home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Под вечер того же дня


– Будь осторожен, старый скряга! – Калеб похлопал своего стюарда Хорнби по мощному плечу. – И передай Фитцу: я рассчитываю, что он доставит тебя и нужные сведения в Англию как можно скорее – насколько позволит ветер.

Фредерик Фитцпатрик был заместителем Калеба; он должен был повести «Принца» в Саутгемптон.

– Есть, капитан! – Хорнби отступил на шаг и отдал честь. – Я ему передам, и можете быть уверены, уж я позабочусь, чтобы эти бумаги попали в руки вашего брата в Лондоне, как вы приказали. Ну, а насчет осторожности… по-моему, осторожность пригодится и вам, и всем, кто здесь остается. – Склонив седую голову, Хорнби указал на моряков, стоящих позади Калеба и Филиппа, – тех, кто вызвался остаться с ними и защищать пленников в поселке.

Калеб отрядил Хорнби, который плавал с ним почти десять лет, передать важные документы вместе с приказами Калеба на «Принц», а оттуда – в Лондон. Боцман Калеба, Картер, и один из его мичманов, Джонсон, тоже возвращались. Калеб решил, что они больше пригодятся на корабле. Им придется идти в Лондон на всех парусах, значит, и народу должно быть побольше.

Кроме того, к берегу по северной тропе отправлялись Рейно, боцман Филиппа, а также четыре его мичмана. Команда Филиппа была довольно малочисленной. Калеб и Филипп решили: поскольку «Ворон» останется в устье реки на тот случай, если им придется бежать, необходимо, чтобы корабль был хорошо укомплектован личным составом и таким образом защищен, если на него неожиданно нападут.

Они проводили тех, кто возвращался по северной тропе, примерно милю. Все остановились в том месте, где тропа резко обрывалась, а потом шла то в гору, то под гору. Там они распрощались.

– Мы будем осторожны! – Широко улыбаясь, Филипп похлопал Рейно по спине, потом посмотрел на Калеба: – Как всегда.

– Этого-то я и боюсь, – хмыкнул Хорнби, разворачиваясь и шагая дальше.

– Прощайте!

– Адье!

– Бог в помощь!

Все выкрикивали слова прощания на разные лады и на разных языках.

Уперев руки в бедра, Калеб смотрел, как маленький отряд спускается вниз. Филипп ждал рядом; он также наблюдал за уходом своих людей.

Группа, которая осталась за ними – Квилли, квартирмейстер Калеба, девять матросов с «Принца», Дюкасс, квартирмейстер Филиппа, и четыре матроса с «Ворона», – зашагала назад; разбившись на группы по двое и по трое, они отправились назад, в лагерь.

Когда они остались одни, Калеб негромко сказал:

– Теперь, отправив бумаги в Лондон, я могу считать, что моя задача выполнена… к тому же выполнить ее оказалось гораздо проще, чем мне казалось вначале. Однако ситуация в целом гораздо сложнее, чем мы думали.

– И новая задача еще далека от завершения. – Филипп вышел на тропу.

Калеб последовал за ним. Пока они возвращались в лагерь, Калеб напряженно думал – оценивал, прикидывал. Они составили расписание нарядов. Днем два человека наблюдали за поселком с выступа на утесе. Калеб тронул Филиппа за плечо:

– Давай-ка сходим на наш наблюдательный пункт; посмотрим, что там творится.

Так они и поступили. Устроившись рядом с двумя дежурными, которые, проводив товарищей, вернулись на пост, Калеб и Филипп стали наблюдать за тем, что происходит в поселке. Время от времени они тихо переговаривались или указывали на то, что казалось им важным.

После почти часа наблюдения Калеб сказал:

– После того как я прочел рапорты Диксона и Хиллсайта, я лучше понимаю, чем они сейчас занимаются.

Не сводя взгляда с поселка, Филипп кивнул:

– Они стараются работать более-менее равномерно и с такой скоростью, чтобы успокоить Дюбуа.

– Кроме того, у них мало рабочих рук. – Помолчав, Калеб продолжал: – Там действует много различных пересекающихся влияний и противовесов.

– И что это значит? – спросил Филипп.

Калеб постарался привести мысли в порядок:

– Например, то, что Дюбуа так хорошо заботится о пленных. Приказал построить лазарет, не применяет физического насилия, не бьет пленников и не заставляет их работать быстрее.

– Наверное, они убедительно доказали, что и так работают на пределе сил.

– Нет… не на пределе сил, а по возможности эффективно. В том-то и заключается цель Дюбуа, и он упорно ей следует. Ему нужно, чтобы люди работали день за днем. Он не может себе позволить понукать их и бить. Если кто-то из пленников умрет, кто его заменит? Видимо, пополнение поступает нерегулярно… – После паузы Калеб продолжал: – Такая политика показывает, что Дюбуа очень умен. Он все понял, оценил ситуацию и, хотя вряд ли он хорошо относится к своим рабам и потакает им, он неуклонно придерживается того образа действий, который наилучшим образом соответствует его целям. А цель его – выполнить условия договора, который он, скорее всего, заключил со своими хозяевами.

– Да, – кивнул Филипп, – он достаточно авторитетен; подручные его слушаются. Судя по тому, что мы с тобой слышали вчера, дай им волю, и они обращались бы с пленниками совсем по-другому…

Они продолжали наблюдение еще около часа; но все, что они видели, лишь подтверждало их прежние выводы. Пленники все время как будто шли по туго натянутому канату, но пока у них все получалось. Пока поддерживалось равновесие – пока пленные добывали алмазы в достаточном количестве, чтобы удовлетворить хозяев Дюбуа, – ничто не мешало им и дальше тянуть время до прибытия спасательного отряда.

Единственной ложкой дегтя в бочке меда было настойчивое требование таинственных заказчиков увеличить добычу алмазов.

Наконец, убедившись, что им пока все ясно, Калеб и Филипп спустились вниз, на звериную тропу, которая вела к озеру. Они искупались в прохладной воде и, освеженные, побрели по зарослям к лагерю, обходя поселок подальше.

Калеб обернулся к руднику:

– Я все думаю… на всякий случай, если кто-то из нас случайно попадется, нам нужно согласовать, что мы им расскажем, – придумать достоверную историю, которая объясняла бы, почему мы здесь оказались. – Он встретился взглядом с Филиппом. – Пока мы здесь, для нас существует лишь одна реальная опасность – если кто-нибудь из нас попадется, и Дюбуа поймет, зачем мы сюда пришли.

Вынырнув из-под нависшей лианы, Филипп кивнул;

– Ну да, мы случайно забрели в джунгли и наткнулись на алмазные копи!

– Мы не имеем права рисковать. Нельзя спугнуть подонка, дав ему понять, что в Лондоне что-либо известно о нем и его руднике.

– Согласен.

Они вернулись в лагерь. Оглядевшись по сторонам, Калеб заметил, что нескольких человек нет. Он посмотрел на Квилли:

– Где остальные?

Квартирмейстер широко улыбнулся:

– Мартин захватил свой арбалет и подстрелил козла. Он, Дюкасс и еще трое оттащили тушу на то место, где мы распрощались с остальными. Мы решили, что так далеко костер разжечь не страшно. Они зажарят мясо и принесут сюда. – Лицо Квилли загорелось радостным предвкушением. – К ужину должны вернуться.

– Превосходно! – Филипп потер руки. – Я бы не отказался от свежего мяса.

Калеб сел на бревно и вытянул ноги.

– А в ожидании вкусного ужина давай-ка продумаем нашу легенду.


Позже, под вечер, в одной фритаунской таверне за столом в дальнем углу сидели трое мужчин. За последние месяцы они встречались здесь так часто, что другие жители Фритауна принимали их за завсегдатаев; как только хозяин таверны видел в дверях кого-то из них, он сразу же наливал им их любимое пиво.

Как обычно, Малдун сел за стол последним. Поставив кружку с шапкой пены на изрезанную столешницу, он посмотрел на человека, сидевшего напротив – тот, наоборот, всегда приходил первым.

– Есть новости от Кейла?

Первый нахмурился:

– Нет. А что?

Малдун бросил вопросительный взгляд на третьего сидящего за столом, но Уинтон покачал головой.

– Дело в том, что… – Малдун посмотрел на первого, – я уже давно пытаюсь связаться с ним, точнее, с его здешним представителем.

– С Роджерсом? – После того как Малдун кивнул, первый нахмурился. – Он почти всегда здесь, в колонии, кроме тех дней, когда доставляет Кейлу новую партию…

– Сейчас он вряд ли кого-то доставляет, ведь мы еще не показывали ему, кого можно брать. – Малдун досадливо вздохнул. – И вот у нас кое-кто появился на примете, но я нигде не могу найти Роджерса. Вчера пришел торговый корабль; экипаж там большой. Насколько мне известно, капитан списал на берег четверых, не меньше. Все они молодые и сильные, они идеально подойдут Дюбуа.

– Разве вы не можете послать Кейлу весточку? – спросил Уинтон.

– Я пробовал, но в том доме в трущобах никого нет. Мальчишка, которого я туда посылал, сообщил, что дом пуст.

– Странно. – Первый отпил большой глоток из своей кружки.

– Очень странно, – согласился Малдун. – И чертовски некстати. Дюбуа нужны рабочие руки, и у нас они есть, а Кейл их не забирает.

Последовало долгое молчание; все трое задумались. Наконец первый объявил:

– Без Кейла нам не обойтись. Во всяком случае, без него нам придется труднее.

– Понимаю. – Малдун посмотрел в свою кружку. Еще через несколько секунд он сказал: – Одному из нас придется пойти к нему в лагерь и выяснить, в чем дело.

Первый поставил кружку на стол:

– Я не могу. С Холбруком припадок случится.

– Я уж точно не могу, – ответил Малдун. – Особенно теперь, когда Деккер вернулся в порт.

Он и первый посмотрели на Уинтона, сидевшего напротив. Уинтон смотрел в свою кружку. Поймав на себе взгляды собеседников, он поднял голову и с самым испуганным видом замахал руками:

– Не смотрите на меня! Дядя устроит мне выговор – что, напоминаю, нам сейчас совсем не нужно. Ведь мы и дальше должны снабжать Дюбуа всем необходимым!

– И то верно, – поморщился Малдун. Он посмотрел на столешницу, провел пальцем по надрезу на поверхности. – Что же нам делать?

Прошло несколько секунд, и первый подал голос: – Может быть, Ундото знает, где Кейл?

Малдун посмотрел первому в глаза:

– Вы спросите Ундото?

Первый едва заметно улыбнулся:

– Спрошу! – Он осушил кружку и поставил ее на стол, потом посмотрел на Малдуна. – А вы тем временем не спускайте глаз со списанных матросов! Они нам очень пригодятся. Я загляну к Ундото и постараюсь выяснить все, что можно. – Он покосился на Уинтона, перевел взгляд на Малдуна и постучал ладонью по столу: – Завтра снова встречаемся здесь; тогда будет ясно, что и как.


В тот вечер Кэтрин сидела рядом с другими лидерами пленников. Они обсуждали последние новости и решали, что им делать в ближайшем будущем. Лица остальных – сейчас вокруг костра собрались почти все – освещали языки пламени; люди оживленно переговаривались; многие улыбались.

В течение дня они поделились со всеми новостью о скором спасении и о небольшом разведывательном отряде, который встал лагерем неподалеку. Новость подействовала на всех именно так, как и предчувствовала Кэтрин, – надежда стала сильным эликсиром, а после такого долгого отсутствия добрых вестей все словно опьянели.

По ее предложению, чтобы объяснить столь явную радость, если кто-нибудь спросит, пленники решили рассказать, что они празднуют помолвку Энни Меллоуз и Джеда Метерса. Выглядело все вполне правдоподобно. Они в самом деле хотели пожениться; и пусть пока они не могли сочетаться узами брака, они решили объявить о своих намерениях – о планах на будущее. Тем самым они косвенно намекали на свою уверенность в том, что доживут до этого будущего. Энни и Джед согласились с тем, чтобы весть об их помолвке послужила предлогом для объяснения общей радости.

Хопкинс, обаятельный малый, умудрившийся подружиться даже с надсмотрщиками, поделился с ними новостью. Надсмотрщики цинично посмеивались в темноте, но, насколько могла судить Кэтрин, они поверили. Ни сам Дюбуа, ни его люди как будто ничего не заподозрили; никто не рыскал у них за спинами, не искал другой источник неожиданной радости пленников.

Хилл сайт, сидевший с ней рядом, смотрел на улыбающиеся лица товарищей по несчастью.

– Пусть порадуются. До утра у них хватит времени, чтобы снова взять себя в руки.

Фэншоу, Хопкинс и Харриет закивали в знак согласия.

– Вот именно, – вздохнул Диксон. – Но сегодня нам нужно решить, открываем мы второй тоннель или нет – а если нет, сколько еще мы можем тянуть время.

– Повторите еще раз свои доводы, – попросил Фэншоу. – Ситуация так часто меняется, что я, например, не всегда все понимаю.

Диксон посерьезнел:

– В настоящее время дело обстоит так. Первую алмазоносную трубку мы разработали почти до конца. Да, там еще есть алмазы, но их осталось совсем немного. С другой стороны, на Дюбуа давят заказчики, требуя, чтобы он поставлял больше алмазов. Мы не можем допустить, чтобы поток камней совершенно иссяк, что непременно произойдет, если мы не откроем второй тоннель со дня на день и не начнем активно разрабатывать вторую трубку. Короче говоря, нам придется не снижать темпа, а с первым месторождением мы, по-моему, и так тянули время, сколько могли.

– Правильно ли я понимаю, – вступил Хиллсайт, – что, если мы приступим к разработке второго месторождения сейчас, у нас накоплен достаточный запас алмазов из первого тоннеля? Запас поможет нам продержаться, пока мы пробиваем второй тоннель. Нам нельзя допускать снижения общей выработки, потому что тогда Дюбуа разозлится и вызовет недовольство заказчиков?

– И да и нет. – Диксон покосился на Фэншоу и Хопкинса. – Возможно, нам и пришлось бы действовать особенно осторожно, если бы речь шла только о разработке первого тоннеля. Но нам удалось припрятать достаточно кусков алмазоносной руды. Переход от первого месторождения ко второму должен пройти гладко. Дюбуа и его хозяева ничего не заметят.

Фэншоу кивнул, хотя и без всякой радости.

– У нас накоплено достаточно, чтобы покрыть выработку за несколько дней, – вступил в разговор Хопкинс.

– Позвольте напомнить, – сказала Харриет, – если бы мы открыли второй тоннель раньше, общая выработка взлетела бы до небес, поэтому мы и так тянем с ней, пока количество алмазов из первого тоннеля не истощится.

Диксон кивнул:

– Резкий рост добычи наверняка порадует Дюбуа и его хозяев несколько недель, а потом количество алмазов резко сократится. Возможно, добыча упадет так резко, что заказчики потребуют закрыть рудник. Наша главная цель – по-прежнему избегать такого развития событий, а единственный надежный способ этого достичь – поддерживать добычу на достаточно низком уровне, но все же не таком низком, чтобы Дюбуа и его хозяева злились.

– Вот именно. – Хиллсайт оглядел всех по очереди – остальные пленники по-прежнему радостно переговаривались. – И теперь, когда нам известно, что помощь идет, наша задача – растягивать добычу до тех пор, пока не прибудет спасательный отряд. Благодаря Фробишеру и его людям у нас есть стимул держаться.

Остальные закивали в знак согласия.

– Что Дюбуа известно о втором месторождении? – спросил Хопкинс.

– Пока – только то, что оно есть, – ответил Диксон. – Я не говорил ему, что второе месторождение гораздо более богатое и алмазов там, судя по всему, значительно больше, чем в первом. Чтобы отложить открытие второго тоннеля, я изобретал всевозможные технические препятствия. – Он пожал плечами. – Одни существуют на самом деле, другие я выдумал… как бы там ни было, они послужили своей цели.

Первый тоннель шел более-менее прямо и вел в сердце горы. Он лишь задевал верхний конец алмазной трубки, и им приходилось глубоко вгрызаться в стенку тоннеля, чтобы добыть заключенные в руде камни. Второй тоннель должен был пройти перпендикулярно первому. Вход во второй тоннель Диксон наметил шагах в десяти от входа.

– Пока, – продолжал Диксон, – я всего лишь пробил пробный шурф. Я убедил Дюбуа, что такие работы необходимы. Нам нужно будет пробить тоннель параллельно трубке, а не взрывать ее конец, как мы поступили с первым месторождением; в таком случае извлечение из второй трубки большей части алмазов займет гораздо меньше времени.

Фэншоу кивнул:

– Ты убедил его сейчас замедлить темп, чтобы в дальнейшем двигаться быстрее.

Хиллсайт выпрямился:

– Но, поскольку первое месторождение иссякает, пора превратить пробный шурф в рабочий тоннель, чтобы мы постепенно перешли с первого месторождения на второе, все время поддерживая постоянный уровень выработки.

Кэтрин посмотрела на Фэншоу и Хопкинса. Каждый из них возглавлял бригаду из шести человек; две их бригады с утра до ночи занимались тяжелым трудом. Под началом Хиллсайта были четверо сильных рабочих; они трудились вместе с детьми и следили за количеством руды, которое попадало на сортировку. Кроме того, Хиллсайт работал с тремя дюжими плотниками из бригады Диксона, когда тем не нужно было помогать инженеру. Плотники занимались укреплением тоннелей, что было очень важно для безопасности работ.

– Очевидно, пора сделать следующий шаг. – После того как все выразили свое согласие, Хиллсайт посмотрел на Диксона: – Итак, что вам нужно для того, чтобы открыть второй тоннель?

– В том-то и трудность, – ответил Диксон и оглядел собравшихся. – Для открытия второго тоннеля понадобится больше рабочих и больше материалов – леса, гвоздей и так далее. Оборудование Дюбуа, несомненно, доставит, но как быть с людьми?

Все они знали, что Дюбуа уже несколько недель требует, чтобы на рудник прислали пополнение. Кэтрин украдкой огляделась по сторонам и, убедившись, что надсмотрщиков рядом нет, сказала:

– А теперь Кейл пропал, так что пополнения не будет – по крайней мере, с его стороны.

Хиллсайт посмотрел на нее в упор.

– Да, после исчезновения Кейла новых поставок какое-то время не будет, и Дюбуа придется искать другие каналы, по которым он сможет получать то, что ему нужно. Найти такие каналы удастся не сразу.

– Вот именно, – мрачно кивнул Диксон. – Именно это я имею в виду. Поскольку разработка на первом месторождении истощается, а у Дюбуа нет свежих рабов, нужных для того, чтобы открыть второй тоннель, возможно, времени нет не у него, а у нас.

– Ага! – воскликнул Хиллсайт с потрясенным видом. – Теперь я понимаю, что вы назвали «осложнениями».

То же самое поняли все. Если Дюбуа поймет, что у него не хватает людей для того, чтобы, не бросая разработку первого месторождения, одновременно приступить ко второму, нет никакой гарантии, что его хозяева не прикажут закрыть рудник и уничтожить всех пленников. Как только Дюбуа получит такой приказ, он пожмет плечами и выполнит его – и никакие призывы к разуму на него не подействуют.

Наконец Хиллсайт пошевелился.

– Вы были правы, когда утверждали, что решение мы должны принять в самом ближайшем будущем – то есть сейчас, сегодня. Что делать со вторым тоннелем? – Он оглядел товарищей по несчастью. – Хотя наше решение может оказаться роковым – и стать для нас вопросом жизни и смерти, – мы можем полагаться только на то, что нам известно. – Он повернулся к Диксону: – Я за то, чтобы вы сказали Дюбуа, что вы готовы открыть второй тоннель, и передали ему свои требования. По-моему, если мы и дальше будем тянуть время, мы можем оказаться в еще более тяжелом положении и, кроме того, возбудим подозрения Дюбуа, которые мы так старательно успокаиваем.

Кэтрин поджала губы:

– Я согласна – по тем же причинам. Мы можем судить только по тому, что нам известно сегодня, и, насколько я понимаю, – она посмотрела на Фэншоу и Хопкинса, – наших запасов хватит на несколько дней – мы сможем выдавать примерно то же количество алмазов даже после того, как плотники и другие перейдут в помощь Диксону… во всяком случае, на время.

Фэншоу кивнул.

– Вот именно, на время. – Он тоже оглядел собравшихся. – Изначально мы тайно копили алмазоносную руду, чтобы можно было продержаться хотя бы несколько дней, когда месторождение совсем истощится. На те несколько дней, за которые мы постараемся убежать. Но это было до того, как Диксон разведал второе месторождение, и до того, как прибыл Фробишер со своим отрядом. Хотя и вторая трубка рано или поздно истощится, мы, как вы верно подметили, можем принимать решения лишь на основе того, что нам известно сегодня… – Он еще раз кивнул, более решительно: – Так что я тоже голосую за открытие второго тоннеля, хотя это истощит наши запасы, и нам не на что будет рассчитывать, когда иссякнет и вторая трубка; остается молиться, что спасательный отряд доберется до нас раньше, чем это произойдет.

Хопкинс поморщился, но тоже кивнул:

– Согласен. Нам надо рискнуть, открыть второй тоннель по возможности осторожнее, а тем временем брать алмазы из наших запасов, чтобы покрыть падение выработки, и молиться, что спасение подоспеет вовремя.

Харриет и Диксон тоже высказались за открытие второго тоннеля: таким образом, решение было принято единогласно.

– Кроме того, – сказал Диксон, – если мы будем двигаться вперед и изображать готовность к сотрудничеству, Дюбуа поймет, что его главная задача – не следить за нами, а пополнять запасы людей и оборудования.

Фэншоу нахмурился:

– Хотя у него много недостатков, до сих пор он не производил впечатления дурака; вряд ли он станет винить нас в том, что от нас совершенно не зависит!

– Значит, мы приняли решение. – Хиллсайт выпрямился и посмотрел на Диксона. – Сообщить все Дюбуа поручаем вам.

Диксон тяжело вздохнул.

– Сейчас же пойду к нему и дам вам знать, нет ли каких-то неожиданных осложнений.

– Вообще… – Хиллсайт посмотрел на Диксона и перевел взгляд на Кэтрин, – наша беседа высветила два вопроса, на которые нам срочно нужны ответы. Во-первых, – обратился он к ней, – сколько времени, по мнению Фробишера, понадобится для того, чтобы спасательная экспедиция добралась до нас? Когда они приедут? Может ли он назвать примерную дату?

Кэтрин широко раскрыла глаза:

– Калеб… капитан Фробишер сказал – не менее шести недель, но мне показалось, что его подсчеты приблизительны. В последний раз я забыла спросить, но, когда увижу его в следующий раз, я попрошу его прикинуть точнее.

– Да, пожалуйста. Второй вопрос, который связан с первым, – Хиллсайт повернулся к Диксону, – насколько богато второе месторождение? Иными словами, хватит ли нам алмазов, чтобы успокоить хозяев Дюбуа? Хватит ли их до тех пор, пока не прибудет спасательный отряд?

Диксон поморщился:

– На самом деле это самый главный вопрос. А я не смогу на него ответить, пока второй тоннель не будет полностью готов. Его придется продлить на всю длину трубки – пробного шурфа явно недостаточно. А для того, чтобы добраться до дальнего конца трубки, нам, скорее всего, придется пробивать второй ярус…

Все закивали.

Костерок в центре круга из бревен медленно угасал. Люди начали расходиться по хижинам, в свои гамаки.

Кэтрин посмотрела на друзей; ей показалось, что все уже было сказано. Она встала.

– Значит, вперед, – пробормотал Хиллсайт. Кивнув Кэтрин и Харриет, он отвернулся.

Кэтрин огляделась по сторонам, затем, оставив Харриет рядом с Диксоном – они о чем-то перешептывались, – она направилась к бараку, в котором спали женщины и дети.

Когда она проходила в тени, окутавшей поселок, в голову ей пришли две не связанные между собой мысли. Дюбуа нужно больше мужчин для работы в шахте. Калеб, Лассель и их люди совсем рядом, в джунглях.

Что, если…

Ей показалось, что больше никто не думал связать две эти вещи; никто не думал об ужасных последствиях. Подавив дрожь, она решительно тряхнула головой. Ей показалось: если она будет думать о двух вещах одновременно, она накличет на них что-то ужасное.


Ундото, проповедник и сообщник работорговцев, давно ожидал стука в свою дверь. Более того, гостя он ожидал гораздо раньше. Он широко распахнул дверь с заученной улыбкой на лице – и застыл на месте.

На крыльце, почти сливаясь с окружающим мраком, стояла одинокая фигура в черном плаще.

Ундото внимательно осмотрел гостя – судя по росту и осанке, он решил, что перед ним мужчина. В темноте блеснула сталь; незнакомец целился в грудь Ундото из пистолета.

– Добрый вечер, мистер Ундото. – Голос выдавал человека образованного, к тому же англичанина. – Если не возражаете, выйдите, пожалуйста, ненадолго. Мне хотелось бы обсудить с вами один вопрос.

Не сводя взгляда со ствола и не забывая о том, что его сыновья и дочери спят в передней комнате дома, Ундото судорожно вздохнул и, изображая спокойствие, вышел за порог. Нашарив потной ладонью ручку, закрыл за собой дверь.

– Превосходно! – Гость сделал шаг назад.

Пристально вглядываясь в полумрак, Ундото заметил, что нижнюю часть лица гостя закрывает свободно повязанный шарф. Черная широкополая шляпа, надвинутая на лоб, успешно закрывала глаза.

– Простите за пистолет. – Гость направил ствол вверх, а затем убрал оружие под плащ, видимо, в карман сюртука. – Мне необходимо было поговорить с вами наедине.

Ундото не спешил успокаиваться.

– Вы хотели что-то обсудить?

– Вот именно. У нас с вами есть один общий знакомый – Кейл. Хотя, по моим сведениям, вы чаще имеете дело с Роджерсом, представителем Кейла во Фритауне.

– Да, я с ними знаком, – нехотя ответил Ундото.

Судя по интонации, его гость безрадостно улыбнулся:

– Давайте не будем играть в игры. Вы работаете на них. Подбираете подходящих людей, а они их похищают. Пока все хорошо. В конечном счете мы с вами работаем на одних и тех же людей. Сейчас нам нужно срочно связаться с Кейлом, но мы никак не можем его найти. Вам известно, где он?

– Нет. – Ундото старался скрыть тревогу. Помолчав, он сказал: – Сегодня вечером я ожидал Роджерса; когда вы постучали, я решил, что это он. Я ждал Роджерса и его людей. Сегодня я читал проповедь, а они всегда заходят после проповеди, чтобы узнать, не нашел ли я для них кого-то подходящего.

– Ну и как? Нашли вы кого-то подходящего?

– Да; двух моряков, которых списали с торгового корабля. Они сказали, что ищут работу.

Незваный гость кивнул:

– Ну да. Похоже, мы наметили тех же самых… Мы послали мальчишку в тот дом, где обычно останавливается Роджерс, но там никого нет. Знаете, как с ним связаться?

– Нет. Он… Роджерс… всегда сам ко мне заходит.

– Вам известно, где находится лагерь Кейла?

Ундото замялся. Он, конечно, знал, но…

– Там, к востоку. А кроме того… – Он сунул руки в карманы рясы и вздрогнул.

Его гость переступил с ноги на ногу и застыл на месте. Прошло несколько секунд. Потом ночной гость посмотрел на улицу и сказал:

– Похоже, нам с вами одинаково нужно найти Кейла. Очень надеюсь, что вы предпримете все, что от вас зависит, чтобы связаться с ним. Если вы случайно его увидите, передайте, пусть свяжется с теми, кто платил ему в последний раз.

Тон гостя делался все суше. Он посмотрел на Ундото.

– Я вернусь через два дня и проверю, что вам удалось узнать. Надеюсь, мы с вами одинаково заинтересованы в том, чтобы вести себя благоразумно.

– Возможно. – Ундото несколько осмелел. – Но у вас передо мной преимущество – вы знаете, как меня зовут. Вы видели мое лицо. А я вас совсем не знаю.

Гость посмотрел на него в упор и ровным тоном ответил:

– И, ради нашей общей безопасности, пусть так остается и дальше. – Взмахнув полами плаща, он быстро сбежал с крыльца. – Спокойной ночи, мистер Ундото!

Ундото смотрел вслед ночному гостю. Тот быстро прошел по садовой дорожке, повернул на улицу и скрылся из виду.

Ундото все стоял на крыльце.

Если не считать пистолета, который он сразу убрал, гость ни единым словом не угрожал ему.

Однако во влажном ночном воздухе повеяло опасностью.

В конце концов Ундото вздохнул и вернулся в дом.


На следующий день, ближе к вечеру, Малдун, Уинтон и их сообщник снова встретились в таверне.

Всем троим трактирщик налил по кружке их любимого пива. Первый – он, как всегда, пришел первым – пересказал свою беседу с Ундото.

– Не сомневаюсь, – добавил он, – Ундото знает, где находится лагерь Кейла. Он пойдет туда – ему нужно знать, что стряслось с Кейлом. – Отпив глоток, он продолжал: – Я дам ему еще один день… зайду к нему завтра вечером и проверю, что ему удалось выяснить.

Малдун и Уинтон переглянулись.

Малдун посмотрел на свою кружку, повертел ее в руках.

– Значит, Ундото потерял связь и с Роджерсом. Я-то надеялся, что они просто поменяли жилье в трущобах, просто пока не известили об этом нас, но, судя по тому, что Роджерс и его команда до сих пор не навестили Ундото, дело обстоит по-другому.

Уинтон отпил пива, облизнул губы и негромко спросил:

– Что мы будем делать, если Кейл ушел и забрал с собой своих людей?

Ему никто не ответил.

Наконец первый осушил кружку.

– Что толку заниматься домыслами, если мы пока не знаем, что там у Кейла? Ундото нам все расскажет, а пока он этого не сделал, нет смысла волноваться.


Глава 5 | Ловушка для капитана | Глава 7