home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

В своих грустных размышлениях Доминик не замечал, куда идет, и случайно столкнулся с парой, движущейся ему навстречу. Он остановился и рассыпался в извинениях.

Он был слишком взвинчен, чтобы рассмотреть, кто перед ним, однако дама, перед которой он извинился, сама проявила к нему интерес.

— О, вы же мистер Ануин, не так ли? — осведомилась она. — По-моему, мы с вами познакомились несколько лет назад в Хартфордшире на балу у Чейсов. Мистер Ануин, а это мой муж — Певерил Марш.

Доминик поклонился, с трудом выдавил из себя улыбку и пробормотал подобающие в таких случаях слова.

А потом внезапно ощутил, как в нем тоже проснулось любопытство. И еще ему показалось на мгновение, будто он очень хорошо и близко знает Флер Марш. В некотором потрясении он смотрел в ее огромные глаза, такие же неестественно сине-фиалковые, как и его, полные бесконечной привлекательности и доброты. Флер Марш! Да, да, ну, конечно же, он слышал о ней от Шарлотты Чейс, которая говорила, что Флер ее ближайшая подруга.

Миссис Марш постарела. Теперь ее прелестное лицо было изборождено морщинами, а некогда золотисто-рыжие волосы сильно поседели. Она была одета в черное атласное вечернее платье с белыми камелиями на корсаже, с черной мантильей на голове. Как и привлекательный мужчина рядом с ней, она немного сутулилась и при ходьбе опиралась на эбонитовую трость с изящным серебряным набалдашником. Последние пять лет Флер, как и ее знаменитый муж, художник, страдала ревматизмом, который постепенно все больше сутулил их обоих.

Доминик хорошо знал картины Марша, восхищался его портретами и часто ходил смотреть на портрет Шарлотты, выставленный в Академии искусств перед рождением ее второй дочери.

Но совершенно другое привлекло внимание Доминика в данный момент. Сейчас его охватило странное чувство, будто он знает миссис Марш не год или два, а целую жизнь.

«Что же это?» — в замешательстве задавался он вопросом, продолжая озадаченно смотреть на красивую пожилую леди. Затем с трудом проговорил:

— Я… я только что собрался домой. Не правда ли, бал прекрасный? Могу я пожелать вам спокойной ночи, миссис Марш, и вам, сэр? — С этими словами Доминик учтиво поклонился старому художнику.

— Подождите… — вдруг попыталась было остановить его Флер Марш.

Но Доминик уже исчез из ее поля зрения, затерявшись в толпе, наводнившей огромный холл. Певерил Марш дотронулся до руки жены, обеспокоенно заглядывая ей в лицо.

— Что с вами, дорогая? Вам нездоровится?

Она медленно провела ладонью по лбу.

— Нет, нет. Просто это…

— Что? — участливо переспросил Певерил.

Обычно она всегда была уравновешена, он впервые за многие годы видел ее настолько взволнованной.

Она потрясла головой, как это делает пловец, только что выбравшийся из воды, в которой едва не утонул.

— Не знаю, что на меня нашло, Певерил, но у Доминика Ануина такое необычное лицо и какое-то неотразимое обаяние… а когда он посмотрел на меня, я почувствовала…

— Что вы почувствовали, дорогая?

— Что я знаю его, причем знала всегда и очень близко.

— Ну разумеется, ведь это мистер Ануин, который совсем недавно произвел огромное впечатление в Парламенте своими прекрасными речами. И еще он знакомый Шарлотты, не так ли?

— Наверное, он больше, чем знакомый, — прошептала Флер. — На многие годы он стал для нее beau ideal[42]. Но что же вызвало у меня такое странное ощущение, будто мы с мистером Ануином знакомы, причем очень давно? Может быть, это происходило в другой жизни?

Художник сжал хрупкую руку жены и ласково ей улыбнулся.

— Это просто ваши фантазии, дорогая.

— Я чувствую его очарование, которым он, должно быть, и покорил Шарлотту, — еле слышно проговорила Флер. — Кажется, его взгляд пронзает насквозь.

— Чувствую, что могу лишиться своей красавицы жены даже теперь, когда она стала почтенной леди, — заметил Певерил, стараясь обратить все в шутку.

— Да как вы можете говорить подобные вещи?! — воскликнула Флер. — Нет, Певерил, что-то необъяснимое поразило меня до глубины души. Кто же он — Доминик Ануин?

— Он родственник Энгсби, верно?

— Да, да, теперь я вспоминаю, — кивнула Флер. — Его усыновил маркиз и дал ему девичью фамилию маркизы.

— В самом деле, дорогая, вы совершенно поражены этим красавцем политиком, который так бесцеремонно натолкнулся на нас в холле, — улыбнулся Певерил.

Однако миссис Марш не улыбнулась мужу в ответ. Казалось, она и вправду поражена, как только что заметил Певерил.

Флер не могла заставить себя не думать о Доминике Ануине. И воспоминания о встрече с ним еще долгое время оставались с ней, вызывая какое-то непонятное беспокойство.

Но сейчас ей пришлось подумать и о другом: она увидела быстро направляющуюся к ней Шарлотту, бледную и расстроенную.

— Я не смогу поехать домой с вами, дорогая Флер, — проговорила молодая женщина, подойдя к подруге. — Вивиан вернулся на сутки раньше. Он только что приехал и хочет немедленно увезти меня на Итон-Сквер. Я вернулась за своей накидкой.

Флер с жалостью посмотрела на молодую женщину, о личном несчастье которой она была осведомлена лучше, нежели кто-либо другой.

— Как обидно, дорогая, — проговорила она. — Мы не сможем уговорить Вивиана позволить вам задержаться подольше?

Шарлотта криво улыбнулась.

— Нет. У нас уже произошла крупная ссора, и он, как всегда, в ярости.

— Но почему? Из-за чего вы поссорились?

— Потому что он застал меня танцующей с Домиником Ануином, — тихо ответила Шарлотта.

— Но нет же никакой причины, мешающей вам танцевать с Домиником Ануином, — с удивлением промолвила Флер.

— Вивиан ревнив до сумасшествия, Флер, — объяснила Шарлотта, наклонившись ближе к уху подруги и давая понять, что хочет побыть с ней наедине.

Мистер Марш деликатно отошел в сторону, оставив женщин вдвоем.

— Но почему? Что за причины? — настойчиво вопрошала Флер.

— О, не спрашивайте, дорогая! Я вообще не могу понять Вивиана. Знаю лишь одно, что сегодня вечером, даже после столь долгой разлуки, он был счастлив, потому что ему удалось помучить меня. И так происходит со дня нашей свадьбы. А то, что я восхищаюсь Домиником, привело его в еще большую ярость.

— Я виделась с мистером Ануином и только что беседовала с ним, — медленно проговорила миссис Марш.

— О Флер, разве он не удивительный человек! — вырвалось у Шарлотты. Затем она отвернулась и, с трудом сдерживаясь, добавила: — Мне хочется умереть. О Флер, я так хотела, чтобы мое сердце навсегда остановилось здесь, в этой бальной зале, когда он танцевал со мной. Я была так счастлива!

На глаза миссис Марш навернулись слезы.

— Дай Бог, чтобы я сумела помочь вам, Шарлотта. Иногда мне кажется, что лорд Чейс сошел с ума.

— Я тоже часто думаю об этом, — проговорила Шарлотта.


Глава 25 | Невеста рока. Книга вторая | Глава 27