home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15. Любовник

Поцелуй… Сладкий и тягучий, как медовая патока. Невозможно оторваться. Так хочется, чтобы он не заканчивался…

Тёмные глаза и безумное желание в них. Да, смотри и дальше на меня так же…

Неутолимую тягу, похожую на одержимость, вызывают прикосновения твоих губ к моим. Раскрываюсь навстречу движениям твоего языка, чтобы почувствовать яркий вкус неукротимой голодной страсти. Вкус настойчивости и упрямства. Ты играешь с моим языком, захватывая его в плен, и отпускаешь. Проворно хозяйничаешь внутри, вызывая мучительную, нетерпимую жажду. Сильную жажду обладать тобой и… отдаться.

Наполненный вожделением и нежностью взгляд заставляет душу трепетать от неприкрытого счастья. Так, как ты, на меня никто никогда не смотрел… Твой взгляд заставляет плавиться, принуждает кровь в моих венах бежать быстрее, разливая тягучее, как выдержанное вино, удовольствие.

И горячая лавина желания, как огромный ком, накрывает меня, сметая на своем пути остатки контроля и разума… Я знаю, что сейчас ты мой, и это заставляет меня играть с тобой.

— Больше от меня не убежишь, — чувствую прерывистое дыхание Алана на своих губах и улыбаюсь.

Надейся, как же…

Вдыхаю воздух глубже и млею от разлившейся неги. Она подчиняет тело так же, как ты хочешь подчинить меня. Жар медленно заполняет каждую клеточку, растекается от центра к кончикам пальцев на руках и ногах. Не хочу, чтобы ты меня отпускал. Сердце взволнованно просит: не отпускай меня никогда, Алан…

Он крепко вжимает меня в белоснежные простыни и продолжает целовать.

Опираясь на локти, мужчина возвышается надо мной, и я чувствую его вес каждой клеточкой своего тела. Ладонями он обхватывает моё лицо, покрывая нежными поцелуями каждую черточку. Целует лоб, глаза, скулы, легко касается носа. Его поцелуи неторопливы. Алан смакует, словно пьет меня, как напиток богов. Возвращается к губам и дерзко захватывает их. Его пальцы в моих волосах заставляют мурлыкать от удовольствия. Они успевают нежно массировать голову. Мне хорошо. Мне очень-очень хорошо. Так сладко… Так тепло…

Мои руки ласкают его сильные плечи. Какой он твердый, горячий… Ведь так и не оделся после душа. Ладони гладят его спину, скользят вниз по рукам и снова вверх. Я наслаждаюсь прикосновениями к бархатистой коже, отмечая рельефность тренированной мускулатуры. Касаюсь шеи, зарываюсь в густые, жёсткие волосы. Я вижу, как от волны удовольствия мужчина на миг прикрывает глаза и впивается в мои губы со всей жадностью, на которую способен…

Приятный аромат мускуса в смеси с сандалом заставляет меня дрожать от все возрастающего желания. Не могу насытиться его запахом, проваливаясь в него всё глубже и глубже. Он такой вкусный, такой… возбуждающий…

Поворачиваю голову. Ааа-ах… И слышу, как из груди рвется мой собственный стон. Громкий, протяжный, горловой. Алан опаляет мою шею страстным горячим дыханием, когда с яростной настойчивостью накрывает нежную кожу губами.

— Ещёёё, — срывается с моих губ.

Ещё один неистовый поцелуй там, где бьётся, сходя с ума от бешеного сердечного ритма, маленькая жилка. Удар сердца, ещё быстрее кровь, ещё сильнее толчок! И рывок от себя, чтобы оказаться на мужчине сверху.

Я смотрю на него и вижу хищную полуулыбку и такой же блеск в его глазах. Почти чёрных от сладостного безумства.

— Дикарка! Ещё не покорилась?

Покорилась? Я? Молча наклоняюсь к нему и прикусываю его нижнюю губу, одновременно впиваясь ногтями в плечи. Это тебе за то, что оказался сильнее меня! За наглость победителя! За иронию! И слышу его недовольный рык. От боли. Рык разъярённого непокорностью зверя, и тут же оказываюсь снова под ним.

— Кусаешься, сладкая? — удивляется он и резко раздвигает мои бёдра коленями, нависает надо мной, не давая пошевелиться, чтобы показать мне, кто здесь настоящий хозяин.

Я затихаю. Сама кротость и невинность. Улыбаюсь и провожу пальцем по его слегка припухшей нижней губе. Как он когда-то… Там, на стоянке… Тяжело дышу, довольная, раскрасневшаяся в ритме горячего танца двоих.

— Сводишь меня с ума… — рвано выдохнул, нежно касаясь губами подбородка, и новая волна тепла поднимается снизу.

— Такая желанная… — легко дотрагивается до губ. — Такая страстная… — кончика носа.

Отрывается и смотрит мне в глаза. В них я вижу огонь.

— Моя… — и чувствую, как встрепенулась душа.

Замираю, знаю, что притворяюсь достойно. Это, милый мой, провокация.

— Поцелуешь? — прошу его тихо-тихо, мягко-мягко и вижу, как быстро наполняется нежностью страстный взгляд. Он поддаётся мне и моим желаниям. Победа!

Да, целуй меня, Алан. Нежнее целуй! И новый раунд расслабления и неги, пока я снова не беру контроль на себя.

Мужчина поддаётся, я делаю новый рывок. И опять наверху, на нём. Чувствую бёдрами под собой его плоть. Каменную, твёрдую, но всё ещё спрятанную от меня под лёгкой тканью шаровар. Совершаю движение по ней вперёд и назад, и ещё раз туда и обратно. Улыбаюсь. Замечаю, как вспыхивают искры нетерпения в тёмных глазах. Дааа, тигр… Посмотрим, надолго ли тебя хватит…

Начинаю расстегивать пуговицы рубашки, чтобы открыть его ненасытному взору грудь. Пуговицу за пуговицей. Одну за другой. Медленно. Не спеша.

— Продолжать? — спрашиваю с придыханием, наслаждаясь процессом.

Наблюдаю за тем, как ещё больше чернеют глаза, как ещё больше начинает учащаться мужское дыхание, достигая предела терпения, точки накала. Так приятно чувствовать свои силу и власть. Медленно провожу рукой по своему телу и забираюсь под ткань… Ласкаю грудь, сжимаю, роняя сладкий стон. Непроизвольный, нечаянный…

Закусываю нижнюю губу, немного запрокинув голову и прикрывая веки, слежу за ним из-под полуопущенных ресниц. Он не выдерживает. Резко поднимается и скидывает лишнее. Одним простым движением. Смотрю и вижу в его глазах восхищение… Его взгляд ласкает, заставляя меня потерять остатки самообладания.

— Юля… — хрипло выдыхает моё имя и протягивает ладони, чтобы сжать грудь, пробуя её упругость.

Быстро обнимает за талию и легко сдвигает меня чуть дальше. Удобней садится сам и притягивает к себе обратно. Дарит дерзкий поцелуй до тех пор, пока хватает дыхания, и отрывается в момент, когда очередная битва проиграна с полной моей капитуляцией под напором его горячего темперамента.

— Девочка моя, хочу тебя ласкать…

И возвращается к груди. Проводит пальцами, круговыми бережными прикосновениями исследуя её форму, касается ареол. Взгляд жадный, алчный, голодный, но в нём наслаждение… Как будто красивее раньше не видел. От этого пламя в душе разгорается ещё ярче.

Новый рывок, и я снова под ним. Мужские губы накрывают твёрдую горошину, втягивают сосок, нежно посасывают его. Я выгибаюсь навстречу. Устаю и опускаюсь, но он не торопится, играет с ним. Выпускает, облизывает, дует. Снова прячет между губ, согревая.

— Аалан, — рычу я от новой волны возбуждения. Мысли путаются. — Хочуу…

Но мужчина меня словно не слышит, он играет в свою игру. С другим соском, заставляя меня трепетать и сгорать от неистовой страсти к этому… випованному любовнику.

— Ал! — настойчиво требую я переходить к более активным действиям, выгибаюсь снова и снова, наконец чувствую под собой его ладонь. Он проводит ею по спине, прижимает к себе на мгновение и возвращает обратно на простыни, дальше от своего тела. Улыбается.

— Как ты меня назвала? Давай повторим, — и снова впивается в шею. Чёрт! Алан! Чёрт! Он медленно путешествует вниз, задерживаясь на всех ямках и впадинках. На ключицах, груди… Мои стоны его не волнуют, словно мстит мне за всё.

Током… Током пронзает меня от каждого прикосновения его языка. Эти узоры… выводимые им, открывают сто миллиардов точек, чувствительных к его ласкам.

Его твёрдые, тёплые губы уже на животе и спускаются всё ниже. Ниже… Целуют меня туда… Где находится самое сокровенное. Ласковые настойчивые касания его языка погружают меня в бескрайнюю нежность… И я взрываюсь. Остро. Остро! Очень остро! Для меня это пытка. Как всё горит… Это я горю! Схожу с ума от желания ему отдаться. Поднимаюсь, чтобы взять инициативу на себя, но он одним движением властно возвращает меня обратно.

— Алан! Садист чёртов! — начинаю ругаться.

— Кошечка моя, мы ещё даже не начинали, — смеётся, но голос хриплый, отрывистое тяжёлое дыхание. Того и гляди, бросится и разорвёт меня на части. Я вижу в нём дикого тигра. Да. Он. Просто. Издевается!

— Ах так! — быстро подтягиваю ноги и выскальзываю из-под него. Бежать!

Разворачиваюсь. Ну почему мне одной страдать? Тут же падаю плашмя на живот — он накрывает меня своим телом сверху.

— Куда-то собралась? — ласково шепчет на ухо, а меня накрывает пламя. Меня всю трясёт от нетерпения, возбуждения и ожидания того, что сейчас вот-вот произойдёт.

Он быстро приподнимается — и вот я снова чувствую его. Он сверху на мне. Уже обнажённый. Коленями раздвигает мне ноги и подаётся вперёд, касаясь меня своим желанием… Оу… Неет! Я так не хочу! Только не в этой, полностью подвластной ему позе!

— А как ты хочешь? — слышу его тихий смех. Я вслух, что ли, закричала?

— Нежно! Сверху! — требую, пока есть возможность.

— Нежно, да… — его дыхание срывается. — Конечно… нежно, — смакуя, расставляет точки, но разрешает развернуться к нему лицом.

Смотрю в его чёрные глаза и вижу в них огненные всполохи.

— Сверху! — я упряма, упираюсь кулаками в него, отталкиваю, но проигрываю тут же. Бесполезно. Он сильный!

— Хорошо-хорошо. Буду сверху, — тихо смеётся, переиначивая мои слова.

Мои запястья в кольцах его рук, ещё движение, и я полностью обездвижена. Лежу, прижатая к постели возбуждённым на пике страсти мужчиной. Всё… С раздвинутыми ногами и в капкане из его рук.

Сдаюсь! Нет сил терпеть. Он накрывает мои губы новым поцелуем, и я чувствую, как мужчина делает лёгкий первый толчок, проникая в меня. Внутрь. Совсем чуть-чуть. Мои глаза распахиваются от неожиданности.

Так и знала… Какой же ты большой. Как ты там во мне поместишься, весь?

— Не переживай, я буду нежен, — слышу его низкий голос в своих ушах и собственный громкий стон. Оооо! Как же там у меня всё-таки ууузко!

Внезапное ощущение наполненности сводит с ума, вынуждая куда-нибудь дёрнуться. Но он жёстко удерживает мои бёдра, продолжая проникать в меня всё глубже и глубже. Безжалостный!

— Стооой, — прошу его, и он останавливается, предоставляя возможность к нему привыкнуть.

Наклоняется, прикусывает мне нижнюю губу и входит до конца. Это дно… Дальше некуда. Мои ногти впиваются в него, пальцы с силой скользят по спине, заставляя мужчину податься назад. Я рычу, царапаюсь, извиваюсь. Теперь мне нужно гораздо больше. Он медленно возвращается ещё раз. Медленно, тягуче, упорно. И ещё…

— Сладкая… Нежная… Любимая… — слышу слова и улетаю в блаженстве. Мне кажется, что я тоже давно влюблена в тебя… Только знать об этом тебе не обязательно…

Уверенными действиями он начинает расплавлять меня изнутри, такой горячий, превращая и без того раскалённую кровь в жидкое агрессивное пламя. Двигается чуть быстрее и повышает градус. Толчок за толчком, вбивается в меня мощными ударами. Ещё быстрее, и градус растёт в дикой прогрессии. Плюс двадцать… Тридцать…. Сорок! К чёрту! Сгореть хочу. Дотла! Давай ещё! Быстрей!

— Алан! Хочу… Ещё… Пожалуйста…

Полыхающая чернота в наших глазах — и не нужны слова. Лишь только ритм, и скорость, и гармоничный такт. Противостояние нас дерзко порабощает сейчас и навсегда. Мне жарко! Мне очень горячо!

Острое желание превращается в сок. Он появляется для нового, более сильного вторжения. Вбираю мужчину в себя, туже обхватываю его по всей глубине, когда чувствую очередной уход. И снова впускаю в себя, чтобы выгнуться ему навстречу. Ближе, как можно ближе. Отдаюсь, покоряюсь и чувствую следующий мощный толчок. Его хриплый протяжный стон ласкает мой слух в дар за наслаждение и сливается с моим именем в унисон.

— Юля! Моя!

Время прекратило ход. Нет никого. Есть только я и он. Мужчина внутри, женщина для него.

— Алан… — шепчут мои губы о нём.

— Скажи мне да, — слышу требование в ответ… И уговаривает, не прекращая двигаться… — Ты же хочешь…

К чему это? Ведь я согласна… Я уже отдалась ему полностью и без остатка.

— Скажи мне да, — властный мужчина настойчив.

— Да, — вырывается протяжным стоном, и в теле просыпается мощный вулкан.

Кипящая лава потоками быстро струится в жилах вместо крови. Частое тяжёлое дыхание — всё равно, что вулканический газ, возвещающий армагеддон. Терпению нет больше места в этой спальне. Оно мгновенно испарилось с разгорячённых тел, сплетённых на белых простынях этой огромной кровати.

С неотступным упорством приближается разрядка, скручивая тягучими сладкими судорогами низ моего живота. Я чувствую напряжение доведённого до предельной точки мужчины. Всхлипываю от стремительного напора и смотрю в его поддёрнутые безумной поволокой от исступления глаза. Хватаю руками крепкие запястья и с силой сжимаю пальцы, впиваясь в кожу ногтями. На пике игры дарю ему боль. И слышу глухой рык. Рычание зверя на грани:

— МОЯ… Ты… Юля… МОЯ… Навсегда… — и разрываюсь в неистовом, безумном и сладком оргазме.

Ярчайшая вспышка! Взрыв! Мощный ядерный взрыв на уровне каждого атома моего тела превращает меня в женщину, покорённую наглым, но истинно потрясающим любовником с душой тигра. Меня сносит во тьму в момент, когда я слышу внутри себя конвульсии его сладострастия.

Мне изумительно! Мне бесподобно! Мне потрясающе хорошо!

Выдох — вдох. Дыхание восстанавливалось постепенно. Я лежала в объятиях мужчины, который вознёс меня на вершину непередаваемого наслаждения. Это было так неожиданно, так сладко и волшебно. И навряд ли я смогу когда-нибудь забыть такое.

— Что это было… — скорее, утверждением, чем вопросом прозвучали мои слова.

Лёгкий смешок, и меня слегка отодвинули от тела, чтобы взглянуть в глаза. Искорки в них никуда не исчезли.

— Понравилось?

— Я первая спросила.

— Страсть в чистом виде, как она есть, — губами он коснулся моей переносицы. — Думаешь, притяжение между нами могло вылиться первый раз во что-то другое?

— И на что я согласилась? — вдруг вспомнила его требование.

— На всё, — его губы растянулись в хитрой улыбке.

На всё… Как много скрыто может быть в этом слове. Мозг тут же начал подкидывать логические варианты ответов, поэтому единственно верным решением отменить сабантуй мозговых тараканов было спросить у него точнее:

— На что на всё?

— Пить хочешь?

Мужчина потянулся, точно большой ленивый кот, и плавно слетел с кровати. Красив, как античный бог. Великолепно сложенный, статный. Я смотрела на него, чувствуя, как закипает кровь от одних воспоминаний, что мы тут только что вытворяли.

— Скоро вернусь, — улыбнулся и исчез, спускаясь по лестнице.

А на вопрос-то не ответил. Просто пошутил? Сейчас, когда вспоминала его глаза, яростный шёпот мне уже не казался таким безоблачным и бесполезным. Не покидало ощущение какого-то подвоха. Только вот какого? Становлюсь мнительной… До критических дней осталось всего десять дней. Полнолуние встречу с горой прокладок и общим недомоганием. Красивое получится зрелище. Во всех местах кровавое…

Размышления прервались от лёгкого звона. Увидела привилегированного голого официанта с фужерами в руке и бутылкой шампанского, весело рассмеялась.

— Что? — недоумение на лице Алана дополнило картину, произведя на меня неизгладимое впечатление.

— Не думала, что доведётся увидеть своего вип-клиента в таком экзотичном виде.

— Заметь, только тебе повезло, — произнёс самодовольный тип, откупоривая бутылку и разливая игристое вино. — Привёз из Франции для особого случая, — протянул бокал.

Безумно приятно чувствовать себя особым случаем. Ну что ж… Отметим. Кассий добился своего. Есть что праздновать. Пригубила напиток, отмечая его кисловато-сладкий выдержанный вкус. Отлично. Секс, шампанское в постель. Не хватает цветов.

— Совсем забыл, — Алан хитро прищурил глаза, наклонился и через секунду умудрился вытащить из-под кровати огромный шикарный букет красных роз, чтобы рассыпать их около меня. — Приготовил для тебя заранее.

— Знал, что будет по-твоему?

Вот лис какой, чернобурый!

— Ну очень хотел, — он улыбнулся, мгновенно добрался до моих губ и прикоснулся к ним долгим вдохновенным поцелуем, удерживая мой подбородок своими пальцами.

— А если бы обломилось — всё равно бы подарил?

— Подарил бы. Но потом бы всё равно получил своё.

Нет, ну откуда в нём такая самоуверенность? Я сидела среди моря рассыпанных красных цветов на белых простынях с дорогим шампанским в руке, в обществе завораживающе привлекательного мужчины, в шикарном доме и думала о его самоуверенности и что мне со всем этим дальше делать.

Похоже, намечается прекрасный роман. Почему бы мне не провести оставшееся время, наслаждаясь его обществом? А для начала…

— Мне нужно в квартиру.

— Ты ещё собираешься домой? — насторожился Алан.

— Да, — утвердительно кивнула и заметила, как тень промелькнула на его лице. — Мне по-прежнему нужны мои вещи. Не могу же я щеголять по твоему дому в твоих рубашках и без трусов.

— Пффф, — фыркнул облегчённо вип. — Закажи сюда всё, что тебе нужно, через интернет.

— К чему платить за то, что у меня есть?

— Кошечка моя, за это буду платить я. Тебе напомнить номер моей карты?

— Можно подумать, я выучила её наизусть, ага…

— А ещё я могу тебе шепнуть пин-код… — глаза випа вспыхнули озорными огоньками. — На ушко.

Неугомонный!

— Алан, мне надо проверить квартиру, всё ли там в порядке после того, как в ней побывали эти… — хотела добавить про отморозков, но серьёзный взгляд Алана меня остановил.

— Не следует появляться в городе до разрешения ситуации, — не терпящим возражения тоном сказал Кассий. — Какое-то время ты поживёшь здесь, хочешь ты этого или не хочешь, — и, заметив негодование на моём лице, улыбнулся. — Представь, что Юлия Воронова пропала без вести.

— Рассказать не хочешь, зачем?

— Всему своё время, сладенькая, — и тут я заметила, как к озорным огонькам в глазах коварного соблазнителя добавились другие… такие огненно-страстные.

— Что ты задумал? — и поняла по его проникновенно-похотливому выражению лица, что шампанское мы сейчас точно не допьем и что вообще мы уже отдохнули для нового забега за удовольствиями.

— Для начала ещё раз получить то, чего с таким упорством добивался…

Я начала пятиться на кровати назад, медленно сдвигаясь от него в сторону. Благо кровать огромная… Можно попробовать сбежать. И часу не прошло. Он же меня своим либидо к утру того-этого… В общем, приведёт в полную непригодность. Невинно улыбнулась ему, чтобы не заподозрил ничего.

— А потом?

Он наклонил голову, внимательно следя за моими передвижениями. Вернее, отодвижениями в сторону края по направлению к ванной комнате. Ну, душ тоже ведь вариант после таких игрищ, да?

Весь собрался, напрягся, точно хищник перед прыжком. Такой притягательный зверёныш… Так-так, еще пару метров осталось до спасительной двери с замком. Именно сейчас улетать в бездну оргазмических удовольствий мне не очень хотелось. Больше хотелось расспросить, как оказалось сердце в моей руке, что это был за голос и, в конце концов, на что я согласилась?

— А потом позвоню Жене, чтобы привёз нам продуктов на неделю…

— Чтооо? — представила, чем мы будем с ним заниматься здесь всю неделю, даже не выходя из дома, и неожиданно полетела навзничь.

Меня ласково и нежно уронили на спину. Фужер чудом не перевернулся вместе с остатками вина туда же. Так и разлеглась, как майский жук, кверху лапками, без возможности двигаться. Ёмкость из моих рук, конечно, чуть позже забрали, не дав мне возможности совершить партизанский манёвр.

— Не хочу выпускать тебя из своих объятий как можно дольше.

— Знаешь, что? — попробовала возмутиться.

— Не знаю, — мою шею начали покрывать нежными поцелуями.

— Маньяк!

— Да, кошечка моя, — от его тёплого дыхания и языка мысли превратились в вязкий клей. — Вкусная такая…

— Точно маньяк-людоед!

— Да, моя маленькая.

— Я в душ хочу!

— Погоди, чуть попозже вместе пойдём… — Он уселся на меня сверху, заговорщически поглядывая, и пуговицы на рубашке, так старательно застёгнутые, начали сдаваться под натиском его пальцев.

Вот ёлки-палки! Сексуальный марафон обещает быть затяжным. Тут же застонала, потому что его губы начали такое вытворять с моим соском, что внизу живота открылось кабаре с танцующими мурашками.

Наконец мучитель оторвался от груди и накрыл мои губы чувственным поцелуем. Языком проворно скользнул внутрь, нашёл мой язычок, погладил его и выскользнул наружу.

— Хочешь приключение? — спросил, внимательно вглядываясь мне в глаза, словно хотел в них что-то рассмотреть.

— По-твоему, мне ещё не достаточно приключений?

Иронизирую, понимаю, а как ещё?

- Это будет маленькое путешествие.

— Куда?

— Увидишь… Доверься и смотри мне в глаза, — и снова меня поцеловал с увеличивающейся страстностью.

Чёрные расширенные зрачки мужчины уже через несколько секунд начали сливаться с тёмно-карим фоном, превращаясь в сплошную темноту. Мгла стала засасывать меня вместе с ласковыми движениями языка внутри моего рта, который требовал слушаться его и во всём подчиняться. Алан обхватил меня сильными руками и перевернул на себя, крепко прижимая.

Лёгкое дуновение тёплого ветерка затронуло кожу, мягко прокатилось по всему телу, вызывая приятную ответную волну. Шум прибоя разрастался, превращаясь в чудесной красоты музыку. Морская свежесть приятно щекотала своим запахом.

— Где мы? — прошептала, оторвавшись от него.

— Смотри, — он улыбнулся, позволяя мне оглядеться.

Мы остались на кровати, которая превратилась во внушительное ложе с белым балдахином, укрытое со всех сторон широкими полосками лёгкой ткани, развевающимися на ветру. Полосы колыхались от дуновения ветра, предоставляя обзор на… водную гладь. Пляж, мы вдвоём, горящие факелы на стойках по сторонам, освещающие отрезок суши вокруг нас, и дорожка вперёд по направлению к океану.

— Что это? — моему удивлению не было предела.

— Это магия, кошечка. Моя реальность. Помнишь, я тебе говорил, что мне без разницы, где быть с тобой?

— Снова сон?

— Неужели думаешь, я позволю тебе уснуть? — скрыл смешок мужчина, руками обхватил мою голову и плавно притянул к себе, чтобы подарить очередной поцелуй. Нежно прошептал, — Юлька моя, ненаглядная, никому тебя не отдам…

Огненные всполохи в полностью почерневших глазах быстро напомнили, что таким я видела его в том доме, где прятали Янку. Эти глаза меня завораживали, такие необычные, странные, нечеловеческие.

Негаснущее стремление мужчины быть ко мне ближе продолжало согревать моё сердечко, заставляя его биться чаще. Неужели я для него действительно что-то большее?

Алан легко захватилверхнюю губу, чуть потянул её и отпустил. Провёл языком по ней и лёгким нажатием разомкнул мои губы, быстро проникая внутрь с присущей ему нетерпеливой настойчивостью. Тёплые ладони скользнули вниз по спине к ягодицам и остановились на них. Руки крепко обхватили мою круглую попу и посильнее сжали её, уверенно вдавливая низ моего живота в мужскую боевую готовность. Затем вернулись на талию, и он легко подтянул меня выше к себе, чтобы губами достать до груди. Целовал каждую неторопливо, никуда не спеша, наслаждаясь каждой секундой, каждым моментом.

Ощущения тепла разрастались, ширились и расползались по всему телу. Порывы тёплого ветра, пробивающиеся сквозь ткань, ласкали меня так, будто и не стихия это делала, но несколько рук. Я отлично запомнила те ощущения в своём сне тогда, когда искала его в замке. Но если раньше мне было страшно, то сейчас я полностью расслабилась, отдаваясь целиком в чувственное удовольствие. Приятные нежные ощущения только распаляли кровь, усиливая волнение и желание взять своё. Вернее, его. Сверху, как я и хотела.

Я упёрлась руками в его плечи и поднялась, собирая в кучку остатки самообладания.

— Обещай мне, — попросила, не отрываясь от его колдовских глаз.

— Чего хочет моя девочка?

— Твоего послушания.

— Если только здесь и сейчас, — хитро улыбнулся.

— Кто бы сомневался, — усмехнулась ему. — Обещай!

— Хорошо, — засмеялся, продолжая за мной пристально наблюдать.

Неужели тигр решил быть ласковым и нежным котёнком?

— Тогда, для начала, я запрещаю тебе касаться меня, — промурлыкала ему, с удивлением отмечая мужскую покладистость, и провела ладонями по его ключицам и груди. Отметила, как глубоко вдохнул воздух Алан от ласки.

Главное — получить слово колдуна, а дальше действовать согласно своим желаниям.

Улыбаясь краешками губ, направилась вниз, продолжая вести пальцами по тёплой и гладкой коже. Не отрываясь, смотрела в мистические глаза, слегка сдвинулась, чтобы добраться рукой до каменной мужской плоти, так сильно хотевшей меня. Провела пальцами по ней, ощупывая набухшие от возбуждения вены, протянувшиеся извитыми узорами. Наклонилась и дотронулась губами до низа его живота, провела языком, усиливая давление и спустилась немного вниз. Сразу же отметила, как напрягся от ожидания мужчина. Захватила в объятья пальцев ствол и плавно вернулась, чтобы нежно коснуться головки, которая сразу дрогнула от сверхчувствительности, и услышала лёгкий мужской стон удовольствия.

Поиздеваться, может, над ним?

Вернулась к процессу. Слизнула выступившую прозрачную каплю и погрузила порыв мужской страсти себе в рот сначала слегка, а затем глубже и ещё глубже. Поднялась наверх и поиграла с ним языком. Участившееся дыхание стало для меня стимулом продолжать в том же темпе, даря ему удовольствие, нагоняя интенсивность и усиливая накал. Давай, милый, тебе же нравится… Я это вижу. Получай наслаждение, превратись в апогей напряжения.

— Ююля, — выдохнул Алан, — продолжай…

Видела, как нарастает его стремление подойти к разрядке и в последний момент… остановилась.

— Продолжать?

— Даа, — хрипло простонал любитель управлять ситуациями.

Снова вернулась языком к инструменту давления, сжала его губами, подарила ласку, вновь оторвалась и произнесла:

— Так на что я согласилась, котик?

— Юююляя, продолжай… Потом поговорим.

— Ты обещал мне послушание здесь и сейчас… Отвечай.

Тихое рычание випа в ответ подсказало мне, что следую я в правильном направлении.

— Быть со мной…

— Замечательно, — ответила ему и вернулась к способу получения ответов. Способ слегка подрагивал от нетерпения и предвкушения. Порхающий язык и нежные губы быстро привели мужчину к подъёму на вторую вершину. Вот-вот… Осталось совсем немного.

— Дааа, — застонал чернокнижник и снова обломался. Мной.

— Всё — это очень обширное понятие. Есть что-то ещё, сладкий.

Новое, более недовольное рычание в ответ превратилось в чудесную музыку. Он был под моим влиянием, я управляла им. Обещание, которое он мне дал, не разрешало его нарушить. Сила и слабость колдуна — в данном им слове.

— Ты не представляешь, Юля, — тяжело дыша, угрожающе произнёс вип, — что тебе за это будет…

— Пока будет… Ещё время пройдёт, — невозмутимо ответила и подарила ему самую очаровательную из своих улыбок. Приказала с лёгким нажимом. — Отвечай…

— Ты согласилась мне родить…

— Вот как, — вернулась к процессу экзекуции, чтобы сохранить его накал и подумать. Скользила пальчиками по символу своей власти над ним вверх и вниз. — Не выйдет. Я лучше знаю свой цикл.

— Юлёк, не дразни меня, — услышала предательски-ласковый голос. — Лучше продолжай…

— Хорошо, — подумала и, на всякий случай, добила страдающего ожиданием випа:

— Обещай, что ребёнок останется со мной.

И вдруг почувствовала острую боль в ноге, словно от какого-то укола, погружаясь в темноту. Чёрт возьми!

— Допрыгалась, зайка, — тихий, угрожающий тон Алана не сулил мне ничего хорошего, и я выскользнула из пустоты прямо в спальню випа, лёжа на нём сверху, в его крепких объятиях.

Бросила взгляд на ногу. Роза! Во всём виноват какой-то шипастый цветок! Каким образом это случилось? А его коварный взгляд… Он никуда не годился. Страстный, неудовлетворённый, с огоньками сердитости.

— Ты обещал меня не касаться руками, — вспомнила договорённость.

Он резко перевернулся, подгрёб меня под себя и горячо зашептал:

— Это было там и тогда, — закинул мои руки наверх и приказал:

— Не двигайся, — и словно сковал.

Снова колдовство! По-моему, влипла я в непредвиденные обстоятельства. Нашла с кем играть.

— Я продолжу? — смиренным голосом попробовала развернуть ситуацию в свою пользу, невинно хлопая глазами. Ну а вдруг получится?

Почувствовала его пальцы, уверенно и настойчиво проникающие между моих бёдер. Он погрузил один в меня, не сводя горящий взгляд, потом второй и почти сразу третий, совершая плавные поступательные движения, имитирующие половой акт. Какая же я влажная вся…

— Подлииза… С огнём играешь, — он плотоядно улыбался, ведя пальцами другой руки по моей щеке, пока я пыталась сообразить, до чего довела мужчину. — Правила меняются… Теперь продолжать буду я.

Он снова совершил быстрое движение, переворачивая меня на живот, и самое главное непредвиденное обстоятельство коснулось моих ягодиц. Твёрдое, несгибаемое обстоятельство… Точно, допрыгалась! Лёгким касанием убрал мои волосы, оголяя шею, прикоснулся губами к спине, покрывая её нежными поцелуями. Накрыл моё тело своим, раздвинул ноги и одним мощным движением вломился так, что я охнула под ним и застонала. Сильным и уверенным толчком, причиняя небольшой дискомфорт.

— Ааал, — взмолилась…

— Слишком любопытная, Юленька, — выдохнул мне на ухо Алан, возвышаясь надо мной и продолжая усиливать натиск. — Нельзя же надо мной так… издеваться…

Я попыталась завозиться под ним, неистово возмутилась:

— А надо мной можно? — и снова сдалась на милость победителя.

Горячая искра вспыхнула где-то там внутри в тот момент, когда поняла, что с ним бесполезно бороться. Отчаянно и жадно он врывался в меня, не давая возможности избежать этого сладкого наказания. И пусть я ничего толком не узнала, а вернее, подтвердила свои подозрения, но готова ещё и ещё издеваться над ним, чтобы наслаждаться остротой моментов.

Неукротимый медленно-тягучий жар начал разрастаться во всём теле, поглощая каждую мою клеточку, подстраивающуюся под мужчину. Наши тела сплелись на простынях, я стонала под ним, просила и умоляла его не останавливаться, пока не почувствовала мощный шквал огненного цунами, разорвавшего моё тело в сильном блаженстве в тот самый момент, когда мужчина с хриплым стоном извергался в меня в неконтролируемом и жарком оргазме.

Возвращение в реальность оказалось сладким. Я лежала спиной на нём, удобно устроившись головой на его плече, и улыбалась хитро-счастливая. Любовник он сногсшибательный. А вот это… Согласилась родить! Неужели он думает, что может повернуть мою физиологию вспять? Наивный…

Я наслаждалась тем, как его пальцы нежно рисуют на моём животике какие-то буквы или знаки, или узоры. Приятные прикосновения…

— Алан, там, на пляже, всё было так по-настоящему. Запах, вкус, ощущения… реальные.

— Понравилось?

— Ну, как в отпуске побывала. Никакой разницы.

— Разница всё же есть. Это сначала её не видишь, с опытом понимаешь.

Я развернулась к нему лицом.

— Что происходит там с твоими глазами?

— Магия, — улыбнулся. — Там мир энергий.

— Зачем тебе ребёнок?

— Юлёк, слушай, я так устал… Давай утром поговорим, а пока спать…

— Пусти меня, — попробовала высвободиться из его рук, чтобы отправиться в ванную.

— Спаать, — развернул меня на бок, прижался ко мне сзади, не выпуская из объятий. — Спать.

— Чёрт тебя дери, Алан! — попыталась возмутиться, но мои слабые вопли остались без внимания. Все попытки выбраться приводили к тому, что засыпающий мужчина лишь крепче к себе прижимал. В конце концов, затихла и с горем пополам от непривычки уснула.


* * * | Замуж за Чернокнижника | * * *