home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14. Друг

Очередное чудо, явленное мне при помощи магии, быстро согрелось от тепла моих рук. Я с точностью до каждой детали запомнила нашу с ним встречу. Ощущение безопасности разливалось по всему телу. Я сидела, растянув губы в улыбке идиотки. Он придёт за мной. Теперь и море по колено… Вдруг отметила небольшой шум наверху. Кто-то приехал. Сердце забилось быстрее от нетерпения. Ведь помнила, как Алан пришёл за Янкой. Наверху раздались мужские голоса. Кто-то о чём-то разговаривал сухо, отрывисто и долго. Странно, зачем церемониться с бандитами, вступать в диалог? Вскоре замки заскрежетали, и дверь легко распахнулась, являя мне огромного бритоголового детину в чёрной военной форме, который вразвалку, не спеша, начал спускаться по лестнице ко мне. В руках он нёс ту самую папку, которая лежала на моём столе. Знаменитый «талмуд Миронова». Так и знала, что Пантелеев с буратино заодно. Сволочь.

— Привет, девочка, — услышала я безразличный голос и поймала на своём лице холодный любопытный взгляд. — Что ж ты так досадила нашему общему знакомому?

Ого! Первый интеллектуальный бандит, здравствуйте. Процессор в голове быстрый, четырёхъядерный. Слова красиво говорит, думать умеет, книжки читал. По лицу так сразу и не скажешь, что там уровень интеллекта больше ста баллов. По лестнице со стулом в руке спустился Санёк и, оставив посадочное место для босса, тихо удалился.

— А что Сам поглумиться не пришёл? — спросила с толикой вызова, усмехнулась. Сердце в руке грело и вселяло уверенность. В глазах гостя мелькнуло уважение.

— Ты или глупая, или сильно смелая.

— Спасибо, не жалуюсь ни на то, ни на другое.

— Юмор? — в глазах продвинутого бандита зажёгся интерес. — Продолжай…

— Глупая, потому что вас на след вывела, смелая, потому что терять нечего.

— Так уж и нечего? — хмыкнул амбал, усаживаясь на стул передо мной и доверительно подаваясь немного вперёд.

— Нечего.

— Почему ты не подписала бумаги сразу?

— Принцип честности в работе, — ответила односложно ему.

— Ну и дура! Кто оценит? — он улыбнулся. — Но и я буду откровенным. Знаешь, что у меня зелёный свет получить этот росчерк от тебя с помощью любых действенных методов?

— Это каких же? — спросила, ощутив, как растут волосы на моей голове. Мне очень не понравились его слова и тон.

— Ты же всё поняла, верно? Но расскажу. Ногти можем вырвать, пальцы отрезать, изнасиловать по кругу, наркотиками обколоть так, что сразу всё подпишешь. Хочешь?

Разумеется, я замотала отрицательно головой.

— Умница, девочка, — кивнул бритоголовый, расслабленно откинувшись на спинку стула, который неожиданно заскрипел под его весом. — Потому ты подписываешь бумажки, а я не буду издеваться. Семь кругов ада перед мучительной смертью — не лучший вариант.

— Почему мучительной?

— Ребята у меня кровожадные. Ты же видела их уровень интеллекта. В них спят садисты, твои муки их только раздразнят.

Пальцы на руках и ногах начали неметь от холода или страха. У него получилось напугать меня, и очень сильно. От этого я лишь сильнее сжала пальцы в кулак.

— Если подпишу — отпустите? — сделала последнюю попытку.

— В этом проявляется твоя глупость, надо полагать. Уже третий раз, — и глухо отрезал. — Нет. Раньше должна была думать.

Комок в горле стал ощущаться более явственно. Мне нужно время. Выгадать бесценные часы.

— Что у тебя в кулаке? — вдруг отрывисто бросил «жалостливый» бандит и быстро схватил меня за руку. Под его жёстким нажимом мои пальцы раскрылись, показывая ему прозрачное сердце. Главный босс прищурился.

— А чего кулак так сжала?

Настала моя очередь щуриться.

— В смысле?

— Чего руку сжала, спрашиваю? Или оглохла от страха?

Бандит не видел минерал, лежавший на моей ладони? Пожала плечами и снова собрала руку в кулак. Может, это я умом тронулась, попав в такую обстановку? Амбал встал и бросил папку на стул, залез в нагрудный карман, чтобы вытащить шариковую ручку. Протянул её мне.

— Давай, милая. Подписывай, и мы сделаем всё, что возможно, чтобы ты сильно не мучилась.

— А не пойти ли вам на все четыре стороны? — мило поинтересовалась, замечая, как сжались челюсти у мужика.

«Подпиши… — услышала тихий шёпот из ниоткуда. — Время…» Встряхнула головой. Ну всё… Голоса в голове появились. Умом тронулась, однозначно!

— Давайте ручку, — просто сказала, вызвав полное недоумение на лице босса. Добавила:

— В какое время убивать изволите?

— Имеет значение?

— А что, последнее желание нынче не принято?

— Слушаю, — скривился в улыбке бандит.

А мне на ум только и всплыло четверостишие Цветаевой:

— Знаю, умру на заре! На которой из двух,

Вместе с которой из двух — не решить по заказу!

Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!

Чтобы на вечерней заре и на утренней сразу!

— Мне тоже нравятся её стихи. И на какой заре изволите? — Мужчина снова пристально прищурился.

— На утренней хочу, — вздохнула. Заодно и приговор себе подписала.

— Распоряжусь.

Ещё раз обречённо вздохнула, открыла папку и начала расписываться в документах. Последним листочком увидела заявление об увольнении по собственному желанию. Вот скоты! Здесь тоже подсуетились. Ну а что? Пропал без вести человек, и дело с концом. Может, и до меня так же пропал…

— Вот и умница, — бандит довольно кивнул мне, зацепил папку с бумагами и удалился.

Я же села и ссутулила плечи. Там где-то слышала резкие отрывистые команды. Всё… Бравада меня покинула, на душе разлилась непроходимая тоска. Не знаю, сколько времени прошло, но я всё смотрела и смотрела на камешек в руке, любуясь его гранями. Гладила сердце, пытаясь понять, почему камень не увидел этот четырёхъядерный. Двери подвала открылись, и на пороге возник Лёха, а за его спиной — второй сотоварищ-бандит.

— Ну чё, тёлка? Босс уехал, сказал, чтобы мы тебя завтра утром грохнули. Мы подумали одарить тебя перед смертью.

— Вставай, быстро! — прикрикнул второй. — Водки выпьем.

— А потом, может, и потрахаем тебя так, что на всю оставшуюся жизнь хватит удовольствия и впечатлений, — и загоготал, словно гусь лапчатый, первый.

Фу, блин! Мне стало так противно, но, глядя на их тупые рожи, поняла, что сопротивляться бесполезно. Объяснять и доказывать что-либо — тоже. Время надо тянуть и играть, искать возможности для побега. Колдун, может, и придёт, но и сама попытаюсь. Главное — из подвала выбраться. Встала, чтобы идти наверх, и начала плавно терять сознание, оседая на диван.

Резко запахло серой, жалобным воем завыли собаки, охранявшие дом, и раздался резкий, оглушительный звон бьющегося стекла. Так обычно бьют окно… Или много окон…

— Чё за… — услышала под конец дикие выкрики бандитов — и отключилась.


* * * | Замуж за Чернокнижника | * * *