home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Открыв глаза, Мерфи увидел Эстеллу, которая сидела около него, держа обеими руками его ладонь. Дэн, следивший за его состоянием всю ночь, ушел спать только на рассвете, совершенно измученный. Он сказал Эстелле, что основные показатели организма Майкла пришли в норму, поэтому у него есть все шансы полностью поправиться, но она продолжала волноваться. В мыслях Эстелла постоянно возвращалась к той ужасной сцене, когда он умирал в разбитом самолете на равнине.

Ей казалось, что это будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.

Последние два часа Эстелла с нетерпением ждала, когда Мерфи проснется. Ей необходимо было увидеть собственными глазами, что с ним все в порядке. Она по-прежнему не могла поверить, насколько им повезло, что они уцелели при вынужденной посадке, не говоря уже о том, что выжили в пустыне Симпсон. Но ее беспокоило и другое. Эстелла хотела, чтобы Мерфи раньше других жителей города узнал, кто она такая на самом деле. Она бы рассказала об этом и Дэну, но хотела подождать, когда тот отдохнет после операции и ночного дежурства у постели больного.

— С возвращением! — сказала она, улыбаясь. — Как ты себя чувствуешь?

Ответив застенчивой и немного сонной улыбкой, Мерфи сжал ее руку.

— Лучше, чем в прошлый раз, когда мы с тобой говорили, — сказал он. — Я не помню ничего после того, как… — он посмотрел на вентилятор, тихо гудевший на потолке. — Должно быть, это был сон… потому что мне показалось, что я видел, как Дэн летел на своем старом самолете. Или у меня были галлюцинации… — он знал, что временами бредил.

— Дэн на самом деле нас спас. Но, может быть, и хорошо, что ты не помнишь, как мы летели назад.

— Почему?

— Если бы ты был в сознании, то из-за боли в сломанной ноге только бы мучился. Ты едва остался жив из-за потери крови, поэтому Дэн просто, как сумасшедший гнал свой старый самолет, который буквально трещал по швам…

Но, к удивлению Эстеллы, улыбка Мерфи стала шире.

— И с какой скоростью он летел?

Она подумала, что его реакция типична для бесшабашного пилота.

— Сто пятьдесят километров в час.

— Не может быть! Это старое корыто так быстро летать не может.

— Хочешь поспорить? — спросил Дэн с порога.

— Я думала, что самолет развалится на части, — сказала Эстелла, вспомнив, как постоянно смотрела на спидометр. — Но подтверждаю, мы точно летели со скоростью сто пятьдесят. Пожалуйста, Дэн, не обижайтесь — я не ставлю под сомнение ваше мастерство пилота, но была до смерти напугана еще до того, как стемнело.

— И не только вы, — признался Дэн.

Мерфи перестал улыбаться, когда подумал, насколько страшной показалась Эстелле посадка в темноте. Он пожалел ее, ведь ей через столько пришлось пройти!

— Горожане разожгли костры по обеим сторонам главной улицы, — сказала Эстелла, увидев сильное беспокойство в глазах Мерфи. — Костры отпугнули кенгуру и осветили посадочную полосу. Они были просто великолепны, как и Дэн, — она улыбнулась Дэну, который теперь стоял рядом с ней.

— Не могу поверить, что ты все-таки решился, Дэн, — сказал Мерфи. Он посмотрел на Эстеллу. — Честно говоря, я уже не верил, что доживу до того момента, когда снова увижу твою прекрасную улыбку.

Эстелла покраснела.

— Я просто рада видеть, что с тобой все в порядке, — сказала она.

Дэн заметил реакцию Эстеллы, то, как потеплел голос Мерфи, увидел их переплетенные пальцы, и его хрупкое чувство собственного достоинства поколебалось. Ему захотелось развернуться и просто убежать. Он напряг всю свою силу воли, чтобы остаться на месте и сделать вид, что в этом нет ничего необычного.

— Когда… когда я услышал по радио голос Эстеллы… ее мольбу о помощи, — с трудом проговорил он, — мне нужно было… нужно было что-то предпринять.

— Ты, без сомнения, спас мою жизнь, — сказал Мерфи.

— И мою тоже, — добавила Эстелла. — Вы поступили очень мужественно.

Но Дэн сделал это не ради благодарности.

— Спасибо, друг, — сказал Мерфи. — Я твой должник.

— Для меня ты бы сделал то же самое, — небрежно ответил Дэн.

— Вам нужно поспать, Дэн, — сказала Эстелла, ошибочно принимая его расстройство за усталость. — Вы всю ночь были на ногах.

— Да… я устал, — согласился он.

После того как у постели Мерфи его сменила Эстелла, Дэн пытался заснуть, но не мог перестать думать о ней.

Теперь, когда его тайна перестала быть тайной, а он смог посмотреть в глаза своим самым большим страхам, Дэн почувствовал, что, наконец, избавился от кандалов, которые сдерживали его эмоции, и может жить дальше. Это было головокружительное, хотя и пугающее ощущение, и он еще не знал точно, что именно будет с этим делать. Но в одном Дэн был абсолютно уверен — он хотел, чтобы в его будущем присутствовала Эстелла. А теперь, увидев, с какой теплотой и любовью смотрят друг на друга Эстелла и Мерфи, он почувствовал себя глупым и… сбитым с толку. Теперь он не знал, в каком направлении ему двигаться дальше, как продолжать вести нормальную жизнь… Он даже не знал, хочется ли ему вообще вести такую жизнь…

— Вы, наверное, решили проверить, не загонял ли ваш больной Бетти своими требованиями? — шутливо спросила его Эстелла.

— Кто еще кого загонял, — проворчал Мерфи.

Но Дэн был не в том настроении, чтобы оценить их юмор.

— Вам нужно отдохнуть, Эстелла, — тихо сказал он. — Вы столько пережили.

Он бросил взгляд на Мерфи, подумав, знает ли тот о беременности Эстеллы?

— Дэн прав, — сказал Мерфи. — Тебе нужно отдохнуть, Эстелла.

Его заботливый тон подтвердил самые худшие опасения Дэна. Мерфи знал о ребенке. И Дэн понимал, что она бы не рассказала ему об этом… если бы они не стали близки.

— Мне еще столько нужно сделать, — возмущенно ответила Эстелла.

— Я как доктор велю вам сегодня отдыхать, — сказал Дэн более резким голосом, чем собирался.

Эстелла бросила на него удивленный взгляд.

— Слушай, что тебе говорит Дэн, — добавил Мерфи. — Это же для твоего собственного блага, Эстелла.

Взглянув на него, Эстелла убедилась, что он говорил от души. А когда в дверях появилась Бетти со скрещенными на груди руками, Эстелла поняла, что ей придется смириться. И если честно, то она действительно устала, хотя ей казалось, что она не заснет.

— Хорошо, ваша взяла. Я отдохну… пару часов, — она решила рассказать Мерфи свой секрет позднее.


Фло вошла в кафе гостиницы «Савой» и стала оглядываться по сторонам в поисках Молли. Не увидев свою подругу, она посмотрела на часы. Было уже несколько минут третьего, но Фло не удивилась, что Молли опаздывает. Сама она всегда отличалась пунктуальностью. Про себя отчитывая Молли, Фло нашла столик на двоих в таком месте, которое было хорошо видно от двери, но где не было сквозняков. Ревматизм совсем замучил Фло, поэтому ее сейчас раздражал весь мир целиком, а не только Молли.

Сняв шляпу и пальто, Фло как раз усаживалась на свой стул, когда в кафе вошел Джеймс. Он увидел ее сразу же, но она его не заметила. Поэтому он мог проигнорировать ее и просто уйти или поздороваться с ней и найти себе столик где-нибудь в другом конце кафе. Джеймс не знал, как поступить, потому что ему нравилась Флоренс. На самом деле раньше он предпочитал ее общество, а не Каролины. Фло была проще, чем ее сестра, и всегда была добра к нему, даже несмотря на то, что прекрасно знала обо всех его недостатках.

До появления в кафе Джеймс провел самое отвратительное утро с Давинией. У них произошла ужасная ссора из-за того, что он не проявлял интереса к устройству детской комнаты. Слово за слово, и вот она уже стала обвинять его в том, что он большую часть времени проводит вне дома, чего Джеймс не мог отрицать. Кроме того, она подняла вопрос о новых костюмах и машине, которые еще раньше заказала для него и которые, наконец, доставили им домой. Из ее слов Джеймс понял, что теперь она жалела об этих расходах. Джеймс даже не мог обратиться к своей семье, потому что благодаря стараниям его мстительной бывшей тещи они уже знали о беременности Эстеллы и о его романе с Давинией и чуть ли не отказались от него, поэтому он чувствовал себя совершенно одиноким. И сейчас ему бы не помешала дружеская поддержка Фло, но Джеймс понимал, что вряд ее получит.

Решив, что с него достаточно осуждающих взглядов и слов, Джеймс все-таки решил потихоньку ретироваться, когда Фло подняла глаза. Она рылась в своей сумочке в поисках чистого носового платка, но почувствовала на себе чей-то взгляд. Фло думала, что это Молли, которая, ни за что не желая признавать свою близорукость, могла стоять от нее в двух шагах и все равно не видеть.

Шагнув вперед, Джеймс остановился у столика Фло с видом дикого животного, застигнутого врасплох светом прожектора.

— Здравствуйте, Флоренс, — сказал он, не глядя ей в глаза.

Фло без всякого восторга смотрела на него, не находя в себе силы ответить на его приветствие. Она осторожно огляделась по сторонам в поисках Давинии, а потом снова перевела взгляд на Джеймса.

Джеймс с легкостью прочитал ее мысли.

— Я… я один, — проговорил он неуверенно.

Фло сжала губы и стала с преувеличенным вниманием сворачивать свой платок, пока Джеймс буквально корчился от стыда. Она вспомнила, как рыдала Эстелла, сидя у нее на кухне, и едва сдержала желание гневно отчитать стоящего перед ней молодого человека.

А Джеймс думал, знает ли Фло о том, что ему уже известно о ребенке, и стоит ли поднимать эту тему.

Мысли Фло быстро перешли на другое. У нее уже некоторое время не было никаких вестей от Эстеллы, и она волновалась, Фло позвонила бы Чарли, но не могла себе позволить часто звонить в Австралию… Да к тому же, если она застанет Чарли за стойкой его бара, то он вряд ли услышит ее из-за шума. В конце концов, любопытство взяло верх, и она подняла глаза.

— Ты… ты связался с Эстеллой?

— Нет. Я не знал, где она… и ничего не знал о ребенке… пока совсем недавно мне не сказали об этом Каролина и Маркус…

Фло бросила на него такой взгляд, что он понял — сочувствия у нее он не дождется.

Джеймс покраснел.

— Я собирался написать ей, но… но уверен, что она не хочет ничего обо мне знать… Конечно, винить ее в этом я не могу… — он понимал, что начинает лопотать, как провинившийся ребенок. — Как она… поживает?

Фло подумала, действительно ли он переживает за Эстеллу?

— У меня уже какое-то время нет от нее вестей. И, честно говоря, я начинаю волноваться.

Джеймс заметил, что Фло стала нервно теребить свой платок, и понял, как она переживает за Эстеллу. И хотя это было нелепо и, скорее всего, слишком поздно, но ему не хотелось, чтобы Фло плохо о нем думала. Он не мог понять почему, но для него всегда было важно уважительное отношение Фло.

— А когда вы последний раз с ней связывались, она была… в порядке? Я хочу сказать… она не болеет? — он понимал, что ведет себя как эгоист, но если что-то случится с ребенком… его будущее действительно окажется очень и очень мрачным.

Фло приятно удивила его забота, которая показалась ей искренней.

— Первые пару месяцев ее постоянно тошнило… но, думаю, это нормально…

— Ох, — Джеймс понятия не имел, что считается нормальным для беременных женщин. — Значит… с ребенком все в порядке?

Фло очень хотелось сказать что-нибудь язвительное, типа: «с ребенком, которого ты не хотел», но она сдержалась. Фло никогда не была мстительным человеком.

— Насколько я знаю, беременность протекает нормально. Да ты и сам можешь все узнать, если это тебя действительно волнует.

Джеймс почувствовал резкие нотки в голосе Фло, и это его задело.

— Я сделаю еще лучше, — проговорил он неуверенно. — Я поеду… в Австралию.

От удивления Фло заморгала.

— Серьезно?

— Да, в марте… когда родится ребенок.

Фло прищурилась. Она его не понимала.

Джеймсу казалось, он буквально видит, как в голове Фло закружились разные мысли. Он почувствовал, что сейчас она начнет допрашивать его об отношениях с Давинией, и запаниковал. Пытаясь произвести на Фло впечатление, он сказал слишком много. Но теперь уже было поздно. Его внезапно охватило чувство вины, и ему страстно захотелось сбежать.

— Мне нужно идти. У меня… назначена встреча. Рад был с вами снова повидаться. До свидания, Флоренс.

Он резко повернулся и торопливо вышел из кафе.

Удивленная Фло увидела, как он поспешно удаляется. Она совершенно не понимала, зачем Джеймс собирается ехать в Австралию. Неужели его чувства к Эстелле изменились? И хотя Фло была сбита с толку, она не могла не радоваться за Эстеллу. Ее племянница, вероятно, никогда не простит Джеймса за его роман с Давинией, но будет рада узнать, что он, по крайней мере, желает стать настоящим отцом их ребенку. Но можно ли верить Джеймсу? На тот случай, если Джеймс передумает — или его переубедит Давиния, — Фло решила написать Эстелле письмо и сообщить, что он собирается ехать в Кенгуру-кроссинг, чтобы быть с ней и ребенком. Эстелла заслуживала того, чтобы в ее жизни больше не было таких разочарований.

Оставшись одна в палате, Эстелла все свободное время думала о своей будущей встрече с горожанами. Она опасалась их реакции на ее слова о том, кто она такая на самом деле, но скрывать это дальше уже не могла. Эстелла все повторяла в уме свои оправдания, почему она сразу не сказала об этом, но с каждым разом они казались ей все более жалкими и неубедительными. Раздумывая над своим собственным поведением, Эстелла поняла, что вела себя до некоторой степени лицемерно. Разве не она набросилась на Джеймса за то, что он ей врал? И буквально через несколько недель уже сама соврала целому городу. Ей оставалось лишь надеяться, что ее простят. Еще Эстеллу беспокоило, что она так и не смогла рассказать правду Мерфи. Она пыталась сделать это еще несколько раз, но постоянно кто-нибудь мешал: то ее кто-нибудь навещал, то его.

К полудню в больнице появился Чарли. Эстелла услышала его громкий раскатистый голос в коридоре задолго до того, как увидела. Она улыбнулась про себя, слушая, как он разговаривает с Мерфи. Ее не было в городе всего пару дней, но она уже успела соскучиться по нему. Эстелла услышала, как он спросил, где Дэн, и Мерфи ответил, что тот спит. Однако уже через несколько минут улыбка исчезла с лица Эстеллы, когда она услышала: «А я-то думал, что ты умеешь управлять самолетом!»

Мерфи рассмеялся, но Эстелла в замешательстве покачала головой. При таких обстоятельствах слова дяди показались ей грубостью и вдруг напомнили, что Чарли был самым нечутким человеком из всех, кого она знала.

— Так что же случилось? — спросил Чарли. — Фрэнсис говорит, что ты вроде как забыл заправить самолет.

Эстелла пришла в ужас, но, к ее огромному удивлению, Мерфи снова рассмеялся. Очевидно, он уже давно привык к странному чувствую юмора Чарли, но Эстелла начала думать, что подобным эксцентричным чувством юмора отличались и все остальные жители Кенгуру-кроссинг.

— А где Эстелла? — услышала она голос Чарли.

— В палате дальше по коридору, — ответил Мерфи, бросив взгляд на Филлис, которая сидела рядом с его кроватью. Чарли поспешно вышел в коридор, оставив Мерфи в недоумении своим поведением. Майклу было приятно, что Эстелла нравилась Чарли, но иногда казалось, что Чарли заботился о ней, как… родной отец. И Мерфи был не единственным человеком в городе, который думал так же.


— А, вот ты где! — воскликнул Чарли, заглядывая в палату Эстеллы.

— Привет, дядя Чарли, — ответила Эстелла, стараясь говорить потише. — Тебе не кажется, что это немного бестактно — обвинять Мерфи в халатности? И он не забыл заправить свой самолет. Мерфи очень тщательно все проверяет, когда дело касается безопасности полетов. На крышке бака разрушился уплотнитель, и все топливо буквально высосало из самолета.

Чарли поразил ее взрыв негодования.

— Я знал, что причина в чем-то подобном, Эстелла. Никто лучше Мерфи не заботится о безопасности своих пассажиров.

— Тогда почему ты почти обвинил его в разгильдяйстве?

Чарли с недоумением посмотрел на нее.

— Да я просто пошутил, Эстелла. И не нужно так его защищать, — он нахмурился. — А то все подумают, что ты в него влюбилась.

Зеленые глаза Эстеллы широко раскрылись.

— Не говори глупостей… Да, мы сдружились… Сам знаешь, через что нам пришлось пройти. Но это все.

— Ага, только сдружились?

— Именно так. И нечего делать из мухи слона.

— Ну, как скажешь. Как ты себя чувствуешь, дорогая?

— Прекрасно, — Эстелла сморщила нос от шедшего от него запаха и вдруг обратила внимание на то, какой он грязный.

— Я только что вернулся в город, — сказал Чарли, будто оправдываясь, потому что заметил выражение ее лица, — и пришел сразу сюда.

— Ты мог бы заскочить домой и принять душ, дядя Чарли. Я бы никуда не делась.

— Я так за тебя переживал…

— Не могу поверить, что ты отправился нас искать, — сказала Эстелла.

Чарли и сам не мог в это поверить. Его вылазка на равнину оказалась намного труднее, чем он себе представлял. Он натер мозоли там, где даже не ожидал натереть. И что еще хуже — мучаясь под палящим солнцем, Купер знал, что, вернувшись назад, не найдет в баре ни одной бутылки холодного пива.

— Ну… отправился… — от стеснения Чарли зашаркал ногой, не желая признаваться в том, что очень боялся ее потерять.

Эстелла была тронута, и ее сердце растаяло.

— Мне хочется выйти отсюда поскорее, но Дэн, Мерфи и Бетти не разрешают.

— И правильно делают. Ты ведь столько перенесла…

Эстелла ясно осознала, что они с Майклом действительно находились на волосок от смерти… И она разрыдалась. Глаза Чарли расширились.

— Что случилось? — спросил он взволнованно, подходя к ее постели. Он бы сел рядом с ней, но куда бы ни шел, за ним везде оставался след красной пыли. — Что-то… с ребенком?

Эстелла покачала головой.

— Я чуть не умерла на равнине, Чарли. И если бы мы пробыли там еще пару часов, то Мерфи бы точно умер…

Чарли осторожно положил руку ей на плечо.

— Мне показалось, что он хорошо выглядит, Эстелла, — он видел, что Мерфи сломал ногу, но всегда считал его крепким парнем.

Эстелла подняла на дядю глаза.

— Он умирал от потери крови… и я не могла остановить кровотечение.

Чарли пришел в ужас.

— После аварии я вправила ему сломанную кость, но он попытался ходить… упал… и эта кость вышла наружу, прорвав кожу.

Представив себе эту картину, Чарли поморщился. И, несмотря на жару, по его спине пробежал холод.

— Я не могла ему помочь. Если бы Дэн прилетел чуть позже, то и он бы уже не помог.

Чарли вдруг до конца осознал, через что пришлось пройти Эстелле.

Все оказалось намного ужаснее, чем он себе представлял, и его мозоли теперь показались ему совершенной мелочью. Эстелла приподнялась с постели, и он крепко обнял ее.

— Все уже позади, — прошептал Чарли, держа ее в своих медвежьих объятиях.

Через пару минут Эстелла взяла себя в руки.

— Уф! — проговорила она. — Тебе, дядя Чарли, нужно принять ванну… и немедленно.

Он шагнул назад.

— Извини меня, но я просто хотел собственными глазами увидеть, что с тобой все в порядке, — Чарли повернулся к двери и удивленно замер. На пороге стояла Филлис, и Чарли смущенно кашлянул, боясь, что та слышала их разговор. — Сейчас сюда придет Кайли. Только быстренько примем душ… что я тоже должен был сделать.

Эстелла заметила, как изменилась интонация Чарли, будто он говорил с чужим человеком, а не с племянницей. Подняв глаза и увидев в дверях Филлис, Эстелла почувствовала, как тревожно забилось ее сердце. Неужели она слышала их секрет?

— Спасибо, что навестили меня, Чарли, — сказала Эстелла, стараясь говорить обычным тоном. — И еще раз спасибо за то, что отправились на наши поиски.

— Не стоит благодарности. Люди в буше всегда помогают друг другу, — ответил Чарли. — А теперь я пойду и не буду вам, дамы, мешать.

Филлис шагнула в сторону, пропуская Чарли.

— Надеюсь, я его не прогнала, — сказала она с дружеской улыбкой, как ни в чем не бывало.

«Известно ли ей о ребенке? — снова подумала Эстелла. — Да и сказала ли бы она, если слышала?»

Филлис провела в палате Мерфи полчаса, которые совершенно сбили ее с толку. Майкл заявил ей, что собирается менять свою жизнь и слишком долго жил в прошлом. Он отказался уточнять, что имеет в виду, но Филлис очень хотелось знать, что же такое случилось на равнине, что стало причиной этой резкой перемены. Она надеялась, что Эстелла поможет ей в этом разобраться.

— Можно с вами немного поболтать? — спросила Филлис. — Обещаю не утомлять вас.


Глава 27 | Звезды южного неба | Глава 29