home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10. Fortunae Rotam

Я смотрела на него и не могла поверить в то, что мой план полностью провалился. Почему? Что с ним произошло? Так просто взять и отказаться от подарка на блюдечке с голубой каёмочкой! Ну с красненькой. Сути не меняет. Перед глазами до сих пор стоял его сердитый взгляд, которым он одарил меня на прощанье. И он сам с мокрыми волосами, как после холодного душа, отправивший меня домой.

Он мне не поможет. Это сильно удручало, потому что мой план послать Миронова ко всем чертям летел в никуда. Обижало ли? Кто его знает… Может, мне и правда надо было просто поговорить, а не устраивать театр. В любом случае, что так, что эдак ситуация оказалась дрянь.

— Да отпустите уже меня! — возмутилась я, вырывая руку из лап охранника Жени.

— Не велено, — мрачно произнёс русский богатырь, продолжая следовать за мной.

Охранник вывел меня через служебный вход на парковку и усадил в чёрный джип.

— Куда ехать изволите? — он внимательно уставился на меня. Цербер дяди Алана.

Продиктовала ему адрес и добавила:

— Вам делать больше нечего? Я сама на такси доберусь.

Водитель посмотрел на меня в зеркало заднего вида, загадочно прищурился и улыбнулся:

— Вы единственная гостья за два года моей работы у шефа, которую мне велели доставить домой. Неужели думаете, что я не выполню поручение?

Ого, Женя оказался более разговорчивым, чем я могла предположить. Столько слов. Не оторвал бы ему шеф голову за излишнюю болтливость. Я недовольно фыркнула и отвернулась к окну созерцать ночной город, пролетающий мимо под звуки песен Патрисии Каас.

Машина мягко припарковалась около подъезда. Личная охрана довела меня до квартиры, проверила всё внутри бесцеремонно и профессионально и, не задавая лишних вопросов, исчезла в неизвестном направлении, порекомендовав закрыться на все замки. Впрочем, что я и сделала. Настроение было отвратительным. В голове прокручивались события прошедшего дня и вечера.

Сначала морально растоптал, потом заставил рассказать всё и отправил восвояси. Сама виновата… Зря к нему вообще поехала. Но ведь не довёл свою жестокую игру до конца и отступил. Что поменялось? В цинике проснулись совесть и сострадание или он понял, что победил и остыл? Последнее — нелогично. Я же видела, какими глазами он смотрел на меня, как вёл себя, несмотря на беспристрастный голос и словно окаменевшие черты лица. Играл со мной как голодная кошка с мышкой, чтобы дать мне понять мою несостоятельность… У него получилось.

Что делать дальше — понятия не имела. На автомате разделась, сходила в душ. Сильно разболелась голова, похоже, от шампанского на голодный желудок, поэтому выпила таблетку и улеглась спать. Ничего, Янусик, я тебя обязательно вытащу! И тебя, и нашу малявку. Утро вечера мудренее. Обязательно найдётся способ на свежую голову.

Не знаю, сколько я проспала, но проснулась от дребезжания своего сотового на тумбочке. Подхватила рукой телефон и увидела, что меня вызывает Янка. Что за новость? Как так?

Нажала кнопку ответа и услышала тихий голос своей сестрёнки:

— Юль, приезжай.

— Ян, с тобой всё в порядке?

— Да-да, — голос звучит глухо. — Пожалуйста, приезжай.

Недолго думая, я соскакиваю и начинаю собираться. Хватаю красное платье, как единственный вариант, и в спешке натягиваю на себя. Быстро причёсываюсь и вызываю такси. Пока перекусываю корочкой пресного безвкусного хлеба и выпиваю стакан воды, сбивая жажду, подъезжает машина. Выскакиваю из дома и прыгаю в жёлтый автомобиль, диктую адрес. Быстрее же! Тороплюсь к сестре.

На улице ещё темно. Глубокая ночь. Часа три, не больше. Мимо пролетают огни домов, фонарей, светофоров. На улицах пусто, и никто не мешает мне двигаться по нужному адресу. Вот и дом сестры, с тёмными окнами, погружённый в крепкий подутренний сон. Что происходит?

Я быстро расплачиваюсь с неразговорчивым таксистом, удивляюсь, зачем ему ночью тёмные очки. Ну да мало ли… Выскальзываю из автомобиля и иду быстрым шагом в дом. Подул лёгкий ветерок. Зашелестела листва на ветках деревьев, разбавляя мертвую тишину. Входная дверь приоткрыта. Меня ждут. Захожу в холл, рукой пытаюсь найти выключатель. Щёлк. Ничего. Что всё-таки происходит?

Вдруг перед глазами на полу начинают проявляться очертания белой звезды. Довольно большой по размеру. Она испускает лёгкое свечение с голубым оттенком и вдруг внезапно вспыхивает по контуру огнём. Пламя быстро разгорается вверх в человеческий рост, и я слышу речитатив на незнакомом языке. Что-то мне подсказывает: кого-то призывают. Яркий свет, отбрасываемый огнём, показывает, что я уже и не в доме сестры, но снова в том самом зале с древними письменами из сна. Всё так достоверно и реально. Это меня запутывает окончательно. Вроде к сестре приехала…

Напевное наречие усиливается, превращаясь в красивую своеобразную музыку, которую хочется слушать и слышать. Мне хорошо и спокойно. Любопытно. Я присаживаюсь на пол и вдруг вижу, как в фигуре огня, отрисованной звездой, начинает проявляться какая-то тень. Чёрная, она увеличивается стремительно, приобретая очертания вполне осязаемые. Только подойди и потрогай. Но моё тело цепенеет, сидя на холодном полу. Словно каменные плиты высасывают моё тепло, потому что я вижу в пентакле чернокожее высокое чудовище с красными, нет, кровавыми глазами. Сразу заломило виски. Я смотрю и замечаю треугольный подбородок с раздвоенным концом, как у змеи, и чётко очерченные скулы. И крючкообразный длинный нос, тонкие губы и высокий лоб, переходящий с двух сторон в завитые рога, как у горного козла. Сердце заколотилось, во рту пересохло. В нос бьёт отвратительный запах разложения вперемешку с плесенью. Я очень хочу убежать, но не могу оторвать руки-ноги от пола.

По всему залу глухим раскатом разносится, словно шипение змеи:

— Ссссделка-а-аа…

Вздрагиваю от пронизывающего моё тело слова и очень хочу к Янке. Зажмуриваюсь и вдруг оказываюсь у неё дома, сидящей на диване. Рядом спит малышка Эрика. Вижу сестру, связанную по рукам и ногам, на стуле, уронившую подбородок на грудь. Дремлет.

— Я-я-янка-а-а! — соскакиваю и бегу к ней, пытаюсь разбудить. Треплю её за волосы, легко бью по щекам. — Янка! Очнись же! Наркотиками, что ли, накачали?

Она не реагирует. Так же, как меня не видят и не слышат два амбала, играющие рядом за журнальным столиком в карты. Курят, ругаются матом, блеют, как два козла.

Зато вижу я то, что никому другому видеть не дано и не нужно. Я вижу, как по лестнице со второго этажа спускается чёрная тень. И не тень вовсе, а тот, кого вызывали. Огромный, под два метра. Руки, ноги, худое туловище, затянутое чёрной кожей, внушительные гениталии. Температура в помещении быстро начинает падать, словно на улице зима, а в доме пораскрывали окна. Изо рта вырывается облачко пара. Холодно. Начинает моргать свет в доме, будто перегрузки в энергосистеме. Ещё чуть-чуть — и не выдержит электропроводка. Янка спит, и Эрика тоже. И два бандита играть продолжают, матерясь на неполадки в электросетях.

Чудовище подходит к первому, бандит ёжится и осматривается в поисках тёплой одежды.

— Тебе не кажется, что стало холодно?

— Водки выпей, — отвечает ему второй.

— Не хочу, — он продолжает озираться. — Как-то… Не по себе мне. Страшно, что ли.

— Придурок, кого испугался?

— Не знаю, — морщится бандит, думает, напрягая свои несколько извилин.

А демон в это время берёт его голову в свои лапы, обвивая лицо длинными когтями, и закрывает глаза. Ни один, ни другой амбал будто ничего не замечают.

Второй встаёт, тянется и зевает:

— Мне надо отлить, — и уходит.

Я смотрю и вижу, как чудовище опускает голову к темени бандита, присасывается ртом к мужской лысине и начинает… Начинает пить его, как будто человек есть сосуд с жидкостью. Меня пробивает озноб. Тело потряхивает, мышцы зажаты и скручены в пружину, готовую распрямиться. Сердце вот-вот выскочит из груди.

Человек закрывает глаза и начинает раскачиваться в такт глоткам пришельца. Вижу, как к губам существа тянется серебристой струйкой энергия, вытекая из амбала, а сам бандит бледнеет, лицо начинает покрываться морщинами, как в фильме ужаса. Человек стареет прямо на глазах, дряхлеет, превращается в развалину. Ещё чуть-чуть — и свалится замертво, но сущность отпускает его и озирается по сторонам.

Как раз в эту минуту возвращается второй бандит и садится напротив первого. Первый открывает глаза, подёрнутые старческой поволокой, и улыбается:

— Спать мне хочется, сильно. Устал я.

— Кого спать? У нас вон эти под приглядом, братан, — и кивает на моих сестру с племяшкой.

Но почему он не видит изменений? Что перед ним сидит старик?

Демон медленно приближается ко второму и также заходит к нему сзади, чтобы сделать с ним всё то же самое, что и с первым. Закрываю глаза, чтобы услышать гневное:

— Как ты здесь оказалась?

Поднимаю веки, передо мной стоит Алан, босой, в черных брюках и рубашке. Рядом с ним огромный полосатый зверь, щерит мне свои зубы в усмешке. Мол, привет, красавица. Чувствую, улыбается кошка. Рада видеть.

Перевожу взгляд снова на чернокнижника и вздрагиваю: его глаза не похожи на глаза человека. Они полностью чёрные, но в них полыхают огненные искры. На лице ни единой эмоции. Колдун взмахивает рукой перед моими глазами.

— ABIRE, — слышу я и погружаюсь во тьму. Падаю в тёмную пропасть.

И тут раздаётся звонок в дверь. Настойчивая резкая трель, которая выводит меня из состояния заторможенности, так сильно похожего на сон.

Встала, завернулась в одеяло и пошла смотреть, кто пожаловал. Прохладный пол быстро согнал остатки сна. По дороге взгляд упал на будильник. Пять утра. На работу скоро. Какая к чёрту работа? Совсем не хочется, и что делать дальше — не знаю.

Кого ещё там принесло? Заглянула в глазок и увидела Кассия. Вдруг всё вспомнила. Мои пальцы сами щёлкнули замком.

— Собирайся, — услышала его голос. Невозмутимый и спокойный, как будто немного уставший.

Странно, подруги моего взъерошенного вида после сна всегда пугались…

— Куда?

— Поедем, — он окинул меня небрежным взглядом. — Покажешь, где сестра живёт.

— Её там нет. Я вчера к ней ездила — дом был закрыт.

— Она находится недалеко. В том же районе. Пустующий дом сняли за день до их похищения. Хорошо, что бандиты решили сильно не напрягаться, зная, что ты никуда от них не денешься.

— Откуда знаешь, что она там? Колдовство?

— Я тебе уже рассказывал, где оказываются люди, которые во всём видят мистику.

— И всё-таки? — я упёрлась и увидела знакомый лукавый огонёк в его глазах.

— Друзья хорошие есть, Юля, — произнёс Алан. — Так ты будешь собираться или нет?

Больше объяснений мне не потребовалось. Сердце сильнее забилось от радости. Не знаю, что произошло ночью, но, похоже, у меня снова появился вип-спасатель. Если он мне и правда вернёт близких… Руки выудили из шкафа джинсы, рубашку. Хороший улов. Не помешает одежда поудобней. Настроение улучшалось с каждой минутой. Исчезла в ванной комнате, чтобы вынырнуть из неё через пятнадцать минут.

Вип-спасатель всё это время осваивался у меня на кухне, а вернее, в моём холодильнике, выкопав из его недр всё, чем можно позавтракать.

Несмотря на то, что кусок в горло не лез от волнения, я заставила себя съесть бутерброд, запив его чашкой кофе под неустанным вниманием Алана. Разговаривать с ним не очень хотелось, так как меня обуревали смешанные чувства. Калейдоскоп обиды, стыда, неловкости, злости, возмущения перехлёстывался благодарностью. Я чувствовала, что всё будет хорошо. Ещё понимала, что извиняться за своё поведение он не собирается. Как же… Чего мне будет стоить его помощь с сестрой, не то что спрашивать, даже думать не хотелось. Впрочем, о чём это я? Он сам отказался от сделки.

Сделки? Вдруг я вспомнила это слово, произнесённое с шипением кем-то там, в том сне, и вздрогнула. Увидела, как вопросительно приподнял свою бровь Кассий и, не дождавшись пояснений, наконец прервал молчание:

— Поехали уже. Времени не очень много. Надо спешить.

Во дворе уже стоял вчерашний джип с Женей за рулём. Всё-таки личный водитель. Охрана вежливо кивнула в приветствии и отвернулась в ожидании, пока воин-освободитель усадит в салон меня, а затем разместится сам. Хорошо, внутри места было много — у меня сразу получилось занять личную территорию подальше от Алана. Он увидел моё желание сохранять суверенитет, усмехнулся и не стал лезть налаживать дипломатические связи.

В пригород попали довольно быстро, так как ехали в противотоке почти без пробок. Загадочный вип-детектив куда-то позвонил, и ещё через десять минут машина подъехала к небольшому дому на соседней улице от дома Янки.

— Здесь они.

— Мне с вами? — вскинулся Женя.

— Нет. Сами справимся.

— Ты уверен? — я внимательно посмотрела на мужчину. Там же, кроме сестры, будут и бандиты!

Алан только хмыкнул, выбрался из машины и уверенно направился по дорожке, ведущей прямо на крыльцо. Ещё два шага — и он нажимает на дверную ручку. Я вылетаю из джипа следом за ним и вижу его руку, которой он останавливает меня, — не спеши. Заходит. Слышу небольшой шум и Янкины ругательства. Мои нервы на пределе, и я забегаю в дом.

Перед глазами открывается картина: на полу лежат два товарища, ну точно из моего сна. Сразу видно: как шли, так и попадали. Никаких физических изменений в этих нелюдях, но спят мертвецким сном. На диване моя сестра прижимает к себе дочку, с изумлённым видом пытается оценить обстановку. Мебель, цвет стен, планировка дома, как во сне. Только почему я тогда решила, что это Янкин дом?

— Юль, — выдыхает радостно сестрёнка, завидев меня. — Как ты нас нашла?

— Это не я, — только и успеваю ей сказать, налетая на своих обеих девчонок. Начинаю их тискать, не обращая внимания на Алана, который наклоняется поочередно к каждому бандиту, проверяя их.

ертво… Ничего понять не могу.

Конечно, представляю. Теперь я много чего представляю…

— Они вас обижали? — спрашиваю её.

— Козлы они! — Янка категорична.

— Надо уходить, — слышу тихий, требовательный голос Кассия.

— Они живые? — моё любопытство пересиливает, потому что я хорошо помню сон.

— С трудом, на самом деле, — пристальный взгляд Алана заставляет меня поёжиться. Я осознаю, что скрыть мои знания о ночных приключениях не получится. Он всё знает.

— Это как?

— Об этом позже, — он недовольно хмурится. Понимаю, что лишние вопросы ему от Янки не нужны, и замолкаю.

Мы встаём, чтобы ни секунды более здесь не оставаться. Я осматриваюсь и вижу цветы в кадках. Буйная зелёная листва вся почернела и увяла, как после химической атаки.

— Смотри, что с цветами, — показываю сестре.

— Я заметила. С ними что-то случилось за ночь. И представляешь, в доме вся проводка погорела. Ни свет не включить, ни электрочайник. В туалет пришлось с открытой дверью ходить, а вместо горячего чая водой из-под крана давиться.

— Как тебя зовут? — это маленькая сорвиголова уже знакомится с випом.

— Алан.

— Хорошо, — кивает ему девочка и берёт его за пальцы. — Меня Эрика. Можешь взять меня на руки.

Вижу, как улыбается мужчина и подхватывает кокетку на руки, не забывая многозначительно посмотреть на меня. Учись, мол, как надо общаться с мужчинами. Это что? Флирт? И чувствую тычок в бок от сестры.

— Это кто?

— Клиент нашего банка, — представляю Кассия и вижу, как у мужчины едут брови вверх от неприкрытого удивления.

— Алан Кассий, — он подходит и подаёт руку моей старшей сестре в приветствии.

— Как-то ты странно его представила, — задумчиво тянет Янка, осмысливая, какую роль он играет в моей жизни, и вздыхает. — Пошли из этого гнезда порока побыстрее.

— А куда? — спрашиваю у мужчины.

— Подальше из этого района, — и, обращаясь к Янке, уточняет, — есть где переждать?

— Есть, — говорит сестра. — В трёхстах километрах от города деревня. Там мой сын, тётка.

— Живо в машину. Туда и поедем.

— А вещи? — хмурится сестра.

— Нельзя, — отрезает вип, — купите на месте новое, — и приглашает на выход.

Мы покидаем дом. Я лишь смотрю, как довольно визжит ребёнок на плечах у Кассия. Интересно… Эрика всегда с настороженностью относилась к незнакомцам.

Через минуту мы с сестрой и племянницей дружно упаковались на заднее сиденье автомобиля. После короткого знакомства с Женей и обмена любезностями машина набрала скорость и понесла нас в заданном направлении.

— Что им от тебя надо? — Янка, недолго думая, начала свой допрос.

— Одобрить бумаги на получение большой суммы денег. Я отказалась, потому что бумаги плохие. Вот теперь шантажируют. Не били вас? — я с беспокойством смотрю на Янку.

— Нет, но нервы потрепали. Скоты! — выругалась сестра. — Они матом при Эрике. Мой ребёнок такого наслушался!

— Да… — вдруг с иронией заявил Женя с переднего сиденья. — Такие ни Лермонтова не процитируют, ни Чайковского не напоют.

— А вы напоёте? — со скепсисом спросила Янка, с подозрением уставившись на шкаф за рулём.

Впрочем, точно так же на Евгения уставилась и я. А шкаф… Шкаф вдруг на всю машину чистым баритоном залалакал самый настоящий вальс цветов, тем самым введя в полный штиль меня, Янку и даже Алана. И через минуту вдохновенного напевания мелодии пояснил:

— Балет «Щелкунчик».

В этот момент мы уже почти плакали от смеха, представив вместо Жени самого Щелкунчика за рулём автомобиля, везущего нас подальше от кошмара. Конечно, скорее, это была эмоциональная разрядка от чувства безопасности после тех неприятностей, которые пришлось пережить, чем казусная ситуация. Ну подумаешь, телохранитель-водитель петь умеет и классиков слушает… Главное, что Женя гнетущую атмосферу разрядил. Легко и непринуждённо.

— Слушаете Петра Ильича? — спросила Янка, с уважением поглядывая на личную охрану випа.

— И не только, — уточнил нераскрытый талант. — Я, между прочим, музыкальную школу закончил по классу скрипки.

Я с восхищением уставилась на Женю. Это была последняя капля в мою копилочку на переоценку охранника Кассия. Гора мускулов и махонькая скрипка под подбородком! Впрочем, такое же восхищение и неподдельный интерес лучились из глаз моей сестрички. Ей всегда нравились интеллигентные мужчины, и чтобы обязательно умные. А если ещё мужчина сильный, да шатен с голубыми глазами… Мечта…

Каким образом в её жизнь затесался бывший, она и сама до конца не понимала. Особенно сейчас, когда во всей красе проявилась народная мудрость: хочешь узнать человека, разведись с ним. Всё молодость, максимализм, иллюзии… Именно поэтому я всегда критично относилась к ухаживаниям мужчин. Мало ли какой кот в мешке прячется. Вдруг пакостливый и гадкий. Тем более примеров вокруг было хоть отбавляй. Уж лучше одной, чем с кем попало.

Алан смерил мою задумчивость недовольным взглядом. Он как раз сидел по диагонали от меня на переднем сидении и вдруг рявкнул незадачливому музыканту:

— Ты лучше на дорогу смотри!

Женя хмыкнул, сдерживая себя от улыбки, и сосредоточился на дороге. У-у-у, випованный ревнивец! Такими темпами ко мне ни один мужчина подойти не сможет просто спросить, как в библиотеку пройти, не говоря о том, чтобы познакомиться.

Машина неслась по трассе на высокой скорости. Зелёная картинка лесополосы радовала глаз, вселяя внутреннее спокойствие. Уже надоел этот каменный мешок под названием город. Я посмотрела на часы, время приближалось к началу рабочего дня. Вздохнула тяжело.

— Что? — спросила Янка.

— Рабочий день… Правда, вчера я сказала начальнику, что хочу уволиться, но…

И удручённо замолчала. Хотела сказать, что карьера уже висит на волоске. Впрочем, какая карьера? Тут с жизнью неизвестно как выйдет.

— Я тебе оформлю больничный, сестрёнка. Забыла? Я же врач. Дайте мне телефон, позвоню на работу и попрошу коллегу открыть лист.

Через несколько минут сестра уже диктовала мои фамилию, имя и вымышленный диагноз, потом протянула мне телефон.

— Звони шефу и предупреждай.

— Не хочу, — вдруг вырвалось из меня.

Алан повернулся ко мне, прищурил глаза.

— Тоже замешан?

— Не знаю. Может быть… Скользкий он. Входит в состав коллегии, которая принимает окончательное решение по выдаче кредитов.

— Так кому ты дорогу перешла? — серьёзным, деловым тоном спросил вип.

— Есть у нас клиент, — смиренно начала свой рассказ, — Миронов Никита Васильевич. Он угрожал в самом начале. Владелец нескольких крупных предприятий в строительстве, есть производственные линии строительных материалов, смесей.

— Например?

— Эй ти би констракшн — одна из его контор, где он полноправный владелец. У него есть жена. Тоже не бедная женщина.

— Хорошо. Звони начальнику. Сделай вид, что заболела, — и Алан снова отвернулся.

Я вздохнула, взяла из рук сестрёнки телефон и набрала номер.

— Геннадий Петрович, доброе утро. Воронова Юлия. Да, не приду. Больничный. Нет, настоящий. Грипп у меня. Тяжёлая и заразная форма. Температура, да. Не знаю. Как врач разрешит. До свидания.

Чуть не выбросила трубку из рук, та-ак стало противно. Вовремя осознала, что смартфон випа. Последней модели, между прочим. Расколотить, конечно, заманчиво, но при других обстоятельствах.

— Алан, забери телефон, — сказала, передавая ему мобильный.

Он протянул руку за вещью, и меня обожгло прикосновение его пальцев, что на доли секунды задержались на моих. Равно как и пристальный, изучающий взгляд мужчины. Ой-ёй. Кровь застучала в висках, и я отвернулась к Эрике, намеренно прекращая гляделки и краем глаза заметив любопытство на лице сестры.

Судя по всему, разговор с Кассием ещё предстоит. Похоже, успокаиваться в достижении своих целей он не намерен. Сейчас, когда я сама показала ему своё желание спрятаться за его спину от коварства Миронова.

Вот попала… С одной стороны, ведёт себя он как-то неправильно, а с другой — отвертеться, чтобы продолжить общение, не получится. А вот хочется ли отвертеться? Пришлось сказать себе правду, что не очень. Признание далось трудно, но совпало по времени с прочтением новой эсэмэски, которая пришла на мобильный артефакт: «Пожалеешь ещё, сучка». Мои руки затряслись, и телефон выпал из них вместе с вылетевшим ругательством, привлекая внимание сестры и випа.

— Что там?

— Подарок с голубой ленточкой от бандитов, — буркнула я.

— Ну-ка, дай сюда, — нахмурился Кассий, протягивая руку за адским устройством.

Он быстро поковырялся в телефоне и, недолго думая, распотрошил его и отправил в окно в близлежащие кусты, оставив от него одни воспоминания. Далеко не романтичные. Затем то же самое произвёл с моим мобильным. Я со страхом смотрела, как мужчина готов был его отправить туда же, за борт, но в последний момент остановился, вернул мне разобранным:

— Не включай его.

Я упрятала своё добро в сумку. И на том спасибо.

— Так что случилось с бандитами? — вдруг Янка начала допрос.

Было бы странно, если бы моя сестричка промолчала после такого чудесного избавления. Да и в особой скромности она никогда замечена не была. Я с интересом стала ожидать ответа от випа.

— Устали сторожить вас, — пошутил Кассий, явно не желая распространяться на эту тему.

— Не скажете, значит. Как вы нас нашли?

— Друзья помогли, — последовал такой же короткий ответ.

— В любом случае, спасибо вам огромное, — моя сестра словно снова переживала произошедшее.

— Забудьте, — улыбнулся Алан.

«Конечно, право слово, не стоит благодарностей», — съехидничала в мыслях я, заканчивая за него и передразнивая его манеру говорить: «Вашей сестричке ещё отдуваться и отдуваться за такую милую любезность. Фантазия у меня очень богатая».

И осеклась, вдруг увидев вскинутую в том самом удивлении бровь, усмешку на губах, и слегка смутилась. Ещё и телепат? Фыркнула и отвернулась.

— Как долго придётся пожить в деревне? — не унималась Яна.

— Пару недель. Не больше.

Какой терпеливый и самоуверенный избавитель от неприятностей. Ни за что не подумаешь, что он может рвать и метать, словно раненый орангутанг. Мои мысленные шпильки в адрес Алана не прекращались.

— Бандиты нас могут найти в деревне?

— Не найдут, не переживайте. Просто не покидайте населённый пункт до того, как мы разберёмся с неприятностями.

— А Юля? — Спасибо, милая, обо мне вспомнила. Я смотрела в окно, усиленно делая вид, что меня больше интересуют красоты пролетающих пейзажей.

— Я позабочусь о ней, — безмятежно так, между прочим, успокоил Янку Алан, а я затаила дыхание. Интересно, как это он собрался заботиться обо мне? Устроить мне беременность, роды и отправить потом восвояси, зато без притязаний со стороны бандитов?

— Вы вызываете доверие, спасибо вам.

Янка, сестричка… Вот так просто? Взяла и доверила сестру непонятно кому? Вздохнула. Приближался населённый пункт наших родственников. Замаячили первые домики. Через несколько минут джип зашуршал покрышками по гравию, останавливаясь около добротного дома под красной черепичной крышей. Приехали. Первый этап нашего путешествия подошёл к концу.


Глава 9. Отверженная | Замуж за Чернокнижника | Глава 11. Первые шаги