home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 14

ЗЕЛЕНЫЙ ОГОНЬ

Я поднялась, оделась, но голова еще кружилась. А потом появилась миссис Лод и поинтересовалась, как я себя чувствую.

— Не так уж плохо, — ответила я. — Немножко устала.

— Ничего удивительного. Хотите поесть?

— Дождусь обеда.

— Пойдемте ко мне в комнату, я приготовлю чай.

— Хорошо, — согласилась я.

— Приходите, когда сможете, а я поставлю чайник.

Через пять минут я уже стучалась в ее дверь.

— Входите, вы выглядите значительно лучше. Чай готов, я уже разлила его.

— У вас такая уютная комната.

— Да. Мистер Хенникер часто заходил ко мне.

Я села на стул, и она придвинула мою чашку. На столе стояла деревянная коробка со швейными принадлежностями.

— Вам так не везло в последнее время, миссис Мэдден. Сначала чуть не упали с лестницы, а потом забрались в шахту. Похоже, все несчастья валятся на вашу голову. Люди будут говорить, что вы забрали Зеленый Огонь, и он виноват во всем.

Я глотками пила теплый чай.

— На чужой роток не накинешь платок.

— Это факт. Но вам все же не везет… Интересно, что задумал Джереми Диксон?.. Как вам чай?

— Спасибо, вкусный.

— Пейте, я сделаю еще чашку.

— Очень благодарна за заботу.

— Многие любят чай… Давайте налью еще.

— Спасибо, миссис Лод.

— Вы не чувствуете сонливости?

— Ощущения какие-то странные.

— Я так и думала. В доме сейчас тихо, правда? Знаете, мы остались наедине. Все ушли. Бросились на охоту за подставной уткой. Оставались только две горничные, я отпустила их в город за провизией. Они дружны с шахтерами, — экономка противно хмыкнула. — Надеюсь, девушки не будут торопиться обратно. — И тут я заметила, что она как-то странно наблюдает за мной. — Я покажу вам кое-что, прежде чем вы уйдете… — сказала миссис Лод.

— Прежде чем я уйду? Куда?

— Он в моей шкатулке. Там двойная стенка. Помните ночь охоты за сокровищами? Этот проклятый Эзра догадался. Я все прочла по его глазам.

Я попыталась встать, но не смогла. Ноги отказывали.

— Не вставайте, я хочу, чтобы вы увидели мое божество. Оно у меня после отъезда мистера Хенникера. Я всегда тщательно убираю дом весной и не доверяю это слугам. Картина из гостиной мне очень нравилась, и мистеру Хенникеру тоже. Она напоминала ему Джосса. Хозяин часто смотрел на нее и хохотал, и это показалось мне странным. Во время уборки я обратила особое внимание на раму и нашла пружину. Так это случилось, — она наклонилась вперед. — Там было нечто живое… Бог… Помните лампу Алладина? Появляется джин и действует по вашему указанию.

— Вы, должно быть, говорите о Зеленом Огне, миссис Лод?

— Конечно.

— Вы хотите сказать, что камень все время находился у вас?

Экономка рассмеялась и как-то сразу изменилась, словно раньше носила маску, а теперь сняла ее. Похоже, я никогда по-настоящему не знала эту женщину, но недаром считала ее похожей на хористку в греческой трагедии. Она перестала быть скромной экономкой, благодарной любовницей хозяина, который приютил несчастную семью. Миссис Лод превратилась в мегеру с бешеными глазами. В сумасшедшую.

— Вы увидите камень прежде, чем уйдете, — повторила она. — Я так хочу. Никогда не забуду, как нашла опал за картиной и ощутила на себе его силу. «Я твой, — сказал он мне. — Не отдавай меня, я стану твоим рабом. Ты получишь все, что пожелаешь». Сначала я не хотела держать его у себя. Но потом оставила в комнате и постоянно смотрела на опал. А позже поняла, что способна на все — Зеленый Огонь вселил в меня магическую силу.

— Покажите его, миссис Лод, — тихо попросила я.

Она придвинула шкатулку и начала копаться в ней. Я никогда не видела скупого рыцаря, пересчитывающего золото, но не сомневаюсь, что он выглядел, как миссис Лод. Ее лицо опять изменилось: рот скривился, глаза блестели. И тут я поняла: эта женщина безумна. Зеленый Огонь лишил ее рассудка.

Она вытащила моток зеленой шерсти и дрожащими руками распутала его. Затем положила что-то на ладонь и принялась убаюкивать, как ребенка.

Потом разжала пальцы, и передо мной предстал великолепный опал, определивший мою судьбу, проклятый камень, но самый красивый из всех, что мне пришлось видеть в жизни.

Нельзя описать его словами… Огромный, с оттенками синего, голубого, красного и зеленого. В нем действительно было нечто живое.

Голова все больше кружилась, и мне казалось, что я тону в глубоком водоеме. Этот камень обладал странной властью и притягивал к себе, как магнит. Моя рука естественно потянулась к нему.

— Не смейте! — закричала экономка. — Неужели вы думаете, что заберете его у меня? Наверное, считаете, что заполучили сокровище? Не надейтесь, миссис Мэдден. Я показываю вам опал только потому, что вам осталось мало жить.

— Мало… жить?..

— Вам ведь хочется спать? Это не больно… Вы ничего не почувствуете, я кое-что положила в чай… Просто тихо уснете. Посмотрите на мои руки, они очень сильные. А у вас такая тонкая шея. Это будет легко, я знаю, как удушить вас. Но сначала засыпайте. Я не люблю делать больно… Вы уйдете незаметно.

У меня волосы встали дыбом, ее слова звучали по-настоящему зловеще. Истеричная натура этой женщины выплескивалась наружу, когда она упоминала о Зеленом Огне.

Я осталась один на один с сумасшедшей женщиной и не принимала ее всерьез, пока не увидела опал. Видимо, экономка налила снотворного в чай, и мои глаза закрывались…

Я подумала, не броситься ли к двери, но ноги стали свинцовыми. В голове кружилась одна и та же мысль: «Я наедине с сумасшедшей…»

Миссис Лод не отрывала глаз от своих рук… Они задушат меня… Значит, я не должна заснуть… Нужно собрать все силы и перехитрить ее.

— Вы хорошо играете на клавесине, — заговорила я.

И она опять превратилась из безликой экономки в фурию.

— Да, я играла мистеру Хенникеру, — скалясь, выдавила миссис Лод. — Он рассказывал мне о вашей матери, Джессике, и мне это не нравилось, ведь я любила хозяина.

— И вы играли, чтобы напугать меня?

— Вы начали совать свой нос, куда вам не надо, и искать Зеленый Огонь. Я это знала и следила, когда вы с мистером Мэдденом вскрыли картину. Кроме того, я не хотела, чтобы Лилия вышла замуж за Джереми Диксона. Она должна стать женой мистера Мэддена. Тогда Зеленый Огонь будет частично принадлежать ей. Но теперь он мой… Плевать на Лилию. Я не отдам камень дочери, он принадлежит мне. Мне нужно избавиться от вас.

— Он на вас хорошо поработал.

Экономка кивнула.

— Опал помог мне, когда Том Полинг появился в доме. Я отправилась в конюшню и сломала колесо его брички. Произошел несчастный случай, и Джимсон получил хорошую работу. Зеленый Огонь указывает путь, как добиться своего.

— И вы заманили меня в галерею?

— Я хотела, чтобы вы думали о призраке матери, предупреждающем вас.

— Но зачем было давать мне знать, что я в опасности?

— Зеленый Огонь очень умен, он ничего не делает без причины. Вы должны были рассказать другим, что боитесь мужа, который хочет разделаться с вами. Когда жены умирают при таинственных обстоятельствах, подозревают только мужей. Я знала, как обстоят дела… Отдельные спальни и… Иза Бэннок. Не оставалось сомнений, что вы заподозрите Мэддена. Он ведь когда-то тоже играл на клавесине… Бен любил послушать сына. И ваш муж знал о злосчастной лестнице.

— Значит, вы все подстроили так, чтобы со мной случилась беда, и все заподозрили Джосса?

— Так подсказал мне Зеленый Огонь. Вряд ли вы погибли бы на лестнице… Кроме того, меня могли застать в галерее. Так что я торопилась. Но Лилия все испортила. Устроила истерику из-за того, что я играла на клавесине. Они с Джимсоном пытались остановить меня. Дети следят за мной. Конечно, они не знают, что Зеленый Огонь у меня, но понимают, что мать изменилась, и боятся.

Зная, что мне нельзя заснуть, я продолжила зловещий разговор:

— Но вы уже не хотите, чтобы Лилия вышла замуж за моего мужа?

— Было бы неплохо. Но главное — сохранить Зеленый Огонь. Когда я застала Эзру у моей шкатулки, то поняла, что он догадался.

— И вы убили его?

— Да. Дождалась у шахты Гровера, пристрелила, а потом закопала. Если бы не лошадь, то он оставался бы там до сих пор. Это ведь вы нашли его… И тогда я поняла, что вы для меня — главная опасность. Это тоже подсказал Зеленый Огонь.

— А письмо от Джереми Диксона?

— Я потратила многие часы, подделывая его почерк. Получилось хорошо, и опять помог Огонь. Но Лилия снова вмешалась. Нашла проклятое письмо… Что она искала в вашей комнате? Ревновала вас к Джереми. Дочь поклялась, что это не его почерк и отправилась в город, чтобы передать послание вашему мужу. Но теперь все будет в порядке.

Лицо скривилось, и мне показалось, что вот-вот расплачется.

— Я поняла, что мистер Мэдден так просто не отступится от своего. Кто-то угрожал вам, и он будет копаться до конца, потому что похож на мистера Хенникера… Его нужно остановить.

— Вы не сможете.

Экономка хитровато посмотрела мне в глаза:

— У Зеленого Огня есть ответ на все. Я делаю ошибки только тогда, когда не слушаюсь его. Зачем было закапывать этот кошелек? Какая глупость! Я хотела, чтобы все приняли убийство Эзры за вооруженное ограбление. Лучше бы выбросила его в лесу. Тогда бы улику не нашли… Теперь я буду всегда подчиняться Огню. Он обладает таинственной властью.

— Вы дважды пытались убить меня, но неудачно.

— Я не совсем понимала указания Зеленого Огня.

— А теперь все ясно?

— Конечно.

Я молилась про себя, прося Господа помочь мне не заснуть. Пока я бодрствую, я в безопасности. Нужно заставить ее говорить как можно дольше.

— Ничего у вас не получится, миссис Лод, — сказала я.

Она непонимающе уставилась на меня.

— Вы напоили меня снотворным, но не сможете убить.

Экономка блаженно улыбалась и смотрела на свои руки, лихорадочно перебирая пальцами.

— Предположим, что вы сделали свое дело, — продолжила я. — Я останусь в этой комнате. Как вы объясните, что со мной произошло? Вас заподозрят в убийстве. А преступников не оставляют в живых. Что это вам даст?

— Вы исчезнете, — сказала миссис Лод и демонически расхохоталась.

У меня мурашки побежали по спине. У этой сумасшедшей достаточно сил, чтобы разделаться со мной. Один неверный шаг — и мне конец. Спасение невозможно. Она все еще держала Зеленый Огонь в ладони, словно не решаясь выпустить его.

Я замолчала, а экономка словно забыла о моем существовании. Она не дотронется до меня, пока я в сознании. Только безумие толкает миссис Лод на преступление.

Я не переставала думать о Джоссе… Перебирала в памяти наши последние разговоры. Нам предстояло столько объяснить друг другу… Он спас меня в шахте, рискуя собственной жизнью. Примчался туда. Значит, муж любит меня. Это он подходил к двери спальни и подарил Изе Бэннок Арлекин, чтобы заставить меня поволноваться и признаться самой себе в истинных чувствах. Мы оба вели себя глупо и отмахивались от правды. Бен оказался мудрее. А теперь я могу потерять все. Гордость держала нас врозь. У меня ее было не меньше, чем у Джосса. Теперь же по незнанию муж оставил меня наедине с убийцей.

Впереди ждала смерть. Если она победит, то я никогда не узнаю, что такое жизнь с Джоссом. Есть два выхода: один — вечный покой, а другой — радость и счастье. Мне давно надо было пойти вторым путем. Почему же я боялась?

«Где ты сейчас, Джосс? Я хочу, чтобы ты появился здесь… Немедленно…»

Чем все закончится? Его послали по ложному следу в поисках Джереми Диксона, который, наверное, сидит в Сиднее и разглядывает опалы.

Внезапно миссис Лод оживилась.

— Все готово… Я похороню вас в саду. Никто и не подумает там искать. А потом спрячу одежду и чемодан.

— Вы не сможете этого сделать, миссис Лод. Вспомните кошелек Эзры. Зеленый Огонь ведь не надоумил вас.

— Это была моя ошибка, и не надо издеваться. Камень никогда не простит вам. Он хочет, чтобы я похоронила вас глубоко. Не так близко, как кошелек…

— Но с ним-то вы допустили промах.

— Это послужило мне предупреждением. Так иногда бывает.

— Странно, что мы обсуждаем мои похороны.

— Чего вы добиваетесь, миссис Мэдден? Вы всегда любили шутки, но здесь все серьезно. Я скажу, что вы украли Зеленый Огонь, показали мне, и я пыталась уговорить вас вернуть камень. Однако вы не послушались и скрылись.

— Это невозможно. Тогда вам придется убить Уэттла.

— Нет, я скажу, что вы уехали не одна, а с мужчиной.

— Наверное, с Джереми Диксоном?

— Для начала и он подойдет…

— А если Диксон вернется?

— Огонь подскажет мне, что делать… Почему вы не засыпаете? Закройте глаза, и покончим со всем.

— Я не засну.

— Вы должны, — с убежденностью фанатика сказала она мне.

Проклятый камень! Он погубил жизнь матери, и теперь мне тоже придется умереть. В опале таится зло, он полностью завладел рассудком этой женщины.

Я схватилась за стул. Сон накатывался волнами. Стараясь не думать о мягкой постели и подушках, я вспоминала смерть и то, что Джосс вернется, а меня не застанет. Поверит ли муж, что я сбежала с Джереми Диксоном или с кем-то другим, забрав Зеленый Огонь? Многие помешались на этом камне. Возможно, Джоссу покажется вероятным, что я тоже поддалась его зловещим чарам. Я должна бодрствовать и обязана бороться за свою жизнь. Нельзя забывать о прекрасном будущем, которое ожидает нас с Джоссом. Меня отделяет от него только сумасшедшая женщина.

— Вы никогда этого не сделаете, — повторяла я снова и снова, но видела ее безумное лицо перед собой, хотя очертания стали расплываться перед глазами.

Я словно со стороны наблюдала за тем, что вот-вот произойдет: мое безжизненное тело тянут в сад, а потом сажают на могиле какое-нибудь растение. Ей будет легко похоронить меня и позднее замести следы, спрятав одежду…

Мне виделся Джосс, вернувшийся после охоты на Джереми Диксона, явно бесполезной. Ведь тот спокойно работает в Сиднее. Гордость мужа будет уязвлена.

Возможно, он решит, что я обманула его. А вдруг нет? Тогда план миссис Лод не сработает. С кем я могла удрать?

Но кто поверит, что тихая экономка способна вынашивать такие дьявольские планы?

— Нет… Нет… Нет… — бормотала я. Время уходило.

— Ку-ку, ку-ку, ку-ку, — пропела глупая птичка на часах.

Эти звуки отозвались в голове, и я почувствовала, что уплываю куда-то, но с трудом заставила себя открыть глаза.

Миссис Лод выглядела обеспокоенной.

— Вы должны были уже отключиться.

— Моя сила воли сильнее ваших лекарств, миссис Лод.

— Все будут думать, что Зеленый Огонь у вас.

— Он и так мой, по праву. Мы владеем им совместно с мужем. Камень знает это.

И тут я прочла страх в ее глазах.

— Да, — продолжила я. — Он знает. Видите, как опал сияет для меня?

— Нет, Огонь мой. С ним я получила все. Он работал на меня.

— Но не против меня, миссис Лод. Вы организовали несчастный случай Тому Полингу и убили Эзру. А потом заманили меня на лестницу. Но я спаслась. Следующей попыткой была шахта, однако меня вытащили оттуда.

Ее лицо посерело.

— Вот видите, — не унималась я. — Зеленый Огонь не навредит мне, потому что я — его настоящая владелица.

— Я никогда не отдам его! — заорала она. — Никогда…

— Послушайте, это просто драгоценный камень. Почему вы наделили его такой странной силой?

Экономка непонимающе посмотрела на меня.

— Он уже наделал бед, — повторяла я. — Разве вы не видите?

Она тупо уставилась в пустоту.

Я благодарила Бога за то, что он помогает мне бороться со сном. Я обязательно буду жить. Нужно разговаривать и помнить о Джоссе.

— Этот камень завладел вами… Вы все придумали. Никакой сверхъестественной силой он не обладает.

— Как вы можете называть его камнем? Вы не держали Огонь в руках. Посмотрите…

— Дайте мне подержать его.

Экономка лихорадочно затрясла головой.

— Нет, только смотрите.

Внезапно мне показалось, что я слышу голоса внизу. В доме кто-то есть. Я взглянула на миссис Лод, но она не отрывала глаз от зловещего опала.

Чувство облегчения охватило меня. Я вышла победителем в смертельной схватке с безумием.

Распахнулась дверь, и Джосс с Джимсоном появились на пороге.

— Мама!

Она поднялась, таращась на сына.

— Ты привез его обратно, — орала миссис Лод. — Сначала Лилия предала меня, а теперь ты!.. Мои собственные дети…

Она прижимала опал к себе. Я сделала шаг по направлению к Джоссу, понимая, что больше не надо бороться со сном. Муж подхватил меня на руки и дважды произнес мое имя.

Я еще услышала умоляющий голос Джимсона:

— Мама, я должен был это сделать. Я знал, что-то не так.

— Отдайте мне то, что вы держите в руке, миссис Лод, — приказал Джосс.

Душераздирающий крик дошел до моего сознания, а потом наступила тишина.

Проснувшись, я отчетливо вспомнила голос миссис Лод и выражение ее лица.

Джосс рассказал мне, как она не хотела отдавать Зеленый Огонь и выскочила на террасу. Когда экономку подобрали внизу, она была мертва, но сжимала в руках Зеленый Огонь.

Через шесть месяцев мы с Джоссом вернулись в Оуклэнд. Но уже новыми людьми.

Это время прошло прекрасно. Как приятно любить и быть любимой! Перед нашим отплытием Лилия вышла замуж за Джереми Диксона. Она рассказала мне, как они с Джимсоном обнаружили, что мать находится на грани безумия. Но дети не догадывались о ее злодеяниях. Узнав, что миссис Лод играет на клавесине, и Джимсон, и Лилия хотели защитить мать, не понимая мотивов ее поведения. Но когда произошел несчастный случай на лестнице, а потом в шахте, у них возникли подозрения. Именно поэтому Джимсон поделился с Джоссом своими опасениями, и тот немедленно вернулся домой.

Я прекрасно понимала Лилию и в какой-то мере миссис Лод тоже. Она служила у Бена, любила его и надеялась выйти замуж. Но пришлось довольствоваться домом и детьми. Будучи женщиной строгих правил, она переживала из-за такого положения. Если бы Лилия вышла замуж за Джосса, возможно, ничего бы и не случилось.

Но, украв Зеленый Огонь, экономка погрузилась в безумие. Последовала серия убийств. Зеленый Огонь сделал женщину своей пленницей.

Мне было жаль Джимсона и Лилию, но Джереми успокоит девушку, а Лод слишком занят работой, чтобы печалиться.

Мы с Джоссом решили отправиться в Англию из-за Зеленого Огня. Нам трудно было прийти к соглашению, и Джосс смеялся, когда мы страстно спорили об этом опале.

— Я знал, что ты горячая, как огонь, — говорил он.

— Но зато неординарная, — сердито огрызалась я.

В городе ждали, когда же несчастья падут на нашу голову, но Джосс бездействовал, а я обвиняла мужа в том, что камень околдовал его.

— Естественно, — отвечал он. — Второго такого нет.

Джосс часто вынимал его, чтобы вновь и вновь полюбоваться завораживающей красотой.

— Этот опал — твоя навязчивая идея.

— У меня есть единственная навязчивая идея — ты.

— Джосс, ты говоришь такие приятные вещи. Но навязчивые идеи слишком быстро исчезают.

— Ты вечно недовольна.

— Но когда-то Иза Бэннок была твоей навязчивой идеей.

— До твоего появления. Все помешались на Изе. Я влюбился в нее в шестнадцатилетнем возрасте.

— Но связь между вами продолжалась.

— Она этого хотела.

— И ты подарил ей Арлекин.

— Только назло тебе.

— Иногда я тебя ненавижу, Джосс Мэдден.

— Тем прекраснее моменты, когда ты меня любишь, — а потом он заговорил серьезно: — Забудь об Изе. Все кончено. Ты же дразнила меня. А с павлинами так не обращаются. Они становятся мстительными.

— Ты поступил жестоко, подарив ей такой камень.

— Ты получишь Зеленый Огонь.

— Нет, Джосс.

— Но тогда не думай об Арлекине. Пусть Огонь принадлежит тебе, он значительно дороже.

— Я как раз хотела поговорить с тобой об этом. Я боюсь этого опала.

— Боишься?! Не верю.

— Это правда. Он погубил жизнь моей матери и изменил мою. Из-за него погиб Эзра и пострадал Том Полинг.

— Не стоит верить слухам.

— Я думаю не о себе, а о нашей семье… Не стоит рисковать.

— Кем? Мной? Ребенком?

Я кивнула.

— Ну, и что ты предлагаешь?

— Отвезем Зеленый Огонь в Лондон и подарим геологическому музею. Люди будут наслаждаться его красотой. Не имея владельца, камень не сможет причинить зла.

— Значит, ты не хочешь принять мой подарок?

— Ты подарил мне значительно больше.

— А ты становишься сентиментальной.

— Тебе это не нравится?

— Почему? Я тоже становлюсь таким.

Я хотела, чтобы ребенок родился в Оуклэнд Холле, и Джосс не возражал. Бен тоже радовался этому. Мистер Уилмот и миссис Бакет восприняли это известие как должное.

Оуклэнд не изменился. Он простоял сотни лет и стал свидетелем многих комедий и трагедий.

Дома меня ждали новости: Мириам родила ребенка.

— Она наплодит их целую кучу, — заявила бабушка.

Дедушка стал смелее с тех пор, как я вернула Оуклэнд семье, а Ксавьер женился на леди Кларе и теперь управлял Доннигхэмом. Бабушка вела себя уважительно по отношению ко мне. Видимо, из-за ребенка, который должен был появиться на свет в Оуклэнде, и почти уважительно относилась к моему мужу, очевидно, признав в нем силу.

— Он получил образование в Англии, — повторяла бабуля, постоянно вспоминая, что благодаря Джоссу Оуклэнд Холл опять принадлежит семье.

Мой сын родился теплым сентябрьским днем в спальне, где появлялись все его предки. Этот момент стал кульминацией моего счастья. Я сидела на огромной кровати и, глядя в окно, чувствовала, что наконец-то дома, и радовалась тому, какая жизнь предстоит нам с мужем и сыном.

Джосс пришел посмотреть на ребенка и не мог поверить, что он настоящий. Потом муж повернулся ко мне и сказал:

— Правда, хорошо?

— Что?

— Жизнь, — ответил он.

— Да, и будет еще лучше.

— Кто может быть уверен в этом?

— Я, и только я.


ГЛАВА 13 ШАХТА С ПРИВИДЕНИЯМИ | Павлинья гордыня |