home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Ивор сбросил руку Барклея со своего плеча.

— Нет, неправда, этот человек ошибается! — рявкнул он. — Послушайте…

— Тише, — перебил Барклей. — Здесь есть и другие люди, вы же не хотите публичного скандала?

Ивор проглотил свой гнев и страх. Он сжал кулаки и с вызовом посмотрел на Стэнли Ричардса.

— Этот человек ошибся, — повторил он.

— Как бы то ни было, слишком много совпадений, — резко произнес Барклей. — Два человека узнали в вас Гардинера — Сигна, которая утверждает, что вы ее муж, и вот этот человек. Ну, друг мой…

— Черт бы вас побрал! — яростно перебил его Ивор. — Моя фамилия Челлисон, и я говорю вам, что этот человек ошибается, так же как и Сигна. Должно быть, я действительно очень похож на этого Гардинера.

Доктор покачал головой.

— Слишком уж хилое объяснение, — сказал он. — К тому же вы тоже узнали мистера Ричардса.

— Вовсе я не ошибаюсь, — вмешался Ричардс, наблюдавший за разыгравшейся сценой с интересом. Он с удовольствием отдал бы сейчас должное Ивору Гардинеру за то пренебрежение, с каким тот относился к нему в Сингапуре. — Я бы узнал Гардинера где угодно. Он ухлестывал за дочкой старого Тома Мэнтона. Он вообще не пропускал ни одну смазливую мордашку.

Сэр Барклей Додсон кивнул.

— Сигна Мэнтон — все так, — тихо произнес он. — Итак, мистер Ричардс, поймите, то, что вы сейчас скажете, очень важно. Вы уверены, что это мистер Гардинер?

— Абсолютно, — ответил бывший плантатор. — Да вот хоть шрам на левом запястье — от змеиного укуса — я прекрасно его помню.

Ивор выругался сквозь зубы. Эта встреча с Ричардсом погубила его. Быстрым, точным движением сэр Барклей схватил его за левое запястье, сдвинул манжету и обнажил тот самый белый шрам, который еще раз все доказывал.

Ивор неуверенно пробормотал:

— Это все наглая ложь…

— Расслабься, — ухмыльнулся Ричардс. — Ты и есть Гардинер — какой смысл притворяться кем-то еще?

Сэр Барклей Додсон посмотрел на ставшее мертвенно-бледным лицо Ивора.

— Пойдемте, — сказал он. — Игра окончена. Говорю вам, Гардинер, бросьте притворяться и объяснитесь с мисс Владамир. Я вам не завидую.

Ивора трясло. Против воли он последовал за доктором из гардеробной в холл, где их ожидали Паула и Сигна. Паула радостно заговорила:

— Долго же вы оба прихорашивались…

Тут она замолчала. Она заметила белое лицо и остекленевший взгляд Ивора и суровое лицо сэра Барклея.

— Что-нибудь случилось? — поспешно спросила она.

— Я… черт бы все это побрал, Паула, я… — Ивор попытался выдавить из себя объяснение и умолк: от ярости и страха у него пропал дар речи. Сигна переводила взгляд с одного мужчины на другого, ее сердце готово было выскочить из груди.

— Что произошло? — спросила она сэра Барклея.

— Только что благодаря совершенно случайной встрече я получил доказательство, что вы не ошибаетесь, Сигна, — ответил он. Он не осмеливался взглянуть на Паулу, страшась увидеть боль на ее красивом лице. — Случилось так, что служащий гардеробной оказался бывшим плантатором из Сингапура, и он сразу же узнал в «мистере Челлисоне» Ивора Гардинера.

— Ничего странного в этом нет. Во всем виновато это пресловутое сходство, — хрипло попытался изменить ход событий Ивор.

Паула не сводила глаз с Барклея Додсона.

— Нет, это, должно быть, какая-то ошибка! — вскрикнула она.

Но Сигна, раскрасневшаяся, с блестящими глазами, схватила доктора за руку.

— Стэнли Ричардс! — взволнованно сказала она. — Ну конечно, я знаю его! Его плантация была рядом с нашей. Я не думала, что он вернется в Англию. Он знал моего отца. Он никогда не был нашим другом, но с Ивором он тоже был знаком. Мы все в Клубе друг друга знали.

— Может, этот тип и из Сингапура, но это не доказывает, что я и есть этот Гардинер, — упорствовал Ивор с отчаянием в голосе. — Все дело в поразительном сходстве.

— Я не знаю, что и сказать, — раздался голос Паулы.

Инстинктивно она приняла руку, протянутую ей сэром Барклеем, и оперлась на нее, ища поддержки.

— Слишком много для обычного совпадения, — заметил Барклей Додсон. — Ричардс был абсолютно уверен и упомянул о шраме от укуса змеи на запястье мистера Гардинера. Я приподнял его рукав — на запястье точно такой же шрам. Слишком много для простого совпадения.

— Да, я помню этот шрам, — с горечью подтвердила Сигна.

Паула побледнела. В ее карих глазах застыли ужас и страх.

— Этого не может быть, — ошеломленно сказала она.

— Может! О, я-то знаю, что может, Паула, — сказала Сигна, поворачиваясь к сестре. — Я все время это знала. Ивор мошенник — он обманул тебя, а со мной обошелся еще хуже.

— Все это гнусная ложь! Пойдемте ужинать, — сказал Ивор, бледный, с выступившей на лбу испариной.

Паула испытующе посмотрела на него. Теперь ее вера в Ивора Челлисона была серьезно поколеблена. Перед ней стоял трус с пепельно-серым лицом… весь его вид говорил о том, что он виновен. Он поймал ее взгляд и вздрогнул. Он больше не мог смотреть ей в глаза.

— О, Ивор! Неужели это правда? — спросила Паула.

— Да. Уверяю тебя, это правда, — серьезно произнесла Сигна. — Пойдем со мной к Стэнли Ричардсу — послушаем, что он нам скажет.

— Паула, если ты хоть немного любишь меня, уважаешь меня… — начал было Ивор.

— Мисс Владамир, я умоляю вас поступить так, как предлагает ваша сестра, — тихо произнес Барклей Додсон. — В этом деле не осталось сомнений. Я и раньше говорил вам — ваша сестра так же нормальна, как и вы, и она не ошибается.

Паула была потрясена до глубины души. Она дотронулась ладонью до лба. Если бы только Ивор встретился с ней взглядом… успокоил ее страхи. Но… невиновный человек вел бы себя совершенно по-другому. Он уже был бледен, а в глазах его застыла обреченность.

Паула в ужасе отвернулась от него. Она позволила сестре и доктору отвести себя в гардеробную. Ивор шел следом. У него просто не оставалось выбора. Про себя он проклинал сэра Барклея Додсона. Этот тип подозревал его с самого начала и был полон решимости вывести его на чистую воду.

Паула поговорила с бывшим плантатором. Ричардс был с ней вежлив. В красоте, в грации Паулы было что-то, что сразу заставляло относиться к ней с особым вниманием. Он без запинок отвечал на ее вопросы.

Да, он хорошо знал Гардинера. Нет, он не ошибается. Джентльмен за ее спиной и есть Гардинер, а вовсе не Челлисон. И конечно, он знаком с мисс Сигной. Он виноватым взглядом окинул светловолосую девушку, которую до смерти напугал в тот день на веранде бунгало старого Тома.

К тому времени, как Паула закончила разговор с Ричардсом, ее вера в «Ивора Челлисона» еще больше пошатнулась. Как бы отвратительны ни были подозрения, она не могла отрицать, что два взрослых человека считали, что ее Ивор — это Ивор Гардинер.

После разговора с Ричардсом Паула так побледнела, что Барклей Додсон, наблюдавший за ней с искренним сочувствием, взял ее под руку.

— Держитесь, — сказал он.

— Я не собираюсь падать в обморок, — сказала она, тяжело и часто дыша. — Но все это просто ужасно. И я должна узнать всю правду до конца.

— Тебе лучше самому все рассказать, Ивор, — сказала Сигна, с ненавистью глядя на человека, который причинил Пауле такую боль.

— Я все отрицаю, — задиристым тоном ответил он.

— Скажи мне правду, — сказала Паула. В ее темных глазах сверкали молнии. — Ты должен сказать всю правду, Ивор. Если ты действительно Ивор Гардинер, пожалуйста, признайся сам, иначе мы тут все сойдем с ума.

Он молчал.

Заговорила Сигна:

— Паула, он никогда в этом не признается. Он лжец, и он зашел слишком далеко. Если он будет продолжать отрицать, что он мой муж, отведи его к Блэйку. Это станет главным свидетельством. Блэйку уже лучше — он готов узнать всю правду. Это разобьет ему сердце, но рано или поздно он все равно все узнает, а ты должна знать правду сейчас, пока еще не слишком поздно.

Паула кивнула.

— Очень хорошо, — непослушными губами выговорила она. — Пойдем, встретишься с Блэйком… — Она посмотрела на Ивора: — Ты готов сделать это?

Ивор безмолвствовал.

Сигна сказала:

— Блэйк не ошибется. Он много месяцев жил с Ивором в одном бунгало.

— Ты пойдешь? — повторила Паула.

— Нет, — отчаянным голосом ответил Ивор. — Не пойду.

Паула вспыхнула, потом снова побледнела. Мир рушился на ее глазах. Ее вера, ее уважение, ее страсть к Ивору Челлисону уходили как песок сквозь пальцы. С мукой в голосе она произнесла:

— Так, значит, ты боишься встретиться с ним лицом к лицу. Значит, ты и есть Ивор Гардинер! Значит, с самого возвращения в Англию ты пользовался фальшивым именем.

Ивор посмотрел на нее. Это был жуткий, отчаянный взгляд. Он любил ее и сейчас понимал, что навсегда ее потерял. Игра окончилась. Он мог отрицать то, что говорила Сигна, что говорил Ричардс. Но он не мог осмелиться предстать перед Блэйком Сондерсом, который бы моментально узнал его.

— Паула, — хрипло произнес он. — Во имя всего святого, разреши мне поговорить с тобой наедине. Я люблю тебя… я…

— Это не имеет отношения к данному вопросу, — дрожа, перебила его она. — Ты Ивор Гардинер?

— Да! — взбешенно рявкнул он.

Воцарилась тишина. Сигна сквозь зубы втянула воздух. Барклей Додсон не сводил глаз с Паулы. Он очень переживал за нее. Никогда еще он не присутствовал при столь фатальной сцене. Это было душераздирающее зрелище. Ивор был уничтожен, на него больно было смотреть.

Но Паула выстояла. После перенесенного шока, вызванного признанием, прозвучавшим в вестибюле ресторана Бэзинстоука, она вдруг стала спокойной и отстраненной. Она осознала, что пришел конец любви, вере, надежде — всему, что она с таким тщанием строила вокруг Ивора. Она произнесла:

— Ах, Ивор… как это подло!

Он попытался взять ее за руку.

— Паула — ради нашей любви…

— Не напоминай мне об этом, — перебила его она. — Как я жалею, что встретила тебя. Как ты посмел сыграть со мной столь злобную шутку… после того, как поразвлекался с моей сестрой и бросил ее? Мне плохо, мне тошно становится, стоит мне только подумать, как ты одурачил меня.

— А вспомни еще о нашем бедном отце, Паула, — добавила Сигна. — Ивор в ответе за ужасную смерть папы… это он украл сокровище, которое папа нашел.

Паула закрыла лицо руками.

— Не надо — у меня нет сил думать сейчас еще и об этом, — сказала она и повернулась к Барклею Додсону: — Отвезите нас домой… пожалуйста.

Доктор предложил ей руку; сердце у него обливалось кровью.

— Хорошо, дорогая, как скажете, — ответил он.

— Так вот в чем дело — ты просто метишь на мое место! — воскликнул Ивор, полностью утратив контроль над собой и смеясь как сумасшедший. — Я предан забвению, и тут на первый план выходишь ты — будущий дружок нашей знаменитой балерины. Напыщенный идиот!

Барклей Додсон побелел от ярости.

— Гардинер, — процедил он, — если бы я не был убежден, что вы — душевнобольной человек и вас следует отправить в соответствующее учреждение, я бы вас ударил.

Паула поежилась. Стыд и унижение легли ей на плечи невыносимой тяжестью. Она любила Ивора Челлисона, она верила ему. Она чуть не вышла за него замуж.

— Я хочу задать тебе еще один, последний вопрос, — сказала она, снова обернувшись к Ивору. — Ты… женат на Сигне?

— Да, женат, — сквозь зубы выдавил он. — Так что тебе не избавиться от этих отношений, Паула. Ты моя свояченица.

Паула снова вздрогнула. От ее любви и уважению к нему не осталось и следа. Не осталось ничего, кроме острого отвращения и ужаса от всего того, что он совершил.

— Как это мерзко! — сказала она. — Бедная Сигна.

— Не волнуйся за меня, — ответила Сигна. — Осмелюсь предположить, что он будет только рад получить развод, — вот только Блэйку надо будет все рассказать.

— Вот и оставайся со своим Сондерсом — мне ты не нужна, — процедил Ивор, с ненавистью глядя на нее.

Паула обняла сестру.

— Больше ты не посмеешь обидеть ее. Я прослежу за этим, — сказала она. — Если можно устроить развод, это будет сделано немедленно. Мое единственное желание — никогда больше не видеть тебя.

Сэр Барклей увел обеих девушек из ресторана. Бледный Ивор неподвижно стоял и смотрел им вслед. Вот они и ушли. Он потерял их обеих. Жену, которую бросил сам… и женщину, которую жаждал, ради завоевания которой затеял такую отчаянную игру.

Он оглушительно рассмеялся, бросился в кресло и приказал принести двойное виски с содовой. Он сидел, поглощая один стакан виски за другим… до тех пор, пока не почувствовал себя вдрызг пьяным. Он стал совсем не похож на веселого, красивого Ивора Челлисона, который завоевал сердце Паулы Владамир.

В дряхлом домишке в Ливерпуле старая мисс Марта Дункан в этот момент стояла на коленях возле кровати. Она молилась: «Господи, спаси и сохрани моего дорогого Ивора и сделай так, чтобы он был хорошим мальчиком!»


Глава 17 | Прекрасные мечты | Глава 19