home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Как только Эстелла вернулась домой, она попросила Мэй разжечь огонь в плите. В лондонском доме у нее была современная газовая плита, поэтому она не знала, как обращаться со старой плитой, топившейся дровами. Женщины отчаянно поспорили по этому поводу, потому что Мэй хотела разжечь костер прямо во дворе, но, в конце концов, Эстелла одержала верх.

Пока Мэй и Бинни собирали дрова, Эстелла готовила овощи для рагу из барашка. Живя с Джеймсом, она постоянно все делала сама, поэтому на кухне была не новичок. Ростбиф, свинина под соусом и осетрина или форель были любимыми блюдами Джеймса. В тот единственный раз, когда она хотела приготовить ему рагу, он ужасно жаловался, заявив, что это пища простого народа. «Как все может измениться всего за несколько недель», — с иронией подумала Эстелла, чистя и нарезая овощи и кладя их в кастрюлю вместе с мясом.

Поставив кастрюлю с рагу на слабый огонь, Эстелла сказала Мэй, чтобы та не ходила сегодня на охоту, поскольку еды хватит на всех. Но аборигенка, бросив на плиту скептический взгляд, стала разжигать костер на заднем дворе, как бы давая понять Эстелле, что та не способна сытно их накормить.

Когда Мэй и Бинни ушли, Эстелла решила, что они отправились на охоту, и пробормотала про себя: «Ну, как хотите!» Она сама была не против насладиться свежими овощами, которых не ела уже несколько недель.

Пока рагу готовилось, Эстелла решила искупаться. Она наполнила ванну лишь по щиколотку, но все равно получила огромное удовольствие, поплескавшись в прохладной воде. Обратив внимание, что ее живот стал похож на небольшой плотный холмик, она улыбнулась, подумав о драгоценной жизни, растущей внутри нее. Но на смену счастливым мыслям о будущем ребенке быстро пришла печаль, потому что Эстелла не могла поделиться своей радостью с Джеймсом. Его поступки доказали, что он эгоистичный человек, которому нельзя доверять — из него бы не вышел ни настоящий муж, ни хороший отец.

Выйдя из ванны и чувствуя себя освежившейся, Эстелла села писать одно из самых важных писем в своей жизни. Но она успела написать лишь «Дорогая мама», когда услышала, как кто-то зовет ее. Эстелла почувствовала себя виноватой, когда вдруг осознала, что рада тому, что пришлось прерваться.

Открыв дверь, она увидела на передней веранде Филлис Эдвардс.

— Здравствуйте, Эстелла, — сказала та весело, несмотря на блестевший на лице пот. — Надеюсь, не помешала. Я вам тут кое-что принесла. Думаю, это будет как раз кстати.

В руках у нее был ящик, который выглядел довольно тяжелым.

Это удивило Эстеллу.

— Филлис, я ничего не заказывала… Но входите же, пожалуйста, — она провела свою гостью на кухню.

— Как вкусно пахнет, — сказала Филлис, ставя ящик на стол. Сняв свою широкополую шляпу, она внимательно огляделась кругом.

— Я готовлю рагу из барашка, — ответила Эстелла.

— Я так и думала… Но вы же не были у нас в магазине, так откуда у вас продукты?

Прямолинейность жителей Кенгуру-кроссинг до сих пор поражала Эстеллу, и она не знала, привыкнет ли когда-нибудь к такой бесцеремонности. Мерфи предупреждал ее, что всегда говорит то, что думает, и Эстелла уже смирилась с этим. Но он не сказал ей, что все остальные тоже имеют склонность высказывать свои мысли вслух.

— Энни Холл была настолько добра, что угостила меня мясом и овощами. Я так соскучилась по свежей пище с тех пор, как приехала сюда.

— Свежие фрукты и овощи мы стараемся заменять консервами. Да и вы сами это знаете, так как видели полки в магазине, когда заходили к нам, — Филлис шутливо покачала пальцем, но говорила с улыбкой, и в ее голосе не было осуждения. — Мы с папой едим много консервированных фруктов и овощей. Это, конечно, не то, но, как говорится, хоть что-то. Раньше мы заказывали свежие продукты с юга, но после доставки по дороге, по пыли и жаре, они часто высыхали и выглядели совсем не аппетитно, — она начала вынимать содержимое своей коробки. — Я принесла вам хлеб, который сама испекла сегодня утром… и сухое молоко. Конечно, его тоже не сравнить со свежим, но зато на этой жаре оно намного дольше не портится. Еще здесь консервированные сардины, печеная фасоль, чай и сахар. И хочу дать вам совет: открыв банку консервов или приготовив что-нибудь, старайтесь съесть это сразу же. Здесь даже в ящике со льдом продукты портятся очень быстро. И еще, накрывайте все полотенцами. Думаю, мне не нужно вам говорить, что могут сделать мухи. И следите, чтобы у вас не появились муравьи, — она снова посмотрела в свой ящик. — Я не знала, что вы любите — персики или сливы, поэтому принесла по банке того и другого. И еще консервированное молоко, которое прекрасно заменяет свежие сливки. Здесь также пара кусков мыла и шампунь. Если вам еще что-то нужно, то я принесу это в любое время.

— Извините меня, Филлис, но я не могу принять эти продукты.

— Еще как можете.

Эстелле было страшно неудобно.

— У меня нет денег, чтобы заплатить за них.

— Я открыла для вас счет. И, прежде чем вы начнете возражать, скажу, что меня попросил сделать это отец. Он очень вам благодарен за то, что вы делаете для Звездочета. Конь стал чувствовать себя намного лучше.

— Рада это слышать, но мы с ним договорились по поводу материалов для ремонта крыши моего дома. И он ничего не упоминал по поводу продуктов.

— Это потому, Эстелла, что папа считает само собой разумеющимся, что вам нужно есть. Вы же не можете постоянно питаться сэндвичами Чарли, — Филлис дружески улыбнулась Эстелле, но видела, что ее гордость подвергается испытанию подобным положением дел. — Видно, жизнь в кредит для вас в новинку?

— Это правда, — вспомнив о своей прошлой жизни, которая, как она теперь поняла, была лишь иллюзией, Эстелла покраснела. Она никогда еще не испытывала такого унижения, как в тот день, когда узнала, какие огромные долги у нее и Джеймса. Казалось, они были должны всем, даже своим друзьям. — Я надеялась, что получу работу и буду сама за все платить, — сказала она.

— Большинство людей, приезжающих в буш, чувствуют себя так же. И, поверьте мне, ни у кого не было больше гордости, чем у моей матери. Но если бы люди в нашем городе… или те, кто живет на пастбищах… покупали все лишь тогда, когда у них появляются наличные, то они бы умерли с голоду… а мы с отцом разорились.

— Я об этом не подумала, — казалось, жизнь в кредит была выгодна всем. Но Эстелла боялась, что если она тоже начнет так поступать, то не сможет остановиться.

— Папа сказал, что через пару дней подвезет вам доски и железо для крыши. Но вы же не собирались ремонтировать дом сами?

— Нет, конечно. Я попросила Чарли помочь мне.

— Чарли! — Филлис рассмеялась. — Когда ему нужно что-то починить в гостинице, он всегда обращается к моему отцу. Боюсь, «физический труд» — для него совершенно незнакомые слова.

У Эстеллы упало сердце.

— Конечно, он не проявил восторга, когда я его об этом просила. Но я решила, что он все-таки согласится мне помочь.

Филлис посмотрела на нее с сомнением.

— Могу сказать так. Вам повезло, что в ближайшем будущем у нас не будет дождей.

Эстелла не могла сказать, что Чарли — ее дядя или что она собиралась привлечь его к ремонту дома, потому что его нужно было подготовить к рождению ребенка.

— Мне говорили, что Чарли и… Росс были очень близки.

— Как два детеныша кенгуру в сумке у матери, что встречается очень редко. Когда Росс не ездил на пастбища лечить животных, они с Чарли были неразлучны, — она погрустнела. — Последние несколько месяцев были очень печальными для всех наших жителей, потому что Кенгуру-кроссинг очень мал, а смерть Росса оказалась совершенно неожиданной… Но, конечно, Чарли пришлось тяжелее всех.

— А какой… какой он был? — Эстелла чувствовала, что ее интерес к отцу рос с каждым днем, как и ее ребенок, который однажды наверняка спросит мать о своих предках.

Карие глаза Филлис смягчились, и она с грустью улыбнулась.

— Он был хорошим человеком. Но у него были свои недостатки.

— Например?

— Ну, например, он всегда был довольно грустным. Но, думаю, это из-за одиночества. Росс был серьезным человеком и намного спокойнее Чарли. Хотя последнее можно сказать о любом. У него было озорное чувство юмора. Росс часто рассказывал смешные истории про животных. Он говорил о них так, будто это были люди.

— Это я понимаю, — сказала Эстелла. — У каждого животного свой характер.

— Как странно, что вы говорите в точности как Росс. Я не видела еще человека, который бы так обращался с животными, как Росс, и, уверена, не увижу больше. Я только сейчас вдруг поняла, что впервые нахожусь в доме Росса после его смерти. Как странно стоять на его кухне и знать, что его больше нет, — она оглянулась. — Я будто по-прежнему чувствую его присутствие.

— Только не говорите об этом Мэй. Она на самом деле думает, что его дух вернулся в образе собаки динго.

Филлис посмотрела на Эстеллу так, будто приняла это замечание очень серьезно.

— У аборигенов очень сильны духовные связи с землей… и с животными. Не относитесь скептически ко всему, что они говорят.

— Но это же просто смешно! Я не могу относиться к этому серьезно.

— Если Мэй по-настоящему верит в это, то что бы вы ни делали, вы ее не переубедите. Росс ее понимал. Думаю, именно поэтому он так хорошо ладил с аборигенами. Он действительно старался постичь их образ жизни. Вы сможете понять о нем больше, если прочтете его дневник. Вы нашли его?

Эстелла была поражена.

— Нет, его дневника я не видела.

— Он должен быть где-то здесь. Росс постоянно делал там записи.

— Наверное, дневник в его комнате. Чарли попросил меня разобрать его личные вещи, но я еще этого не сделала.

— Чего это он вдруг попросил это сделать именно вас? — Филлис щелкнула языком. — Папа будет не против сделать это, если Чарли сам так и не соберется.

— Не беспокойте его. Я здесь, и у меня полно времени, чтобы этим заняться.

Филлис кивнула.

— Как там дела на Лангана Даунс?

Эстелла не знала что ответить.

— Я слышала, что Тедди тогда, на собрании скотоводов, на вас сильно разозлился, поэтому удивилась, узнав, что вы туда отправились.

— Честно говоря, если бы Тедди не болел, я бы не полетела. К несчастью, у него бруцеллез, которым он заразился от своего скота. Энни разрешила мне осмотреть их коров, и я смогла дать ей и их управляющему пару советов по поводу того, как лучше всего справиться с этой проблемой. И все-таки я разговаривала с Тедди, правда, он был совсем не рад меня видеть. Тедди совершенно не хочет признавать, что заболел, потому что волнуется за Энни и переживает из-за того, какой груз свалится на ее плечи. Но, думаю, она сильная женщина и справится с этой ситуацией.

— Владельцы пастбищ редко меняют свои привычки, и им будет довольно трудно принять совет от молодой женщины. Честно говоря, Эстелла, я не могу понять, почему вы решили жить в таком городке, как Кенгуру-кроссинг. Если бы не мой отец, который без меня останется совсем один, я бы давно уехала отсюда.

— Мне повезло, что я получила это место, особенно учитывая полное отсутствие у меня опыта работы. Поэтому мне остается лишь надеяться, что рано или поздно люди здесь начнут обращаться ко мне за помощью. И думаю, это произойдет до того, как я умру с голоду. А что касается более крупного города, то считаю, что не могу сбежать из Кенгуру-кроссинг, поджав хвост, лишь потому, что он оказался совсем не таким, как я его себе представляла.

К удивлению Эстеллы, Филлис улыбнулась.

— Что касается меня, то я рада вашему появлению. Здесь совсем нет молодых женщин, если не считать Кайли, поэтому будет очень здорово иметь подругу из большого города, с которой можно поболтать. А с отцом мы только работаем вместе, у нас почти нет общих интересов.

Эстеллу тронуло и одновременно удивило признание Филлис. Она никак не ожидала, что та захочет с ней подружиться.

— А кроме скачек здесь проводятся какие-либо общественные мероприятия?

— Накануне скачек Марджори Уайтмен устраивает танцы. Еще большинство владельцев пастбищ, их семьи и скотоводы приезжают сюда примерно раз в две недели. Если они, конечно, не занимаются стрижкой овец или осмотром своего скота. Естественно, они все собираются в баре, и некоторые вечера бывают очень, скажем так, оживленными.

— Думаю, на пастбищах много неженатых мужчин…

— Вы правы. И имейте в виду, здесь, в буше, нехватка женщин.

Эстелла покраснела.

— Я думала не о себе. Сейчас для меня главное — начать работать ветеринаром. Но вы, с вашей внешностью… Должно быть, отбиваетесь от женихов палкой.

Филлис рассмеялась.

— Я совсем не создана для жизни на краю света с человеком, у которого вместо мозгов виски. Это вряд ли будет отличаться от жизни в Кенгуру-кроссинг.

— И что, никто в городе вам не нравится?

— Думаю, вы согласитесь, что выбор здесь довольно ограничен.

— Я еще не успела познакомиться со всеми…

Филлис рассмеялась.

— А я думаю, что уже познакомились. В городе живут Кайли, Чарли и Эдна, Уолли Джи и Конни, Бетти и Кев, я и папа, Марджори и Фрэнсис и еще два наших холостяка. Доктор Дэн Дуган — странный парень. Он очень милый, пока не выпьет. Но, как и все ирландцы, если опрокинет первый стакан, уже не останавливается, допивается до бесчувствия. И нет ничего противнее, чем бормочущий алкоголик. Что касается Мерфи… он, конечно, довольно симпатичный, но что-то вроде неприкасаемого в романтическом смысле, потому что его прошлое не позволяет ему иметь будущее.

— Что вы хотите этим сказать?

Филлис на секунду смешалась.

— Извините меня за излишнее любопытство, — сказала Эстелла. — Это, конечно, личное дело Мерфи.

— В таком крошечном городке нет никакой возможности иметь свои личные секреты. Поэтому, ради вашего же блага, я надеюсь, что у вас таких нет.

Эстелла промолчала. Она понимала, что не сможет долго скрывать свою беременность, и с ужасом представляла себе все пересуды по поводу ее личной жизни.

— Здесь больше нечего делать, кроме как обсуждать других людей, — сказала Филлис, подтвердив мысли Эстеллы. — Я, конечно, не знаю всего, поскольку Мерфи очень молчалив, но ходят слухи, что он разрушил брак своего лучшего друга, уведя у него жену.

Эстелла была поражена.

— Но ведь он живет один… Поэтому, скорее всего, это лишь сплетни.

— Я тоже так думала, пока в городе несколько лет назад не объявился тот самый бывший друг. Он нашел Мерфи в баре и устроил ему взбучку. Папа говорит, что, увидев его, Мерфи побелел как полотно. Его, должно быть, терзало чувство вины, потому что он даже не пытался защищаться, когда его друг накинулся на него с кулаками. В конце концов, друг потерял самообладание и, разрыдавшись, упал на пол. Никто в баре не знал, что делать, а в тот вечер там было полно пастухов и скотоводов. Можете себе представить, как неловко они себя чувствовали, глядя на взрослого мужчину, плакавшего, как ребенок. Когда к нему подошел Мерфи, тот закричал: «Из-за тебя! Из-за тебя я потерял единственную женщину, которую любил». Когда его друг уехал, Мерфи буквально заболел. И еще много дней после этого случая ходил сам не свой.

Эстелла не знала, что и подумать. Чтобы причинить такое горе своему другу, нужно быть пустым и бесчувственным, как, например, Давиния. Все это не говорило в пользу Мерфи.

— А что Дэн? Должна же быть причина, почему он так сильно пьет? — Эстеллу не столько интересовала его личная жизнь, сколько то, почему он ведет себя неподобающе, когда на нем лежит такая ответственность.

— Как я поняла, его отец был ведущим хирургом в Сиднее, и, говорят, Дэн пьет потому, что так и не смог с ним сравниться. Но, честно говоря, не знаю, в чем тут дело. Как я и сказала, он приятный парень, когда трезвый, и очень талантливый врач. Но, несмотря на то, сколько жизней Дэн спас и спасает, он не может примириться с самим собой.

— Он приехал сюда из Сиднея?

— Нет. Мерфи говорил, что Дэн приехал из района залива Квинсленд, где впервые организовали службу «Летающий доктор».

— На заднем дворе больницы я видела старый самолет. Он принадлежит Дэну?

— Учитывая размер нашего городка, это может показаться странным, но я не знаю, — Филлис нахмурилась. — Этот самолет много лет назад привезли сюда на грузовике Уолли Джи уже после того, как здесь начал работать Дэн. Кажется, самолет побывал в аварии. Мерфи использует некоторые его детали для ремонта своего самолета. А Дэн время от времени с ним возится, и Мерфи ему помогает. Поэтому никто не знает, кому принадлежит этот самолет. Кажется, я даже однажды спрашивала об этом Мерфи, но теперь уже и не помню, что он мне ответил.

— Ваш отец сказал мне, что вы учитесь летать на самолете. Думаю, вы очень смелая.

Лицо Филлис ожило.

— Просто обожаю это! Там, в воздухе, я чувствую себя такой… свободной, живой.

— Когда я летела сюда, меня сильно укачало, поэтому не могу разделить вашего энтузиазма.

— Полеты поднимают мне настроение… Порой кажется, что тебе все под силу… Да и Мерфи — прекрасный учитель. Он очень терпеливый… и требовательный, — Филлис вдруг покраснела, и Эстелле показалось, что ее собеседница не собиралась раскрывать свои истинные чувства.

— Он такой… мужественный, настоящий мужчина, вам не кажется? — спросила Филлис.

— Думаю, да, — сказала Эстелла без энтузиазма.

— Но вы заметили, что он стесняется смотреть вам прямо в глаза? Думаю, нельзя доверять человеку, который не смотрит тебе в глаза.

Эстелла была склонна с этим согласиться.


К наступлению вечера Мэй и Бинни так и не вернулись, поэтому Эстелла, положив себе в тарелку щедрую порцию рагу из барашка, с удовольствием ее съела. После ухода Филлис она попробовала разыскать дневник Росса, но, так и не найдя его, снова села за письмо матери. Она старалась ничего не скрывать, но объяснение того, как ее жизнь неожиданно перевернулась с ног на голову, выжало из нее все душевные и физические силы.

Наконец, написав «С любовью, Эстелла», она несколько минут плакала, но потом, умывшись, взяла себя в руки.

Прежде чем лечь спать, Эстелла вышла на веранду подышать воздухом. Глядя на огромное небо, мерцавшее миллионами звезд, она чувствовала себя бесконечно маленькой. Звезды казались близкими, будто до них можно было дотянуться рукой. Луна висела позади дома, но ее серебряный свет заливал все мягким сиянием, превращавшим красные холмы вдалеке в серебряный ковер.

Тишину вокруг нарушала только симфония в исполнении насекомых. Закрыв глаза, Эстелла старалась расслабиться, но после письма к матери, в котором рассказала о распаде своего брака, с трудом справлялась с вновь нахлынувшими воспоминаниями.

Когда Эстелла открыла глаза, перед ней стоял тот самый динго и молча наблюдал за ней. В лунном свете его шкура казалась почти белой, что придавало ему вид совершенно безопасного животного. Эстелла почти забыла, что перед ней дикая собака, непривычная к контактам с человеком, и ей захотелось его погладить.

— Привет, приятель, — прошептала она, восхищаясь стройными формами дикой собаки.

«Какое у него странное выражение на морде, — подумала Эстелла. — Кажется, он чем-то озабочен». Она улыбнулась, осознав, что просто начинает фантазировать.

— У меня больше нет сил, приятель, — сказала она вслух. — Поэтому я иду спать.

Усевшись, динго продолжал внимательно рассматривать ее. Эстелла собралась встать, но резкая боль в животе заставила ее поморщиться. Она замерла, охваченная страхом.

— Только не мой ребенок, — прошептала она. — Боже, только не ребенок!


Глава 14 | Звезды южного неба | Глава 16