home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

С огромным трудом Эстелла смогла заставить Мерфи лежать спокойно, пока делала ему укол морфия. Она ввела Майклу щедрую дозу, больше, чем следовало, потому что понимала, какую немыслимую боль приходилось ему терпеть. Будь он животным, единственным гуманным решением было бы просто его усыпить. Взяв бинты из аптечки первой помощи, Эстелла наложила ему временный жгут, чтобы остановить кровотечение. Торчавшая наружу кость была самой страшной раной, которую она когда-либо видела. Каждый раз, когда Мерфи смотрел на свою ногу, он почти терял сознание от шока.

На это ушло мучительно много времени, но, в конце концов, Эстелле удалось перетащить Мерфи к самолету, где он сразу же потерял сознание. Она тут же наложила новый жгут и приподняла ему ногу. У нее не было с собой никаких анестезирующих средств или инструментов для операции, не говоря уже о стерильных условиях больницы. Ей нужен был Дэн. Эстелла снова попыталась связаться с ним по радио, но на этот раз не услышала даже треска помех.


Когда начал действовать морфий, самые сильные приступы боли у Мерфи постепенно ослабли, но он начал бредить. Изо всех сил борясь с собственными страхами и волнением, Эстелла накрыла его ужасную рану марлей, чтобы на нее не садились мухи и чтобы самой не видеть ее. Оставив его на несколько секунд, Эстелла бросила желтое одеяло на фюзеляж самолета и стала молиться о чуде. Так горячо она еще никогда не молилась: если раньше их положение было тяжелым, то теперь оно стало просто критическим.

— Расскажите мне о своей службе в ВВС, Мерфи, — попросила Эстелла, садясь рядом. На самом деле ей хотелось разрыдаться и рухнуть в его объятия, но она понимала, что нужна ему и должна оставаться сильной. Без всякого удивления Эстелла заметила, как трясутся ее руки, но сейчас ей было не до себя. Она решила заставить Мерфи говорить, чтобы он хоть немного отвлекся от своей ужасной боли.

Мерфи не отреагировал на ее просьбу, и Эстелла попыталась придумать другую тему для разговора.

— А вы, когда-нибудь, бывали на… на материке? — спросил он вдруг ее.

Прежде чем Эстелла успела ответить, Майкл продолжил:

— Там отличная рыбалка.

— Правда?

— Том… обожал рыбачить, — сказал Мерфи, а сам подумал: рыбачил ли Том хоть раз… с тех пор, как…

— Том был вашим другом? — спросила Эстелла, но поняла, что Мерфи не услышал ее вопроса. В его глазах вдруг появилось выражение горечи и досады.

— Лаура раньше никогда не рыбачила, — пробормотал Майкл с какой-то грустной иронией.

Его взгляд был устремлен в потолок самолета, но, казалось, Мерфи ее не замечал. Потом он стал водить глазами в разные стороны, будто пытался что-то найти, и она предположила, что он сильно разволновался.

Эстелла подумала, что ввела ему слишком большую дозу морфия и теперь у него галлюцинации. Но потом решила, что Майкл, видимо, говорит о той женщине, которую упоминала Филлис, — о жене его лучшего друга. Ей стало даже любопытно, но она не была уверена, что хотела услышать эту историю. Эстелла не могла представить, что Мерфи был способен разрушить брак своего лучшего друга. Она не желала, чтобы ее мнение о нем как о совсем неплохом человеке оказалось поколебленным.

— И Лаура ловила рыбу? — спросила Эстелла, пытаясь перевести разговор на более безопасную тему.

Наступившая тишина показалась ей оглушительной. Лицо Мерфи исказилось от боли, но Эстелла почувствовала, что он страдал сейчас не из-за сломанной ноги. Она постаралась придумать, что сказать, чтобы отвлечь его от мрачных мыслей.

Но прежде чем ей в голову пришла хоть какая-то подходящая тема, Эстелла услышала, как Мерфи снова заговорил.

— Лаура настояла, чтобы мы с Томом взяли ее с собой на рыбалку и отвезли на наше любимое место в небольшой бухте на севере материка, на полуострове Арнемленд. Мы нашли его с воздуха. Местность там такая пересеченная, что добраться можно только на джипе. Но Лаура сказала, что ей все равно. Ее не испугало даже то, что последние несколько сотен метров нужно было идти пешком через мангровые болота. Она постоянно слышала, как мы говорили об этой чудесной лагуне, окруженной самым белым песком на свете…

Эстелла поняла, что Мерфи и Том вместе служили в ВВС.

— Красивое, должно быть, место, — сказала она, но заметила, что Мерфи эти воспоминания больше угнетают, чем вызывают приятные чувства.

— И нам больше всего нравилась именно уединенность этого места, — с грустью проговорил он. — Мы с Томом рыбачили там десятки раз… пока… пока он не женился на Лауре.

Эстелла подумала, что, наверное, Лаура разрушила их дружбу.

Мерфи отвернулся, будто стараясь убежать от воспоминаний о том, что затем произошло.

— Если не хотите, можете об этом не рассказывать… — начала было Эстелла.

— Лаура была… особенной, — перебил ее Мерфи. В его глазах заблестели слезы, а голос стал срываться от нахлынувших чувств. Эстелла решила ему не мешать. Она чувствовала, что он никому еще не рассказывал того, что собирался сейчас рассказать ей, и что ему было необходимо освободиться от этого.

— Чем больше я ее узнавал, тем больше понимал, насколько это был разносторонний человек. Она могла быть опасно кокетливой… но в то же время обожала свою работу учителя. И Том говорил, что ученики в ней души не чаяли. Лаура была очень женственной, но любила приключения. Я никогда не думал, что Том влюбится в такую женщину, как Лаура, потому что ему нравилось жить походной жизнью и он часто отправлялся в буш на своем джипе… А она, казалось, была рождена для шикарных отелей и ресторанов. Я слишком поздно понял, насколько сильно Том был влюблен. Лаура была для него всем на свете, — его лицо снова исказила боль, и Эстелла подумала, что Майкл сейчас расплачется. — И это была моя вина…

Не дождавшись продолжения, Эстелла не вытерпела и спросила:

— В чем была ваша вина?

Она подумала, что если Мерфи собирался раскрыть перед ней свою истинную суть, то пусть уж сделает это сейчас и покончит с этим. Эстелла сказала себе, что готова услышать все.

Он повернулся и посмотрел на нее, но Эстелла была уверена, что Майкл не видел.

— Лаура подошла к краю лагуны, чтобы вымыть руки и умыться. Она помогала мне чистить рыбу и испачкала свою блузку чешуей и внутренностями. Том ушел к джипу, чтобы принести ей свою рубашку…

Мерфи ясно помнил, как все случилось, как выбросил в воду рыбьи потроха и головы… Тогда он не придал этому значения, но вскоре понял, что совершил ошибку, которая оказалась простым, но смертельно опасным проявлением незнания им местной природы.

— Было темно и очень тепло, — продолжил Майкл, снова глядя на потолок самолета. — Луну затянуло облаками, но свет костра освещал наш лагерь… и Лауру, которая, задержавшись на краю лагуны, опустила в воду пальцы ног. Она улыбалась от удовольствия, наслаждаясь прохладой, и выглядела такой прекрасной… умиротворенной. Зачерпнув горсть воды, Лаура, смеясь, брызнула в меня, — вспомнил Мерфи шипение углей костра, когда вода попала и на них. Тогда еще он крикнул: «Прекрати, Лаура! Если ты зальешь костер, то не получишь обеда…» Но она снова засмеялась.

Эстелла была уверена, что у Мерфи с Лаурой в тот момент завязался роман, и ей стало дурно от этой мысли.

— Вдруг… раздался сильный всплеск, и из воды что-то метнулось вверх, — Мерфи с трудом приподнялся на локтях и широко открытыми глазами уставился в пространство. — С отмели выскочил гигантский солти… и схватил Лауру за туловище своими огромными челюстями.

«Выражение ее лица в этот момент преследует меня до сих пор. И я не забуду его до самой смерти», — подумал Майкл. Он зажмурился, будто стараясь выбросить из головы эту сцену, и она услышала его тихий болезненный стон.

Эстелла пришла в замешательство. Она не знала, кто такой солти.

Мерфи вновь широко открыл глаза, но Эстелле хотелось, чтобы он закрыл их: еще никогда в жизни она не видела столько ужаса в глазах человека.

— В одно мгновение он уташил ее в воду. Это произошло так внезапно… неожиданно. Все было тихо, спокойно… и вдруг такой невообразимый ужас. Я был… парализован… буквально не в состоянии поверить в то, что произошло у меня на глазах. Кажется, я звал ее по имени… но слышал только бурные всплески воды. Я уронил нож и рыбу и бросился к берегу лагуны; потом прыгнул на отмель, но солти уже начал свое смертельное вращение. И я вынужден был бессильно наблюдать, как белая пена постепенно окрашивалась кровью Лауры. Я попытался схватить ее, но меня сбило с ног, и моя лодыжка с треском сломалась, будто тонкая веточка, — его голос упал до хриплого шепота. — А через секунду… ее уже не было видно.

Сообразив, что Мерфи рассказывает о нападении крокодила, Эстелла буквально задохнулась от полнейшего, леденящего душу ужаса и прикрыла рот ладонью, чтобы не закричать.

Мерфи облизнул пересохшие губы.

— Я даже не заметил, что Том стоит рядом со мной. Должно быть, он услышал крик Лауры, потому что словно обезумел. Он орал на меня, тряс за плечи, спрашивая, где она, а я просто стоял, не в силах отвести взгляда от черной воды, которая вдруг снова стала удивительно спокойной, как будто ничего не произошло. Том продолжал истерично звать Лауру, но я не мог выговорить ни слова. Перед моими глазами все стояло выражение ее лица, когда ее схватил солти. И вдруг меня буквально ослепила ярость. Я кинулся назад в наш лагерь, — он не сказал, что из-за сломанной лодыжки его ступня шлепала по песку, как мертвая рыбина. — Я схватил винтовку и стал палить в воду, выпуская пулю за пулей. Стараясь меня остановить, Том ухватился за цевье, опасаясь, что я попаду в Лауру, и, не понимая моего состояния. Никто не смог бы выдержать, увидев, что с ней сделал этот жестокий хладнокровный убийца. Я слышал, как хрустнули ее кости, когда солти сжал челюсти, и никогда не забуду появившейся в ее глазах обреченности за долю секунды до того, как солти утащил ее под воду. Она знала, что сейчас умрет. И мне хотелось пристрелить это бесчувственное чудовище.

Мерфи откинулся на спину и закрыл лицо руками. Он не сказал, что Том чуть не застрелил его и что сам очень жалел о том, что друг этого не сделал… Тогда бы не пришлось страдать от этой невыносимой боли, которая живет в нем все эти годы. Том оказался прав, когда сказал Майклу: «Тебе придется жить с этим всю оставшуюся жизнь».

— Лаура была для Тома всей его жизнью… а я не смог ее спасти, — Мерфи разрыдался.

Сев рядом с ним, Эстелла прижала его голову к своей груди.

— Если бы Том оказался тогда рядом с вами, он бы тоже ее не спас, — сказала она, чувствуя, что не в силах сдержать слезы. — Никто бы ее не спас.

Глубоко тронутый ее пониманием и сочувствием, Майкл немного успокоился. Эстелла нежно опустила его голову на одеяло, заметив, что он заснул. Ее сердце буквально разрывалось на части от сострадания к человеку, который столько лет жил с таким тяжелым грузом в душе.


Когда Мерфи проснулся, день уже клонился к вечеру. Эстелла разожгла костер и положила в него несколько веток чайного куста, чтобы он начал дымить. Она не хотела упустить ни одного шанса на спасение, потому что отказывалась верить в то, что их уже не ищет какой-нибудь самолет.

— Если бы на наши поиски послали самолет из аэропорта Лонгрич, то он бы уже был сейчас здесь, — сказал Мерфи. Его голос прозвучал совершенно безжизненно.

— Откуда вы знаете? — довольно резко ответила ему Эстелла, не желавшая впадать в пессимистическое настроение.

Пока он спал, она трудилась на полосе и выложила вдоль нее все камни в одну линию, уверенная, что так их будет лучше видно с воздуха. Занимаясь этим, Эстелла чувствовала решимость и надежду, но теперь устала, ей страшно хотелось есть и… принять ванну. Эта схватка за их жизни почти лишила ее сил.

Работая на полосе, Эстелла обдумала одну идею и решила обсудить ее с Мерфи.

— Я вспомнила тот самолет, что стоит в ангаре за больницей.

— И что?

Эстеллу поразило его равнодушие.

— Он в рабочем состоянии?

— Почти.

— А кто-нибудь в городе может на нем летать?

— Не совсем.

— Что значит «не совсем»? Может или нет?

— Это самолет Дэна. Раньше он летал на нем из аэродрома Лонгрич, но больше никогда не сядет за штурвал.

Эстелла недоуменно посмотрела на него. Дэн умеет летать… и у него есть самолет, однако Мерфи уверен, что он даже не попытается их найти.

— Почему же никогда?

Мерфи колебался. Много лет назад Дэн доверил ему свою тайну, и он ни разу не нарушил своего слова молчать об этом. Сейчас, посмотрев на Эстеллу, он понял, что ее не удовлетворит ничего, кроме полного объяснения его слов. К тому же Майкл не хотел, чтобы она зря надеялась. Для них обоих от этого не будет никакой пользы.

— Очень давно Дэн разбил этот самолет. У него на борту находился пациент, маленький мальчик. Он был очень тяжело болен, но погиб именно в этой катастрофе. С тех пор Дэна приводит в ужас сама мысль о полетах на самолете и преследует чувство вины, от которого он никак не может освободиться.

У Эстеллы не было слов.

— После того как несколько лет назад починили фюзеляж его самолета, Дэн перевез его в Кенгуру-кроссинг. Он хотел побороть свои страхи… и свою вину, но самолет оказался постоянным напоминанием об Уильяме Абернати. Вот почему Дэн так сильно пьет. Эта катастрофа была лишь трагической случайностью… и с тех пор он спас жизнь бессчетному количеству людей, но для него ничто не может компенсировать жизнь маленького Уильяма.

— Вы сказали, что эта катастрофа была несчастным случаем, значит, Дэн в этом не виноват?

— Расследование показало, что при взлете в тот день в двигателе вышла из строя какая-то небольшая деталь. Он заглох, и Дэн ничего не мог сделать. Это вина производителя самолета, и после длительного разбирательства он взял всю вину на себя… но для Дэна этого недостаточно, — Мерфи откинулся назад, охваченный внезапной слабостью. — За все эти годы Дэн бессчетное количество раз разбирал и собирал мотор самолета. Думаю, он надеялся, что это будет для него своего рода терапией… но, кажется, ему не стало лучше.

— А семья Уильяма Абернати винит во всем именно его?

— Нет. Тогда в самолете был и отец мальчика, и он знает, что это не было ошибкой пилота. Трагедия заключается в том, что у Уильяма не было почти никаких шансов выжить, даже если бы самолет не разбился.

— Мне кажется, я смогла связаться с Дэном по нашему радио, когда вы упали на полосе. Может быть, наше положение станет для него своего рода катализатором, который позволит ему вернуться в небо.

Мерфи сочувствовал желанию Эстеллы верить в то, что у их истории будет счастливый конец.

— Даже если он и наберется мужества и решит снова подняться в воздух, он не сможет вывести самолет из ангара.

— Почему?

— Это ведь старое крытое хранилище, а не настоящий ангар. Чтобы затащить туда самолет, нам пришлось снимать пропеллер. И его самолет старой модели и очень тяжелый. Понадобилось двадцать человек, чтобы закатить его внутрь.

Эстелла подошла к самолету и, забравшись в него, уселась рядом с Мерфи. Выглядел он ужасно.

— Получается, у нас почти нет надежды, да? — сказала она.

От выражения ее лица у него разрывалось сердце. Он не мог видеть ее такой несчастной… обреченной.

— Простите меня… Именно я винбват в том, что мы оказались в этом ужасном положении, — проговорил он, задыхаясь от волнения.

— Ш-ш-ш, — мягко прошептала Эстелла. — Вы ни в чем не виноваты.

Она посмотрела на повязку на его ноге, которая была вся пропитана кровью. Майкл медленно умирал от потери крови, а она ничего не могла с этим поделать. В его лице не осталось ни кровинки, и, казалось, он вот-вот потеряет сознание. Эстелла вдруг испытала ужас от мысли, что останется одна. Она не хотела ни умирать, ни терять Мерфи.

— Не вздумай меня бросать, Мерфи, ты мне нужен, — Эстелла не выдержала и расплакалась.

Из последних сил Мерфи приподнялся, протянул руки, и Эстелла бросилась ему в объятия.

— Как это чудесно — обнимать тебя, — прошептал он ей на ухо. — Твой муж, наверное, сошел с ума. Если бы мне повезло… и меня любила такая женщина, как ты, я бы ни за что не позволил ей уйти.

Эстелла обняла его еще крепче. Она подумала, что будет несправедливо и даже жестоко, если судьба не позволит ей узнать любовь такого мужчины, как Мерфи.

Когда они стали делиться друг с другом тайнами своего прошлого, Эстелле вдруг захотелось рассказать Мерфи, кто она такая на самом деле. Она была уверена, что это почти ничего не изменит, но решила раскрыться… поведать свой секрет до того, как… Ей следовало рассказать ему об этом раньше, но их тяжелое положение и ранение Мерфи затмили все мысли о Россе Купере и ее родстве с ним.

— Мерфи, есть еще одна причина, почему я приехала в Кенгуру-кроссинг, — сказала Эстелла. Она вдруг занервничала и отвела от него взгляд. — Росс Купер — мой… мой родной отец. Мы ни разу с ним не встречались и даже не переписывались, но Чарли попросил тетю Фло предложить мне его место ветеринара. Мне показалось, что я смогу узнать своего… отца, общаясь с жителями города. Понимаю, это неправильно, что я всех обманула… — Эстелла заколебалась, ожидая его реакции на свои слова, но Мерфи молчал. Подняв голову, она посмотрела на него, и, чувствуя на своей щеке его прерывистое дыхание, поняла, что он снова потерял сознание.

— Не вздумай умирать на моих руках, Мерфи, — всхлипнула Эстелла.


Глава 25 | Звезды южного неба | Глава 27