home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add






3

Когда Элизабет Уинтер с детьми вышла из больницы и свернула за угол, к подъезду клиники подъехало такси. Из него выскочил молодой человек в сером шерстяном пальто и темно-зеленой шляпе. Это был Чарльз Грин.

Возле палаты Люсии он увидел медсестру, которая сообщила ему, что миссис Грин заснула, что ее осмотрел доктор и что кризис явно позади — больная пошла на поправку. Чарльз был поражен, узнав, как благотворно подействовало на Люсию свидание с детьми. Кто бы мог подумать, что эти две смешные девчонки могут сотворить такое чудо! Но ему было все равно, кто спас жизнь Люсии, — главное, что она уже вне опасности!

Чарльз на цыпочках вошел в затененную палату Люсии, сердце его переполняла радость — он снова мог вздохнуть спокойно. Несколько секунд постоял над кроватью, глядя на прекрасное лицо, хотя и изможденное, но все же имевшее на себе печать блаженства и покоя, за которую он был благодарен судьбе. Наклонившись, коснулся губами ее тонкой руки и вышел. Он встречался с матерью — они условились вместе пообедать. «Черт возьми, а не заказать ли шампанское, — сказал он себе, — чтобы выпить за возвращение к жизни моей возлюбленной? Почему бы и нет?»

Так что к Флоренс Грин, ждавшей сына в «Кафе Руайяль», подошел очень счастливый молодой человек, и она рада была видеть облегчение и надежду в его глазах.

Улыбнувшись, Флоренс отказалась пить шампанское так рано, но с удовольствием пригубила аперитив и съела вкусный обед. Она с радостью отметила про себя, что у мальчика снова хороший аппетит. Он почти ничего не ел в последние дни.

— О, теперь Люсия будет поправляться что ни день, — заверила она сына. — Надеюсь, мистер Нортон оставит свои средневековые деспотические замашки и позволит Люсии видеться с детьми.

Чарльз залпом осушил свой бокал и оглянулся на подошедшего к их столику высокого белобрысого юношу.

— Кто это — твой друг? — шепотом спросила миссис Грин.

— Да уж, друг. Это адвокат, который ведет мое дело, — ответил ей сын.

Джон Дагдейл, как обычно, застенчиво поздоровался с Чарльзом. Тот представил его матери. Миссис Грин благосклонно улыбнулась ему и пригласила присесть.

— Нет, нет, благодарю вас. Я здесь обедаю с клиентом, просто увидел вас случайно и решил, что подойду и сам все скажу. Я собирался написать вам сегодня вечером. Дело в том, что процесс пошел быстрее, чем мы ожидали. Ваше дело будет слушаться в суде завтра.

— О, спасибо! Спасибо большое! — воскликнул Чарльз. — Чем скорее это проклятое слушание закончится, тем лучше!

Когда молодой адвокат отошел от них, миссис Грин со вздохом сказала:

— Нет, это мне все же не нравится. Неприятно, что твое имя будут трепать в связи с таким скандальным делом, сынок.

— Смотри на эти вещи проще, мама, раз уж их нельзя избежать. Старый папаша Дагдейл, отец Джона, — хитрая лиса. Они обещали мне сделать все как можно тише. Кстати сказать, и сам Нортон не очень-то заинтересован в афишировании, так что он тоже хочет, чтобы дело было не слишком громким.

Расставшись с матерью, Чарльз вернулся на работу, а вечером снова поехал в больницу к Люсии. Он захватил с собой кучу новых книг своего издательства, надеясь, что они заинтересуют ее.

Люсия лежала, закутанная в одеяла, и готовилась ко сну. С первого же взгляда Чарльз понял, что состояние ее резко улучшилось. Она стала совсем другим человеком — пока еще слабая, бледная, но уже с новым блеском в глазах. Она стала уверять его, что ей намного лучше и боль в груди почти прошла.

— Доктор Ренни мной очень доволен, — похвасталась она.

Чарльз присел на край кровати и поцеловал ей обе руки.

— И я тобой очень доволен, моя радость.

— Вы такие молодцы, Чарльз, ты и твоя мама. Я знаю, что обязана этим только вам — тем, что я видела сегодня утром Барбару и Джейн.

— Ты больше не будешь из-за них так страдать?

— Нет, нет! Элизабет мне обещала, что теперь я смогу с ними переписываться.

— А у меня для тебя есть новости, ангел мой. Мы уже можем назначить день свадьбы. Ну, что? Ты рада?

Ее глубоко запавшие глаза казались ему огромными, сияющими и невероятно красивыми.

— О, Чарльз, ты хочешь сказать…

— Да, представляешь, наше дело уже завтра будет слушаться в суде. «Нортон против Нортон и Грина».

Она засмеялась:

— О, Чарльз, милый мой, как замечательно. В это же время завтра все уже решится.

— Значит, в конце июня моя Люсия сможет подписываться с полным правом фамилией «Грин». Тогда, если все будет в порядке, мы с тобой поедем на Лазурный Берег уже в настоящее свадебное путешествие.

Она прижала его ладонь к своей щеке.

— Милый мой, это так чудесно!

— Так будет и впредь, любимая. И прошу тебя — никогда, никогда больше меня так не пугай. Умоляю, никогда не болей!

— Хорошо, не буду.

Он обнял ее хрупкие плечи и нежно, очень осторожно поцеловал в лоб, в глаза, потом в губы.

— И больше никаких неприятностей, ангел мой.

Исхудавшими руками она обхватила его за шею.

— Никаких, обещаю. Чарльз, прости, что я причинила тебе столько беспокойства. Я ведь не знала, что так получится — что я стану до того беспокоиться о дочках, что даже заболею. Но ведь это не значит, что я люблю тебя меньше из-за того, что скучаю без детей.

— Конечно. Я понимаю.

— Ты для меня самый дорогой, самый близкий человек на свете. И самый добрый.

— Нет, милая, просто я тебя люблю.

— И ты это доказал, Чарльз. Я тоже хочу тебе показать, как сильно я тебя люблю.

— Тогда скорее поправляйся и возвращайся ко мне. Я безумно без тебя соскучился.

— И я тоже по тебе скучаю. Скоро я встану, и мы будем вместе.

Чарльз уложил ее обратно на подушку, боясь, что она переутомится. Потом, зная, что сейчас их никто не потревожит, прилег рядом с ней на кровать и обнял.

Никогда еще он не был в такой гармонии с миром, в таком совершенном покое, как в тот момент. Он почувствовал, что теперь Люсия на самом деле принадлежит ему. Две маленькие детские фигурки в смешной школьной форме перестали маячить между ними зловещей тенью, омрачая их счастье, отдаляя от него любимую. Сегодня вечером Барбара и Джейн отодвинулись куда-то далеко-далеко. И он, любимый мужчина, снова стал для Люсии главным и единственным.

Чарльз размечтался и стал строить планы на будущее. В этом будущем детям Люсии тоже нашлось место, но им принадлежала не главная роль. А главным было их общее, одно на двоих, счастье с Люсией.

Он посмотрел на нее и увидел, что она уже заснула.

Он вышел из палаты, чувствуя себя новым человеком, смело и с надеждой глядящим в завтрашний день, в тот день, когда Люсия станет его женой.


предыдущая глава | Солнце сквозь снег | cледующая глава