home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 6

СОЖЖЕННАЯ ГОСТИНИЦА

Все были заворожены пейзажем, когда показалась земля. Ни один порт мира не сравнится с Сиднеем. Капитан любезно одолжил мне книгу с описанием прибытия первых кораблей. Интересно, что чувствовали осужденные, проведя долгие месяцы в тесных трюмах, когда обнаружили здесь такую красоту? В те далекие дни окрестности, должно быть, выглядели еще более живописными из-за обилия птиц — разноцветных попугаев всех мастей. Теперь все изменилось. Там, где росли дикие цветы, возвышались многоэтажные здания.

Город назвали в честь лорда Сиднея, госсекретаря Великобритании. Капитан Артур Филипп, первый губернатор новой колонии, тоже дал свое имя одному из портов.

Я сгорала от нетерпения наконец-то ступить ногой на эту землю.

— Какое красивое место! — воскликнула я.

Джоссу моя реакция понравилась.

— Фэнси Таун расположен недалеко, так что вы изредка сможете ездить в Сидней за покупками. Здесь прекрасные магазины и отели. Но по дороге в имение нам придется провести пару ночей на постоялых дворах.

— Думаю, это будет интересно.

— Не сомневайтесь. Мы остановимся в «Метрополе». Путешествие в имение займет несколько дней.

— Как мы доберемся туда?

— Здесь все предпочитают дилижансы, но они не идут в нашу сторону, так что придется ехать верхом. Вот здесь и пригодятся те уроки, что я вам давал.

Казалось, все вокруг знают Джосса, и никаких таможенных задержек мы не ощутили.

— Мы проведем неделю в городе, — объяснил Мэдден. — В Сиднее у меня дела, да и вам захочется посмотреть город до отъезда в Фэнси Таун. Садитесь в коляску, и отправимся в отель. Не берите ничего лишнего — все доставят потом.

Гостиница располагалась в центре столицы. В холле было полно людей, громко говоривших между собой. Джосс с трудом пробрался к стойке портье и вернулся с двумя ключами. Один из них он с саркастической усмешкой протянул мне.

— Все, как записано в контракте, — подчеркнул он.

Я зарделась от возмущения. Отношения, чуть потеплевшие во время путешествия, вновь обострились.

Наши номера были разделены дверью. Джосс поймал мой взгляд, немедленно подошел, достал ключ из замка и протянул мне, как и в первую брачную ночь.

Номер оказался приятным и с балконом. Внизу шумели люди и экипажи. Мы действительно приехали в большой город. Я помылась, а потом присела на кровать, пока не появился Мэдден, чтобы проводить меня на ужин. Мы спускались по широкой лестнице, на которой стояли люди.

— Здесь много приезжих из Нового Южного Уэльса, — объяснил Джосс. — Некоторые явились с Голубых гор, а вот эти — золотоискатели. Их всегда узнаешь по особому блеску в глазах. Иногда такие выглядят потерянными, и их становится жалко. Здесь много разочаровавшихся людей, чьи мечты оказались химерой. Другим, наоборот, повезло, и они почувствовали вкус золота. В «Метрополь» приезжают, чтобы потратить заработанное… А вот это фермеры, обеспокоенные засухой, наводнениями и саранчой, которая может уничтожить урожай и домашних животных. Тут не меньше трудностей, чем, скажем, в Египте.

В ресторане Джосс заказал бифштексы, мы соскучились по свежему мясу. Еда оказалась вкусной, а потом мы пили кофе в шумном зале, где было невозможно разговаривать.

Мэдден посоветовал мне отправиться отдыхать. Я не знала, радоваться его заботе или противиться приказам.

Чувствуя себя утомленной, я пожелала мужу спокойной ночи и отправилась в свой номер, предварительно проверив, заперта ли дверь, забралась в постель и мгновенно заснула.

Мы встретились за завтраком. Джосс с аппетитом уплетал бараньи отбивные и почки.

— Мы здесь много едим, потому что дышим свежим воздухом. День мы проведем вместе, а потом у меня есть свои дела. Хочу познакомить вас с теми, кто занимается продажей драгоценных камней. Это будет полезно. Затем походите по магазинам.

После завтрака мы отправились в город. Мэдден сам правил экипажем и решил сначала показать мне порт. Я его видела с корабля, но теперь все выглядело иначе. Залив оказался потрясающим, а вода — сапфирового цвета.

— Тут очень красиво, — сказал Джосс. — Но водятся акулы, так что не стоит купаться, чтобы угостить их обедом.

— Мне страшно.

— Нужно всегда быть настороже.

— Но вода выглядит такой чистой и прозрачной.

— Неужели акулы вас напугали? Тогда что же будет в Фэнси Тауне?

— Не стоит загадывать наперед.

— Там ничто не напоминает Англию, — Мэдден остановил экипаж и внимательно посмотрел на меня. — Некоторые здесь очень скучают по дому и бегут обратно при первой же возможности.

— Родину всегда трудно покидать.

— Мои предки приехали сюда семьдесят лет назад.

— А они скучали по дому?

— Это не имело значения. Отец матери прибыл вместе с другими осужденными. Он не был преступником, просто имел собственные политические взгляды. Однажды он повел себя неосторожно в споре, и его осудили на четырнадцать лет. Бабушка работала горничной, и ее обвинили в краже дорогой броши. Семья утверждает, что она была невиновна. Но так, наверное, всегда говорят. В Австралии многим хочется вернуться в Англию.

— А вам?

— Иногда. Но здесь у меня вторая родина. В Англии я мечтаю об Австралии, и наоборот. Это сложно понять, и вам, наверное, кажется странным.

Я предпочла промолчать, ибо чувствовала, что Джосс читает мои мысли.

— Мне очень нравится Оуклэнд — так же, как и Бену. Иногда хочется остаться там и стать эсквайром. Тем более что теперь я женат на одной из Клейверингов. Но, с другой стороны, опалы — моя жизнь. Вот вам и дилемма.

— И вы выбираете богатство.

— Нет, просто предпочитаю жить в двух мирах, пока это возможно.

— Значит, мы будем изредка возвращаться в Оуклэнд?

— Да. Жаль, что он на другой стороне света. Но разве несколько тысяч миль имеют значение?

— Для вас — нет.

— Я понимаю, что вам захочется бывать там время от времени.

— Конечно.

— Наконец-то у нас появился вопрос, по которому мы пришли к согласию. Прогресс налицо.

— Вполне естественно, что мне захочется в Англию, так что о прогрессе говорить рано.

Джосс тут же рассмеялся. Мы вернулись в город, и он показал мне, как располагаются улицы.

— Сидней вырос без всякой планировки, — сказал Мэдден.

— Вот и прекрасно. Приятнее, когда все идет не по плану.

— А вы романтик.

— Не самое худшее качество.

— Лучше об этом не думать, когда едешь по улицам Сиднея. Здесь опасное движение.

— А я-то считала, что вы ничего не боитесь.

— Так вот какого вы мнения! Я рад, что произвел хорошее впечатление.

— Бен любил говорить, что людей оценивают так, как они сами этого хотят.

— И в моем случае тоже?

— Я еще не знаю, что другие люди думают о вас.

Джосс оказался кладезем информации и рассказал мне о капитане Куке, приехавшем в 1770 году и организовавшем здесь британскую колонию. Первый корабль с заключенными прибыл в 1787-м. Так возникло поселение под ностальгическим названием Новый Южный Уэльс.

— Они жили, как рабы, — объяснил Мэдден. — Жестокие были времена. Несмотря на то что сюда привезли достаточно заядлых преступников, некоторые были осуждены по политическим мотивам и обладали высоким интеллектом.

— Например, ваш дедушка.

— Да. Именно такие, как он, и решили построить новую жизнь. Земля распродавалась по дешевке, и не нужно было больших капиталов, чтобы начать дело. Дешевая рабочая сила и упорный труд оправдали себя. Я показывал вам фермеров в «Метрополе». Они только и говорят, что о наводнениях и засухах, а кроме того, боятся лесных пожаров. Здесь много трудностей, и вам придется забыть о комфортной жизни.

— Вы опять предупреждаете меня.

— Пусть будет так.

— Вы, должно быть, плохо обо мне думаете. Я, наоборот, уверена в себе. И если Бен был прав…

Он рассмеялся, но уже не надо мной.

По возвращении в отель Джосс сказал:

— Здесь все — игроки: и шахтеры, и золотоискатели… Каждый надеется, что Зеленый Огонь достанется только ему.

— Вы ведь видели этот камень.

— Да, однажды.

— Значит, вам повезло больше, чем другим.

Дни, проведенные в Сиднее, были приятными. Я встретилась с деловыми партнерами Джосса. Один из них приехал с женой, и мы вместе побродили по магазинам.

На улице Джорджа я купила ткани для домашних платьев и две большие соломенные шляпы, чтобы спастись от палящего австралийского солнца. Мне они очень понравились, ибо служили двум целям: спасали от загара и отлично украшали меня. На улице Кинг я накупила ленточек и шпилек для волос.

Вскоре пришло время отъезда. Джосс долго подбирал верховых лошадей. Багаж отправляли на повозке. Мы ехали верхом, а одна грузовая лошадь везла личные вещи и провизию.

Путешествие из Англии заняло шесть недель. Ноябрь подходил к концу, но погода соответствовала европейскому маю. Дикие цветы поражали своей красотой, высокие эвкалипты и огромные деревья тянулись к небу. Джосс знал так же много о природе Австралии, как и о Сиднее.

— Посмотрите на эвкалипты, — говорил он. — Они очень прочные и получили особое название у аборигенов. Кстати, язык в Австралии очень отличается от английского.

— Придется подучить.

— Рад слышать это. Я вам помогу. А вот каучуковые деревья. Видите отметки на стволах?

Местность оказалась плоской, а земля сухой. Только сейчас я поняла, какая зеленая трава дома. Джосс объяснил, что нам придется провести пару суток в дороге, так как за один день до Фэнси Тауна не добраться.

Он въехал на постоялый двор, и появилась дородная женщина в широком черном платье и белом переднике.

Джосс поговорил с ней, а потом вернулся ко мне.

— У них только одна комната, — сказал он. — Здесь вам не лондонский отель. Ну что, соглашаемся или проведем ночь на улице?

В этот момент к нам приблизилась хозяйка.

— Добро пожаловать, дорогая. У меня прекрасная комната. Вы супруги?

— Да, — ответил Джосс.

— Тогда приготовлю кровать. Матрац я привезла из Англии. Джек присмотрит за лошадьми… Джек, возьми их, милый. А где же Мэри?

Джосс помог мне слезть с лошади, и я почувствовала, что он явно наслаждается создавшейся ситуацией.

— Выше нос, — прошептал он. — Если вы будете вести себя неестественно, то поставите нас в неловкое положение.

Комната оказалась чистенькой и приятной. Большую часть занимала огромная кровать. Мэдден внимательно осмотрелся вокруг.

— Вот отличное кресло, оно может пригодиться, иначе придется спать у кровати, как верному рыцарю, — он положил мне руки на плечи и посмотрел прямо в глаза. — Не стоит забывать, что я еще никогда не навязывался ни одной женщине и не собираюсь этого делать…

— Я это знаю. Недаром вам дали прозвище Павлин.

— Никто не смеет так называть меня в лицо. Просто запомните мои слова, и вам сразу станет легче.

Мы смыли дорожную пыль и отправились вниз. На улице жарились бифштексы и стоял длинный стол со скамейками. Нам предложили суп из кенгуру с булочками, потом сыр и мясо.

Ужин закончился до темноты, и мы решили прогуляться. Неподалеку паслась отаpa овец, охраняемая огромными собаками, послушными свистку пастуха.

Несмотря на все заверения Джосса, меня все же беспокоило, что нам придется провести ночь в одной комнате. Я сняла юбку и блузку и всю ночь провертелась на кровати. Думаю, Джосс тоже. Ранним утром мы двинулись в путь. Часов в одиннадцать показалась река. Здесь мы сделали остановку. Лошади нуждались в отдыхе и могли напиться вдоволь. Джосс приказал мне собрать дрова для костра, а потом мастерски разжег огонь и вскипятил чай. Мы удобно расположились под деревом. Хозяйка постоялого двора приготовила в дорогу бутерброды и снабдила сыром. Никогда я не пила такого прекрасного чая и не ела с таким аппетитом. Солнце палило, и мы оба почувствовали усталость. Я вскоре заснула и увидела сон, будто нахожусь на корабле во время шторма и иду по палубе. Внезапно меня хватает Джосс.

— Вы хотите совершить самоубийство? — спрашивает он.

— Вас это устроило бы, — отвечаю я. — Тогда все станет вашим, и вам не придется мириться с существованием жены… Вам достанется Зеленый Огонь…

Как только я упоминаю об опале, выражение его лица меняется, объятия сжимаются, и я ловлю на себе взгляд убийцы.

— Вы правы, без вас мне будет лучше. Самоубийство… Надо, чтобы все выглядело именно так.

В этот момент я вскрикиваю:

— Нет-нет! Вы хотите убить меня…

И тут от ужаса я проснулась и почувствовала на себе взгляд Джосса. На какое-то мгновение сон показался мне реальностью.

— В чем дело? — спросил он. — Просто кошмар.

— Страшный?

— Должно быть.

— Кошмар! Вы, по-видимому, чего-то очень боитесь…

— Я сумею постоять за себя.

— О чем был сон?

— Не помню. Все плохие сны одинаковы.

— Любому будет трудно в незнакомой стране. Вас это беспокоит?

— Не знаю, смогу ли я прижиться здесь.

— А кроме того, брак с незнакомцем… который ничего не значит. Надеюсь, мы все же придем к какому-то компромиссу.

Мне было непонятно, что он имеет в виду.

— Здесь много разбойников, — продолжил Джосс.

— Они везде есть.

— Вы слышали о бушменах?

— Конечно.

— Но вы не знаете, какие они. Отчаявшиеся люди, неудачники, живущие только за счет воровства. Они прячутся в лесу и с легкостью грабят проезжих. В случае, если их поймают, повесят на первом же попавшемся дереве. Именно поэтому бушмены беспощадно убивают своих жертв.

— Наверное, вам бы хотелось отправить меня домой.

— Не думаю, что вы из тех людей, которые бегут при первой же опасности.

— Я на многое способна, чтобы доказать, как вы не правы.

Я упрямо отводила глаза, чтобы не встречаться со взглядом Джосса.

— Ищете бушменов? — спросил он. — Не бойтесь, у вас есть защитник.

— Вы?

— И он, — Джосс вытащил из-за пояса маленький пистолет и показал мне. — Отлично стреляет, так что шансов у них нет.

Мы ехали рядом через лес.

— Постоялый двор Трантов будет через пятнадцать миль, — сказал Джосс. — И нам, и лошадям нужен отдых.

— А что это за деревья? — спросила я.

— Каучуковые. Еще их называют деревьями-призраками. Некоторые люди считают, что души погибших в лесу поселяются в них. Видели бы вы эти деревья при лунном свете — и тотчас же поверили бы всем разговорам. Люди боятся ездить мимо них, считая, что ветки превращаются в руки, а те, которых они захватили, — в призраки.

— В каждой стране есть свои легенды.

— Австралийцы — не мечтательные люди.

Внезапно над нами раздался смех, и я вздрогнула в седле.

— Не бойтесь, это кукабурра — смеющаяся птица. Они всегда появляются парами и радуются жизни. Этих особей полно вокруг поместья.

Мы ехали по сухому полю.

— Если бы не засуха, здесь было бы полно диких цветов, — объяснил Джосс.

Около семи вечера мы выехали на небольшую возвышенность, и Джосс осмотрелся вокруг.

— Отсюда виден постоялый двор Трантов, — сказал Джосс. — Он расположен в ложбине.

— Скоро стемнеет.

— Да, нужно добраться до темноты. В лесу опасно. В одиночку здесь вообще нельзя оставаться. Многие люди теряют дорогу и бродят по кругу. Поэтому будьте осторожны. А вот и дом Трантов, посмотрите.

Мы ехали дальше. Солнце садилось за горизонтом, и появились первые звезды.

Джосс пустил лошадь галопом, и я поспешила за ним. Но внезапно он остановился и воскликнул:

— Господи! Посмотрите на это!

На фоне бледной луны и звезд виднелся скелет дома. Я последовала за Джоссом. Пожар полностью уничтожил одну сторону двухэтажного здания и еще не затих.

— Давайте посмотрим, что случилось, — сказал Джосс.

Мы слезли с лошадей, и он привязал их к железному забору.

— Будьте очень осторожны, — через плечо крикнул Мэдден. Потом взял меня за руку, и мы вместе ступили на почерневшее крыльцо.

— Транты потеряли все… Интересно, куда они уехали?

— Надеюсь, они спаслись.

— Кто знает…

— До Фэнси Тауна далеко?

— Около тридцати миль. Многие останавливались у Трантов. Это место было оазисом в пустыне, — он повернулся и посмотрел на меня. — Придется заночевать здесь. Лошади устали. Тут неподалеку река. Будем надеяться, что она не высохла. Там животные напьются и поедят, если огонь пощадил хоть немного травы. Подождите здесь, пойду посмотрю.

Я в ужасе стояла у сгоревшего дома и понимала, что здесь случилась непоправимая трагедия. В воздухе витал запах смерти. Я задрожала и внезапно почувствовала холод, словно осталась наедине с мертвецами. Дотронувшись до почерневшей стены, я представила, что когда-то здесь была гостиная, где разговаривали и смеялись люди. Когда-то они приехали из Англии в поисках новой жизни и устроили постоялый двор для путешественников. Должно быть, Транты занимались земледелием, так как на доходы от гостиницы не проживешь. Видимо, эти люди боялись бушменов. Сгоревшее здание вселило в меня дурное предчувствие. И только в этот момент я поняла, что значит одиночество в таком огромном, бесконечном лесу.

Неподалеку виднелся полусгоревший стол, валялись сломанные свечи и большая жестяная коробка. Такая была у Мэдди. Бывшая няня держала в ней свои сокровища.

Внезапно передо мной возникла фигура человека, и я вскрикнула от ужаса.

— Извините, что напугал вас. Что случилось? — спросил Джосс.

— Мне кажется, что здесь водятся привидения.

— Я нашел ручей, и, слава Богу, там есть трава. Давайте отведем лошадей.

— Неужели мы останемся здесь?

— Тут крыша, мы не можем спать под открытым небом.

— А что, если поехать дальше?

— Тридцать миль? Лошади устали. Придется остаться до рассвета, а потом тронуться в путь. Давайте поищем, может, найдем что-нибудь такое, что может пригодиться.

— Там жестяная коробка, в ней должно быть что-то.

Когда мы двигались по сгоревшей комнате, моя нога наткнулась на какой-то предмет. Я наклонилась и подняла полусгоревшую свечу.

— Здесь уже кто-то побывал и, должно быть, собирался остаться на ночь.

Джосс внимательно осмотрел свечу и зажег ее. При тусклом освещении жилище выглядело еще более зловещим. Лицо Мэддена тоже стало другим. Глаза потемнели, и он выглядел менее загорелым. Джосс странно смотрел на меня. Уши торчали, и он напоминал сатира. Но мне все же показалось, что муж наслаждается создавшейся ситуацией. А это вызвало неприятное ощущение.

— Хорошо, что мы нашли свечу, — сказала я.

— Интересно, кто оставил ее. Может, бушмен?

— А почему не такие же путешественники, как мы?

— Возможно. Вот видите, всегда нужно быть готовым ко всему, Не нужно бояться, вы ведь не одна.

Он не спускал с меня глаз, и мне показалось, что Джосс намеренно пугает меня.

— В жестяной коробке может что-то быть, — заговорила я.

Мэдден дотронулся до нее ногой.

— Похоже, огонь не коснулся ее, — сказал он и открыл коробку.

— Посмотрите, здесь одеяло. Ну и находка! Можно постелить его на полу.

Я забрала одеяло.

— Возможно, оно принадлежит тому, кто здесь побывал.

— Кто знает. Нам оно весьма кстати.

Внезапно из одеяла выпала книга. Я открыла ее и прочитала: «Постоялый двор Транта, 1875. Эта книга принадлежит Джеймсу и Этель Трантам, уехавшим из Англии в 1873-м и основавшим этот постоялый двор».

Я тут же представила Джеймса и Этель, живущих в надежде на процветание. Перелистывая страницы, я поняла, что это был своего рода регистрационный журнал: даты, имена и записи гостей. Благодарности хозяевам.

Мне страшно хотелось, чтобы эти люди остались живы после трагедии.

— Посмотрите, кто были последними гостями. Тогда мы узнаем, когда случился пожар, — попросил Джосс.

— Три месяца назад здесь останавливались Том Бэст и Гарри Уокас.

— Давняя запись, — прокомментировал Джосс.

— Что случилось с Трантами?

— Никто не знает. Но сейчас нужно отдохнуть. Мы должны подняться на рассвете.

— Мне не хочется здесь оставаться.

— Все-таки крыша над головой, да и вода поблизости. Нам еще повезло. Конечно, вы хотели поспать в постели, но удача не всегда на нашей стороне. Подержите свечу.

Джосс расстелил одеяло на полу, а потом примостил рядом свечу.

— Сколько мы здесь пробудем? — спросила я.

— Всего несколько часов. Благодарите Бога, что мы нашли это место.

— Так я и делаю.

Я села на расстеленное одеяло, держа журнал в руке, и принялась смотреть его. Внезапно меня словно ударили обухом по голове: «Десмонд Дерехэм, июнь 1879 года».

— В чем дело? — спросил Джосс.

— Мой отец останавливался здесь, его имя записано в журнале. Мне кажется, люди должны узнать правду о том, что он не воровал Зеленый Огонь.

— Поживем — увидим. Такие вещи быстро не решаются, от них слишком многое зависит.

Я мысленно согласилась с Мэдденом, ибо не хотела, чтобы кто-нибудь знал, что мы являемся владельцами известного камня. Потом я увидела имя Дэвида Кроиссанта.

— Этого человека мы тоже знаем.

— Я могу найти много знакомых в этом журнале. Нужно развести огонь и закипятить чай. Я так надеялся, что мы хорошо поедим и окажемся в одной комнате, как в прошлую ночь. Кстати, кресло оказалось очень неудобным, и я больше не собирался проводить ночь вне постели. А вот теперь это одеяло и сожженная гостиница.

Джосс растянулся и смотрел вверх, на звезды через дыры в крыше.

— Теперь вы будете готовы ко всему. Хотите спать? Прошлой ночью вы намаялись, а жаль. Постель была такой удобной, — сказал Джосс и притянул меня к себе.

— Такое маленькое одеяло, — тихо произнес он. Я тут же отодвинулась.

— Вы меня разочаровываете, Джессика. Я не думал, что вы такая пугливая. Почему вы не готовы к новой жизни?

— Какой?

— Я не хотел жениться на вас, а вы не хотели выходить замуж. Но мы — разумные люди, этот брак был нужен нам обоим. Не послушайся мы Бена, и потеряли бы многое. Так почему бы не попытаться как-то исправить ситуацию?

— Я собираюсь все узнать о делах компании и заниматься ими.

— Я не это имел в виду. Вы испуганы тем, что остались в сожженной гостинице наедине с мужем. Пора перестать быть девочкой, Джессика, вы уже взрослая женщина.

— Но вы обещали. Вспомните о своей гордости…

— Вы самая сумасшедшая женщина из всех, кого я знал.

— Потому что не поддалась вашим чарам?

— Да, — воскликнул Мэдден. — Мне хотелось бы…

— Отказать Бену. Но вы бы не посмели, потому что желали заполучить Оуклэнд, имение в Австралии и Зеленый Огонь. Но, к несчастью, в дополнение получили меня. Если бы вы могли от меня избавиться, были бы довольны. Я не ребенок и понимаю это. Наверное, есть женщина, на которой вам хотелось бы жениться. Но пришлось согласиться на все. Неужели вы полагаете, что я глупа? Чем больше я узнаю вас, тем меньше вы мне нравитесь. Жаль…

Но в этот момент у меня перед глазами встало лицо Бена, и я вспомнила его слова: «Неужели вы хотите провести остаток дней в Дауэре?»

— Пойду посмотрю лошадей, — поднялся Джосс и оставил меня одну.

Я обвела взглядом сгоревшую гостиницу, и дурное предчувствие вновь охватило меня. Я не нужна Джоссу. Я ему отвратительна. Он хотел бы от меня избавиться и вновь оказаться свободным. Я вспомнила его слова о том, что жизнь в Австралии стоит дешево, о том, что тут полно бушменов. Мэддену будет легко убрать меня с дороги. Просто убить. Отвечать ни за что не придется.

В уме я уже слышала его объяснения: «Я пошел к лошадям, а когда вернулся… нашел ее мертвой… задушенной или застреленной… Вокруг были бушмены. Пропали драгоценности… И деньги». Или что-нибудь в этом роде: «Она плохо ездила верхом… В Англии я давал ей уроки… Лошадь понесла… Я нашел ее со сломанной шеей… И похоронил рядом со сгоревшей гостиницей». А может, он хотел заняться со мной любовью? Бен говорил, что Джосс берет от жизни все. Сначала изнасиловать, а потом убить. Многие поступают так.

Я умоляла Господа помочь мне, но тут же ловила себя на том, что молюсь лишь в критических случаях.

В этом месте таилось нечто угрожающее. Возможно, темнота, запах гари или дурное предзнаменование. Мой отец останавливался здесь. Где он сейчас? Может, умер, и теперь его дух предупреждает меня об опасности? Я ведь его дочь. Действительно ли Джосс отправился к лошадям или подбирается сзади?

Чушь.

Этот человек — мой муж.

Но он женился, чтобы заполучить то, что хотел. Избавившись от меня, Мэдден завладеет всем.

Я внезапно вздрогнула. Послышались медленные, крадущиеся шаги… Но не со стороны реки.

Я тут же вскочила на ноги и пригнулась у двери. Наконец она приоткрылась, и в гостиницу вошел мужчина. Я услышала его глубокий вздох, а потом слова:

— О Господи!

Я вскрикнула, и он повернулся. Передо мной был Дэвид Кроиссант.

— Мистер Кроиссант… — пробормотала я.

Он недоуменно смотрел на меня.

— Что…

— Гостиница сгорела, — сказала я. — Мы с Джоссом планировали остановиться в ней.

— Неужели это мисис Мэдден? Как странно. А где же Джосс?

— Пошел присмотреть за лошадьми.

В этот момент послышались шаги Джосса, и Дэвид позвал его. Кроиссант рассказал, что сел на корабль в Кейптауне через неделю после нашей встречи. Он тоже ехал в Фэнси Таун и хотел остановиться у Трантов.

— Надеясь поесть жаркое Этель, — пояснил Дэвид. — Лошади ужасно устали.

— Странно, что ты здесь появился, — сказал Джосс. — Мы видели твое имя в журнале, который нашли здесь.

— Неудивительно, я часто останавливался у Трантов. Здесь было так удобно. Что случилось с бедными Джеймсом и Этель?

— Я покажу тебе, где оставил лошадей, — предложил Мэдден. — Хорошее место. Какая провизия у тебя с собой?

— Пойдем посмотрим, — сказал Дэвид, и Джосс повел его к реке. Я почувствовала несказанное облегчение, потому что больше не была наедине с мужем.

Вскоре мужчины вернулись, Джосс развел костер и сварил чай. Дэвид достал холодного цыпленка и булочки, и мы с жадностью поели.

— Я часто останавливался у Трантов, — рассказывал Дэвид. — Однажды с Десмондом Дерехэмом. Не знаю, куда этот парень подевался вместе с Зеленым Огнем. Мы его никогда не забудем.

— Люди не помнят, что Фэнси Таун обязан своим названием ему.

— Да, его называли фантазией Десмонда. Но это было до кражи. Всем хочется узнать, что случилось с тем опалом. Интересно, увидим ли мы его еще.

— Неизвестно, — ответил Джосс. А я с трудом держалась, чтобы не защитить отца. Только рассказ Бена о том, что Десмонд собирался похитить камень, сдержал меня.

Дэвид вез с собой несколько одеял, и мы довольно удобно провели эту ночь.

А утром двинулись в путь. И днем приехали в город, где когда-то мой отец обнаружил месторождение опалов. И тогда я увидела свой новый дом: Павлинье имение.


ГЛАВА 5 В ПУТИ | Павлинья гордыня | ГЛАВА 7 ПАВЛИНЫ