home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12. Вылазка.

Вторая половина ночи, скоро рассвет. Тёмный воздух наливается прохладной свежестью. Влага тонкой плёночкой оседает на гладком топорище. Хорошо, что деревянная рукоятка остаётся сухой, ну или почти сухой. Небо на востоке приобрело чуть заметный синий оттенок. Редкие тучи расплывчатыми призраками прикрывают свет повелительницы ночи, великолепной Итаги. Хотя, уж лучше бы закрыли её полностью.

Приказ самого Великого Сахема строг – никаких огней. В предрассветном полумраке возле Западных ворот угадывается большая масса людей: осторожные шаги, случайное бряканье оружия и шелест одежды. Приказы передаются из уст в уста тихим шёпотом. Рапс, пехотинец Первой манипулы, поёживаясь от предрассветной прохлады, стоит в большой толпе молодых воинов.

Если витус Саян приказал оставить тяжёлое вооружение и взять только лёгкое, значит будет что-то быстрое и рассыпное. Длинное копьё и большой квадратный щит остались в Четвёртой южной башне, где расположилась часть Первой пехотной манипулы. Небольшой круглый щит закреплён на спине, грудь пересекает широкая лямка. Если всё пойдёт как надо, щит вообще не понадобится. В предстоящей вылазке самым главным оружием будет лук. Тяжёлый колчан под завязку набит длинными стрелами.

Рапс широко зевнул и потёр кулаками глаза. Отдохнуть как следует так и не довелось. Сразу же после утренней победы над охотника пришлось больше четырех часов проторчать на вершине башни. Пусть караул продлился в два раза больше обычного, зато миновало сомнительное удовольствие готовить крепость к долговременной осаде. Остальным повезло меньше.

Кому не посчастливилось попасть в караул, пришлось все эти четыре с лишним часа помогать родным и близким перебираться на вершину Утёса. А это, нужно заметить, ещё та работёнка. Затащить один тяжёлых тюк с пожитками, или мешок с припасами на сто двадцатиметровую высоту - отличное наказание за самоволку: назидательно, тяжело и помнится очень долго.

Для вылазки со всех манипул специально собрали ровно сотню самых молодых воинов. Главным будет не умение держать строй и стоят насмерть, а быстрый бег. Налёт сродни воровству: тихо пробрался, тихо пошуршал в чужом доме, а, когда хозяева проснулись, быстро унёс ноги. Кто зазевается, получит топором по шее. Как не сложно догадаться, командовать вылазкой назначен утус Гоин, самый молодой и быстроногий из всех центурионов. Первая манипула прикроет сборный отряд возле ворот.

В тишине по-особому пронзительно зашуршали открываемые ворота. Рапс крепче сжал лук. Левая рука сама собой легла на колчан со стрелами. Кажется, будто на вселенский грохот сбегутся все без исключения охотники. Но первое впечатление обманчиво. В ночной тишине, когда нервы натянуты до предела, любой звук подобен раскату грома.

Тихой волной дошёл приказ выходить. Рапс, придерживая лук, двинулся вслед за товарищами. Привычные к строю ноги сами втягиваются в единый ритм.

Недаром в Тивнице всех мальчиков с двенадцати до семнадцати лет обучают воинскому искусству. Утус Лерл с помощью матюгов и костыля много чему научил. Рапс может воевать и как тяжёлый пехотинец в плотном строю манипулы, и как велит с топором и лёгким щитом в рассыпном. За пять лет Рапс научился свободно владеть копьём, топором, пращей и луком. Вот почему охотники, даже обладая огромным численным перевесом, так и не сумели разгромить маленькую армию Тивницы.

Тактика является важной частью длительного обучения. Ещё подростком Рапсу много раз приходилось отрабатывать ночную вылазку из крепости. Пусть сейчас над полем весит предрассветный мрак, но и так ясно, что происходит.

Первой сквозь раскрытые ворота вышла Первая манипула. Воины стали широким полукругом на случай внезапного нападения. Наблюдатели на башнях целый день следили за охотниками, но ничего подозрительного так и не наследили. А сейчас темно, толком не видно ничего. Вдруг противник залёг возле ворот и только ждёт возможности ворваться в крепость? Как раз на этот случай Первая манипула встала возле ворот несокрушимым строем.

Вместе с остальными Рапс прошёл под Западной башней. В тусклом свете прекрасной Итаги можно хорошо различить стоящих плотным строем воинов. Чуть дальше несколько человек складывают большие кучи дров. Сквозь неширокий проход сборный отряд ушёл в темноту.

Впереди и на флангах движется несколько пар боевого охранения. Их основная задача обеспечить тихий подход главных сил. Вдруг противник всё же выставил несколько полевых караулов? Может быть как раз в этот самый момент какой-нибудь охотник лежит в тёмной траве и тревожно вглядывается в тёмный силуэт крепости. Будет не до смеха, если кто-нибудь из воинов наступит на руку вражеского часового.

Далеко впереди, правее блестящей полосы великой реки, щедрой рукой рассыпаны многочисленные огни костров. Охотники отдыхают, но часовые возле очагов берегут сон сородичей. Маленькие палатки с покатыми крышами кривыми овалами окружают источники света и тепла. Кажется, будто сама земля собралась в низкие короткие складки.

Сборный отряд широким веером развернулся по тёмному полю. Чем больше людей собрано в кучу, тем больше они производят шума. Воины отдельными десятками залегли в скошенной траве. Дальше только ползком.

Первый этап ночной вылазки, подобраться как можно ближе к противнику и остаться незамеченным, выполнен. Рапс присел на одно колено. Сейчас десяток преторианцев тихой сапой подбирается к бодрствующим возле костров часовым. С расстояния нескольких сот метров невозможно разглядеть, что творится возле яркой россыпи огней.

По цепочке пришёл новый приказ: двигаться дальше ещё тише и ещё незаметней. Рапс вместе со своим десятком лёг на землю. Последнюю сотню метров придётся одолеть по-пластунски.

Рапс старательно перебирает руками и ногами. Тяжёлый колчан елозит по земле. От примятой травы исходит приятная влажная свежесть.

До ближайших палаток осталось жалких пятьдесят метров. Рапс ничком распластался на земле. Возле ближайших костров часовых не видно. Не иначе преторианцы поработали. Сколько беспечных жизней оборвалось под холодными лезвиями медный ножей ведает один Великий Создатель.

Костры яркими пятнами слепят глаза. Стоит отвести взгляд в сторону, как тут же будто тонешь в непроглядной темноте. Только спустя пару минут можно вновь разглядеть силуэты островерхих палаток. Лучше не смотреть на огонь.

Рапс вытащил из колчана и воткнул в землю перед собой десяток стрел. Сейчас начнётся! От долгого ожидания сбивается дыхание. Ноги дрожат, а ладони неприятно покалывает. Страшно? Ещё как страшно! Одному в тёмном поле было бы ещё страшнее. А так, Рапс огляделся по сторонам, рядом боевые товарищи. Жить можно.

Сердце едва не выпрыгнуло из груди. В лагере охотников появились новые огни. Преторианцы вырезали всех, до кого только смогли дотянуться, а теперь поджигают заготовленные впрок дрова. Чем больше будет света, тем лучше.

Вот у нескольких палаток задымились углы.

- Тревога!!! Нас атакуют!!! – пролетел над лагерем истошный вопль.

Началось! Рапс положил на лук первую стрелу. Спящий лагерь как будто взорвался. Раздетые охотники выскакивают из палаток. Сотни глоток подхватили тревожный вопль.

- Сюда-а-а!!! Они зде-е-есь!!!

Охотники моментально сообразили, откуда грозит опасность. Размахивая топорами и копьями, забыв натянуть штаны и рубахи, охотники большой волной покатились из глубины лагеря. Полуголые тела и перекошенные от ярости лица.

- Пли!

Долгожданная команда резанула по ушам. Рапс тут же встал на колено и выпустил стрелу. А потом ещё и ещё одну.

Ливень стрел скосил первую волну атакующих. Ломая палатки, засыпая костры, десятки нашпигованных стрелами тел попадали на землю. Но из глубин лагеря накатывают всё новые и новые волны разъярённых охотников.

Рапс быстро расстрелял первый десяток стрел. Следом ушёл второй, дошла очередь и до третьего. Но охотников всё равно слишком, слишком много. Даже не нужно целиться. Стрелять! Стрелять! И еще раз стрелять! Но тут прозвучала другая команда:

- Уходим! Живо!

Вбитая дисциплина моментально отрезвила голову. Рапс поднялся на ноги и, закинув лук за спину, побежал. Пора сматывать удочки. Осиное гнездо перевернуто верх дном. Охотники не только очухались, но и пытаются обойти нападающих с флангов. В ответ свистят первые стрелы. Не зная куда стрелять, охотники пускают их наугад. Так и в окружение попасть недолго.

Спасительными маячками возле Западных ворот запылали большие костры. Как вовремя! Рапс что есть духу припустил в сторону крепости. Как ни пытался, но, всё же, умудрился сбиться немного в сторону. Не будь спасительных огней, то в конце забега можно было бы запросто ткнуться носом в глухую стену. А так великолепно видно куда бежать.

На теле ничего лишнего. Самое главное не поскользнуться и не полететь кубарем в скошенную траву. Поле ровное, как стол, но после вчерашнего боя под ноги то и дело бросаются обломки копий и мелкие ямки. Рапс, растягивая дыхание, всё ближе и ближе к распахнутым настежь воротам. Ещё немного! Ещё чуть, чуть!

Первая манипула уже внутри. Возле Западной башни никого нет. Волна отступающих воинов, сгущаясь в ручей, влетает в раскрытые ворота. В спину приливной волной толкает гул взбешённых охотников. Возле самых створок ворот Рапс на мгновенье обернулся. Огромной бесформенной массой первобытные охотники преследуют сборный отряд.

Последний десяток молодых воинов что есть духу забегает в крепость. Левая створка ворот с треском встаёт на место, но правая всё ещё раскрыта настежь. Считать прибывших некогда. Отставшим, если такие есть, даётся последний шанс. Но… Нет никого. В яркие круги костров хлынули первые ряды разъярённых охотников. Правая створка с треском захлопывается. Тяжёлые засовы запирают ворота. Для надёжности несколько воинов подпирают их толстыми брёвнами.

Рапс перевёл дыхание. За каких-то пять минут вспотел так, будто просидел в жарко натопленной бане не меньше часа. Волосы влажные, капельки пота стекают за шиворот, а на рубахе, особенно под мышками, выступили большие тёмные пятна. Но главное сделано – вылазка удалась.

Волна преследователей с шумом бьётся о запертые ворота. Многочисленные топоры с треском впиваются в обитые медными листами створки. Неорганизованное преследование переросло в неорганизованный штурм. Тем хуже для охотников.

Рапс стрелой поднялся на стену возле Западной башни. Костры возле ворот не только показали молодым воинам куда бежать. Сейчас они великолепно освещают подножие Западной башни.

Ну держите! Рапс вытащил из колчана стрелу. На одетых кое-как охотников хлынул поток стрел. Разъярённые вопли моментально сменились стонами и проклятиями. Серая волна первобытных воинов нехотя отхлынула во тьму, но на земле осталось не меньше сотни истыканных стрелами тел.

- Оставить стрельбу! – долетел приказ.

Рапс тут же затолкал обратно в колчан почти вытащенную стрелу.

На востоке, разгоняя ночную тьму, появилась яркая полоска. Вот-вот из-за линии горизонта покажется краешек Геполы. Ночь, полная тревожный событий и нежданных смертей, скоро закончится. Рапс посмотрел на освещённый многочисленными кострами лагерь возле засеки. Охотники в очередной раз убедились в коварстве умельцев. Так им и надо!


Глава 11. Вкус власти. | Вкус власти | Глава 13. Налёт на стойбище.