home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Сигна Гардинер, впервые воспользовавшись этой ненавистной фамилией, представилась невысокой худой старушке в поношенной одежде, которая открыла ей и Блэйку дверь маленького полуразвалившегося домика в Ливерпуле.

— Я… миссис Ивор Гардинер, — сказала девушка. — Это мистер Сондерс… мой хороший друг и бывший партнер Ивора в Малайе.

Марта Дункан глядела на Сигну полуослепшими от слез глазами. Всю ночь она плакала и молилась за Ивора. За своего племянника, чье тело покоилось теперь в морге и чье лицо она в последний раз видела при столь трагических обстоятельствах.

— Миссис Ивор Гардинер? — медленно повторила она. — Но я… не знала… что у моего бедного племянника есть жена.

— Тем не менее она у него есть, — мягко ответила Сигна. Ей было ужасно жаль маленькую старую леди, на лице которой было написано безутешное горе. Было очевидно, что тетя Ивора обожала его. — Мы можем войти, мисс Дункан?

Старушка провела их в душную гостиную. Эта комната принадлежала прошедшему веку: тяжелые занавеси, выцветший турецкий ковер, викторианская мебель. Кружевные салфеточки на плюшевых креслах. Множество безделушек и фотографий. Окинув быстрым взглядом фотографии, Сигна увидела на большинстве из них Ивора. Ивор младенец и школьник в кепи… незрелый юноша… и, наконец, жизнерадостный светский лев, которым он стал сравнительно недавно.

В этой комнате с опущенными в знак траура занавесями мисс Дункан вновь обернулась к своим гостям. Она беспомощно разглядывала их сквозь очки.

— Я ничего не понимаю, — дрожащим голосом повторила она. — Мой дорогой мальчик никогда не говорил мне, что у него есть жена. Перед самой своей кончиной он хотел видеть некую мисс… мисс Паулу… какая-то русская фамилия… я забыла… но он дал мне номер телефона, и я позвонила туда.

— Это была моя сестра, — сказала Сигна.

— О, — произнесла мисс Дункан. — Тогда, вероятно, он имел в виду, что она должна передать вам печальные известия.

Сигна бросила красноречивый взгляд на Блэйка. Он сразу понял ее — не стоит рассказывать старушке больше, чем необходимо. Сигна, всегда отличавшаяся состраданием к ближним, хотела пощадить чувства пожилой леди.

Сигна сказала:

— Я… вышла замуж за Ивора в Сингапуре, совсем недавно. Были… некоторые причины делового характера, по которым он не хотел предавать огласке наш брак. Возможно, именно поэтому он вам ничего не сказал.

— Вполне вероятно, — вздохнула старушка. — Я его не понимала. Я никогда не понимала Ивора. А в последнее время он стал таким странным… сверх обычного. Мой бедный мальчик…

Ее голос задрожал и оборвался. Сигна наклонилась и взяла в свою руку ее ладонь.

— Вы были очень к нему привязаны?

— Он был всем, что у меня осталось. Он был сыном моей любимой сестры. Когда она умерла, я взяла Ивора к себе… я вырастила его. Он был для меня всем на свете…

— Понимаю, — сказала Сигна. — А в последнее время вы его часто видели?

— Он оставался здесь… дольше, чем обычно. Но он был странным. А вам он не казался странным? — Мисс Дункан с сочувствием посмотрела на девушку, которая утверждала, что является вдовой Ивора.

Сигна кивнула:

— Да. Пожалуй, это слово лучше всего описывает его состояние. Мисс Дункан, я так до сих пор и не знаю, как… Ивор умер.

Старушка поежилась.

— Он… застрелился, здесь, в этом доме… в этой самой комнате. Она полна призраков. Ужасных призраков. Я больше не смогу здесь жить. Теперь они останутся здесь навсегда.

Сигна побледнела и инстинктивно протянула руку, ища поддержки Блэйка. Он сжал ее пальцы и склонился к ней:

— Не оставайся здесь больше, чем того желаешь, милая…

Сигна снова обернулась к старушке:

— Он застрелился… здесь… в этой комнате?

— Да.

— Вы знаете почему?

— Нет. Он приехал сюда из Лондона примерно неделю назад. Он все время пил. Вы знали, что он пьет?

Сигна кивнула.

— Он был постоянно пьян, мой бедный мальчик. А когда бывал трезвым, то казался ужасно расстроенным чем-то. Он без конца повторял, что потерял все. Он не объяснял, что именно имеет в виду. Деньги у него вроде бы были. Дело было не в них. Но он говорил, что для него в жизни не осталось ничего. Я решила, что тут замешана женщина. Я была в этом уверена. Но, оказывается, у него были вы… жена… такая молодая, красивая… я не понимаю… — снова жалобно повторила мисс Дункан.

— Это не имеет значения. Не переживайте из-за этого. Теперь все кончено. Просто расскажите нам… о его смерти.

Мисс Дункан продолжила:

— Вчера вечером у Ивора был один из приступов отвратительного настроения. Он закрылся в спальне и отказывался выходить. Я умоляла его сказать мне, что случилось. Потом он все же спустился вниз и принялся за виски. Он выпил — ах! — так много бутылок виски за какую-то неделю, бедный мой мальчик. У него был заряженный револьвер, и он грозился совершить самоубийство. Он сказал, что его преследуют… сказал, что сделал что-то очень плохое… что после смерти он отправится в ад… ужасные, ужасные вещи он говорил… — Старушку сотрясали рыдания. — А я молилась за него. Я молилась за моего обожаемого мальчика. Но я знала, что все это бесполезно. Он был проклят. Это кровь его отца говорила в нем. Он сошел с ума… сошел с ума, как Чарльз.

Сигна и Блэйк переглянулись.

— А разве его отец сошел с ума? — дрожащим голосом спросила Сигна.

— Да, он умер в доме для умалишенных.

— Это многое объясняет, — сказал Блэйк.

— Это объясняет все, — откликнулась Сигна.

По морщинистым щекам мисс Дункан градом катились слезы.

— Я ничего не могла для него сделать. Ничего. Он был в ужасном душевном состоянии. Я не могла отогнать прочь мучивших его бесов. Я была на кухне, разогревала ему поесть… а он застрелился… я слышала выстрел. Я никогда этого не забуду. Я нашла его лежащим здесь, на диване. Перед смертью он лишь успел сказать мне ваш адрес. Я имею в виду, вашей сестры. Умирая, он произнес имя Паула. Вас так зовут?

— Нет, — ответила Сигна, заливаясь краской.

Старушка беспомощно пожала плечами:

— Я ничего не понимаю… но, может быть, это и к лучшему, что мой бедный мальчик умер… покинул этот мир. Ивор никогда не был здесь счастлив. Он вел не очень хорошую жизнь. О, я прекрасно знаю об этом. Но я всегда прощала его… так же, как прощала ему детские проступки, когда он был моим малышом. Он был такой здоровенький… и такой умный… «Тетя Марта, — бывало, говорил он, — когда я вырасту, то заработаю много денег, буду ездить по всему миру и стану великим человеком». И он сдержал свое слово… бедный мой Ивор…

Она закрыла лицо руками и разрыдалась. Сигна встала, по-прежнему держа Блэйка за руку.

— Мы знаем достаточно, — сказала она. — Я не могу больше оставаться здесь. У меня такое же чувство, что и у нее… это место населено призраками. Я хочу уехать и обо всем забыть.

Старушка, с головой уйдя в свое горе, казалось, не заботилась о том, уедет Сигна или останется. Это Блэйк объяснял ей, что Сигна недавно перенесла тяжелую болезнь и не в состоянии присутствовать на похоронах. Миссис Гардинер будет очень признательна, если мисс Дункан сама за всем проследит, сказал Блэйк.

Тетя Ивора была согласна. Но, как оказалось, она абсолютно ничего не знала о его делах: ни откуда у него берутся деньги, ни в каком банке он их держит, ни кто его адвокаты.

Блэйк прошептал Сигне на ухо:

— Возьми такси до Адельфи. Отдохни там и дожидайся меня, дорогая. Я постараюсь уговорить мисс Дункан помочь мне просмотреть вещи Гардинера. Мы наверняка найдем какие-нибудь адреса. Нам обязательно нужно выяснить, куда он вложил свои деньги. Это ведь деньги твоего отца, и теперь они должны по праву принадлежать тебе.

Сигна вздохнула:

— Мне снова приходится взваливать на твои плечи все мои трудности, Блэйк. Ты только тем и занимаешься.

Он прошептал:

— Я надеюсь, что буду заниматься этим и всю оставшуюся жизнь.

Сигна попрощалась с мисс Дункан. В порыве искреннего сочувствия она обняла худенькую старушку и поцеловала ее в мокрую от слез щеку.

— Вы ведь любили его… так запомните только то, что в нем было хорошего, — хрипло произнесла она. — И я постараюсь сделать то же самое.

И она уехала из маленького темного дома, оставляя призраков позади. Призраков Ивора и всех его преступлений. Шел дождь. Но когда машина проезжала мимо собора, над огромными шпилями Сигна увидела островок голубого неба… и яркий лучик солнца, пробивающийся сквозь сумрак. Он показался ей предзнаменованием. Все тени, печали и слезы оставались позади. Ивор был мертв… гениальный безумец совершил самоубийство, не в силах дальше жить с бременем собственной вины… и мириться с потерей женщины, ради которой он совершил все эти грехи. Эта часть ее жизни подошла к концу, подумала Сигна. Впереди ее ждал солнечный свет и новая жизнь с Блэйком. По дороге в Адельфи она остановилась у цветочного магазина и послала огромный букет лилий одинокой, покинутой всеми старушке, которая любила Ивора.

Сигне казалось, будто с ее плеч свалился огромный камень. Успокоенная, она ждала в Адельфи возвращения Блэйка.


Глава 19 | Прекрасные мечты | Глава 21