home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Позднее в тот же вечер Ивор Гардинер — в кругу своих новых друзей известный как Ивор Челлисон — сидел напротив Паулы Владамир в «Савое», пытаясь съесть обильный ужин и быть таким же блестящим и остроумным, как обычно. Но ему кусок в горло не шел. Он был рассеян и подавлен. Несмотря на то что он был безумно влюблен в сидящую с ним девушку, его преследовала мысль о его несчастной юной жене… о Сигне, лежащей на полу той комнаты в отеле… о крови, льющейся струйкой из отвратительной раны на ее золотоволосой голове. Паула Владамир поддразнила его.

— Ты слишком серьезен, милый Ивор! — Она улыбнулась и взглянула на него поверх края своего бокала. — Что с тобой сегодня?

— Я не нахожу слов, потому что ты так красива, — напыщенно произнес он. — И еще вот поэтому…

Он прикоснулся к восхитительному кольцу с изумрудом, которое сам надел ей на палец несколько минут назад в ее квартире.

Она была взволнована его словами и неприкрытой страстью в его глазах. Паула жила приключениями, она отдавалась во власть случайностей с шестнадцати лет, когда впервые станцевала в Москве и внезапно стала знаменитой. Ее любили многие мужчины. Но ей они все были безразличны. До недавнего времени жизнь ее была посвящена исключительно танцам.

И впервые мужчина заставил Паулу забыть обо всем на свете. Прекрасная внешность и безукоризненные манеры Ивора покорили ее, как и ее младшую сестру в Сингапуре. Она пообещала вскоре выйти за него замуж и была абсолютно счастлива.

Сегодня она была особенно неотразима в новом белом вечернем платье из мерцающего атласа и белой же горностаевой пелерине. Ее изящную шею украшало ожерелье из жемчуга и изумрудов.

К меху была приколота огромная пурпурная орхидея — Ивор присылал ей орхидеи каждый день. Он восторженно рассматривал совершенное овальное личико с прямыми темными бровями, огромными карими глазами, обрамленное косами иссиня-черных волос, с которыми она выглядела как настоящая русская, хотя на самом деле всего лишь носила фамилию приемного отца. Он не находил практически никакого сходства между этой девушкой и ее светловолосой сестрой… за исключением, может быть, маленького прямого носика и полных изогнутых губ. Этим они были очень похожи с Сигной. Он старался выбросить Сигну из головы, но в конце ужина Паула вдруг сама затронула эту тему.

— Знаешь, Ивор, — сказала она, — мне все некогда было рассказать тебе, какая удивительная вещь со мной приключилась. Я недавно обнаружила, что у меня есть младшая сестра.

Сердце у него ушло в пятки.

— О… неужели? — спросил он с притворным изумлением.

— Да, — подтвердила Паула. Ее милое личико посерьезнело. — Я так этим взволнована. Мне вообще-то всегда хотелось иметь сестру, а несколько дней назад мне пришло письмо из Сингапура. Сигна — это моя сестра — прожила там всю жизнь вместе с моим отцом. Теперь он умер, и она едет домой, ко мне. Я ждала ее сегодня вечером, и Луиза сказала, что как раз перед твоим приходом меня хотела видеть какая-то девушка, но, должно быть, она ушла до того, как я вернулась. Луиза не видела, как она уходила. Разве это не странно? Интересно, правда ли это была Сигна, и если да, то где она сейчас. Я ужасно хочу ее увидеть.

Паула продолжала взволнованно щебетать. Она снова рассказала так хорошо известную ему историю про разведенных родителей и про сестру, с которой они ни разу в жизни не виделись.

Он почувствовал, как на лбу у него выступили капельки пота, и промокнул лоб носовым платком. Если Паула узнает правду… что она скажет, что сделает? Он любил ее без ума… возможно, сейчас его чувства были как никогда сильны и неподдельны. Он не переставал спрашивать себя, что сейчас с Сигной. Умерла ли она… умрет ли она от этого падения?

В машине Паулы, по дороге из «Савоя» в «Ковент-Гарден», где вечером Паула должна была танцевать, он сжал ее в объятиях и стал покрывать страстными поцелуями ее губы, волосы, шею.

— Не позволяй этой своей сестре становиться между нами, Паула, — хрипло произнес он. — Мне невыносима мысль о том, что придется делить тебя с кем бы то ни было.

Она рассмеялась и прижалась к нему:

— Не будь смешным, дорогой. Моя сестра не помешает нам. Тебе придется полюбить и ее.

Он сжал зубы и не ответил, про себя порадовавшись, что эта знойная, благоухающая ароматами женщина не может видеть страх, подлинный ужас в его глазах.

На следующее утро его разбудил ранний звонок Паулы.

— Ивор, ты видел утреннюю газету? Моя бедная маленькая сестренка… это ужасно… — Ему показалось, что сердце, подпрыгнув, встало ему поперек горла.

— Что… что случилось, Паула?

— У тебя есть под рукой «Мейл»? Да? Тогда посмотри на первую полосу, внизу… маленький абзац, озаглавленный «Загадка красивой девушки в отеле на Нортумберленд-авеню»…

Ивор одним прыжком выскочил из постели и дрожащими пальцами взял газету. Он поспешно просмотрел абзац, про который говорила Паула. В нем говорилось, что молодая, красивая, светловолосая девушка, которая накануне вечером сняла номер под именем С. Мэнтон, была найдена горничной без сознания, с раной на голове, около восьми часов. Ее отвезли в больницу «Чарринг-Кросс», она все еще без сознания, и у нее сотрясение мозга.

Полиция предполагает, что молодая женщина потеряла сознание и при падении ударилась головой о каминную решетку. В то же время, возможно, она стала жертвой подлого нападения, и полиция разыскивает мужчину, который вошел в отель вместе с ней и обращался к ней как к своей сестре. Когда мисс Мэнтон придет в сознание, она, возможно, сможет дать объяснение… и так далее, и так далее…

Ивор дочитал заметку с мертвенно-бледным лицом, потом дрожащей рукой поднял трубку.

— Ты уверена, что это твоя сестра? — спросил он.

— Абсолютно, — ответил взволнованный голос Паулы. — Я уже ездила в отель и видела ее чемодан. Я нашла подтверждения тому, что она моя сестра. Ты же знаешь, Ивор, мое настоящее имя — Мэнтон. Сейчас я еду в больницу, и, если ее можно перевозить, я немедленно отправлю ее в частную клинику.

Ивор выругался про себя. В любой момент Сигна может прийти в себя и все рассказать Пауле.

— Перезвоню тебе позже, — донесся голос Паулы. — Я должна ехать к моей бедной младшей сестре. До свидания, любимый.

Ивор повесил трубку. Его красивые глаза стали темными от страха. Только бы Сигна умерла… умерла прежде, чем заговорит!

В больнице Паулина впервые увидела свою сестру. Хрупкая девушка, бледная и неподвижная, лежала на узкой больничной койке в общей палате больницы «Чарринг-Кросс». Паулина, роскошная и привлекательная, в норковой шубке и норковой шапочке, сидела у кровати и сквозь застилавшие глаза слезы смотрела на Сигну. Так вот она, ее младшая сестра… вот та малышка, которую их мать бросила ради Бориса Владамира! Сигна выглядела совсем юной, длинные ресницы отбрасывали густую тень на мраморные щеки. Прядь светлых волос выбилась из-под белых бинтов, которыми была обмотана ее голова.

— Она ведь не умрет, правда? — хрипло прошептала Паулина медсестре, стоявшей по другую сторону кровати.

— Надеемся, что нет, — услышала в ответ она. — Но она в критическом состоянии. Пульс очень слабый.

Слезы хлынули ручьем из глаз Паулины. Она взяла сестру за руку.

— Сигна, — выдавила она, — Сигна, не умирай, милая, теперь, когда я нашла тебя…

— Смотрите! — сказала медсестра. — Она пошевелилась. Впервые…

Паулина в нетерпении склонилась над ней. Фиалково-синие глаза Сигны открылись.


Глава 6 | Прекрасные мечты | Глава 8