home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

«Я уверена, вы понравитесь друг другу…» Абсолютно невинные слова Паулы повергли Сигну в настоящий ужас. Это была какая-то жестокая, злобная гримаса судьбы: Паула любила Ивора Гардинера.

Паула подошла к постели сестры и взяла Сигну за руку.

— Тебе лучше, милая? — спросила она.

Нельзя сказать, чтобы она была безмерно счастлива оттого, что к Сигне вернулась память. Но она была уверена, что ее Ивор сможет предложить им парочку разумных, конструктивных идей.

Сигна, которая сидела с пунцовыми щеками и таращилась на Ивора, не сводившего в свою очередь с нее виноватых глаз, наконец обрела дар речи.

— Паула, это не Ивор Челлисон! — тихим хриплым голосом, от которого у Паулы упало сердце, произнесла она. — Он вовсе не тот, за кого себя выдает. Он и Ивор — Ивор Гардинер — один и тот же человек. Это мой муж, Паула. Это человек, за которого я вышла замуж в Сингапуре!

В комнате повисла гробовая тишина. Паула, словно оглушенная, переводила взгляд с бледного, напряженного лица сестры на лицо жениха и обратно. Она была откровенно потрясена, она была просто в шоке от услышанного. Лишь Ивор оставался невозмутимым. Он, которому следовало бы бояться больше всех, показал завидное самообладание. Его лицо больше не выражало вину. Он ласково, сочувственно улыбался девушке, сидящей на кровати. Он отчетливо осознавал, что к Сигне вернулась память, — было это результатом второго несчастного случая или их внезапной встречи, он не знал и знать не хотел. Но факт оставался фактом, и теперь ему оставалось только сыграть ради собственной безопасности, не допустив при этом ни единой ошибки, иначе он погиб. Иначе Паула, его кареглазая красавица Паула, которую он так безумно желал, будет для него потеряна навсегда.

Он откашлялся, изображая смущение.

— Паула, любимая, — произнес он, — все это, похоже, очень сложно. Эта бедная девушка — твоя младшая сестра?

— Да, это Сигна. Но что она имеет в виду? Почему она считает, что ты — ее Ивор? Ивор Гардинер? — с недоумением осведомилась Паула.

— Я и сам хотел бы знать. Для меня все происходящее такая же загадка, как и для тебя, — спокойно отозвался он. — Я действительно так похож на этого Гардинера?

Паула обернулась к Сигне.

— Дорогая, возьми себя в руки, — попросила она. — Это же мой жених, мистер Челлисон.

— Нет, нет, это неправда! — воскликнула Сигна. Она соскользнула с дивана, встала на ноги и стояла теперь, слегка пошатываясь и глядя на Ивора расширенными глазами. — Он тот человек, за которого я вышла замуж в Сингапуре. Блэйк это подтвердит. Он был партнером Блэйка.

Ивор пожал плечами.

— В чем, собственно, дело? — расстроенным голосом спросил он.

— Ты помнишь, я рассказывала тебе, какое несчастье приключилось с Сигной, — пояснила Паула. — Ну, про ее роман с мужчиной по имени Ивор Гардинер. Но она не была за ним замужем. Блэйк заверил меня, что она никогда не выходила замуж.

— Выходила — говорю же тебе, выходила, Паула! — яростно обрушилась на сестру Сигна. — И вот теперь напротив меня стоит мой муж, Ивор Гардинер.

— Но, милая моя! — запротестовала Паула.

— Вряд ли я когда-нибудь его забуду, — продолжала тем временем Сигна, дрожа с головы до пят. — Когда-то я принадлежала ему и любила его. Но ты и сама знаешь, как он со мной обошелся — как подло он поступил с нашим отцом, как потом бросил меня. Теперь он снова затеял скверную игру. Он вернулся в Англию и сменил фамилию. Он обманывает тебя — старается заставить тебя выйти за него замуж, потому что я его больше не интересую.

Сердце Паулы забилось тяжело и быстро. Она была удивлена, даже потрясена откровениями своей младшей сестры. Все это просто невероятно, и непонятно, что же делать дальше. Ну разумеется, думала Паула, Сигна просто-напросто ошиблась. Паула не сомневалась в этом. Она беспомощно посмотрела на Ивора. Он улыбнулся ей в ответ — легкой, спокойной улыбкой, которая скрыла его собственные страхи и дала ей уверенность, в которой она так нуждалась.

— Не волнуйся, дорогая моя, — вполголоса произнес он. — Твоя сестра делает ошибку, но мы, несомненно, достигнем взаимопонимания. Послушайте, бедное дитя. — Он повернулся к Сигне, обращаясь к ней с нотками жалости и сочувствия в голосе. — Моя фамилия Челлисон. Я никогда в жизни не был в Малайе. Посмотрите на меня и постарайтесь все припомнить — я ведь не настолько похож на этого Гардинера, не правда ли? У нас с ним, скорее всего, нет ничего общего, кроме имен.

Откровенная наглость этого человека на мгновение лишила Сигну дара речи. Она смотрела на него, не в силах отвести взгляда, полного ужаса, от его лица. Ее щеки пылали. У нее в голове не укладывалось, как можно стоять с ней лицом к лицу и при этом так бесстыдно врать. Она вглядывалась в его лицо и узнавала каждую его черточку… эти сияющие глаза, которые так очаровали ее в Сингапуре… тонкие, жестокие губы… аккуратно причесанные темные волосы… его завораживающий, с хрипотцой, голос. Разве она не слушала этот вкрадчивый, убеждающий голос… разве не позволила ему околдовать себя… уговорить ее на тайный брак тем волшебным вечером?

Она вспоминала свою поспешную свадьбу и их единственную незабываемую ночь, в которой сплелись моменты безудержной страсти и странных сомнений и разочарований. Сомнения остались с ней. Но страсть прошла, ее волнение испарилось, оставив после себя только пепел перегоревшего вожделения. — Сейчас она ненавидела все воспоминания о нем, презирала его — за то, что он совершил. Сегодня она смотрела на него и видела в нем убийцу своего отца, да, впрочем, и своего собственного… Она горько сожалела о каждой минуте, проведенной в его объятиях. Как она могла ошибиться, как она могла быть в таких интимных отношениях с этим мужчиной?

Она поежилась и перевела взгляд с него на обеспокоенное лицо сестры.

— Паула, — произнесла она, — я умоляю тебя, верь мне. Я говорю правду. Я не сошла с ума, милая, и не ввожу тебя в заблуждение. Именно этот человек жил в Сунгей-Муране вместе с Блэйком, и именно этот человек стал моим мужем.

— Сигна, этого не может быть! — протестовала Паула.

— Вот именно, — вторил ей Ивор. — Твоя сестра явно страдает от прискорбного заблуждения.

— Но я могу все доказать! — воскликнула Сигна.

— Как? — с искренним ужасом в голосе спросила Паула.

— Я… о, я знаю, что потеряны и мое обручальное кольцо, и свидетельство о браке, — ответила Сигна, — но в Сингапуре должен был остаться дубликат. Я могу послать за ним — так я и сделаю. К тому же Блэйк без труда опознает мистера Гардинера.

— Мы не можем расстраивать Блэйка этой безумной чепухой, — возразила Паула с легким раздражением. — Его жизнь висит на волоске, не забывай об этом, Сигна.

Сигна побледнела. Она спрятала лицо в ладонях.

— Мой бедный милый Блэйк… да… он так плох. Я не должна беспокоить его, — прошептала она.

— Доктора сказали, что ему нужен полный покой, — добавила Паула. — Любое волнение может его доконать, Сигна, поэтому, ради бога, возьми себя в руки, милая, и постарайся вспомнить что-нибудь хорошее… а не плохое!

Ивор предпочел спрятать лицо за шелковым носовым платком, сделав вид, что вытирает лоб. Молодец Паула, подумал он. Она, сама того не ведая, помогала ему. Последнее, что ему надо было сейчас, — это встретиться лицом к лицу с Блэйком Сондерсом. Эта встреча стала бы концом всему. Только к лучшему, что Блэйк лежал в больнице на грани жизни и смерти и его нельзя было волновать. От этих мыслей капельки пота уже реально выступили на его лбу. Он снова провел платком по лбу, вытирая их. Несколько раз ему казалось, что все вот-вот рухнет. Он положил руку на плечо Паулы.

— Любимая, я хотел бы поговорить с тобой с глазу на глаз, — пробормотал он.

Паула кивнула и вместе с ним направилась к двери. Расширившиеся глаза Сигны жалобно провожали ее.

— Паула! — закричала Сигна. — Паула, не ходи… не слушай его. Он Ивор Гардинер — мой муж. Я клянусь тебе! Отвези его в гостиницу на Нортумберленд-авеню — они его вспомнят. Он был тем человеком, который привел меня туда — сбил меня с ног в номере… о, Паула…

Ее призыв оборвался тихим стоном. Ее сестра, не обращая на нее внимания, вышла в коридор и торопливым шепотом теперь разговаривала с Ивором. Сигна рухнула на диван. «Боже, уж не сошла ли я на самом деле с ума?» — думала она. Ей казалось, что очень скоро так и случится, если Паула откажется ей верить, но ведь она ничем не могла подтвердить свои слова. Она знала, что этот человек — Ивор Гардинер. Что Ивор Челлисон — выдумка, фантом. Но она также прекрасно знала, как этот человек умеет очаровывать. Даже Паула не смогла устоять перед его чарами. Паула, такая искушенная, независимая светская дама, любила его и верила каждому его слову. Влюбленную женщину невозможно ни в чем убедить. Придется приложить титанические усилия, чтобы заставить Паулу хотя бы засомневаться в ее возлюбленном. Все эти месяцы она знала его под именем Ивор Челлисон; почему вдруг она должна поверить, что на самом деле он совсем не тот, за кого себя выдает?

Казалось, мужество покинуло Сигну. Она закрыла глаза и лежала не шевелясь, словно мертвая.

— Боже, пожалуйста, помоги мне! — то и дело шептала она про себя. — Что я могу сделать… как мне уберечь Паулу от этого ужасного человека?

Тем временем Паула стояла рядом с Ивором, он держал ее за руки, а в ее глазах стояли слезы.

— Это чудовищно! Что же нам теперь делать, Ивор? — шептала она. — Бедная малышка Сигна.

— У несчастной девочки помутнение рассудка, это очевидно, — вполголоса отвечал Ивор. — Второй несчастный случай, скорее всего, вернул ей обрывки воспоминаний — этот тип, Гардинер, разумеется, существовал на самом деле, мы это знаем, — но мне кажется, что ее мозг все же поврежден, как ты считаешь, милая?

— Я очень боюсь, что это действительно так, Ивор.

— Весьма вероятно. Я-то точно знаю, что я — не Ивор Гардинер, — со смехом заметил он, и в его глазах заплясали смешинки, которые обманули бы даже самую искушенную женщину.

Паула сжала его пальцы.

— Я знаю. Мне ты можешь не говорить об этом. Я в этом нисколько не сомневаюсь, — заверила она. — Разумеется, ты не Ивор Гардинер. Но, любимый, если мозг Сигны действительно пострадал, то все может быть очень серьезно. Она ведь только вчера вышла замуж за этого бедного мальчугана, Блэйка.

— Да, это ужасно для них обоих. Не самое счастливое событие для Сондерса, если он оправится после аварии только для того, чтобы обнаружить, что его жена сошла с ума.

Паула вздрогнула, ее губы побелели.

— Ивор, и все-таки этого не может быть. Сигна и вдруг сошла с ума — о, это будет слишком ужасно, слишком жестоко.

— Но похоже, увы, это так. У нее явно не все в порядке с головой, иначе она не стала бы считать меня своим мужем, бедняжка.

— Судя по всему, ты прав, — в слезах прошептала Паула. — Когда мы выходили из больницы, она объявила, что она замужняя женщина и что, выйдя вчера утром замуж за Блэйка, она вступила во второй брак. Потом она обвинила тебя в том, что ты и есть ее муж… Боже, она и вправду сходит с ума… моя бедная младшая сестра!

— Если бы она и вправду вышла в Сингапуре замуж за этого типа, у нее были бы с собой какие-то доказательства этого, — добавил Ивор.

Про себя он благодарил судьбу, что додумался вынуть из дорожного чемодана Сигны обручальное кольцо и свидетельство о браке, когда забирал в тот день с вокзала ее вещи.

Они продолжали торопливо обсуждать происходящее, уже придя к общему мнению. Своими предположениями и намеками Ивору удалось убедить Паулу, что ее сестра сошла с ума. И неудивительно, что Паула в это поверила. После аварии Сигна говорила и делала совершенно необъяснимые вещи.

— Что бы я делала без тебя, Ивор? — сказала Паула, с благодарностью пожимая его руку. — Это самое страшное, что только могло случиться. Нам остается лишь надеяться и молиться, чтобы рассудок вернулся к Сигне раньше, чем бедный Блэйк оправится настолько, чтобы понять, что произошло.

Самым заветным желанием Ивора на самом деле было, чтобы Блэйк Сондерс никогда не поправился. В одном он был уверен на сто процентов — он должен любыми способами избегать встречи с этим человеком, который тоже узнает в нем Гардинера и подтвердит слова Сигны.

Пока же ему придется продолжить свою опасную игру, ставка в которой — его жизнь.

Они с Паулой договорились, что до поры до времени будут во всем потакать Сигне, но постараются уговорить ее показаться психиатру.

С этими мыслями они вернулись в комнату Сигны. Но та тут же вскочила и принялась снова обвинять Ивора. Обстановка накалялась, Сигна злилась все больше и больше, ее раздражали попытки Паулы успокоить ее и сочувственные взгляды Ивора.

— Я же говорю тебе, что это правда, — он мой Ивор — мой муж!!! — продолжала настаивать Сигна. — Ты не должна обращаться со мной так, будто у меня не все дома, ты должна верить мне, Паула!

— Ну же, ну же, милая моя, ну постарайся же взять себя в руки! — ласково уговаривала Паула, взяв сестру под локоть. — Лучше приляг, отдохни немного. Все это волнение из-за Блэйка совсем выбило тебя из колеи.

— Неправда! Я в своем уме, и я говорю тебе, что этот человек — Ивор Гардинер, а вовсе не Ивор Челлисон! — отчаявшись, кричала Сигна. — Не верь ему, Паула. Не позволяй ему разрушить твою жизнь так же, как он разрушил мою.

Она вдруг застонала, покачнулась и стала медленно оседать на пол. Ивор поспешно подхватил ее. Глаза Сигны были закрыты: она потеряла сознание. Сначала потрясение, потом тщетные попытки открыть сестре глаза на страшную правду — все это оказалось для нее уже слишком.

Ничего лучшего для Ивора и придумать было нельзя. Он помог Пауле уложить Сигну на кровать и оставил ее на попечение Паулы и горничной.

— Бедная девочка, — сочувственно произнес он, когда спустя некоторое время они с Паулой сидели в холле. — Она совсем рехнулась!

Губы Паулы задрожали.

— Похоже на то, — пробормотала она. — О, Ивор, какая трагедия — она еще совсем ребенок и только вчера вышла замуж за Блэйка!

Ивор вздохнул.

— Не отчаивайся, любимая, — сказал он. — Возможно, врачи смогут ей помочь.

— Я должна сделать что-нибудь как можно скорее, — сказала Паула. — Я не могу просить ее уехать из Бэзинстоука, пока жизнь Блэйка в опасности. К тому же, если попытаться увезти ее, ей станет только хуже. Я лучше позвоню своему менеджеру, объясню всю серьезность ситуации и попрошу у него еще несколько дней отпуска. Публике он сможет сказать, что я приболела. И еще я позвоню сэру Барклею Додсону.

— Барклей Додсон… ах да, он специалист по умственным расстройствам. Я о нем слышал, — ответил Ивор. Он пил уже третий бокал виски с содовой. Спиртное было ему сейчас необходимо как никогда.

— Да, — со вздохом подтвердила Паула. — Он считается лучшим специалистом в своей области во всем Лондоне. Я попрошу его как можно скорее приехать в Бэзинстоук.

— Если бы ты не была так богата, я сам послал бы за ним, — сказал Ивор. — Мое единственное желание — чтобы ты была счастлива, любовь моя. А насколько я понимаю, твое счастье сейчас зависит от того, поправится ли твоя младшая сестра.

Кроме Паулы и Ивора, в холле никого не было; Паула обняла его за шею, глядя в красивые глаза, такие искренние и сочувственные, и даже не подозревая о том, какой обман скрывается за этой маской. Он привлек ее к себе и страстно поцеловал.

— Дорогая моя, любимая, единственная Паула! — прошептал он.

Она возвращала ему поцелуи с ответной страстью. Она всем сердцем любила этого мужчину и нуждалась в его утешении.

Казалось, он добился полного успеха. Фортуна пока не изменяла ему.


Глава 13 | Прекрасные мечты | Глава 15