home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27. Брачный ритуал.

Типат едва поспевает за быстро шагающим повелителем дикарей.

- Неужели урожай винограда в этом году такой плохой? – поинтересовался витус Саян, когда они дошли до надвратной башни.

Звуки голосов гулким эхом отскакивают от кирпичного свода. Кажется, дикари называют эту башню Западной.

- Не то слово! – поспешил заверить Типат. – Непонятная болезнь не обошла стороной даже виноградники витуса Менлоу, поставщика вин к столу самого Великого Князя. Да здравствует он и правит нами вечно. Цены на вино резко подскочили. Но я всё равно, по личному приказу витуса Ансива, привёз пять бочонков великолепного красного вина.

Рассказы о далёких северных дикарях вызвали немалый интерес среди благородных. За три месяца, что Типат провёл дома, его целых пять раз приглашали в шикарные дома аристократов. Вращаясь в высших слоях общества, Типат нахватался много льстивых манер. Вот, только, вопреки самым сокровенным мечтам, во дворец Великого Князя, да здравствует он и правит нами вечно, его так и не пригласили. А как было бы здорово! Между тем витус Саян вышел на центральную площадь.

На этот раз встречать их вышло гораздо меньше народу. С примыкающих к башне стен, а так же из многочисленных бойниц по-прежнему выглядывают десятки любопытных лиц, но возле самой башни почти никого нет. Только небольшая группа детей лет десяти-двенадцати в невероятных одеждах из шкур диких животных удивлённо смотрит на него со смесью жуткого любопытства и ужаса. Зато большая толпа дикарей скопилась возле капища на той стороне площади. Мужчины и женщины, дети и старики поглядывают в сторону витуса Саяна, но явно ждут чего-то другого.

- О! Чуть не забыл, – витус Саян резко остановился.

Типат с ходу едва не задел повелителя дикарей плечом.

- У вас появилась отличная возможность понаблюдать за нашим весьма забавным и зрелищным обычаем. Прошу вас поспешить на крыльцо моей резиденции. Там несколько повыше будет.

Витус Саян поспешил к своей резиденции. Типат, прикусив язык, едва поспевает за повелителем дикарей. Сзади грозно брякают оружием сопровождающие. Тяжёлые шаги сливаются в единый ритм.

Перед витусом Саяном дикари почтительно расходятся в стороны. Типат настороженно покосился на людей. К счастью, никто не пытается потрогать редкого гостя руками. Витус Саян наконец-то остановился на высоком крыльце. Типат, тяжело дыша и вытирая пот рукавом, встал рядом. Ух! Так и сдохнуть не долго. От перенапряжения.

На тесном струге много не нагуляешь, тем более Типат не пачкает руки физической работой. Вот и зажирел за несколько месяцев от малоподвижного жизни. В широком ремне пришлось проковырять ещё несколько дырок.

Дикари не обращают на Типата никакого внимания. По непонятным причинам продолжают озираться по сторонам, будто ждут неожиданного нападения. В углу между двумя стенами капища подозрительно просторно и пусто. На невысоком столбе висит небольшой медный гонг. Рядом приделано странное треугольное ведро, под которым находится ещё одно более широкое и высокое. Длинная рукоятка объёмного ковшика торчит из нижнего ведра.

- Это лет тридцать назад началось. Не помню точно, - витус Саян так же настороженно озирается по сторонам. – Обычная история: парень полюбил девушку, она ответила взаимностью. Всё бы ничего, но только родители молодых оказались против брака. Что-то там у них не срослось. То ли ерунда какая, толи на самом деле чего не поделили. В общем, не важно. Парень не придумал ничего лучше, как жениться на возлюбленной вопреки воле родителей.

Подговорил друзей. Уж не знаю каким образом уломал служителя. И-и-и… Однажды взял да и спёр любимую со двора. Пока служитель совершал таинство бракосочетания, верные друзья сдерживали разъярённого родителя и братьев невесты возле входа в капище. Смех, да и только. Под аккомпанемент воплей родичей девушка вышла замуж.

Конечно, потом был суд. Поглазеть на него собралась чуть ли не вся Тивница. Я, на беду свою, брак молодых признал: любили они друг друга шибко, раз гнева родителей не побоялись. Да только, ведь, дурной пример заразителен.

Витус Саян рассказывает интересные вещи. Типат с интересом посмотрел на предстоящее место действия. Похоже, у людей возник весьма оригинальный обычай заключать браки. Дикари, право слово, не могут обойтись без драки. Ну а то, что сейчас будет самая банальная драка – сомневаться не приходится. Только, как она будет выглядеть? Витус Саян, постукивая от нетерпения костяшками пальцев по деревянным перилам, продолжил рассказ:

- Буквально на следующий год ещё одна пожарная свадьба. Ещё одна парочка поженилась вопреки воли родителя невесты. Потом ещё одна. А вот с четвёртой получилось очень нехорошо. На помощь отцу и братьям родственники подбежали. Друзья жениха не сдюжили, и…, стыд-то какой, осквернили святое место банальной дракой. Пришлось опять вмешаться и упорядочить новоявленный обычай.

Дикари на площади возбуждённо загомонили. Десятки лиц разом повернулись в одну сторону. Точно! На левой улице, между домами и Великим Столбом, показалась толпа бегущих молодых парней.

- А-а-а! Вот они! Сейчас начнётся, – повелитель дикарей заразился всеобщим возбуждением.

Толпа бегущих выскочила на площадь. Молодые люди по пояс обнажены. Все как на подбор: крепкие, мускулистые, волосы на головах растрёпаны. Впереди с нелёгким грузом на плечах бежит поджарый парень. Даже с немаленького расстояния на руках и голом торсе можно заметить чёрточки свежих шрамов. Тяжело жениху, тяжело. Оно и понятно.

- Во даёт! – удивлённо воскликнул витус Саян. – Сразу обоих уволок! А мы то гадали: на какой из двух сестёр близнецов он сперва женится? На Ясан, или на Яни? А он, хитрец, сразу обоих увёл! Раньше такого не было.

При виде двух девушек на плечах жилистого парня толпа дикарей на площади забурлила ещё больше. То тут, то там раздались раскаты хохота. Люди, освобождая проход, разбежались в стороны. Группа парней, человек двадцать или чуть больше, остановилась в углу возле медного гонка. Но двое из них пробежали куда-то дальше. Куда именно непонятно, молодые люди скрылись за углом резиденции.

Витус Саян, пользуясь паузой, продолжил объяснение:

-Пришлось упорядочить новоявленный обычай. Чтобы капище более не оскверняли, определил специальное место для драки, как раз там, где сейчас жених с друзьями стоят. Все участники непременно обнажены по пояс, и чтобы никакого оружия. С этим строго. Крови и так будет предостаточно.

Убежавшие в сторону дикари быстро вернулись, но не одни. Словно куль с мукой, в угол с медным гонгом они притащили тощего чудно одетого во всё чёрное и длинное человека. Столь бесцеремонное обращение для тощего не в новинку. Смешно размахивая деревянной ложкой, дикарь в чёрном заверещал тугим от важности голосом.

- Служитель капища следит за правильностью проведения обычая, – на ходу объясняет витус Саян. – Друзья жениха вытащили его прямо из-за обеденного стола. А то, ведь, он минут десять, не меньше, до капища бы шёл. А так уже расспрашивает жениха и невесту, то есть невест.

Служитель капища выяснил, что хотел. Медленно, наслаждаясь каждым мгновеньем, дикарь в чёрном зачерпнул из нижнего ведра полный ковш воды. А! Теперь понятно назначение треугольного ведра возле гонга – самые обычные водяные часы. Служитель, боясь пролить хотя бы каплю, наполнил водяные часы. Вода, отмеряя время тоненькой струйкой, полилась в нижнее ведро. Эмоциональное напряжение на площади растёт всё больше и больше. Жених нервно сжимает кулаки и тревожно оглядывается по сторонам. Кажется, ещё миг, и между дикарями засверкают огненные искры.

Не иначе, сейчас начнётся обычная собачья свара, тупая и грязная. Типат скривился от отвращения. Подобную драку как-то раз довелось наблюдать в дешёвом кабаке, до сих пор противно. Посетители, дремучие крестьяне, что-то не поделили с городским отребьем. Громкая ссора моментально переросла во всеобщую потасовку. Не прошло и минуты, как простолюдины смешались в одну большую кучу. Кто кого бьёт, чем и как – совершенно непонятно.

Молодые дикари встали плотным полукольцом вокруг невест и служителя в два рядя. Странно! Задача друзей жениха во что бы то ни стало не дать родственникам отбить девушек. Похоже… Типат прищурился. Собачей свары не будет. Тем более интересно.

Что-то девушки не похожи на насильно уведённых под венец. На обоих красивые длинные платья и через чур опрятные передники. В длинные косы вплетены цветные ленточки. Молодые дикарки задорно шушукаются между собой и ни малейшего намёка на попытку сбежать. Типат печально вздохнул. За каждую из них на аукционе отвалили бы огромную кучу денег. И не серебром, а золотом.

Толпа дикарей опять взволновано загудела.

- Бегут! Бегут! – восторженно закричал витус Саян.

На той же улице, откуда прибежал жених с друзьями, показалась ещё одна толпа обнажённых по пояс дикарей, но на этот раз зрелые мужики. Молодых очень мало. Заросшие усами и бородами лица, грубые мозолистые руки, литые мускулы, у многих растрёпанные гривы тронула седина. Зрители, пропуская родственников невест, прыснули в разные стороны.

- Гляди, Укар, дочерей проспал; пока зевал, брюхо чеса, Рапс обоих украл; ещё поспит и третью дочь проспит, - торопливо заговорил витус Саян. – А вот что кричат родственники невест: дочерей не отдадим, а в лоб дадим; не зли отца, а то не видать венца; береги лицо, а то мать не узнает…

Не добежав трёх-четырёх метров, родственники остановились и быстро выстроились в маленькую фалангу. Продолжая кричать что-то грозное и весёлое, родственники двинулись на друзей жениха. Сдавленный рык десятков глоток на миг перебил возбуждённый гомон зрителей. Защитники невест дрогнули, строй чуть прогнулся назад, но выстоял. В ход пошли кулаки, локти и даже лбы. Удары. Блоки. Повороты. Толчки. Руки и головы быстро слились нечто живое и бесформенное. Очень быстро лица и тела дикарей покрылись красными пятнами.

Из толпы возбуждённых зрителей полилась музыка. Сначала быстро-быстро застучал гулкий барабан. С другого края площади ритм подхватила звонкая дудка. Потом ещё дудка, барабан, бубенец, и вот уже небольшой оркестр задаёт бешенный ритм. По сторонам разлетается простой, но задорный мотив. Дикари-музыканты стараются от души.

Ленивая вода еле-еле ползёт сквозь дырку в треугольном ведре. С каждой каплей напряжение на площади растёт всё больше и больше. В ритм примитивному оркестру дикари лупят друг друга.

Шум. Треск. Гам. Молодёжь стоит крепко. Но родственники невест уверенно напирают. Кажется, будто строй друзей вот-вот лопнет. Зрители восторженно воют. Ещё! Ещё чуток!

Родственник невест, тощий, но невероятно высокий парень, прорвался таки сквозь строй друзей. И как только умудрился? Но, не сделав и шага, тощий дикарь споткнулся на ровном месте и рухнул прямо наземь, но не растерялся. Вытянув длинные руки, дикарь упорно пытается схватить невест крючковатыми пальцами за лодыжки. Дикарки дружно заверещали и смешно запрыгали на месте. Левая девица несколько раз толкнула плечом недовольного служителя в чёрном.

- Неужели не получится? – возбуждённо воскликнул витус Саян.

От напряжения повелитель дикарей вцепился в деревянные перила с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Длинный рукав рубахи задрался, на запястье блеснул массивный тёмно-синий браслет.

Похоже, зрители не совсем разделяют тревогу витуса Саяна. Сквозь восторженный рёв всё чаще и чаще проскакивают раскаты хохота.

На выручку вопящим невестам пришёл жених. Отступив на шаг, поджарый парень быстро и плавно развернулся, нагнулся и перехватил тощего дикаря поперёк живота. Зрители восторженно ахнули. Словно мощная пружина, поджарый разогнулся и с разворотом поднял тощего высоко над головой. Очумелый родственник смешно задрыгал руками и ногами. На мгновенье натужные рёв жениха перебил и восторженный гомон зрителей и задорную музыку. Бросок. Тощий с воем перелетел через ряд друзей и, словно бревно, ухнул прямо на родственников невест. Несколько дикарей попадало на землю. Зрители забились в экстазе.

- Во даёт!!! – рявкнул витус Саян.

Кажется, ещё миг и повелитель дикарей отбросит в сторону шикарную накидку, засучит рукава и бросится на помощь друзьям жениха.

Стыдно признать, Типат смахнул с носа капельку пота, но и самому хочется зареветь в унисон с дикарями. Первобытная забава, слегка прикрытая благородной целью, почти столкнула с точки душевного равновесия. Дыхание участилось, щёки жжёт жар. Как бы самому не броситься в драку.

Наконец, последняя капля воды упала в нижнее ведро. Время вышло.

Служитель капища прямо ложкой стукнул по медному гонку. Тягучий звук произвёл магическое действие – драка тут же встала, а музыка смолкла. Дикари все до единого вопросительно уставились на служителя.

- Обычай свершился! Свадьбе быть! – тяжело дыша, перевёл витус Саян.

Дикари разом загомонили. Невесты восторженно заверещали и прыгнули жениху на руки. Красный от крови, с подбитым глазом, поджарый парень подхватил обоих. Ну и силища! Друзья жениха и родственники невест, которые только что самозабвенно дубасили друг друга, смешались в одну кучу. Дикари орут, хлопают друг друга по плечам, обнимаются, целуются, поют в разнобой. Примитивный оркестр заиграл вновь.

И вот уже одна большая толпа раздетых до пояса дикарей потянулась с площади вон. Впереди всех преисполненный гордостью вышагивает поджарый парень. Почти жёны сидят у него на руках, обхватив шею почти мужа руками. Толпа дикарей, напевая в такт, вскоре скрылась на той же улице, откуда выбежала менее получаса тому назад.

Драка, или как выразился витус Саян «брачный обычай», произвела глубокое впечатление. Типат тряхнул головой. Но не тем, что дикари от души разукрасили друг друга, как  раз этого вполне можно ожидать, а совершенно другим. Похоже, дикари до сих пор создают семьи по пресловутой любви.

В цивилизованном обществе менгов браки давно заключаются по трезвому расчёту, а не по смутным терзаниям юной души. Все без исключения так или иначе пытаются пристроить собственных детей с максимально возможной выгодной. Даже тёмный крестьянин, чей удел плуг и мотыга, и тот норовит выдать дочь за чуть более состоятельного односельчанина, у которого на одну тощую курицу больше; или заполучить в жёны для сына ту же дочь всё того же чуть более богатого соседа. А чего уж говорить о благородных. В самом изысканном и высоком обществе брак давно и прочно стал инструментом большой политики, наравне с искусством интриг и подковёрной борьбы.

Но главное даже не это. Кто бы мог подумать, что дикари настолько воинственны. Этот брачный обычай больше всего похож на битву двух армий, а не на банальную драку тёмного быдла. Да, дикари виртуозно разукрасили друг друга, но убитых, или хотя бы серьёзно покалеченных, нет. А если они оденут доспехи, возьмут грубые топоры, да ещё в кучу, плотную, собьются… Тогда какая же сила сможет остановить их?

Витус Саян с треском отодрал руки от деревянных перил.

- Сколько раз подобное видел, а заводит так, будто сам невесту умыкнул, - признался витус Саян. – Ну да ладно.

- Скажите, витус, - Типат набрался смелости. - Неужели родственники невест и в самом деле пытались их отбить?

Не смотря на буйство, задор и кровь увиденного, всё равно осталось ощущение мастерски разыгранного спектакля.

- Ну, конечно, не совсем на самом деле, - витус Саян потёр затёкшие ладони. – Неужели вы и в самом деле думаете, будто двадцать молодых парней смогут выстоять в настоящей драке против двадцати зрелых мужей?

Типат благоразумно промолчал.

- Нет, конечно же, – продолжил витус Саян. – Родственники невест могли бы простроиться клином и с ходу проломить строй друзей жениха. Но они этого не сделали. Если честно, то да, действительно, мы посмотрели отличное представление. Только, поймите правильно: у простых людей с развлечениями негусто. А тут такой отличный повод повеселиться.

О том, что случится сегодня днём возле капища, знала вся Тивница. Итина, моя старшая жена, ещё вчера утром рассказала мне, но я, если честно, забыл. Тем более о предстоящем похищении знали и девушки и все их родственники. С чего это невесты так праздно вырядились, а их родственники на удивление быстро собрались? Минуты не прошло. Наверняка по близости ошивались, но жениху и его друзьям мешать не стали.

Но у обычая есть и прагматичная сторона. У родственников был реальный шанс отбить девушек и тем самым сорвать свадьбу. Но они этого не сделали. Зря, что ли, двоюродный брат невест, не помню как его зовут, растянулся на ровном месте и позволил Рапсу, жениху то есть, выкинуть себя вон.

Таким образом, отец девушек официально дал согласие на брак. До свадьбы дочери по-прежнему будут жить в его доме, но теперь отказать Рапсу или выдать их за другого он не имеет права. А заодно вся Тивница от души повеселилась. Разговоров на месяц, не меньше. Куда, по-вашему, они все направились?

- Не могу знать, - ответил Типат.

- В дом жениха, помолвку обмывать. Угощение ещё с утра приготовили. А сама свадьба будет недели через две. Как и полагается священному таинству, торжественно и чинно, а, главное, без суеты и драки, - объяснил витус Саян.

Площадь перед капищем опустела. Зрители шумными ручейками растеклись в разные стороны. Ушёл доедать обед и служитель в чёрном.

- Ну, мы немного отвлеклись, – спохватился витус Саян. – Прошу вас следовать за мной.

В том же порядке маленькая процессия двинулась через площадь в направлении той же улицы, куда ушли раздетые по пояс дикари. Слева от громады Великого Столба, над рядами деревянных изб возвышается ещё одна кирпичная башня.


Глава 26. Осенняя торговля. | Вкус власти | Глава 28. Последний шанс.