home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

В полном шоке я смотрела на женщину, ошеломленная происходящим. Она была ниже меня, чуть более пяти футов, с выцветшими светлыми волосами и проницательными черными глазами, у нее был острый, угловатый подбородок, который она вздернула, встретившись со мной взглядом. Это была я? Я из прошлой жизни? Но как это могло быть? Я покачала головой, в растерянности, мне хотелось выйти и оставить все это позади.

– Элеонора, – повторил Алек и взял себя в руки, когда женщина (я не могла думать, что я это она) подошла к нему и, не обращая ни на кого внимания, сильно обняла его и крепко поцеловала.

– Да, дорогой. Это я. Я вернулась.

– Но... – я впивалась ногтями в свою ладонь, сдерживаясь, чтобы не оттащить ее от Алека, – но... я... эээ... возлюбленная Алека мертва. Ее переехала повозка с быками несколько сотен лет назад.

– А ты откуда знаешь? – спросил Кристоф, внимательно глядя на меня.

– Я... хм... у меня было видение…

– Ага, – казалось, я его не убедила, но это уже не так важно, ведь Элеонора была жива.

Алек не сопротивлялся, когда она его обнимала, но и не сходил с ума от радости, что его давно утерянная возлюбленная вернулась к жизни. Если точнее, что появилась ее оригинальная версия.

Боже, во что я ввязалась? Мне бы радоваться, что она ожила. Теперь я могу избавиться от него и навсегда покончить с вампирами.

Дьволенок внутри меня рыдала в отчаянии.

– Я была мертва, – подтвердила Элеонора, целуя подбородок Алека, затем посмотрела на меня. Я собрала все свои силы, чтобы не завизжать и не вцепиться ей в волосы, – но эти ребята, вернули меня к жизни.

– Мы знакомы с некромантом, – сказала Пия, переводя взгляд с Алека на меня и на Элеонору, – Алек, мы подумали, что если оживим ее, совет будет вынужден вернуть тебя из Акаши. Мы не знали, что ты... что Кора... о, боже, что за путаница.

– Уверен, мы с этим разберемся, – указывая на диван, Кристоф сказал, – пожалуйста, присядь, Кора.

– Где мои манеры? Конечно, все присаживайтесь. Нам о многом нужно поговорить.

Пия сбросила оцепенение и пошла со мной к одному из диванов.

– Очень милая комната, – я не хотела видеть как Элеонора с Алеком сели на милый двухместный диванчик напротив меня, – и дом у вас милый.

– О, да, он построен в двенадцатом веке, на месте башни, которая впоследствии стала монастырем. Аскетизм и все такое. Но я проведу экскурсию по дому позже, у меня так много вопросов. Например, откуда ты знаешь Иларги, который украл Ульфура? И как тебе удалось выбраться из Акаши, Алек?

Алек жадно посмотрел на меня, что очень расстроило Элеонору, и она собственнически положила руку на его бедро, глядя мне прямо в глаза.

– Я должен благодарить за это Кору.

– Что и правда должен? – нежно спросила Элеонора.

– Ты... как там они правильно называются... ? – Пия взглянула на Кристофа.

– Стражница? – он внимательно посмотрел на меня, – Нет, она на них не похожа.

– Нет. Я секретарь. Я сама попала в Акашу, а потом выбралась и вернула сюда Алека.

– Зачем? – спросила Элеонора.

Я еле сдерживалась, чтобы не закричать, что я его возлюбленная, а не она, и я спасла его, потому что он нуждался во мне, я ненавидела себя за то, что была такой глупой. Элеонора его возлюбленная, нужно быть идиоткой, чтобы отрицать это.

Теперь я должна оставить Алека и никогда с ним больше не встречаться.

Мое сердце разбилось на мелкие осколки, все смотрели на меня с любопытством, оно было почти осязаемым.

– Это казалось правильным, – смущаясь, ответила я, избегая взгляда Алека, но почувствовала, что мои слова его ранили.

Пия и Кристоф буравили меня взглядом.

– Теперь присядь и расскажи все с самого начала, – сказала Пия, указывая на светло-голубой диван.

Когда я прошла мимо Кристофа, у него было странное выражение лица и я готова поклясться, он понюхал воздух.

– Кора, почему бы тебе... что?

Пия перевела взгляд со своего темного на меня, она была в шоке.

– Что "что"? – спросила я, гадая, чем могла их обидеть.

– Ты... ты возлюбленная? Алека? Но Элеонора... Кристоф, ты уверен?

Я застыла.

– Эээ...

– Кора не может быть моей возлюбленной, – сказал Алек, поднимаясь с диванчика для двоих, чем ужасно расстроил Элеонору. Его лицо было словно маска, не выражало никаких эмоций, но я чувствовала, как они бурлят внутри, – между нами есть кровная связь, но... – он умолк и посмотрел на Элеонору.

– Какая еще кровная связь? – подозрительно прищурив глаза, спросила она.

Алек проигнорировал ее вопрос и Пия, заикаясь, начала говорить.

– Но... Кристоф сказал... она... у нее... запах... – моргнув Пия, посмотрела на меня.

– Я воняю? – почти взвизгнув, переспросила я, не очень приятно, когда люди, у которых ты собираешься просить помощи, говорят, что от тебя воняет, – Не понимаю... То есть я принимала душ... Я наступила на что-то? Господи, Алек! Ты что не мог сказать, что от меня пахнет?

– Кристоф ошибается, – заявила Элеонора твердым, как гранит голосом, – я возлюбленная Алека. Он мне об этом сообщил в первый день знакомства. Он ухаживал за мной, просил моей руки у отца, и я собиралась принять его предложение, но все испортила тупица на повозке, которая меня переехала.

Я сочувствовала ей, ведь я знала, какую горечь она испытывала, когда это произошло. Я... то есть она была в бешенстве, когда они по мне проехались... О чем я думала?

Я сжала руками голову, пытаясь собраться с мыслями.

– Нет, нет, Корасон, ты не воняешь, – успокаивающим голосом проговорила Пия, похлопывая меня по руке. Я резко отошла от нее, опасаясь, что теперь мое тело имеет особый запах от пребывания в Акаше.

Какого хрена ты не сказал, что я вонючая! Я чуть со стыда не умерла!

Да ты не воняешь, у тебя прекрасный запах, теплых полевых цветов.

Твоему носу нельзя доверять, потому что остальные считают, что я жутко пахну.

До меня вдруг дошло, что я разговариваю с Алеком мысленно, мы молчали с тех пор как вошли в дом, и вдруг меня осенило.

Ты ... ты можешь ... э ... говорить с ней? Как и со мной?

Он не сразу ответил.

Да.

– Я не думаю, что ошибся, – медленно сказал Кристоф, оценивающе глядя на меня. Я была слишком занята, сражаясь с тошнотой от признания Алека. Он может говорить с Элеонорой, это подтверждало, что она и есть его возлюбленная. Я должна уйти. Я больше не нужна ему, если останусь, то буду страдать от дикой неутоленной страсти и портить всем жизнь.

– Объясни Коре! – потребовала Пия, ущипнув Кристофа за руку.

Он стрельнул в Алека взглядом:

– Он может объяснить.

– Кора, пока ты не побежала выливать на себя литры парфюма, сядь, – сказала Пия, раздраженно глядя на мужчин.

– Я бы хотела узнать, почему он думает, что эта женщина возлюбленная моего Алека? Когда всем очевидно, что я ею была и являюсь сейчас, – обиженным тоном заявила Элеонора.

– Да, но от тебя не пахнет. Я права, Кристоф?

Он приподнял подбородок и принюхался.

– Да, права.

– Врет твой нос! – возмутилась Элеонора.

– Я не понимаю всей этой бредятины с запахом, но извините, если кого-то обидела, – сказала я и обняла себя, пытаясь успокоиться.

– Ты никого не обидела, Кора, – Алек пошел ко мне, но Элеонора остановила его, схватив за руку. Я видела, как боль отразилась на его лице, он встретился со мной взглядом.

Хватит, перестань выглядеть виноватым. Ты нашел свою возлюбленную. Ты должен быть счастлив.

Моя возлюбленная мертва, ответил он и, отбросив руку Элеоноры, подошел ближе к моему дивану.

Так и было. Но ее вернули к жизни.

Как лича.

И?

Что-то не так, Кора. Это неправильно. Я чувствую как тебе больно.

Я мягко выгнала его из своего разума, чувствуя себя не комфортно, что он так легко может прочитать мои мысли.

Пия вздохнула.

– Так как Алек не потрудился тебе объяснить, это сделаю я. Честное слово типичный мужчина! У возлюбленных есть эта странная особенность. Я сама была в шоке когда о ней узнала, но Кристоф заверил меня, что это мелочи, и у всех бывает по-разному, так что не думай, что для всех темных ты воняешь как огромная куча навоза.

– Дева Мария, – у меня челюсть отвисла, и слегка пошатнувшись, я против своей воли оказалась в объятьях Алека. Если я пахну, значит, мы связаны, – воняю как куча навоза, да?

Ты не воняешь. Твой запах возбуждает меня.

Черт тебя побери! Почему ты так легко можешь залезть в мою голову?

– Конечно нет, чужие возлюбленные для остальных темных имеют этот... аромат. Предполагается, что он предупреждает всех, что они принадлежат другому, и их кровь может оказаться ядом для всех, кроме их суженого. Хотя, конечно, можно было придумать, более приятную метку, а не противный запах, – утешая меня, рассказывала Пия.

Пия для тебя тоже плохо пахнет?Спросила я, не удержавшись.

Не то, чтобы плохо ... немного неприятно.

Я в ужасе посмотрела на Кристофа. Он рассмеялся и прижал к себе Пию.

– Пия любит преувеличивать. Возлюбленные в процессе воссоединения пахнут иначе, вот и все. А когда они окончательно воссоединятся, запах усиливается. Но даже тогда, я не считаю его отталкивающим. Мы привыкли к этому, поверь мне. Что меня больше удивляет, так это как ты появилась.

– Мои родители влюбились друг в друга, – сказала я обиженно.

– Боже, он ляпнул не подумав! Кристоф хотел спросить, как ты можешь быть возлюбленной Алека, если ею была Элеонора, которую убили несколько сотен лет назад?

– А потом вернули, чтобы спасти его, – добавила Элеонора, сверкнув на меня глазами, – мне не нравится эта женщина, Алек. Не знаю, кто она, и почему вы все думаете, что она также хороша, как и я, ведь это не так. Я твоя возлюбленная. Я та, кого ты умолял воссоединиться несколько веков назад, и именно я спасу твою душу!

Я собрала всю свою вою в кулак, сдерживаясь чтобы не объяснить нашу с Алеком связь. Ведь это только ухудшит ситуацию и нам обоим станет еще больнее. Он будет себя чувствовать еще более виноватым, а я все-таки не хочу провести остаток жизни с вампиром.

Лгунья, огрызнулась дьяволенок.

Я почесала затылок, мои чувства и мысли были в растрепанном состоянии.

– Да, ты была моей возлюбленной, Кристоф знает это, – медленно признал Алек, боль в его голосе передалась и мне, – но, нельзя отрицать того, что между мной и Корой есть некая связь. Элеонора, посмотри правде в глаза, между нами ее больше нет.

Она твоя возлюбленная, Алек. Не отрицай этого.

Я так тебе противен, что ты ждешь, не дождешься когда сможешь от меня избавиться?

«Скажи ему!» Требовала дьяволенок. «Ему больно, потому что, он думает, что ты больше его не хочешь!»

Я хотела с ней поспорить, заявив, что никогда его и не хотела, но не могла себе врать.

Оказывается, единственный мужчина, который мне нужен, является единственным, которого я никогда не получу. Такова жизнь.

– А откуда Кристоф знает? – спросила я у всех, – Откуда ты знаешь про Элеонору?

– Его жена ее убила, – ответил Алек, его глаза потемнели, – Его первая жена.

Я уставилась на Кристофа широко раскрыв глаза:

– Так это твоя жена управляла повозкой с быками? Она оторвала мне голову?

В ту секунду когда слова слетели с моих губ, я прокляла себя. А дьяволенок радостно завизжала.

Твою голову?

Медленно, я повернулась к Алеку.

– Твою голову? – повторил он вопрос.

– Эээ...

– Как это твою голову? – спросила Пия, прильнув к Кристофу.

– Да! Ну-ка расскажи, что ты имела в виду? – Элеонора подскочила с дивана, ее лицо было красным от ярости, – Это была моя голова, а не твоя! Ты пытаешься украсть его!

Кора?

– Прямо на моих глазах, пытаешься увести у меня Алека!

Боль так сильно захлестнула Алека, что я не могла на него смотреть, я поджала колени и съежилась.

– Ах ты, сучка! Алек, она использует тебя! Она сама сказала, что у нее было видение о том дне, когда меня убили, а теперь заявляет, что ее убили! Она пытается тебя запутать! Я твоя возлюбленная. Мне все равно, что говорит Кристоф, это у меня с тобой есть связь.

– Корасон? – нежно обратился ко мне Алек, от его голоса исходило такое тепло, он сел рядом со мной на корточки и погладил по голове, меня распирало желание сказать ему правду, но я понимала как это может обернуться. И я не могла поступить так с Элеонорой. Что почувствует невинная женщина?

«Ты и есть эта невинная женщина! – Завопила дьяволенок. – Она – это ты в прошлой жизни».

– Помнишь, я говорила тебе, что у меня было видение, о том, как меня... то есть твою возлюбленную убили?

– Когда первая жена Кристофа убила мою возлюбленную? Да.

Я подняла голову и посмотрела на него, мне нужна была его сила, тепло. Я чувствовала, как он мягко дотрагивается до моего разума, пытаясь влезть в мои мысли. Я выгнала его, я должна была сама все рассказать, а не дать ему прочитать об этом в голове, как трусиха.

– Так вот, это было не совсем видение... – я нервно глотнула, глядя на остальных, – это скорее была регрессия в прошлую жизнь.

– Регрессия в прошлую жизнь? – повторил он, не понимая.

– Да, я была той женщиной, которую сбила сумасшедшая на повозке с быками. Ой, прости, Кристоф. Я не имела в виду, что она психопатка, просто немного... ээм...

– Нет! Врет она все! – Элеонора топала ногами и визжала.

– Господи, ты и правда возлюбленная Алека, ты... как это называется? Возродилась? Как такое возможно? И как у нас получилось поднять из могилы Элеонору, если ты сейчас жива? Кристоф?

– Не знаю, – он переводил взгляд с меня на Алека, – в любом случае я счастлив, так или иначе у Алека снова есть возлюбленная.

Я снова посмотрела на него, но не поняла, о чем он думает. Глаза Алека светились. Но что значил этот свет?

– Это смешно, настоящая паутина лжи, – сказала Элеонора, промаршировав в сторону Алека, – И я не могу поверить, что вы повелись на это! Я его возлюбленная! Вы вырвали меня из лап смерти. Она никто!

– Прости меня, – сказала я Алеку, игнорируя гневную тираду Элеоноры.

– За что?

– За... за то, что так все усложнила.

– Усложнила? Мягко сказано. Я одного не понимаю, как вы обе можете находиться здесь, если вы... кто? Один и тот же человек? – спросила Пия.

– Мы не можем, вот и доказательство, что она подделка! – выпалила Элеонора и подтащила Алека к своему горлу, – Глотни из меня, дорогой. Тогда ты узнаешь правду.

К моему разочарованию, он обратил на нее внимание и выглядел так, будто готов воспользоваться ее предложением. Он посмотрел ей прямо в глаза, и сказал:

– У тебя нет души.

Она отскочила от него, указывая на Пию и Кристофа:

– Это не моя вина! Это из-за них! Они вернули меня обратно, как лича.

– У личей должна быть душа, – медленно сказал Кристоф, и мы все посмотрели на Элеонору, – они получают ее обратно, когда некроманты их поднимают.

– Значит некромант, которого вы наняли, сделал это неправильно! – рявкнула Элеонора.

Алек с интересом посмотрел на меня:

– Крис, что ты знаешь о реинкарнации?

– Немного, – ответил он пожав плечами, – я слышал, что только определенный тип смертных может реинкарнироваться, это зависит от того на сколько чистое у человека сердце и согласно этому ему даруют жизнь снова. О, ты имеешь в виду...

– Да, – продолжил Алек, ослепительно улыбаясь, я вцепилась в диван, чтобы не сорваться и не напрыгнуть на Алека, – думаю, Кора одна из них, она родилась как Элеонора, ее убили и она реинкарнировалась в свою нынешнюю форму, с душой.

Я внимательно смотрела в его зеленые глаза, стараясь понять, что значила его радость. Мне хотелось верить, что он счастлив, потому что у нас может быть будущее, а не потому, что я всего лишь способ получить искупление.

– Это объясняет почему у Элеоноры нет души? – спросила Пия.

– Нет! Ничего это не объясняет, – настаивала Элеонора, – Если я и она на самом деле один человек, а это просто смешно, согласитесь? Да только посмотрите на нее! Она совсем не похожа на меня! Если бы мы были одним и тем же человеком, мы бы не могли существовать в одно время, в одном месте.

– А ты и не существуешь, – мягко сказал Кристоф, – Ты лич. Твое существование за пределами мира смертных. Кора смертная, а ты нет.

Я с трудом оторвала взгляд от Алека и посмотрела на Элеонору, не веря, что когда-то была ею. Какой же занозой в заднице я была.

Алек рассмеялся в моей голове:

Я этого не говорил, хотя, мы были недолго знакомы до твоей смерти.

– Допустим, это так, я так не думаю, но допустим. Тогда это значит, что она моя копия, я оригинальная версия! И у нее моя душа. Так что она может вернуть мне ее! – Элеонора хитро прищурила глаза.

– Не дождешься, слышала поговорку – что нашёл, то моё?

– Бред! – возмутилась она и следующие пять минут провела, доказывая мне, что Алек должен принадлежать ей.

Стараясь перекричать Элеонору, Кристоф сказал:

– Кажется, ты должен выбрать. Кора или Элеонора. Какую возлюбленную ты хочешь?

Я моментально перевела взгляд на Алека и мое сердце забилось быстрее.

– Вот так вопрос, – улыбаясь Элеоноре, нежно сказал Алек. Она снова повисла на нем, а он взял ее руку и поцеловал, – Невозможно передать словами, как я благодарен, за то, что ты согласилась спасти меня. Я вечно буду ценить тебя за столь благородный жест.

– Нет, – резко выпалила Элеонора, шарахаясь от него, ее лицо почернело от злости, – не может быть! Ты не можешь выбрать ее. Меня вернули с того света, чтобы спасти тебя!

– Знаю и мне очень жаль...

– Нееет! – завопила она и выскочила из комнаты.

Наступила долгожданная тишина. До нас доносился только звук ее шагов по лестнице и громкий хлопок дверью.

– О, Алек, мы думали, что помогаем тебе... – расстроено проговорила Пия.

– И я ценю это, – перебил ее Алек и посмотрел на меня. Я старалась не выражать своей радости, ведь я была счастлива, что он выбрал не Элеонору, а меня.

Минуту он молчал, просто глядя на меня.

– Ты знала, что моя возлюбленная и не сказала? – спросил он равнодушным голосом. Его лицо тоже не выражало никаких эмоций.

А где же выражение бессмертной преданности? Где заявление, что он выбрал меня? Где обещание, что он наполнит мои ночи страстью, а днем будет благодарить всевышнего за то, что я появилась в его жизни?

Вместо этого на его лице читался тщательно замаскированный гнев.

– Да, – я вздернула подбородок, – знала. Мне не нравятся вампиры. И никогда не нравились.

– Но все же, ты покормила меня.

– Тогда я еще не знала, кто ты, – подчеркнула я.

– Ты не любишь вампиров, но покормила меня.

Кристоф и Пия сидели напротив, их взгляд перепрыгивал с Алека на меня и обратно, словно они смотрели теннисный матч.

– Я ведь уже объясняла тебе. Я думала, ты поможешь мне и Даймонд выбраться из Акаши.

– Ты много раз меня кормила.

– Так ты же был голоден! – возмутилась я, хлопнув руками по своим бедрам, мне отчаянно требовалось подтверждение того, что он хотел меня, я жутко хотела знать, о чем он думает, что чувствует, – Что я должна была делать? Оставить тебя умирать с голоду?

– Ты не бросила меня в Акаше и беспокоилась о моих ранах.

– Ты собираешься перечислять все мои действия по отношению к тебе? Если так, то не забудь пощечину, за то, что пытался поцеловать меня.

Он прищурил глаза:

– Ты отдалась мне. Многократно.

Я посмотрела на хозяев дома.

– Окей, знаешь, думаю им необязательно об этом слушать.

Пия захихикала.

– Ты моя возлюбленная.

– Ну... да, я не была уверена, что реинкарнированная возлюбленная обладает теми же свойствами, что и оригинальная, но мы в этом убедились.

– Ты моя возлюбленная, – повторил он и вышел из комнаты.

– Что ж, черт возьми, – я чувствовала себя жалкой, – он ненавидит меня!

– Не думаю... – Пия посмотрела на Кристофа, – не думаю, что это возможно. Ты можешь ненавидеть свою возлюбленную?

– Нет, – Кристоф поднялся, но усадил вскочившую вслед за ним Пию, на место, – он немного растерян, ситуация с Элеонорой и теперь это... Пойду, поговорю с ним.

Алек?Я хотела, чтобы он подтвердил слова Кристофа.

Нет, ответил он и закрыл свои мысли.

Что нет? Он не хотел говорить со мной или не ненавидел меня? Или не хотел меня видеть? Если так, то зачем бы он бросил Элеонору?

– Я сейчас разревусь, – прошептала я и стала теребить свои штаны, чтобы сдержать слезы.

– Не надо, а то глаза опухнут, – ответила Пия, присаживаясь ко мне, – Алек мужчина, а ты же знаешь какие они, некоторые не могут справиться с эмоциями, и ты должна признать, когда в один день внезапно появляются аж две возлюбленные, а до этого не было ни одной, даже самый уравновешенный вампир может свихнуться. И, можно поинтересоваться? Ты говорила, что не любишь вампиров?

– Не люблю. Я видела, как Алек убил обезглавившую меня женщину. Это было... он просто укусил ее и выпил досуха. Это было ужасно. А потом моя сестра вышла замуж за кровопийцу и, хотя, кажется, что они с Эйвери счастливы, все это неправильно. Он же пьет ее кровь!

– Также как Кристоф пьет мою, а Алек твою. Это неправильно?

– Нет, вообще то, – задумавшись, я продолжала теребить ткань своих джинсов, – на самом деле это приятно.

Она медленно улыбнулась и я поняла, что не только мне акт кормления кажется очень эротичным.

– Дело в том, что я никогда не хотела быть с Алеком. Да, я вытащила его из Акаши, но только, потому что он спас мою задницу от демона ярости, а Даймонд прекрасно проводила там время, поэтому когда де Марко сказал, выбирай одного, я и выбрала Алека.

– Конечно, я бы поступила также! Хотя я все равно не понимаю, откуда ты знаешь Иларги, но уверена ты еще расскажешь об этом.

– Но, я не хочу постоянных отношений с Алеком. Он... он вампир!

– Знаешь, тебе просто нужно к этому привыкнуть, – мягко сказала она.

Я вздохнула и откинулась на спинку дивана.

– Знаю. Честно, думаю, я уже привыкла. Я собиралась сказать ему про регрессию в прошлую жизнь, правда. Просто ждала подходящего момента, а потом... потом...

– Потом появились мы и перевернули все с ног на голову, воскресив Элеонору. Думаю, Алеку просто нужно время, чтобы справиться с шоком, а потом он вернется снова в твои объятья, сводя тебя с ума.

– Я не знаю, чего хочу, – прошептала я, желая отмотать последние несколько дней.

Но это значило, что я никогда не познакомилась бы с Алеком. Мне стало грустно от этой мысли. Боже, неужели меня не спасти? Я начала попадать под его чары, магнетизм и сексуальность, которыю он излучал в радиусе пяти миль, что не одна женщина не могла ему противиться. Любая была готова раздеться и наброситься на него.

Я сурово посмотрела на сидящую рядом женщину.

– Что? – спросила она моргнув.

– Ты позволила Алеку соблазнить тебя.

К моему удивлению, она засмеялась.

– А я все думала, когда же ты спросишь. Да, позволила. Хотя нет. Это сложно. Секса у нас не было. То есть, он не, я не... мы... мы просто потискались немного. То есть, да, мы были голыми, но это все. И он даже не остался на всю ночь.

Я уставилась на нее, пытаясь разобраться во всем.

– Я тебя еще больше запутала, да? – спросила она, продолжая смеяться.

– Да.

– Думаю, ему просто было одиноко. А тот факт, что секса у нас не получилось, должен был насторожить меня. Ведь это первый признак того, что мужчина мне не подходит. И тогда мы с Кристофом начали встречаться, я была уязвима, думала, что он все еще любит... ну, в общем, у наших отношений было сложное начало.

– Сложное? – переспросила я, отвлекаясь от болезненной мысли, что Пия трогала голого Алека.

– О, да, очень. Расскажу, когда у нас будет часа два свободного времени. Но сначала, ты должна мне рассказать про Альфонсо де Марко, Кристофу тоже будет интересно, а значит нужно сходить за мальчиками. Думаю, у Алека было достаточно времени, чтобы прийти в себя. Сбегаю к Элеоноре, проверить в порядке ли она, потом пойдем и напомним Алеку, как ему повезло, что у него есть ты.

Она ушла. Я отбросила свои чувства в сторону и задумалась, действительно ли Алек хотел, чтобы я была его возлюбленной или он выбрал меня в благодарность за то, что спасла ему жизнь и вытащила из Акаши.

А что будет с Элеонорой? Может вина за то, как он поступил с ней, затмит его чувства ко мне? Винил ли он меня сейчас в том, что я поставила его в неловкое положение, заставив причинить боль одной из нас?

– Ты точно знаешь, как испортить себе жизнь, – сказала я себе, медленно поднимаясь с дивана и пошла искать Пию.


Глава 8 | Много шума вокруг вампиров | Глава 10