home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35. Придворный летописец.

Что и следовало ожидать. Чадир, придворный летописец Великого Князя Онира 4, да здравствует он и правит нами вечно, отошёл от стрельчатого окна на третьем этаже в здании напротив сарая придворного палача.

Ни проворные слуги, ни вечно жующий Пасс, ни тем более богатый купец не заметили, как за скорой расправой наблюдал ещё кое-кто. Чадир видел, как слуги выволокли мычащего от страха купца на задний двор и как придворный палач вздёрнул несчастного на грязной верёвке – позорная смерть.

Но ещё раньше никто не заметил присутствие Чадира в Малом приёмном зале. Ему по должности полагается наблюдать за приёмами, аудиенциями и прочими публичными мероприятиями Великого Князя, да здравствует он и правит нами вечно. Чадир специально одевается в просторный халат с широкими рукавами, чтобы его меньше замечали. Словно тень он следует за правителем, наблюдает за ним, запоминает и записывает.

Как обычно Чадир спрятался в небольшой нише. На его глазах несчастный купец привёл в Малый приёмный зал прекрасную, но дикую пленницу из далёких северных земель. Ну а когда слуги уволокли мычащего купца из приёмного зала, Чадир незаметно выскользнул из ниши и поспешил к этому окну.

Слугам пришлось тащить обречённого через весь дворец, а потом ещё топать на задний двор. Чадир успел как раз вовремя. И как только вечно жующий Пасс умудряется не растолстеть? Впрочем, не важно. Чадир отправился в личные покои.

Сейчас Великий Князь, да здравствует он и правит нами вечно, соизволит отобедать. Часа три, четыре в запасе есть. Пока ещё свежи воспоминания, пока ещё стоит перед глазами повелитель Миренаара с укушенным пальцем, нужно быстренько записать. Чадир прибавил шагу. Таковы его прямые обязанности, а так же призвание и долг.

На широком перекинутом через плечо ремне висит переносной столик. На поясе походная чернильница и принадлежности для письма. Чадир, сидя на маленьком стульчике, положив на колени переносной столик, быстро, быстро исписал пару листов мелкими косыми строчками. Главное успеть записать как можно больше слов, как можно больше деталей и подробностей. Разобраться и навести марафет можно позже.

В правом крыле огромного дворца, в самой древней его части, на первом этаже с окнами за задний двор находятся три комнаты Чадира: мастерская, спальня и спальня ученика со слугой. Аккуратно закрыв за собой дверь на массивный медный засов, Чадир присел за широкий письменный стол возле окна. Свет падает на столешницу с левой стороны. Очень удобно, можно обойтись без свечей и подсвечников. Чадир вытащил из среднего ящика стола большой чистый лист и задумался.

Труд придворного летописца хорошо оплачивается, но по-своему труден и даже опасен. Великий Князь, да здравствует он и правит нами вечно, как и его предшественники очень боится сгинуть в безызвестности. Время безжалостно, даже Великий Создатель не имеет над ним власти. Только придворный летописец в силах увековечить имя и славные дела очередного правителя Миренаара.

По долгу службы Чадир следует за Великим Князем, да здравствует он и правит нами вечно, много видит, много слышит, много знает и ещё больше догадывается. Он так же регулярно читает отчёты высших чиновников государства, дабы потомки не забыли, как под мудрым и чутким руководством Онира 4 благоденствовал и процветал Миренаар.

При столь колоссальной осведомлённости крайне сложно сохранить нейтралитет. Дворцовые группировки постоянно пытаются перетянуть его на свою сторону. Ведь тот, кто хорошо осведомлён, ещё лучше вооружён. Вечно приходится маневрировать, ускользать и оправдываться, дабы ненароком не навлечь на свою голову гнев какого-нибудь витуса из Совета Благородных. Это же целое искусство! А иначе не снести головы. Немало придворных летописцев нашли свою смерть на дне кубка с отравленным вином, на кончике ножа наёмного убийцы, а то и на эшафоте. Высшая знать не знает покоя. Во дворце кипят нешуточные страсти.

Чадир окунул палочку для письма в чернильницу и отточенным каллиграфическим подчерком вывел: Сегодня, 26 числа месяца ноября 619 года, Великий Князь Онир 4 изволил принять в Малом приёмном зале купца…» Высокопарный слог с массой приукрашенных подробностей строчка за строчкой ложится в анналы вечности.

Официальная хроника – очень важное искусство. Нужно и события достоверно передать и достоинство Великого Князя, да здравствует он и правит нами вечно, ни в коем случае не уронить. Нет, нет, да и заглядывает верховный правитель в толстые тома официальной хроники. Временами его очень заботит, в каком виде он предстанет в памяти грядущих поколений. Да и остальные витусы, будь они неладны, интересуются хрониками по тем же причинам. Приходится угождать всем без исключения. Даже тем, кто закончил свои дни на виселице придворного палача. Ведь на место казнённых приходят их сыновья.

Чадир исписал большой лист почти до самого конца и положил его в стопку к остальным. Когда листов наберётся около ста штук, придворный переплётчик сошьёт их вместе и заключит в кожаные корочки. Так ещё один том официальной хроники ляжет на пыльные полки в дворцовой библиотеке. Но! Чадир испугано глянул на запертую дверь. Князь и прочие витусы знают не всё.

На всякий случай Чадир подошёл к двери и подёргал засов – точно заперт. Из самого нижнего ящика Чадир извлёк серый томик размером в половину пухлых томов официальной хроники. Пока неприметный томик пуст более чем наполовину. На обложке от руки выведена небрежная надпись: «Свод налоговых отчётов Миренаара за 578 год».

Давно, очень давно, когда собрался самый первый Совет Благородных, на котором был выбран самый первый Великий Князь, была учреждена должность придворного летописца. Самые настоящие благородные, что спустились на Мирем со звёзд, завещали самому первому придворному летописцу вести не только помпезную официальную хронику, но и настоящую историю государства Миренаар.

Самоуверенные витусы напрасно считают потомков круглыми дураками. Официальная хроника, набитая под завязку восторженными восхвалениями и описаниями одних лишь побед, вызовет массу сомнений. Потомки захотят знать правду. Вот для чего летопись нужно вести такой, какая она есть на самом деле. Если забывать ошибки, промахи и поражения, то они имеют дурное свойство повторяться с ещё более разрушительной силой.

В тайне от витусов Чадир ведёт правдивую летопись Миренаара. В этом сером томике записано то, что он видел собственными глазами без прикрас и лживых подробностей. Надпись на обложке и первые двадцать страниц для отвода глаз. Ну кого могут заинтересовать налоговые отчёты тридцатилетней давности? На всякий случай Чадир опускает самые интимные подробности. Оно, того, бережёного бог бережёт.

Благородные со звёзд завещали вести не только правдивую хронику не только дворцовой жизни, а всего Миренаара и даже Мирема в целом. Чадир часто бывает в городе, расспрашивает торговцев со всех концов государства. Именно купцы бывают повсюду и много знают. Сегодня же вечером обязательно расспросил бы и Типата, но, чёрт побери, его уже вздёрнули. Жаль, конечно, но он не единственный, кто плавал на далёкий север. Нужно будет найти и расспросить гребцов вместе с приказчиками.

Ну а пока, Чадир торопливо заводил палочкой для письма, нужно записать мрачное пророчество повещенного купца. У простолюдина были очень весомые причины, раз он сумел наговорить Великому Князю, да здравствует он и правит нами вечно, ТАКОЕ!

Ух! Чадир отложил палочку для письма в сторону и с удовольствием распрямил спину. Ну вот и всё, поставлена последняя точка. Чадир захлопнул серый томик с мнимыми налоговыми отчётами.

Как бы Типат и в самом деле не оказался прав. Чадир провёл пальцами по потёртому корешку серого томика. То, что творится далеко на севере, действительно выглядит очень и очень необычно. Как придворный летописец, Чадир самым тщательным образом прочёл труды предшественников. За жалкую сотню лет дикари совершили невероятный рывок вперёд! От полуземлянок и анархии они перешил к домам из кирпича и твердой власти. Этот Умелец правит дикарями железной рукой. Такие далеко идут. И, холодок страха скатился по спине, сто лет назад впервые мелькнуло то же самое имя – Умелец.

Тяжело вздохнув, Чадир убрал серый томик на место. С глухим ударом самый нижний ящик стола встал на место.

Конец.

Череповец, февраль 2014 года.


Глава 34. Аудиенция у Князя. | Вкус власти | Об авторе.