home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

Атаки русских хоть и были помехой продвижению шведов, но слишком слабой, чтобы остановить Карла XII. Король лишь еще усерднее стал подгонять своих солдат. Было ясно, что он ищет решающей битвы, до сих пор, однако, царю удавалось избегать прямого столкновения. Сирин знала его лучше, чем Карла, и не верила, что Петр уступит сопернику — стал бы он иначе опустошать свою землю на сотни верст.

Она была не единственным раненым в войске, но единственной, кому удалось избежать рук армейских фельдшеров. Лекарское искусство Бедра помогло ей: порошок действительно предотвратил воспаление, а мазь, которой он покрывал рану, препятствовала образованию заметных шрамов. Сирин была признательна калмыку за помощь и отныне относилась к нему куда приветливее, чем раньше.

Ночь выдалась свежей и сырой. Сирин открыла глаза незадолго до рассвета и хотела было заснуть снова, однако потребности организма настоятельно заявили о себе. Девушка решила использовать ночную тишину в лагере, чтобы облегчиться, и выбралась наружу. Густой туман, покрывший землю, значительно упростил ее задачу.

Сделав свое дело, Сирин едва успела завязать штаны, как издалека донеслась стрельба, полуодетые или вообще голые шведы выскакивали из палаток и бросались к оружию.

В двух шагах от нее быстрым шагом прошел Карл, сжимавший в руке длинный палаш[18]. Король резко поинтересовался у генерала Реншильда, что случилось.

— Никаких донесений пока не было, Ваше величество, думаю, русские напали на авангард Рооса, — ответил тот.

Лицо Карла свело судорогой:

— Русская крыса отважилась вылезти из норы? Они пожалеют об этом! Велите трубить тревогу, Реншильд, берите своих кирасиров — и в седло. Поддержите части Рооса и разберитесь с этим казачьим сбродом.

Отдав честь, Реншильд исчез. Вскоре раздались звуки горнов и барабанный бой, призывающие шведов к оружию. Сирин обращала внимание не столько на подготовку к бою, сколько на короля, стоявшего от нее в двух шагах. Он буквально дрожал от возбуждения — казалось, он едва сдерживает порыв вскочить на коня и броситься на врага. Министр Пипер выглядел куда более спокойным, он подошел к Карлу и положил ему руку на плечо.

— Ваше величество, завтрак ждет, — сказал он. Король посмотрел на Пипера так, словно тот был слабоумным, и срывающимся голосом отдал приказ ввести в бой резервы, затем вскочил в седло, так и не удостоив министра ни единым словом.

Для оставшихся наступило время ожидания. Какое-то время еще были слышны выстрелы, но вскоре они прекратились и повисла напряженная тишина. Меж тем, по оценке Сирин, свежие силы уже давным-давно достигли лагеря авангарда. Наконец через несколько часов вернулся король, вид у него был весьма разочарованный.

— Эти русские снова сделали то, что умеют лучше всего! Они удрали! — крикнул он так, чтобы было слышно во всем лагере.

Спешившись, король прошел в палатку, там его ждал остывший завтрак.

Несколько солдат, вернувшихся вместе с Карлом, рассказали остальным подробности: на рассвете войска князя Михаила Голицына атаковали лагерь Рооса, нанесли шведам изрядный урон и вновь отступили, сохраняя полнейший боевой порядок.

Сирин мучил вопрос: участвовали ли в схватке Сергей и Кицак? Сейчас она, более чем когда-либо, сожалела о приступе гнева, ослепившем ее и заставившем присоединиться к Ильгуру. Она невыносимо тосковала по дружеской беседе, мечтала вновь оказаться в приятельском кругу, услышать перебор балалайки Тиренко… От одной мысли оказаться рядом с Сергеем по телу бежала дрожь.

— Ну, Бахадур, ты рад завтрашнему делу? Мы покажем русским, чего они стоят! — ухмыляющийся Ильгур воинственно похлопал по ножнам.

Сирин испуганно вздрогнула, очнувшись от своих мыслей:

— Что? Что случилось?

— Рано утром начнется решающая битва, Карлу надоела эта война, и он мечтает покончить с русскими в одном сражении. Его авангард только что обнаружил ночной лагерь русских. Завтра никакого царя уже не будет!

Ильгур ничуть не сомневался, что полная и окончательная победа вот-вот будет в их руках. Сирин же не была в этом так уверена, и скорое начало решающего сражения представлялось ей маловероятным. Шведское войско было огромным, а его царственный полководец не проиграл еще ни одной битвы, но Петр Алексеевич точно знал, что сдержать могучего противника сейчас может только чудо, а потому генеральное сражение он принимать не собирался. Сирин сочла, что лучше промолчать о своих соображениях, вынула саблю из ножен и принялась маленьким точилом править клинок.

Ильгур понимающие кивнул:

— Твой клинок жаждет русской крови? — Казалось, он забыл, что его друг Кирилин был русским.

— Он жаждет крови моих врагов, — на секунду задумавшись, Сирин подыскала самый точный ответ. Она находилась в не меньшем напряжении, чем Ильгур, постоянно задаваясь вопросом: что готовит ей грядущий день?


предыдущая глава | Ханская дочь. Любовь в неволе | cледующая глава