жить в этом огромном замке.

— Для меня это не честь, а знак моего падения, — мрачно проговорила Шарлотта.

— Ты что, сошла с ума?

— Нет, я могла бы сойти с ума, однако я совершенно здорова. Да, теперь я совершенно здорова! И выйду замуж за Вивиана Чейса только ради моего, еще не родившегося младенца. Милорд ненавидит меня с такой же силой, как и я — его. Для него все это страшное унижение. За последние недели я испытала все возможные страдания. Теперь же настала его очередь страдать.

Нан с недоумением воззрилась на нее.

— Полно, полно тебе, ведь ты самая счастливая из всех живущих на свете девушек. Тебе так повезло! Ты только подумай, что сделала для тебя ее светлость!

— Я всегда буду любить ее и потрачу всю оставшуюся жизнь на то, чтобы искупить свой грех, буду молить Господа простить меня за те страдания, которые я навлекла на нее, — тихо промолвила Шарлотта. — Но я никогда больше не буду счастлива.

Нан, поднимаясь следом за девушкой в ее спальню, попыталась перевести все в шутку:

— Тебе только шестнадцать лет, дорогая. Ты повзрослеешь и иначе станешь относиться к своему положению.

— Посмотрим, — отозвалась Шарлотта. — А теперь, дорогая Нан, пожалуйста, оставьте меня одну.

Маленькая женщина увидела, как дверь захлопнулась перед ее носом. Она пожала плечами и вернулась на кухню, а потом, занимаясь стряпней, долго вспоминала взгляд Шарлотты и интонации ее голоса, когда та произнесла: «…я никогда больше не буду счастлива».


Глава 10 | Невеста рока. Книга вторая | Глава 12