home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 12

ИГРАЮЩИЙ КЛАВЕСИН

Через несколько дней я сделала открытие, страшно напугавшее меня.

Атмосфера в доме давила. Внутреннее чувство предупреждало меня: нужно бежать от опасности.

В эти недели я часто думала о Бене, оставившем неизгладимый след в Павлиньем. Из-за нервного состояния мне даже казалось, что друг находится рядом. Недаром говорят, что связь, существующая между близкими людьми, не кончается после смерти. Это был единственный человек, по-настоящему любивший меня. В Оуклэнде я привыкла к его обожанию, но после смерти Бена осталась в полном одиночестве. Людям вообще свойственно желание быть любимыми. Это самое важное в жизни. Мое детство прошло без ласки, мать не смогла вынести страданий и бросила меня на попечение бесчувственных родственников. Хотя должна признаться, что не слишком страдала в Дауэре, ибо еще не осознавала, чего мне так не хватает в жизни. Только прекрасное отношение Бена научило меня ценить любовь.

Вот мне и мерещилось его присутствие в доме, словно друг все время пытался предупредить меня о грозящей катастрофе. Ведь все сложилось не так, как он предполагал. Связав нас с Джоссом, Бен не учел, как это повлияет на жизни других людей. Знал ли отец, насколько далеко может зайти его сын в желании добиться своего? Понимал ли, что отдает меня замуж за жестокого человека и подвергает опасности?

Кто подкрадывался к моей комнате ночью? С какой целью? Может, Джосс? Во всяком случае, мне так казалось. Возможно, муж хотел попросить меня начать новую жизнь? Но он слишком горд и не снизойдет до мольбы. Мэдден много раз повторял, что не собирается брать меня силой. Что же значат ночные посещения? И чей призрак пытается предупредить меня?

Несмотря на тишину и покой в Павлиньем, мне не хотелось оставаться там. Иногда я сидела в саду, но чаще бывала в оранжерее. Среди лимонных и апельсиновых деревьев можно расслабиться и думать о работе. Там пропадали все глупые фантазии, и ко мне возвращался здравый смысл.

Я приобрела несколько книг о добыче и обработке опалов и старательно изучала их. Сидя в тени, я заучивала необходимые знания, чтобы потом поразить Джосса. Он никогда не высказывал ни единого слова одобрения, хотя для всех было очевидно, что муж в какой-то степени гордится мной.

Именно в оранжерее я и сделала свое открытие.

В одном месте, где недавно копали, земля показалась мне особенно сухой. Внезапно я заметила, что из нее что-то торчит, и несколько мгновений сидела не двигаясь. Луч солнца осветил предмет, и тот заблестел.

Я подошла ближе и увидела золотое колечко. Дрожащими пальцами ухватилась за него и вытащила красный кожаный кошелек, моментально осознав, что он принадлежал Эзре Бэнноку. Когда менеджер погиб у шахты Гровера, эта вещь находилась при нем. Кто спрятал кошелек в оранжерее?

Я больше не могла оставаться здесь и вернулась в свою комнату, дрожа от страха.

Я никак не могла решить, что делать. Версия о бушмене, застрелившем Эзру, оказалась фальшивкой. Зачем разбойнику ехать в Павлинье и тайком пробираться в оранжерею, чтобы закопать кошелек?

Тайна так и оставалась неразгаданной. Одно очевидно: кто-то из обитателей имения убил Эзру Бэннока и забрал кошелек, чтобы преступление приняли за вооруженное ограбление. Мотив был только у одного человека.

Теперь Иза свободна, но пока я жива, Джосс связан намертво. Пока жива…

Эта мысль не покидала меня и стала наваждением.

Я много раз вынимала кошелек и рассматривала его, вспоминая слова Изы:

— У Эзры был красный кожаный кошелек с монетами. Он наполнял его каждое утро…

Джосс вызывал во мне бурю противоречивых эмоций, но любя его, я стремилась защитить мужа и представляла, как скажу:

— Я нашла кошелек Эзры. Вы спрятали его в оранжерее… Не очень умный ход. Земля пересохла, и портмоне оказалось на поверхности. Мы должны избавиться от компрометирующей улики…

Зачем закапывать вещественное доказательство в оранжерее? Почему не бросить его в лесу? Так действуют только люди, охваченные паникой. Мне верилось, что Джосс — убийца, но паниковать он никогда не станет.

— Значит, вы в это поверили? — ответит муж. — Почему же не выдали? Зачем вам вмешиваться?

— Потому что я дура и люблю вас так же, как вы Изу Бэннок. Может, теперь поймете.

Но время шло, а я ничего не предпринимала. Просто спрятала кошелек в комоде и боялась, что его обнаружат. Ведь эта улика обязательно приведет к убийце.

Я знала, что обязана поговорить с мужем, но ждала от него лжи. Джосс, конечно, откажется. Но кто другой способен на убийство Эзры?

Ночью я не спала и дважды проверяла, лежит ли кошелек на месте. На следующее утро Джосс уехал раньше, и мы с Джимсоном отправились в город. Даже не помню, о чем мы разговаривали. Перед глазами стоял красный кошелек.

По возвращении в Павлинье я сразу поднялась в комнату и тут же поняла: здесь что-то искали. Я бросилась к своей находке, но кошелька на месте не оказалось. Исчез бесследно. Я села на стул, и тут меня наконец осенило: убийца Эзры теперь знает, что я нашла улику, и украл ее, чтобы замести следы.

Мне трудно было вести себя, как обычно, хотя это представлялось единственно разумным выходом. По всей вероятности, Джосс как-то выдаст себя после находки кошелька.

Стоя у окна, я видела палатки на окраине города, а потом увидела, как приехала миссис Лод в двуколке. Она часто отправлялась за провизией. Экономка подняла глаза, заметила меня и помахала.

Я тут же спустилась в холл и заговорила с ней:

— Очень жарко, правда?

— О, да.

— Надо было взять с собой Лилию.

— Она и так слишком часто встречается с Джереми Диксоном…

— Приятный молодой человек. Почему он вам не нравится, миссис Лод?

Вместо ответа она только поджала губы.

— Вы, должно быть, устали, — продолжила я. — Выпейте чашечку чаю.

— Я собираюсь приготовить его у себя в комнате. Может, присоединитесь, миссис Мэдден?

— С удовольствием.

Мы поднялись наверх, и экономка поставила чайник на спиртовку. Я внимательно разглядывала обстановку и часы с кукушкой на стене. Женщина следила за моим взглядом.

— Я привезла эти вещи из Англии, и мистер Хенникер разрешил обставить комнату по моему вкусу.

— У вас очень уютно.

Экономка показалась мне очень расстроенной, и я решила выяснить причину. Это отвлечет меня от мрачных мыслей.

— Надеюсь, чай вам понравится, миссис Мэдден, хотя здесь он не такой, как дома. Все зависит от воды.

— Вы хотели рассказать о мистере Диксоне, — подсказала я.

— Неужели? — удивленно переспросила она.

— Вам не нравятся его отношения с Лилией?

— Не только это.

— Так в чем же дело?

— Дело не в нем…

— А в ком?

Она беспокойно взглянула на меня и напомнила животное, попавшее в капкан.

— Я слишком долго прожила в этом доме, — заговорила экономка. — Мне было очень трудно вначале…

— Знаю, мистер Хенникер предложил вам место.

— Я привезла детей, и к нам относились… как к родственникам.

— Мистер Хенникер был очень добрым человеком.

— Я не вынесу, если в наш дом придет беда. Мне не нравятся всякие разговоры…

— Какие именно?

Она тупо посмотрела на меня и произнесла:

— Трудно определить… Просто намеки.

— И кто их делает?

Экономка посмотрела через плечо, словно пытаясь найти путь к отступлению.

— Я с вами вообще не должна разговаривать.

— Почему? Сплетни касаются меня?

— Это просто ложь…

— Миссис Лод, коль начали — говорите до конца. Кто меня оболгал?

— Не вас, миссис Мэдден. Вас-то все жалеют.

— Почему?

— Из-за завещания мистера Хенникера. Оно все испортило. Миссис Бэннок не любят в городе… Мистер Мэдден разозлится, если узнает, что я проболталась, и выгонит нас. Может, я этого и заслуживаю.

— Я хочу знать все слухи.

— Обещаете ничего не говорить ему?

— Мужу?

— Не рассказывайте о нашем разговоре. Он будет злиться. Меня эта болтовня расстраивает. Я говорила, что все ложь… Вам-то люди ничего не скажут.

— Миссис Лод, не темните.

— Это трудно… Ничего, кроме туманных намеков…

— Каких?

И тут понеслось:

— Между мистером Мэдденом и миссис Бэннок давно существуют определенные отношения. Эзра долго мирился с изменой, чтобы не потерять место в компании… Из-за этого он и погиб.

— Не может быть! — воскликнула я, забыв о своих собственных страхах.

— Говорят, Зеленый Огонь у нее. Что Эзра украл его и подарил жене.

— Эту чушь я слышала.

— И все же подобные слухи меня беспокоят…

— Я рада, что вы все рассказали, миссис Лод. Давайте забудем об этом.

Экономка заколебалась.

— Не надо верить плохому… Но будьте настороже… — Я недоуменно смотрела на женщину.

Та прикусила губу и пробормотала:

— …Берегитесь сплетен.

В этот момент пробили часы с кукушкой.

По приезде в город мне уже чудилось, что люди посмеиваются за спиной. Видимо, жалеют меня. В маленьких городках слухи распространяются быстро.

Версия о том, что Эзра погиб от руки бушмена, давно убравшегося из наших мест, рассеялась, как туман. Убийца находился среди нас, и у него был мотив для этого преступления. По всей вероятности, этот человек — частый гость в Павлиньем. Вот никто и не заметил, как он спрятал кошелек в оранжерее.

В кабинете меня ожидал Джереми, чтобы показать обработанный опал, породу для которого я выбрала сама.

— Вы можете гордиться собой, — сказал он.

— Как вы считаете, это зависит от знаний или от удачи?

— И от того, и от другого.

Диксон приготовил чай, и мне захотелось поделиться с ним своими страхами. Но я поборола это желание и заговорила о Зеленом Огне:

— Вы слышали сплетни, что Эзра украл проклятый опал и поэтому погиб?

— Я никогда не обращаю внимания на болтовню.

— Но это может быть правдой.

— Во-первых, Эзра не вор.

— У его жены прекрасная коллекция. А вдруг она захотела добавить к ней этот камень?

Джереми покачал головой и сказал:

— Если Зеленый Огонь найдется, то мы докопаемся до истины.

— Да, но где он? Опал необходимо искать, а Джосс ничего не делает.

Джереми сдвинул брови.

— Странно. Может, он ведет тайное расследование?

— Мы совместно владеем опалом, так что муж мог бы посоветоваться со мной. Подскажите, что стоит предпринять?

— Похоже, замешан кто-то из домашних или служащих компании, свободно приходящих к вам. Стоит переговорить со слугами. Я тоже попытаюсь расспросить кое-где.

— Спасибо.

Дверь внезапно отворилась, и заглянул Джосс.

— О, болтаете, — сказал он и сразу собрался уходить.

Джереми спросил:

— Я вам нужен?

— Позднее, — ответил Джосс и исчез.

Вскоре я отправилась в Павлинье и, лежа в своей комнате, не могла сосредоточиться на чтении. Это какой-то абсурд. Зачем Джоссу прятать кошелек в оранжерее? Внезапно кто-то еле слышно постучал.

— Входите, — сказала я, но, не дождавшись ответа, подошла к двери и выглянула в коридор.

— Здесь кто-нибудь есть?

Тишина. Но вдруг послышались звуки клавесина. Играли вальс Шопена.

Я не знала, кто в доме умеет играть на этом инструменте, и отправилась в галерею, чтобы выяснить это. Но я не прошла и половину лестницы, как музыка внезапно прекратилась.

В галерее никого не было!

Невероятно! Другого выхода нет. Если бы кто-то играл на клавесине, а затем вышел, то непременно бы встретился мне.

Неужели все почудилось? Нет. Я слышала музыку. Я спустилась вниз и в холле встретила миссис Лод, входившую в дверь.

— В городе жарко, — сказала она.

— Вы опять ездили за провизией? Не все заказали утром?

— Кое-что забыла. Что с вами, миссис Мэдден? Вы как-то странно выглядите.

— Мне показалось, что кто-то играет на клавесине в галерее.

— Не думаю. Никто не дотрагивался до инструмента многие годы. Мистер Хенникер иногда играл на нем, приговаривая, что вызывает какого-то человека из могилы. Какая-то женщина умерла, и хозяин все время повторял, что мог спасти ее, если бы остался в Англии… Странно, что вам послышалась музыка.

— Это не фантазия.

— Я уверена, что вам показалось, миссис Мэдден.

— Неважно, — отмахнулась я.

Я не сомневалась, что слышала музыку, и позднее, после захода солнца, отправилась в галерею. Мне показалось, что там кто-то есть. Неужели самоубийца возвращается на землю, не найдя себе покоя на том свете? Может, мама хочет чем-то помочь мне? Что происходит? После находки кошелька я совсем потеряла контроль над собой и действительно решила, что покойная мать стучала в дверь и играла на клавесине, чтобы предупредить меня о грозящей опасности.

На следующий день я возвращалась домой с Джереми Диксоном.

— Я собираюсь уехать ненадолго, — сказал он.

— Куда?

— Вчера со мной разговаривал мистер Мэдден. Ему нужен человек в Сиднее, и босс посылает меня.

Я почувствовала одновременно разочарование и радость. Видимо, Джосс ссылает Джереми из-за нашей дружбы. Значит, я ему небезразлична.

— Вы недовольны? — спросил Диксон.

— Я так хотела разыскать Зеленый Огонь. А что, если вы найдете ответ в Сиднее?

— Вряд ли.

— А почему бы и нет?

— Я думаю, что он у человека, часто бывающего в вашем доме.

— Возможно.

— Попытаюсь разузнать о камне до отъезда.

Мне приятно было беседовать с Джереми, и я начала скучать по нему, когда через два дня тот отбыл по назначению.

В тот день Джосс был в ужасном настроении, когда мы ехали в город.

— Жаль, что вынужден был лишить вас дружка, — сказал он.

— Дружка? Вы имеете в виду коллегу по работе?

— По-моему, вы очень подружились.

— Он относился ко мне, как к разумному человеку.

— Все в компании это отмечают. Теперь вы сможете заняться другими направлениями нашего дела. Вы слишком много времени проводите, наблюдая за обработкой опалов.

— Однако вы должны признать, что мне удалось определить богатую породу.

— Я этого не отрицаю, но не обольщайтесь. Займитесь бухгалтерией с Джимсоном Лодом, она очень важна.

— Какие новости о Эзре Бэнноке? — спросила я.

Выражение его лица изменилось.

— Что вы хотите сказать?

— Вы не нашли убийцу?

— Безнадежная затея. Это явно бушмен.

— Его кошелек украли. Никто не обнаружил пропажу?

Муж недоуменно смотрел на меня.

— Неужели вы думаете, что вор оставит себе такую вещь? Он выбросил его… и немедленно. Никто не оставляет улик при, себе.

— Это был красный кошелек с золотым кольцом.

— Да.

— Его не нашли?

— А вы ожидали, что кошелек обнаружат? Таких вещиц полно.

Хотелось рассказать Джоссу правду, но я не смогла бы обвинить его в убийстве. Муж никогда не простит мне… Особенно, если виновен.

Действительно, красных кошельков было множество. Возможно, тот, что я нашла, долго пролежал в земле. Но зачем тогда воровать его из моей комнаты?

Мы приехали в офис, я отправилась в бывший отдел Диксона. Но так и не могла сконцентрироваться на работе, постоянно представляя Изу и Джосса вместе. Перед моими глазами стоял Арлекин, подаренный моим мужем любовнице.

И я решила навестить Изу.

Оставив Уэттла в конюшне, я вошла в холл и заметила там огромный чемодан.

Слуга отвел меня в прохладную гостиную, и наконец появилась хозяйка в прекрасном черном шифоновом платье.

— Джессика, как приятно!

— Я решила повидаться, хотя ты меня и не приглашала.

— Не надо извинений, я люблю гостей.

— Ты, должно быть, одинока?

— Люди очень добры ко мне и часто заезжают.

На ее губах заиграла слабая улыбка. Джосс, должно быть, частенько здесь бывает.

— Хочешь чаю? Только он спасает от жары.

Иза попросила горничную принести чай и поинтересовалась моими делами в компании.

— Слышала, что ты стала настоящим гением.

— Кто это сказал?

— Здесь слухи распространяются быстро. Ты им всем покажешь.

— Чушь. Мне просто интересно.

— Ты умная. А меня интересует только конечный продукт.

— Ты обещала мне показать всю коллекцию.

— Я ведь уже показывала…

— Да, когда получила Арлекин.

— Это сокровище. Джосс так добр.

— Ему нравится делать подарки тебе.

— Джосс знал, что камень попадет в хорошие руки.

— Но он не лучший в твоей коллекции?

Иза внимательно посмотрела на меня, качая головой.

— Какой из них самый драгоценный? — допытывалась я.

— Эзра предупреждал меня не болтать, потому что боялся воров.

— Но ты же не слушалась его советов?

— Советы нужны лишь для того, чтобы им не следовать.

— Зная об опалах больше, чем прежде, я смогу оценить твои камни по-настоящему.

— Будучи новичком, ты все же поняла стоимость Арлекина.

— Но, наверное, есть и другие?

— Конечно. А как Уэттл? Если бы он не обнаружил тело Эзры, его гибель осталась бы тайной… Сколько еще неопознанных трупов захоронено в лесу?.. Ты сказала Джоссу, что едешь ко мне?

— Нет. Но, может, ты расскажешь?

Иза широко раскрыла глаза.

— А что, он должен приехать?

— Ну, так ты покажешь мне остаток коллекции?

— Нет.

— Почему?

— Догадайся.

— Не хочешь демонстрировать по-настоящему драгоценные камни?

— Конечно, — внезапно рассмеялась Иза. — Ты думаешь о Зеленом Огне. Знаешь, что говорят в городе? Все утверждают, что Эзра украл его и подарил мне, а потом погиб. Ты веришь, что камень может принести несчастье?

— Насколько я понимаю, ты в это не веришь.

— Ошибаешься, я полна предрассудков. Но я ничего не знаю о Зеленом Огне.

— Почему же такое нежелание показать опалы?

— Они упакованы.

— Ты отсылаешь их?

Она кивнула.

— Забираю коллекцию с собой. Через несколько дней я уезжаю в Англию.

— Насовсем?

— Нет, просто на отдых. Возможно, я вернусь.

— Едешь одна?

— Ты задаешь слишком много вопросов, — хитро ответила тигрица.

Не знаю, на что она намекала.

Я вскоре уехала, чтобы не дожидаться сумерек.

В доме было тихо. Джосс еще не приехал из города, а я раздумывала над отъездом Изы. Как к этому относится муж? Наверное, расстроен, если безумно любит ее.

Поднимаясь по лестнице к себе в комнату, я снова услышала звуки клавесина и, перескакивая через две ступеньки, добежала до входа в галерею. Музыка прекратилась. В комнате никого не оказалось.

Я огляделась вокруг. Куда подевался игравший? Не мог же он пройти через стену.

Сидя в кресле, я раздумывала о том, что мелодия тронула меня. Но почему мать вернулась так внезапно? Почему она никогда не посещала Дауэр? Я ведь так нуждалась в ее заботе.

Бен дал мне уверенность в себе, помог повзрослеть, а потом выдал замуж за Джосса, который влюблен в другую женщину и женился ради выгоды.

Значит, мама посчитала, что настало время защитить меня… Я в опасности.

В воздухе чувствовалось нечто зловещее. Но зачем играть на клавесине? Ведь можно просто прийти и поговорить со мной. Но сверхъестественные силы всегда загадочны.

Внезапно я услышала истерический плач, доносившийся сверху. Я понеслась к дверям миссис Лод, откуда доносились эти звуки.

— Что случилось? — воскликнула я, врываясь в комнату.

Там были все Лоды: Джимсон, Лилия и мать. Дочь полурыдала-полусмеялась, Джимсон обнимал ее.

— В чем дело? — спросила я. Миссис Лод выглядела расстроенной.

— Ты побеспокоила миссис Мэдден… Извините, Лилия разнервничалась… Мы с Джимсоном пытаемся успокоить ее.

— Почему?

Экономка покачала головой и умоляюще посмотрела на меня, прося не задавать вопросов.

Лилия с трудом взяла себя в руки и сказала:

— Все в порядке, миссис Мэдден. Не знаю, что на меня нашло.

— Это личное дело, — пробормотал Джимсон.

— Я услышала твой плач в галерее.

— В галерее? — повторила Лилия с дрожью в голосе.

— Мне показалось, что кто-то играет на клавесине.

После недолгой паузы Джимсон сказал:

— Он давно расстроен.

— Вы уверены, что все в порядке? — переспросила я.

— Да, миссис Мэдден, — заверила меня экономка. — Мы позаботимся о Лилии.

— Извините, что помешали, — сказал Джимсон.

— Да, — тихо добавила Лилия, — простите, миссис Мэдден.

Я вышла с ощущением, что эта семья какая-то странная.

Миссис Лод появилась в комнате, когда я переодевалась к ужину.

— Можно войти на минутку, миссис Мэдден? Я хотела бы извиниться за то, что мы доставили вам беспокойство.

— Неважно. Мне жаль Лилию.

— Она расстроена. Наверное, вы догадываетесь о причине.

Я непонимающе смотрела на нее.

— Мистера Диксона отослали в Сидней.

— Теперь понимаю.

— Он ей очень нравится. Я возражала против их брака, но, наверное, ошибалась.

— Он сделал ей предложение?

— Нет, но Лилия расстроена из-за его отъезда.

— Он будет отсутствовать недолго.

— Дочь вбила себе в голову, что мистер Мэдден оставит его в Сиднее насовсем.

— Мне так не кажется.

— Вы-то знаете. Вы ведь один из директоров компании, хотя это странное занятие для леди.

— Идея принадлежит мистеру Хенникеру.

— Это на него похоже… Я просто хотела объяснить насчет Лилии.

— Не стоит волноваться, миссис Лод.

За ужином Лилия вела себя, как обычно, и все говорили о работе. Я принимала живое участие в разговоре, и это радовало. Но удовольствие было испорчено, когда заговорил Джосс:

— Наверное, в ближайшее время мне придется съездить в Англию.

— Но мы ведь недавно приехали, — изумленно произнесла я.

— Ничего не поделаешь — бизнес. Всякое случается.

— И в чем же дело?

— Появилась возможность сбыть опалы в Лондоне. Мне хочется самому заняться этим.

— И когда вы собираетесь в Англию?

— Точно не знаю. Как сложатся обстоятельства.

Я немедленно почувствовала себя разбитой. Все понятно. Джосс следует за Изой. Безусловно, она уедет первой, а потом отправится мой муж, чтобы соблюсти приличия. Он уже готовит пути к отступлению.

Потеряв аппетит, я под каким-то предлогом вернулась в комнату. Видимо, Джосс предполагал, что при упоминании о поездке домой я запротестую.

Не дождется! Однако надо дать понять мужу, что дело не в рынках сбыта, а в Изе.

Я решила рассказать Джереми Диксону о находке красного кошелька, как только тот приедет. С ним легко. Но не наведет ли моя откровенность подозрение на Джосса?

Никогда в жизни я еще не чувствовала себя такой одинокой. Однажды днем, вернувшись после работы, я опять услышала игру призрака на клавесине.

Все повторилось. Мелодия оборвалась, и никто за инструментом не сидел.

Кто-то играет со мной в дурные игры. Внезапно я заметила, что в галерее что-то не так. Одна из штор, прикрывавших панели, казалась сдвинутой. Я подошла и приподняла ее. За шторой была дверь, о которой я раньше не знала.

Так в тумане моего сознания начал пробиваться слабый свет. Кто-то играл на клавесине, а потом покидал галерею через этот выход до моего появления.

Дверь не была прикрыта, ибо тот, кто выдавал себя за призрак, вынужден был удрать слишком быстро и не сумел замаскировать выход.

Вглядываясь в темноту, я сделала шаг и обнаружила ступеньку, потом осторожно принялась спускаться вниз. И вдруг что-то выскользнуло у меня из-под ног. Раздался грохот, и мне показалось, что я плаваю в воздухе. Чтобы удержаться, я схватилась за какой-то поручень. Ноги поскользнулись, и я грохнулась на что-то влажное и холодное.

Несколько мгновений я сидела неподвижно, прислушиваясь к тому, как что-то валится, скатываясь по лестнице.

— Помогите, помогите! — закричала я и попыталась встать.

Глаза привыкли к темноте, и я уже различала спускающуюся в мрачное подземелье лестницу.

Сверху послышался голос миссис Лод:

— Что случилось?

— Я здесь! Я упала! — отозвалась я.

— Вы шли из галереи?

— Оказалась случайно…

Я сидела и ждала, наконец-то осознав, что произошло. Лестница была заставлена чем-то. Не схватись я за поручень вовремя, и не спаслась бы.

Рядом появилась экономка.

— Позвольте помочь, миссис Мэдден. Минутку, я принесу свечу. Это старая лестница.

Я еле держалась на ногах, и она с трудом втащила меня в галерею.

— Я увидела открытую дверь, о которой раньше не знала, — объяснила я.

— Она была скрыта шторой. Лестница связывает два этажа, ее давно не используют. Когда-то там хранились коробки. Надеюсь, вы ничего не сломали, миссис Мэдден? Как вы себя чувствуете?

— Разбитой и испуганной. Я боялась, что сломала ногу.

— Вы могли сильно пораниться. Отвести вас в комнату? Приготовить чашечку сладкого чая?

— Я просто хочу посидеть и подумать. Днем опять играли на клавесине.

— Не может быть, миссис Мэдден.

— Вы полагаете, что это игра моего воображения?

— Так бывает, когда люди находятся на грани нервного срыва.

— Вряд ли я в таком состоянии.

— Но все… — и она взмахнула руками.

— Что все? — настаивала я.

— Отъезд мистера Мэддена и тому подобное.

У людей, живущих в одном доме, нет секретов. Наверное, все говорили о моих отношениях с Джоссом.

— Мне хотелось бы знать, почему дверь была открыта, — заговорила я. — Судя по вашим словам, этой лестницей не пользуются многие годы. Но мне кажется, что в последнее время человек, игравший на клавесине, убегал именно этим путем. Сегодня же дверь не закрыли с определенной целью.

— Кто мог пользоваться столь захламленной лестницей?

— Тот, кто поставил эти ящики здесь… Человек, знавший, что я обязательно постараюсь выяснить, что там находится…

— О нет, миссис Мэдден, он так далеко не зайдет.

— Кто он?

— Тот, кто играл на клавесине…

— Мне нужно докопаться до истины, миссис Лод. Ничего не трогайте на лестнице. Я хочу посмотреть, что там есть.

— Этажом ниже находится дверь, она незаметна. Я прикрыла ее шторой, так как никто лестницей не пользуется. Там темно и опасно, потому что на ступеньках куча коробок.

— Лестница не должна служить как кладовая.

— Не знаю, как это случилось, — сказала миссис Лод.

Я зажгла свечу и посмотрела на лестницу. Внизу лежала куча коробок.

— Уберите все. Мне не нравятся потайные ходы в доме, — приказала я.

Разговаривая с миссис Лод, я уже понимала, что кто-то преднамеренно заставил меня ступить на эту лестницу, нагромоздил коробок, надеясь, что со мной случится несчастье и, может, я сломаю шею. Значит, дух матери не охраняет меня. Человек, заманивший меня сюда, жаждет моей смерти.

На следующее утро я не поехала в город, так как еще не оправилась после падения. Я, конечно, поинтересовалась у Джосса, знает ли он о потайной лестнице, и внимательно наблюдала за ним, когда задавала этот вопрос. Но выражение лица мужа осталось непроницаемым.

— Да, знаю. В детстве я часто играл в прятки в этом месте.

— Вы не были там в последнее время?

— Нет… А почему вы спрашиваете?

— Я вчера обнаружила эту лестницу.

— Надо открыть дверь и использовать ее по назначению:

— Именно это я и приказала. Вы когда-нибудь играли на клавесине?

— Откуда такой интерес?

— Просто любопытно.

— Играл.

Я рассмеялась.

— Что в этом смешного?

— Представила вас на вертящемся стульчике, играющего ноктюрн Шопена.

— Я плохо справлялся. Когда-нибудь продемонстрирую.

— Вы давно не практиковались?

— Много лет. Инструмент, должно быть, расстроен. Следовало бы пригласить настройщика, но в наших краях вряд ли найдешь такого. Не понимаю, зачем Бен привез клавесин сюда.

— Думаю, по личным причинам.

— Таковые редко бывают разумными. Как он может сохранять спокойствие?

Неужели Джосс играл на клавесине и хотел, чтобы я сломала шею? Нельзя же поступать так безжалостно.

Однако он любит Изу и не делает из этого секрета. Миссис Лод намекнула мне, что некоторые в городе подозревают моего мужа в убийстве Эзры.

А теперь настал и мой черед.

Я должна смотреть правде в глаза. Избавившись от меня, Джосс женится на Изе. Но они слишком долго были любовниками. Зачем им узаконивать отношения?

Я верила в то, что Джосс может избавиться от меня. Но не таким же способом! Хотя все возможно. Моя смерть должна наступить в результате несчастного случая. Это будет слишком большим совпадением, если меня тоже застрелит бушмен.

Джосс обладал неограниченной властью в Фэнси Тауне, и люди боялись его. Но с убийствами не шутят.


ГЛАВА 11 НАХОДКА В ЗАБРОШЕННОЙ ШАХТЕ | Павлинья гордыня | ГЛАВА 13 ШАХТА С ПРИВИДЕНИЯМИ