home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11. Вкус власти.

- Ты всё таки сделал это!

Едва Саян вернулся в крепость, как Ягис едва не набросился с кулаками.

- А Птице на кой хрен топор всучил? Мы с ними и так воюем!

С другой стороны подсочил не менее взбешённый Ансив.

- Тише. Тише. Друзья мои, - Саян примирительно взмахнул руками. – Не дело пытать меня на глазах у подданных.

- А ты о них вообще думаешь? – на щеках Ягиса выступил румянец.

- Всегда думаю, и только о них, - холодно отрезал Саян. – Разбираться с вами мне сейчас некогда. Нужно как следует допросить пленных и вообще всё хорошенько обмозговать. Часа через четыре в Зале совета я соберу большое собрание. Накануне приходите ко мне в кабинет, там и поговорим.

Саян развернулся в сторону Тюремной башни, но, сделав несколько шагов, остановился и обернулся:

- Ягис, в первую очередь готовь своих головорезов.

- Опять грязное дело? – прорычал Ягис.

- Ты так до сих пор и не понял: твой Спецназ только и годится для тайных и грязных дел. Хочешь быть благородным? Пожалуйста! Бери любую манипулу.

Саян торопливо зашагал в глубь крепости. Молодой знаменосец с тяжёлым штандартом в руках с трудом поспевает следом.

Более тщательный допрос пленных ничего нового не дал. И так понятно, что против Тивницы выступили все четыре племени сразу. Раненый охотник Звёздной Рыбы с упоением рассказал, как задолго до наступления утра племена Рыбы, Зверя и Серого Волка покинули лагерь в десяти километрах выше по течению Акфара и, словно град в июне, высыпали на поле боя перед Тивницей. Пленный ни сколечко не сомневается в скорой победе соплеменников. Охотник вёл себя нагло и даже попытался плюнуть в лицо. Нечто схожее несли и остальные пленные.

Времени на допрос ушло много, а толку мало. Саян вернулся в рабочий кабинет. Больше всего волнует вопрос, как же сложился союз четырёх племён? Что произошло? Как прошляпил, упустил и даже не предвидел подобную возможность?

Да, племена Звёздного Зверя и Серого Волка живут очень дружно. И то благодаря очень близкому родству и малочисленности Волка. Остальные гораздо более многочисленные и независимые племена чаще воюют между собой, нежели вместе танцуют вокруг костра.

Саян, присев за рабочий стол, раскрыл пухлую папку с донесениями внешней разведки. Перебирая исписанные от руки серые листочки, с головой погрузился в чтение. Может где-то здесь, среди ровных строк, удастся найти ответы на трудные вопросы.

Столь громкое название «внешняя разведка» на деле не соответствует действительности. В столь звучном ведомстве всего один штатный сотрудник – сам Саян. Малочисленность Тивницы и скудость бюджета не позволяет создать даже самую маленькую группу по-настоящему внешних разведчиков. Но главная беда даже не в этом.

Всех, кому-либо приходилось общаться с охотниками, каждый раз Саян расспрашивал лично. Худо, бедно, но всё же удаётся узнать хотя бы приблизительную численность племён и даже отдельных родов. Пусть и с огромным опозданием, но в специальной картотеке всё же оседают имена Сахемов, Вождей и Шаманов. Особой гордостью является карта, на которой отмечены стойбища всех родов. Так что при желании не трудно найти даже самое дальнее поселение рода Рыжей Рыси племени Звёздного Зверя.

Плохо другое – к охотникам абсолютно невозможно заслать соглядатаев. Любое новое лицо в тесном мирке рода тут же выделится ярким пятном, как бурый медведь на званном обеде у Ансива. Отдельно печалит то, что абсолютно невозможно завербовать ни одного охотника, даже самого жалкого и обиженного на весь мир и сородичей. Бедных, но честных, простых, но гордых первобытных охотников совершенно невозможно подкупить. У них даже в голове не укладывается, как это можно предать род и тем более племя?

Единственное, что хоть как-то выручает – простодушная болтливость самих охотников. Их не нужно склонять к измене, пытать или шантажировать. Достаточно проявить внимание, задать несколько наводящих вопросов, и… вольный сын диких лесов сам всё выложит.

Саян внимательно просмотрел папку с донесениями. Потрогал, повертел, едва ли не попробовал на вкус каждый листочек: никаких намёков или предпосылок для зарождения союза племён. В раздражении Саян сдвинул бесполезную папку на край стола. Горькая истина где-то рядом, нужно только понять её.

А ведь действительно, Саян подпер щёку кулаком и уставился на правый нижний угол книжного шкафа напротив: каких-либо предпосылок для появления союза племён не было и быть не могло ещё лет двести. Но! Саян стукнул кулаком по столу так, что аж чернильница подпрыгнула. Он сам, своими действиями, строительством Тивницы и планами внешней экспансии создал их. Племена объединились не ради чего-то, а против чего-то. Если конкретно, против Тивницы и его лично.

Именно Тивница стала той самой важной и грозной причиной, ради которой племена забыли мелкие дрязги и разногласия. Ну а потом у кого-то просто хватило ума и проницательности, красноречия и убедительности, чтобы сколотить этот самый союз племён. И этот кто-то никто иной, как утус Триг, Верховый Вождь племени Звёздная Птица.

Пока союз племён непрочен, как кусок необожжённой глины. Как и любое новое начинание, он держится исключительно на авторитете создателя. Утус Триг и есть тот самый авторитет. Без него союз развалится, племена разбегутся по родным стойбищам. Действовать сообща, скопом, охотники ещё не научились. Но это вопрос времени. Начало положено.

В дверь вежливо постучали.

- Войдите, – не вставая с места, разрешил Саян.

В кабинет, робея и красней от смущения, зашёл молодой преторианец.

- Витус, разрешите. О потерях донесение. Вам, - от волнения молодой преторианец слегка запинается.

- Благодарю вас, давай сюда, - приняв сложенный в четверо листок, Саян произнес: - Можете идти.

- Слушаюсь, – молодой преторианец с облегчением выскочил из кабинета.

В Западной башне, одной из самых больших, находится штаб. Именно от туда осуществляется руководство обороной крепости. Официально штаб начал работать сегодня утром, ещё до начала сражения в поле. Либо Саян, либо Ягис, либо Ансив, либо кто-нибудь из центурионов пехотных манипул постоянно дежурит там.

Саян развернул сложенную бумагу. Выполняя его распоряжение, штаб подсчитал потери. Большим овальным подчерком старательно выведено:

Потери личного состава армии Тивницы.

Погибло:

Первая пехотная манипула – 7 человек.

Вторая пехотная манипула – 5 человек.

Третья пехотная манипула – 2 человека.

Младшее ополчение – 2 человека.

Преторианцы – 0 человек.

Всего – 16 человек.

Пропало без вести:

Первая пехотная манипула – 2 человека.

Вторая пехотная манипула – 1 человек.

Третья пехотная манипула – 0 человек.

Младшее ополчение – 0 человек.

Преторианцы – 0 человек.

Всего – 3 человека.

Тяжело ранено:

Первая пехотная манипула – 28 человек.

Вторая пехотная манипула – 19 человек.

Третья пехотная манипула – 16 человек.

Младшее ополчение – 8 человек.

Преторианцы – 1 человек.

Всего – 72 человека.

Дежурный: центурион Второй пехотной манипулы Мегар.

Саян, пробежав донесение глазами, отложить листок на край стола. Могло быть и хуже. Если бы охотники сумели разломать строй хотя бы одной манипулы, то весь без исключения отряд полёг бы на поле боя. Чуть позже донесение нужно будет приобщить к делу. Жаль только, что столь же чёткой и точной информации о потерях охотников не будет. Вряд ли они считают своих убитых и раненых. А было бы очень, очень интересно сравнить.

Саян, взяв в руки папку с донесениями внешней разведки, вдруг положил её обратно. Онемевшие пальцы сами вновь взяли исписанный овальным подчерком листок серой бумаги. Цифры потерь вновь запрыгали перед глазами: 7 человек, 5 человек, 2 человека и ещё раз 2 человека. Строчки донесения заволокло красным туманом. К этим можно смело добавить троих пропавших безвести.

Это ведь… Не просто скупые цифры, а живые люди. Точнее… Не так давно живые люди.

Ещё сегодня утром они радовались жизни. За час до сражения они слегка подкрепились и вышли в поле перед крепостью, чтобы занять свои места в пехотных манипулах. Никто. Никто из них не хотел и не собирался умирать. У каждого дома остались родители, жёны, дети, дела по хозяйству и планы на будущее. Но они всё равно умерли.

Саян закрыл глаза. Если бы не его имперские амбиции, то не было бы сейчас никакой войны, а эти 19 человек были бы живы. После долгого трудового дня они вернулись бы домой, к своим семьями, к своим любимым, сытно поужинали бы наваристой кашей, а может быть картошкой со свининой, и завалились бы спать. Завтра их бы ждал новый трудовой день, тяжёлый крестьянский труд и простые житейские радости. Но нет.

Гробы, одинаковые деревянные ящики, сложенные в Могильник и присыпанные песком, ждут окончания войны. Чтобы, когда последний испачканный кровью топор вернётся в «ядерный чемоданчик», сгореть в исполинском погребальном костре. Души погибших из-за его личных амбиций уйдут к Великому Создателю. А ему, неприкаянному Умельцу, предстоит ещё чёрт знает сколько лет мыкаться по этой грешной земле и отправлять к Создателю всё новых и новых простых и преданных воинов.

Даже перед закрытыми глазами строчки донесения запрыгали и зашевелились. Красный туман осел капельками крови на крючках и горбиках букв и цифр. Серый листок заплакал кровавыми слезами. Сейчас, в Тивнице, десятки женщин оплакивают погибших мужей, отцов и сынов.

Вот он настоящий вкус власти. Не медовый, не приторно-сладкий у неё вкус. Не-е-ет… Солоноватым привкусом крови на губах отдаёт сей дьявольский напиток.

Донесение выпало из ослабевших пальцев. Саян упёрся локтями в стол и спрятал полыхающее жаром лицо в ладонях. Что же он наделал? Что же на самом деле он несёт людям? Добро? Или страдание? Стоит ли сытная картофельная похлёбка и тёплый деревянный дом того, чтобы с честью и достоинством умереть за личные амбиции глубоко почитаемого Сахема? За его ошибки? За его промахи?

Сомнения вихрем опавших листьев закружились в голове. Вопросы, на которые невозможно дать однозначный ответ, словно электрические провода, замкнулись со вспышкой и искрами. Ещё миг, и из глаз и ушей повалит дым. Столь острого кризиса ценностей, пересмотра личных приоритетов и установок, ещё не было.

Минута медленно утекает за минутой, а Саян по-прежнему сидит уткнувшись локтями в стол и закрыв пылающее лицо руками. Донесение о потерях давно улетело под стол и ткнулось краем в круглую ножку.

Но ступор не может длиться вечно. Саян сделал несколько глубоких вдохов, выдохов, опустил руки и расправил плечи. Прав или не прав, сейчас, в данный момент, не имеет никакого значения. Там, за пределами крепости, враг. Как бы то ни было, а бросать подданных на произвол судьбы он не имеет права. Раз уж развязал эту войну, то ему же её и заканчивать.

Ещё одна очень важная вещь, которую нельзя забывать ни в коем случае: большая власть подразумевает большую ответственность. За убийство себе подобных там, на поле боя, Великий Создатель спросит не с простых воинов. Нет. Они всего лишь честно и с честью выполнили свой долг. Этот грех, смерть людей, что полегли сегодня на большом лугу перед крепостью, целиком и полностью на нём. Именно он спровоцировал эту войну. Значит с него же и спрос. Будет. Когда-нибудь.

Наконец, Саян совладал с собой. Кровавая пелена перед глазами растаяла. Холодный разум взял тело под контроль. Саян аккуратно подобрал с пола донесение о потерях и положил его обратно на край стола. Позже он обязательно приобщит его к дело. Листок с потерями уйдёт в архив. А пока нужно кое-что решить.

Из нижнего ящика стола Саян вытащил невысокий продолговатый сундучок. На полированной крышке большими синими буквами выведено: «Политик».

Господи, как давно это было. Больше ста лет назад Саян впервые решил попробовать собственные силы в самой интересной, в самой рискованной, в самой что ни на есть захватывающей игре на свете – Большая политика. Остановиться невозможно. А что самое трудное в Большой политике? Правильно: верно рассчитать собственные ходы.

Обычные игральные карты для «Дурака» или «Преферанса» заново изобрёл Ягис. Он же, сам не осознавая того, подбросил идею. Чтобы облегчить долгие раздумья, Саян воплотил движущие силы Большой политики на маленьких плоских дощечках. Сперва на отдельных картах Саян нарисовал сам себя, друзей, сторонников, противников. Несколько позже добавились карты целей, внешних условий и обстоятельств. Так, шаг за шагом, создавая новые карты и совершенствуя правила, на свет появился «Политик».

Псевдокарточная игра существенно облегчает выбор важных политических решений. Правильный расклад, разложенные нужным образом карты, наполовину решённая проблема. С годами менялись сундучки, менялись карты, но суть игры оставалась прежней.

Саян, открыв сундучок, из специального отделения вытащил чистую карту. Окружающий мир бесконечен в своих проявлениях, в любой момент может возникнуть необходимость нарисовать новую карту, отметить появление нового лица, условия или обстоятельства. Окунув ручку с золотым пером в чернильницу, Саян тщательно нарисовал только что придуманный символ союза четырёх племён: прямоугольный щит с символами племён: птица, рыба, профиль волка и, рука дрогнула, силуэт неопределённого зверя. Грубо и примитивно, но сойдёт.

Саян недовольно поморщился. Паршиво, когда в игре появляются новые карты. Очень нехорошо, когда другие игроки выбрасывают на стол незнакомые козыри. Оно и понятно: «Союз племён» сбила весь предыдущий тщательно выверенный расклад. Одним махом. Словно козырный туз из рукава.

Едва Саян нарисовал новую карту, как раздался подчёркнуто вежливый стук в дверь. Кто пришёл, догадаться не сложно. Когда у Ягиса плохое настроение, то он ломится в дверь вообще без стука. А вот Ансив наоборот: вычурной вежливостью высказывает собственное недовольство. Саян, не поднимаясь со стула, крикнул:

- Войдите!

Точно. Первым в кабинет зашёл Ансив, раздражённый Ягис топает следом. Будь наоборот, то дверь с треском распахнулась бы и со всего маху ударилась бы о стену.

- Садитесь, - Саян показал на стулья.

- Колдуешь? – Ягис бросил взгляд на раскрытый сундучок.

- Колдую, - смиренно согласился Саян.

Слухи о магическом сундучке давно ходят по Тивнице. Подданные, а ещё раньше охотники, твердо уверены – именно таким образом Саян колдует. Если, к примеру, карточку с чьим-нибудь именем накрыть картой «Смерть», то этот человек обязательно умрёт. Глупость, конечно, но Саян давно бросил тщетные попытки искоренить этот бред. Люди очень хотят верить в магию и верят в неё не смотря ни на что.

- Ну, что ты тут наколдовал? – Ансив присел на предложенный стул.

- Я только начал, - слегка приврал Саян. – Расклад примерно следующий.

В центр стола Саян положил карту «Победа».

- Причин у нашей войны много, - Саян проигнорировал недовольный взгляд Ансива, – а вот цель одна – победить. Но, против нас выступил союз племён.

Новая карточка с невысохшими чернилами легла слева от «Победы».

- Союз племён располагает всеми полноценными мужчинам четырёх племён. А это где-то шесть тысяч необузданных первобытных воинов.

За картой «Союза» ровным строем легли четыре карты «Воины племени».

- Что мы можем им противопоставить? – Саян вытащил из сундучка новые карты. – Три «Пехотные манипулы», «Преторианцы» и «Младшие ополченцы», то есть все наши вооруженные силы. А так же наш самый главный и, в принципе, непобедимый козырь «Утёс».

Справа от «Победы», в противовес охотникам, легли семь карт. На каждой, подчёркивая принадлежность к Тивнице, нарисована сова. В «тылу», поддерживая мобильные силы, расположились карты «Утёс» и «Крепость».

- Но это ещё не всё.

Саян вытащил из сундучка ещё несколько карт.

- На нашей стороне очень важный внешний фактор – время.

В глубоком тылу Тивницы легла карта «Время За».

- О наличии отсутствия у охотников интендантской службы, а так же о нехватке мышей в окрестных лесах я вам уже объяснил несколько часов назад. Фактически, мы можем просто сидеть в крепости и ничего не делать. Охотники поторчат под стенами, поторчат, выкинут для разнообразия пару глупостей, а потом с поклоном и пустым желудком пойдут на мирные переговоры.

- У тебя уже была возможность закончить войну, – Ансив энергично прикрыл рот Ягиса ладонью. – Вожди племён вызвали тебя заключит мир, почётный мир. А ты что? Вручил им окровавленные топоры. Зачем?

- Ты сам ответил на свой вопрос, - Саян помусолил пальцами карту «Победа». – Вожди вызвали меня заключить почётный мир. Иначе говоря, равноправный мир, чтоб никому не было обидно. Но мне такой мир не нужен.

- Это ещё почему? – Ягис оттолкнул руку Ансива.

- Охотники должны не просто проиграть войну, а проиграть с треском, – Саян стукнул кулаком по столу. – Чтоб запомнили надолго и внукам завещали бы.

Договорись я с Вождями сейчас, они убрались бы от Тивницы, это верно. Но тогда они стали бы считать победителями себя. И рудник пришлось бы отдать. А это ни что иное, как полнейший провал моего плана внешней экспансии. Девятнадцать человек погибли бы зря и ни за что. Лет через десять пришлось бы начинать заново. А это, друзья мои, опять война.

Выдав Вождям топорики с красными пятнами, я усадил их в одну лодку. Теперь всем четырём племенам придётся довести эту войну до конца. Иначе Рыба, Зверь и Серый Волк могут запросто выскользнуть из моих рук, - Саян демонстративно сжал кулак. – Они, ведь, вполне могли бы заявить Птице: «Извините. Кушать нечего. Вы уж как-нибудь сами, а мы пошли». И айда по родным хатам.

Саян откинулся на спинку стула. Накопленные эмоции залпом выплеснулись из души. Оно, конечно, не есть хорошо держать планы при себе и выдавать исполнителям минимум необходимой информации. Но Ягис и Ансив отчасти сами виноваты в дурной привычке раскладывать Политик в полном одиночестве. Они не всегда понимают важность задуманного. Так, в своё время, оба в один голос обозвали проект строительства полноценной крепости вокруг Утёса бредом переевшего гнилых желудей подсвинка.

- Людям свойственно забывать обиды и объединяться против общего врага. Вот так из небытия возник Союз племён. – Саян ткнул пальцев в карту «Союз племён». – Но, как и всякое новое, он держится на авторитете всего одного человека – утуса Трига.

В тылу охотников легла личная карта Трига. Символ птицы в правом верхнем углу подчёркивает принадлежность вдохновителя Союза к племени Звёздной Птицы.

- На данном этапе войны раскол Союза нам не нужен. Это, кстати, ещё одна причина выдать Вождям окровавленные топоры. Но устранение Трига, как организатора и идейного вдохновителя Союза, сделает охотников гораздо более сговорчивыми. Личности в первобытном обществе играют громадную роль. Но добраться до Трига весьма проблематично.

Карта «Смерть», череп с косточками в чёрной рамке, легла рядом с личной картой Трига, словно похлопала будущую жертву по плечу.

- Поэтому я предлагаю нанести удар по другому слабому месту Союза.

В тылу охотников Саян положил карту «Стойбище».

- На войну с нами ушли все способные держать оружие. Не только полноценные охотники, но и юноши, которым страсть как нужен трофей для обряда инициации. Так что охранять многочисленные стойбища некому. Недалеко от Тивницы находится род Мудрой Совы. Вот здесь, Ягис, мне потребуется твой Спецназ.

Обрекая мирных жителей на смерть и разруху, на карту «Стойбище» упала карта «Спецназ».

Содержать два отряда профессиональных воинов слишком накладно. Преторианцев и без того мало. Но упрямый Ягис всё же создал заштатный отряд специального назначения.

Тридцать ополченцев продолжают оставаться полноценными воинами пехотных манипул. В свободное время Ягис лично тренирует их для проведения различных спец операций: проникновение в глубокий тыл противника, ночной штурм укреплённых объектов, диверсии и саботаж. От прочих пехотинцев спецназовцев отличает более основательная подготовка. Они лучше владеют навыками рукопашного боя, разведки и выживания в экстремальных условиях. Неудивительно, что все самые лучшие охотники Тивницы и самые отчаянные драчуны носят на правом плече эмблему Спецназа. Как и следовало ожидать, между преторианцами и спецназовцами возникло соперничество. Впрочем, вполне мирное, без драк и убийств. И, в общем, только на пользу обоим отрядам.

- Это и есть то самое грязное дело, которые ты собираешься всучить моим орлам? – Ягис недовольно поморщился.

- Ягис! Ну сколько можно? – Саян стукнул ребром ладони по столу. – Тогда для чего ты готовил своих головорезов? Для торжественных парадов? Твой Спецназ лучше прочих подходит для этой задачи. Впрочем, успокойся: вырезать Мудрую Сову под корень ненужно. Твоя задача не уничтожить их, а напугать. Как можно больше визга и дыма. А складывать головы жителей Совы в пирамиду возле Западных ворот я не прошу и не требую. Хотя, - Саян виновато улыбнулся, - это был бы идеальный вариант.

Весть о том, что коварные умельцы громят беззащитные стойбища и без того деморализует охотников. Не с руки воевать, когда твоя любимая хата в любой момент может запылать синим пламенем, а жена и дети отправиться к Великому Создателю.

Ягис нахмурился, словно проглотил огромную ложку кислой капусты. Налёт на беззащитное стойбище ему не по нутру. Но, с другой стороны, он прекрасно понимает, что без реальных дел его любимый Спецназ превратится в клуб любителей поиграть в войнушку. Скрипя ногтями по столу, Ягис уточнил:

- Когда выходить?

- Как только стемнеет, - ответил Саян. – По докладам наблюдателей, охотники и не думают организовывать полноценную осаду. На восточной стороне Тивницы каких-либо караулов незамечено. Выскользните без шума и пыли. Для полной гарантии, мы отвлечём охотников. Надеюсь, вам хватит ночи смотаться туда и обратно. Постарайтесь до рассвета вернуться в крепость.

- Ну ты загнул! – возмутился Ягис. – Выгляни на улицу. Лето почти. Стемнеет поздно. К рассвету мы едва доберёмся до стойбища. В лучшем случае, жди нас завтра днём. Не раньше.

- Хорошо, - согласился Саян. – Пусть будет так. Постарайтесь спались частокол вокруг стойбища. Или хотя бы ворота. Они самые трудоёмкие. В общем, действуй по обстоятельствам.

Саян поправил разложенные на столе карты:

- Вот, в принципе, и весь расклад. Вопросы будут?

- Конечно будут, – Ансив энергично кивнул. – Во-первых: как ты собираешься отвлекать охотников?

- Мы совершим вылазку.

Из раскрытого сундучка Саян вытащил карту «Вылазка».

- Охотники понятия не имеют об осадном искусстве, - пояснил Саян. – Они расположились возле засеки одним большим лагерем, как на обычную ночёвку. Грех упустить хорошую возможность запустить им в штаны пару ежей.

Карта «Вылазка» упала в самый центр сил охотников. Правый край накрыл надпись «Союз племён», а левый наполовину спрятал символы птицы и рыбы на картах «Воины».

- Силами одной манипулы, не более, под покровом темноты мы выйдем из крепости и нападём на спящий лагерь. Снимем часовых, подпалим пару – тройку палаток, пошумим, как на новогодней пирушке, и убежим обратно в крепость.

- И вся эта беготня только для того, чтобы мой отряд незаметно выскользнул их крепости? – недоверчиво спросил Ягис.

- Нет, - ответил Саян. – Раз уж вы всё равно не успеете за ночь разбомбить Мудрую Сову, то мы совершим вылазку по всем правилам военной науки – ближе к утру. Вероятность повторных вылазок заставит охотников держать по ночам гораздо больше часовых, чем они привыкли. В идеале, построить вокруг лагеря хоть какое-то подобие полевых укреплений: всё лишнее напряжение. Я ведь предупредил их – не воюйте со стенами. Да, Ансив?

- Я успел расспросить твоего личного знаменосца, который с тобой на переговоры с Вождями ходил. Даже он в шоке. Неужели ты и впрямь собираешься потребовать всё это с несчастных охотников?

- Нет, конечно же, - Саян улыбнулся. – Я действовал по принципу: будь реалистом, требуй невозможного и тогда получишь желаемое. Следующие переговоры о мире будут гораздо более продолжительными. Охотники будут счастливы, когда услышат от меня новые гораздо более приемлемые условия.

Складывая карты обратно в сундучок, Саян закончил:

- Нам пора. В Зале совета нас и так заждались. Вы пока идите. Я всё уберу и догоню.

Ягис и Ансив, гремя отодвигаемыми стульями, вышли из-за стола. Теперь нужно успокоить остальных руководителей Тивницы, а через них и прочее население крепости. Подданные чувствуют себя гораздо спокойней и уверенней, когда у начальства имеется чёткий план действий. Но, в отличие от Ягиса и Ансива, простым смертным придётся довольствоваться минимумом информации и призывами к мужеству и стойкости.


Глава 10. Война со стенами. | Вкус власти | Глава 12. Вылазка.