home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21. Мелодия счастья

Радость наполняла светлым чувством сердце и душу ещё очень долгое время после тех событий, когда всё закончилось для нас удивительно хорошо. Удача улыбалась нам, позволяя насладиться обретением друг друга, но вечер судного дня для наших отношений запомнился длительным возвращением домой и усталостью. Неимоверной усталостью, которая оказалась сильнее всех чувств, вместе взятых. Короткие минуты отдыха вместе, когда уже не нужны слова, когда молчание вдвоём притягивает так же сильно, как и общение, нежелание отпускать друг друга из объятий и сон. Сон рядом с любимым. Крепкий и спокойный.

Зато утро следующего дня началось неожиданно бодро с заливистой мелодии входящего звонка. Мобильный, чёрт его дери! Мобильный телефон, оставленный со включённым звуком где-то на кухне внизу. Кто-то настойчиво пытался пробраться через пространство к любимому, крепко спящему рядом со мной.

Открыла глаза и посмотрела на него. Казалось, его ничто и никак не могло потревожить. Прикоснулась нежно губами к кончику его носа, прислушиваясь к размеренному дыханию, и начала ползком выбираться из кровати, чтобы заткнуть устройство, мешающее ему спать. Когда одна нога оказалась на полу, а вторая ещё была на кровати, внезапно почувствовала, как в меня вцепились обеими руками и отпускать никуда не собираются.

— Ты куда? — промурлыкал бархатным голосом, каждый раз сводящим меня с ума.

— Телефон звонит.

— Ну и что.

— Вдруг там что-то срочное, — улыбнулась, чувствуя, как меня медленно возвращают под бок обратно.

— Ну и что, — губы Алана прикоснулись к моему виску, щеке.

— Спать тебе мешают.

— Ещё как мешают, — губы отправились к моему подбородку, дальше по шее вниз, прокладывая дорожку ниже.

Пальцы начали приспускать бретельки ночной шёлковой рубашки, открывая доступ к другим, до этого закрытым частям.

— Судя по их настойчивости, нас возьмут измором, — улыбнулась от нежной щекотки, всё ещё делая попытки высвободиться из объятий, сама не замечая, как оказываюсь всё глубже в них. — Или это сделаешь сейчас ты, но со мной…

— Мммм… — не стали со мной больше разговаривать, зато завели диалог с моей левой грудью, нежно посасывая и покусывая сосок.

— Мммм… — выгнулась от приятных ощущений ему навстречу. — Продолжааай…

В разговор включилась правая грудь, получающая наслаждение от мягких, уверенных прикосновений. Судя по живому общению, им там, втроём, было очень хорошо и не скучно, пока я мучилась от любопытства и усиливающегося возбуждения. Долгожданная тишина от гаджета наступила в момент моего громкого хриплого и протяжного требования переходить к более решительным действиям.

Нега от взаимных ласк, расслабляющая наши тела. Его тёплые ладони, ласкающие меня настойчиво и неистово, превращали меня в расплавленный жаром металл. Шелковистая смуглая кожа под моими руками, которой хочется наслаждаться и наслаждаться. Литые мускулы идеального тела. Сильный, красивый, любящий… Мой. Только мой.

С каждой минутой он вводит меня в исступление всё сильнее, всё больше. Ещё чуть-чуть, и я от страсти взорвусь на миллиарды мелких осколков мучительного желания ощутить в себе этого мужчину, отдаться ему целиком, без остатка и навсегда… Моё тело кричит ему: «Жарко! Пожалуйста! Вся горю! Давай!»

— Ааал…

Прошу любимого, ловя пересохшими губами тёплое, порывистое дыхание, пытаясь ускорить его действия. Смотрю на него затуманенным от счастья взглядом и вижу взаимность в карих глазах. В самых родных, самых лучших глазах на свете. И замечаю, как в секунду в них загорается коварный, опасный, но очень ласковый огонёк.

С опозданием понимаю, что сейчас что-то начнётся. Меня трясёт от нетерпения, я извиваюсь под ним, а он… Изверг, сексуальный садист и маньяк начинает развлекаться:

— Где будем гулять нашу свадьбу? — спрашивает, хитро улыбаясь. — В этом городе или в другой стране?

Искуситель! Он отвлекает сам себя. Не хочет сорваться, но продолжает меня возбуждать, каждым касанием приближая к острой грани яркого вожделения.

— Где-нибудь на море? — и продолжает играть с моей чувствительной точкой там, внизу, слегка надавливая на неё, отпуская, лаская её круговыми, нежными движениями. — Или в горах?

— Вссё равно, — всхлипываю. — Возьми меня! — упрашиваю его переходить к более решительным действиям.

— Как это всё равно? — недоумевает он с хитрой улыбкой, усиливая натиск и напор.

Спускается пальцем ниже, слегка проникает внутрь, показывая мне, какая я уже влажная вся для него.

— Даввай поппозже ппоговорим, — прошу его, но он улыбается.

Пытаюсь выкарабкаться из его сильных, тигриных лап, но безуспешно. Ну точно, здоровый кот играет со своей добычей.

— А платье вместе поедем выбирать?

— Так нечччестно, — выдыхаю со стоном, разрываясь от нетерпения.

Он подловил меня в такой момент, когда нет сил о чём-то думать. Какая может быть сейчас свадьба, платье и всё остальное, когда мне нестерпимо хочется быть с ним? Причём в прямом смысле скорее, чем в переносном.

— А на мои вопросы не отвечать разве честно? — шепчет он мне на ухо, заставляя меня взвыть от новой волны бешеных мурашек.

— Ккакие вопросы?

Мне так хочется побыстрее прекратить разговоры, что я готова отвечать на всё быстро и со всем соглашаться.

— Ты выйдешь за меня?

— Ааааа, — хочу сказать ему «да», но вылетаю на вершину мощного блаженства.

— Это да или нет?

Он коварно прикусывает мою верхнюю губу, и жгучая волна начинает разливаться по телу с ног до головы, наполняя приятной тяжестью каждую клеточку.

— Даа, — мой крик — это крик согласия и оргазма этому отъявленному вип-настырному любимому.

— Хорошо, — и, удовлетворённый своей победой, он начинает закреплять результат.

Проникает в меня нежно, уверенно, не спеша. Он позволяет мне почувствовать каждый миг нашего с ним единения, даёт мне понять, что я создана для него. Уже не удивляюсь его выдержке и наслаждаюсь им. Он врывается в меня всё глубже, быстрее, всё более жадно.

— Какая ты тугая, — шепчет в порыве, изнемогая от страсти.

Он ждёт, когда неотвратимая вторая волна накроет меня с головой, низвергая в пучину чувственной эйфории, чтобы улететь вместе со мной от сладкого наслаждения. Мой стон и его стон, мой удар сердца и его удар, мой вдох и его выдох в унисон, тесные объятья и нежные, мягкие ласки — так душа тянется к душе, так нас объединяют желание быть вместе и любовь.

Немного позже, когда мы пришли в себя от очередной вспышки страсти, помноженной на счастье, я обратила внимание на его повязку. Приподнялась, легко коснулась пальцами бинта, обеспокоенно спросила, глядя ему в глаза:

— Болит?

— Нет, — вижу, как он улыбается.

Рана оказалась поверхностной. Пуля каким-то непостижимым образом прошла по касательной, оставив царапину на левой стороне в области сердца.

— Тебя ведь могли убить, — содрогаюсь от ужаса, добавляю:

— Прости меня, — и замечаю, как его улыбка становится хитроватой.

— Могли… Но бесы помогли, — и, увидев мой недоуменный взгляд, поясняет. — Они оказались не готовы легко отказаться от тела, доставшегося им для возмездия. Немного изменили реальность.

Я вспомнила того, другого Алана и вздрогнула, моё сердце забилось чаще. Ни за что бы не хотела там оказаться вновь, и ему, скорей всего, неприятно об этом вспоминать.

— Что случилось, Юлёк?

— Неважно… — ответила ему и снова оказалась под ним.

Он навис надо мной, глаза сердитые.

— Юлёк, недомолвки не раз приводили нас к неприятностям. Будешь дальше молчать, и я тебя выпорю, — мои глаза расширились от удивления. — Сначала ремнём, потом во всех непотребных позах и не посмотрю, что ты беременна.

— Уверена, в позах мне понравится больше, чем ремнём, — пискнула под ним, пытаясь сменить его гнев на милость, и растерянно отметила про себя, что обрадовалась и… возбудилась? Да, мне приятно его желание вести наши отношения! Как это здорово — иметь возможность довериться умному, сильному, любящему тебя человеку.

— Рассказывай, что тебя обеспокоило, — потребовал вип-командир.

— Там, вчера, когда я подошла к тебе… Другому… Это ты проверял меня на доверие и любовь?

— И да, и нет, Юлёк, — серьёзно ответил он. — Я был ими, они жили мной. Высшая форма одержимости.

— Ты бы вернулся, если бы я не пошла туда? — Снова поёжилась, вспоминая сумрак.

— Планировал, — Алан хитро улыбнулся. — Мой дух отдыхал в защитном поле, которое создал для меня Орден.

— То есть ты… специально… меня… туда? — я медленно начала закипать.

— Ну как тебе сказать, — лукавые огоньки в глазах подсказали, что этот вип-жучара меня проверял! — Перед тобой была моя худшая сторона, — он нежно поцеловал меня в сомкнутые губы и посерьёзнел. — На самом деле, если бы не твоя жертва во имя доверия, всё могло бы закончиться гораздо плачевнее. Твоя любовь придала мне сил.

Вспомнила розовое свечение, которое уберегло меня от Легиона, и улыбнулась ему.

— Там я увидела и твою любовь…

— Что ты увидела? — вдруг нахмурился он.

— Любовь…

— Где увидела?

— Розовую дымку, укутавшую меня от них. Там, в темноте….

— Оооо, Юленька, — многозначительно произнесло любимое вип-коварство, — ты меня беспокоишь… По-моему, тебя надо показать врачам.

Он на что намекает? На сумасшедший дом? Это кому ещё туда надо — одержимость, раздвоение личности! А я всего лишь что-то там увидела, неизвестно где! И взорвалась изнутри, вылезла из-под него и запрыгнула сверху, готовая устроить ему «тёмную».

— Каким ещё врачам? Алан, чёртов вип! Ты хочешь сказать, что меня не любишь и мне всё привиделось?

Он весело засмеялся:

— Ну ты же беременна, я беспокоюсь, — сделал вид, что другое имел в виду.

Быстро сел, прижал к себе крепче, полностью укутав своими объятьями. Нежно прикоснулся губами к моему виску и горячо зашептал:

— Люблю, Юлёнок. Сильно люблю, — шёпот сменился ворчанием. — Но ещё раз меня не послушаешь или сбежишь… Пеняй на себя. Я тебя предупредил.

— Не сбегу, но…

— Юля, — услышала угрожающий рык.

— Я вообще-то есть хочу, — надулась, закапризничала, нахмурилась.

Я же беременна! Имею полное право. Попал ты, мой любимый вип! Весело засмеялась.

— Ух, точно! — Алан тут же слетел с кровати, сметая с неё и меня. — Быстро в душ и завтракать. Или обедать, — улыбнулся, награждая поцелуем мою переносицу. — Я даже не знаю, который сейчас час. Времени рядом с тобой просто не существует.

Дальше меня пытались накормить за двоих, посмеиваясь над моими попытками отвертеться. Такими темпами я превращусь в маленькую беременную хрюшку с последующим перерождением в дойную коровку. Омлет, бекон, сыр, йогурты, чай без молока. Интересно…

— Алан, скажи мне, пожалуйста, — задумалась, пережёвывая кусочек булочки.

— Ммм?

— Вот от колдовской магии молоко киснет.

— И что?

— Нашему ребёнку придётся кефир из моей груди сосать? — прыснула со смеху, заметив, как он чуть не поперхнулся от неожиданности моего мышления.

— Не знаю, Юль, - его обескураженный взгляд лишь добавил веселья.

Встала, собрала посуду со стола, сложила в раковину. Пусть походит, подумает. Тут же сама задумалась и загрустила. Пошутила, называется. А вдруг перегорит с таким папашей?

Вип-разрушитель переживаний тихонько подкрался ко мне сзади и обнял меня, поглаживая мой животик:

— Молоко скисает от демонического присутствия. Не переживай, их не будет рядом с моим сыном, пока он не обретёт силы им противостоять.

— Сыном? — я развернулась, заглядывая в его глаза. — А если это девочка?

— Исключено, — упёрся вип-любимый осёл.

— Ну а если, — я насупилась, фыркнула. — Что, у вас, колдунов, девочек надо отдельно заказывать? Или девочки не в почёте?

Ещё больше насупилась, наблюдая, как вип-любитель мальчиков начинает веселиться.

— Мне неважно, кто родится, Юлёнок. Главное, он будет наш. И девочку родим потом, — поцеловал в губы, — если захочешь, то сразу трёх.

Настала, видимо, моя очередь давиться кашлем. Только не от еды, а от услышанного.

— Нннет, сразу не надо.

Чёрт возьми! С ним надо осторожнее! Мало ли чего удумает. Как начну рожать ему в год по ребёнку! Вот злыдень чернокнижный! Хотела ему сказать всё это вслух, но вновь зазвонил телефон. В этот раз хозяин гаджета ответил:

— Привет, — он смотрел на меня, сосредоточенно слушая абонента. — Нашли? Погоди.

А затем обратился ко мне, проясняя:

— Женя. Во время зачистки на базе нашли твою сумку. Она уже у нас вместе с разбитым телефоном. Данные попробуют восстановить, — он на миг замолчал.

— Хорошо, — обрадовалась я. — Там же мои документы!

— Документы, кошелёк на месте? — снова вернулся к Жене. Через минуту сказал ему:

— Плохо. Знаешь, что делать? Хорошо. До связи, — скинул вызов и задумался.

— Документов нет.

— Как нет? — нахмурилась.

— Сумку кто-то распотрошил и выгреб из неё всё ценное. Документов тоже нет.

— Кому это было надо? — Внезапно почувствовала беспокойство, подошла к своему защитнику и прижалась покрепче.

— Не переживай, котёнок. Никто не посмеет навредить тебе или нашему ребёнку. Я позабочусь об этом. — И я поверила ему. Он дарил безопасность.


* * * | Замуж за Чернокнижника | * * *