home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Чувство вины пронзило Алека и ему это совсем не понравилось.

– Черт, Крис, она не сказала мне. Я то думал, что связь установилась из-за того, что выпил слишком много ее крови. Я почти иссушил ее... Она не сказала.

– Ты уже давно живешь на свете и должен знать каковы женщины, – ответил его друг, они оба смотрели на тенистый сад. Алек не знал, что видит Кристоф, но ему казалось, что он видит лицо Коры, в тот момент когда она рассказывала ему правду, – Иногда я и не пытаюсь понять Пию. Просто принимаю как должное, что существуют вещи, которые имеют для нее значение, а для меня нет. Что для меня важно – чтобы она была счастлива. Знаешь, что мне интересно? Ты волнуешься о Коре, а не об Элеоноре.

– Элеонора... – Алек потер переносицу, раздумывая, как поступить с лишней возлюбленной, – она... она не нужна мне.

– Прости, что оживили ее. Мы думали это единственный способ заставить совет вернуть тебя из Акаши. Нам не стоило вмешиваться.

Голос Кристофа был полон сожаления и раскаяния.

– И оставить меня там? Лучше я буду здесь с кучей возлюбленных, только не в Акаше. Там было не очень приятно находиться.

– Но ты и сейчас не особо счастлив, тяжело встретиться и с первой возлюбленной и с ее реинкарнацией. Что будешь делать с Элеонорой?

– Понятия не имею, наверное, так как я никогда не пил ее крови с ней все будет в порядке, и она будет жить как лич. Между нами слишком слабая связь и она прекрасно может без нее обойтись. А вот за Кору я очень волнуюсь. Она испытывает отвращение к темным, и видела, как я убил жницу, – он мысленно вернулся в тот ужасный день и поразился, что ему больше не больно, будто появление Коры в его жизни стерло все плохие воспоминания, – Прости, она видела как я убил твою жену.

Кристоф пожал плечами:

– Тебе не за что извиняться, Рут была жницей. Просто она не специально обезглавила Элеонору.

– Знаю, – теперь он понимал это, после того как он в последний раз пытался убить Кристофа, они выяснили, что же произошло в тот день и решили жить дальше, – Я когда-нибудь извинялся за то, что убил ее?

– Нет, я извинился за нее, за то, что она убила твою возлюбленную.

– И я никогда не извинялся за то, что обратил тебя, – угрюмо сказал Алек, чувствуя, что он может немного ослабить чувство вины, терзающее его все эти столетия, просто выговорившись Кристофу.

– Если бы не обратил, я бы не встретил Пию, она стоит того, что я ждал ее все эти века. Мы бы конечно, с радостью обошлись без твоих попыток уничтожить ее, но на тот момент ты мало что понимал в происходящем.

Алек не мог сдержать улыбку.

– Она прожгла меня своим чертовым светом жницы, тогда было не до смеха. Волоски на моей груди уже никогда не станут прежними.

Кристоф рассмеялся и дружески похлопал Алека по плечу.

– Если Элеонора сама от тебя уйдет, что будешь делать с Корасон?

Он тяжело вздохнул:

– Она моя возлюбленная, что я могу с ней делать? Привяжу себя к ней и проведу остаток жизни, убеждая, что я не убийца кровосос. Если, конечно кто-то другой не доберется до нее первым.

Кристоф с любопытством посмотрел на него:

– В каком смысле доберется?

– Сейчас расскажу, но к нам приближаются девушки, и лучше объясню всем все сразу, чем повторять дважды.

– Джентльмены, вы все вопросы обсудили? – спросила Пия, возникшая на пороге, ее взгляд, как обычно, был прикован к Кристофу. Он протянул руку и она немедленно очутилась в его объятьях и, прильнув к Кристофу, нежно улыбалась.

Алек наблюдал за ними, гадая, прильнет ли к нему когда-нибудь Кора, так как Пия к Кристофу.


– Да не было никаких вопросов, просто был немного удивлен.

И мне было больно, но в этом я признаваться не собираюсь.

Прости, не хотела причинять тебе боль.

Он обернулся и увидел Кору, стоявшую на пороге.

Подслушиваешь, querida?

Нет, удивленно ответила она, и он понял, что Кора не слышала его мыслей. Я просто ... подумала, что могла ранить тебя, раз ты так ушел, а потом отказался со мной разговаривать. Ты оказался в неловкой ситуации только потому, что я не рассказала правду. Я хотела, но ... Я должна была, но появилась Элеонора и она твоя настоящая возлюбленная, вот я и решила, что ты хочешь быть с ней.

Ты ошиблась.

Я уже поняла это. Но, кажется неправильным, что тебе пришлось выбирать. Я думала, что облегчу тебе задачу, если уйду и позволю Элеоноре быть твоей возлюбленной.

Он всматривался в ее глаза, пытаясь понять, что она чувствует. Затем решил рискнуть и посмотреть, как она себя поведет. Он протянул ей руку так же, как Кристоф Пие.

Кора, сомневаясь, взглянула на его руку. Боль пронзила сердце Алека от понимания того, что она не хотела его, на самом деле не хотела быть его возлюбленной. Она просто использовала его.

Она подошла к нему, он сжал ее теплую ладонь, надежда заполнила пустое место, где должна была быть его душа. Надежда, что после пяти столетий он больше не останется один.

Пия пробормотала, что без бутылки тут не разберешься, и они с Кристофом вышли из комнаты. Алек никого вокруг не видел, он утонул в красивых глазах Коры.

– Mi corazon, – прошептал он, проводя большим пальцем по ее шелковистой щеке и медленно опускаясь к губам, которые были созданы для поцелуев, – мое сердце.

– Алек, нам нужно поговорить. Элеонора...

– Мы поговорим с ней, я не хочу ранить ее еще больше, но она должна принять тот факт, что ты моя возлюбленная, а не она.

– Это как-то бессердечно.

– Это из-за ситуации с Элеонорой или между нами что-то не так? – спросил он, начиная снова волноваться.

Неужели он не так понял ее эмоции? Он точно знал, что она чувствует себя виноватой перед ним, но не понимал почему. Либо потому что она скрыла тот факт, что она его возлюбленная, или потому что Элеонора была расстроена.

– Тут... и то и другое. Мне кажется, будто я украла тебя у нее, хотя понимаю, что я этого не делала. Она ведь и есть я! Или версия меня в прошлом. А я не могу красть у себя, так ведь? Хотя кажется, что не так. Алек я никогда ни у кого не уводила парней, я не такая.

– Ты меня не уводила, любимая, – сказал он забавляясь, хотя она, очевидно, была расстроена. Он хотел поцеловать ее так, чтобы все ее тревоги исчезли, но понимал, что она должна справиться сама, иначе она никогда не захочет воссоединиться с ним, – мы созданы друг для друга. Ты вытащила меня из Акаши, это уже много значит.

– Вообще-то предполагалось, что ты меня оттуда вытащишь. Вот почему я спасла тебя.

– Но там была твоя подруга, а ты выбрала меня, хотя уже знала кто и что я. Ты меня не бросила и это еще раз подтверждает, что ты сама признаешь, что мы предназначены друг для друга.

Она вздохнула и положила голову ему на плечо.

– Знаешь как раздражает, когда дьяоленок внутри тебя вопит: "Я же тебе говорила", это невыносимо.

– Дьяволенок внутри?

– Это моя совесть. Она проказница, хотя должна быть ангелочком и не позволять мне совершать глупости. Ты ей сразу понравился.

Он рассмеялся, довольный игривым поворотом ее мыслей.

– Тогда она мне нравится. Не расстраивайся, Кора. Я не буду просить у тебя больше, чем ты можешь мне дать.

– А что если я не захочу тебе ничего давать?

– Тогда продолжу жить, как и раньше, – хотя он знал, что этого не будет. Вспоминая дни, проведенные с нею, он понимал, что до воссоединения им остался всего один шаг. Физически он все еще мог питаться от других людей, но уже не хотел. Каким-то образом эта женщина подобрала ключик к его сердцу и навечно поселилась там. Но Коре пока нельзя об этом говорить. Зная ее характер, он понимал, что она закончит воссоединение из-за чувства вины, а не потому что действительно хочет этого.

– Я... мне нужно решить прямо сейчас? – спросила она, нервно заламывая руки.

Он улыбнулся и поцеловал ее, не удержался и поцеловал еще раз.

– Нет. У нас есть целая...

Дверь открылась и показалась голова Пии, она нервничала.

– У нас гости, и они тебя ищут. Кристоф задержал их в гостиной, но нам срочно нужно вас спрятать. Сам найдешь подвал? Там есть тайный вход, за бочками с вином. Мне нужно бежать наверх и предупредить Элеонору, чтобы она про вас не проболталась, так что у меня нет времени показывать вам дорогу.

– Я знаю где тайная комната. Помогал Крису прибираться в ней.

– Отлично. Мы все вам расскажем, сразу как Джулиан и его приятель уйдут.

– Джулиан? Курьер?

– Да, – подтвердила она и ушла.

– Что еще за курьер? – спросила Кора, толкнув его, когда он выглянул за дверь.

– Член моравского совета. Это значит, они в курсе, что я на свободе и подозревают, что прячусь у Криса. Они ушли в другую комнату, но сомневаюсь, что они задержатся.

Он спешил, пробегая с ней под лучами солнца, не обращая внимания на боль, когда они шли через кухню к небольшой двери, ведущей вниз по шаткой лестнице. Он достал маленький фонарик, освещая тесные, темные комнаты, чтобы не врезаться в мебель и бочки с вином, оставшиеся от предыдущего владельца.

Кора ничего не сказала, когда он, отсчитав винные бочки, вручил ей фонарик, а сам обеими руками схватил бочку, пытаясь ее отодвинуть. Послышался скрип, бочка с трудом сдвинулась и, перед их глазами в стене появился заросший паутиной вход.

– Заходи.

– Здесь есть мыши? Я их жутко боюсь.

– Если они есть, я не позволю им приблизиться к тебе, – пообещал он.

Она с недоверием посмотрела на него.

– Мне точно нужно идти туда с тобой? Этот Джулиан не знает меня.

Ее слова ранили его, хотя он понимал ее сдержанность. Если бы он был уверен, что ей не грозит опасность, то послал бы к черту совет и встретился с курьером. Но теперь он должен беспокоиться об их будущем, а не только о своем собственном.

– Нет, он не знает. Ты не должна идти со мной, если не хочешь. Пия может представить тебя как подругу, заглянувшую в гости.

Она смотрела на него секунд пять, затем кивнула и вошла в комнату.

Он улыбнулся ей вслед. Иногда ее действия невозможно предугадать. Он с трудом удержался, чтобы не шлепнуть ее по попке и не наброситься как дикий зверь.

Тайная комната оказалась дырой выкопанной в горе, там пахло землей. Алек вошел и дверь за ними закрылась. Кора стремглав бросилась к нему, сжимая его рубашку и подозрительно всматривалась, когда он посветил фонариком в крошечной комнате. Там не было никаких признаков присутствия грызунов, но Алек почуял их.

– Ты видишь что-нибудь? – спросила Кора, прижимаясь к нему.

Нет. Ты что серьезно боишься крошечной мышки?

– Шутишь, да? Ведь нет ничего страшнее, чем эти малюсенькие лапки и хвостики. Ну, хорошо, крысы тоже противные, но я их причисляю к мышам.

– Не вижу ни тех, ни других, – соврал он, встретившись взглядом с темноглазой, любопытной крысой, которая бежала через комнату и остановилась на сломанном стуле.

– О'кей, но если увидишь, я уйду отсюда. ГОСПОДИ, БОЖЕ МОЙ!

Завизжала Кора, указывая в направлении прямо противоположном тому, где находилась крыса, и прилипла к нему, карабкаясь выше, словно по дереву.

– Знаешь, – непринужденно сказал он, наблюдая как ее большая грудь прижималась к его лицу, когда она пыталась подняться еще выше по его телу, каблуками, впиваясь в его бедра, – мышь, вероятно, гораздо более напугана чем ты.

– Убери ее от меня! – визжала она.

Любимая, если ты продолжишь кричать, Джулиан точно тебя услышит.

Прости. Мышь! Мы уже можем уйти? Пожалуйста!

Не знаю,сказал он, и потерся об ее рубашку, запах ее тела пробудил в нем аппетит... оба... особенно не в плане еды. Я почти наслаждаюсь происходящим, не считая того, что твои каблуки впились в мою кожу. Не могла бы ты ... спасибо.

Прости. Я, правда, не люблю мышей.

Я уже понял. И очень рад этому, ведь мое лицо в твоей груди, но боюсь, когда-нибудь мне все-таки понадобится кислород.

Она отпустила его, и он, наконец, смог дышать.

– Прости, – повторила она, – ты видишь мышь?

Он посмотрел на крысу, она умывалась, одним глазом следя за ними.

– Нет, мыши не вижу, наверное, убежала в свой домик, когда ты закричала.

– Думаешь? – спросила она, вглядываясь темноту, – Может быть. Почему ты скрываешь от меня что-то? Я же призналась, что я твоя возлюбленная, неужели ты не должен предоставить мне пожизненный доступ к твоим мыслям?

Он облокотился на стену, она обхватила его бедра своими, а его руки сжимали ее великолепную попку.

– Ты тоже предоставишь мне пожизненный доступ к своим?

Это остудило ее пыл. Он чувствовал, как она была расстроена тем, что он может что-то от нее скрывать, но понимала, что не может требовать от Алека того, чего сама дать не может.

Он нахмурился, не понимая, что она может так усердно прятать от него.

– Возлюбленная не должна иметь секретов от своего темного, – чопорно заявил он.

– Обязательно передам первой встречной возлюбленной, спина не устала?

– Нет, хотя, если ты немного подвинешься, я смогу поцеловать тебя. Если только ты не хочешь, чтобы я снял с тебя рубашку и поцеловал твою обнаженную грудь?

Он чувствовал, что Кора обдумывала его предложение, но к сожалению, она медленно встала на землю.

– Не возражаешь? – спросила она, протискиваясь между ним и дверью, и спряталась за его спиной.

– Нет, ни одной крысе не позволю добраться до тебя.

Она замерла.

– Крысе!? Думаешь, здесь есть крысы?

Cielito, если ты продолжишь не дышать, то упадешь в обморок, мне придется помогать тебе прийти в сознание, значит я перестану охранять тебя, а мышь воспользуется случаем и дотронется до тебя своими лапками.

От его слов она мысленно завизжала, но попробовала вздохнуть. Он улыбнулся не понимая, как эта женщина могла бесстрашно встретиться лицом к лицу с демоном ярости Баэля, но вопит от ужаса при одной мысли о грызунах.

– Отвлеки меня, – приказала она его спине.

Он стал поворачиваться, пытаясь обнять ее.

– Не так! Ты должен охранять меня от мыши. Отвлекай меня, но наблюдай, не нападет ли зверь! А вообще, нам нужно поговорить об Элеоноре.

– Я так не думаю.

– Неприятно в этом признаваться, но я тоже не хочу. Какая же я трусиха. Расскажи мне... расскажи о своем прошлом. Джас рассказывала, что вампирами либо рождаются, либо становятся. Ты к какому типу относишься?

– Мой отец был неискупленным темным, так что я таким родился. Что ты хочешь знать о моем прошлом?

– Сколько тебе лет? Выглядишь примерно моего возраста, но что-то мне подсказывает, что ты старше...

– Я родился в 1336 году в городе Дахау, в Германии.

– Там где был концлагерь?

– Да. Довольно милое место, не считая этого позорного пятна в истории.

– Есть братья, сестры?

– Уже умерли. У моей матери было несколько детей, до того как отец соблазнил ее.

– Твой папа был коварным соблазнителем?

– Да. И отличался тем, что не мог встречаться с одной женщиной больше пары недель. Он умер во время пожара в 18 веке.

– Правда? Не думала, что вы можете умереть.

– Нас можно убить, но нелегко. В случае с моим отцом, он был заперт в здании, охваченном огнем и даже темный неспособен восстановиться после таких ран.

– Соболезную, – сказала она, и он знал, что она искренне сочувствует его потере.

– Спасибо. Я не был с ним близок, но он был моим единственным родным человеком. Я тяжело переживал его смерть.

Он замолчал, но Кора без труда прочитала его мысли.

Она нежно обняла его, щекой прижимаясь к его спине.

Сначала ты потерял возлюбленную, а потом отца. Мне так жаль, Алек. Жаль, что меня не было рядом, и я не могла тебя утешить.

Это не твоя вина, querida. Судьба сыграла с нами злую шутку.Он хотел добавить, что это стоило того, ведь он все же обрел свою возлюбленную, но решил держать эти мысли при себе.

– Что значит главный по личам?

– М? – вопрос Коры отвлек его от размышлений, хватит ли им времени, чтобы заняться сексом и сможет ли он ее уговорить, заверив, что мышей в комнате нет, – А, это тот, кто контролирует личей.

– Таких как Ульфур?

– Да. Вообще-то его Кристоф и Пия и пытаются спасти.

– Так вот откуда ты знал его?

Он проголодался, но скрывал это, ему надоело находиться в этой тесной комнате, но он готов до скончания века простоять здесь, защищая Кору, если она продолжит так прижиматься к нему. Без сомнений, она его возлюбленная, и он не мог понять, почему не узнал ее с первого взгляда.

– Да. Пия о нем заботилась, до того как де Марко украл его душу и привязал его к себе как лича.

– Бедняга. Думаешь, монах сможет вызвать и Даймонд?

– Из Акаши? Нет. Для этого нужна стражница, и если у него ее нет, он не сможет спасти твою подругу.

– Но мне нужно что-то сделать, Алек. Она там находится уже довольно долго и скоро мой бывший начнет о ней беспокоиться.

– Время в Акаше и здесь течет по-разному, мы свяжемся со стражницей, которая призвала нас и попросим ее призвать Даймонд.

Она сильнее прижалась к нему, он чувствовал ее дыхание на своей шее и это возбуждало его.

– Наверное это будет дорого стоить.

– Так и есть.

– Ты сделаешь это для меня? – спросила она, обнимая и поглаживая его пресс.

– Конечно. Ты же моя... – Алек замолчал, но она поняла, что он хотел сказать.

– Мне очень приятно. Алек, думаешь мы можем найти комнату без мышей? Ты сводишь меня с ума, я видела, как ты думаешь о том, чтобы почувствовать вкус моей кожи, лизнуть, укусить... боже... да, я хочу этого! Давай займемся этим прямо сейчас?

Он засмеялся, поворачиваясь к ней, и собирался сказать, что с удовольствием выполнит любое ее желание, но кто-то стал осторожно открывать дверь.

– Это всего лишь я, – сказал Кристоф, – Джулиан ушел. Вы можете выходить.

– Слава богу! Там внутри мышь! – сказала Кора, вздрогнула и выбежала из комнаты.

Кристоф заглянул за Алека и увидел крысу, которая как раз закончила умываться и посмотрела на них.

– И правда, – ответил он и помог Алеку закрыть дверь.

– Если ты не сковал меня наручниками, значит курьер не смог убедить тебя выдать меня им? – спросил Алек, когда они шли обратно.

– А стоило бы? – улыбаясь, спросил Крис.

– Это была бы сладкая месть.

– Мы не хотим мстить, – сказала Пия, когда они вошли в гостиную, в которой сегодня уже были. Она протянула Коре кружку и стала усердно угощать едой, – Мы никогда не хотели отомстить. Вот почему мы решили найти останки Элеоноры и оживить ее. Кристоф говорил с членами совета, сразу как они изгнали тебя, но вампиры, занявшие места Андреаса и Ровена, настоящие ублюдки. Еще там этот Себастьян, который мне никогда не нравился.

– Он еще не пришел в себя после пыток лордом демонов, – сказал Алек и улыбнулся Коре, когда она присела рядом, доедая третий пряник.

Прости любимая, я не подумал, что ты проголодалась, иначе я бы давно попросил Пию покормить тебя.

Я сама это поняла только когда увидела все эти вкусняшки. Это лимонный пирог? Да! Обожаю его!

Алек пододвинул тарелку с пирогом Коре, и она тут же схватила два кусочка.

– Да, Кристоф предупреждал, что Себастьян та еще заноза в заднице, но от этого общаться с ним легче не стало. Кора, попробуй ватрушки, я за них умереть готова. Я покупала их в маленькой пекарне. Я всегда говорю, раз уж мне нужно кушать за двоих, тогда я могу себе ни в чем не отказывать. И говоря, "за двоих" я не имею в виду, что беременна, так что поднимай с пола челюсть, Алек. Я о том, что кормить вампа требует много энергии, значит нужно больше кушать.

– С моей челюстью все в порядке, спасибо, – огрызнулся он и облокотился на спинку дивана, одной рукой обнимая Кору, – а где Элеонора?

– Все еще дуется у себя в спальне. Она наговорила о тебе много гадостей, и я ее кое в чем поддержала.

Кора удивилась.

– Почему?

Пия хитро улыбнулась.

– Так она не догадалась, что вы с Алеком прячетесь в тайной комнате и сидела у себя, продолжая рыдать, поэтому курьера она тоже не видела.

– Что сказал Джулиан? – спросил Алек и приготовился к худшему. Он должен защитить Кору, какое бы наказание не приготовил ему совет.

– Конечно, в совете знают, что ты на воле. Они предположили, что ты будешь здесь. Я ответил, что сообщу им, если ты появишься.

Алек приподнял брови от удивления;

– Ты солгал?

– Конечно. Но они не долго будут в это верить, Алек. Джулиан не заявил, что я тебя прячу, но точно видел твою машину, он не дурак. Он вернется. И когда... – Кристоф замолчал и посмотрел на Кору.

– И почему у меня такое чувство, что ты умалчиваешь то, что мне точно не понравится? – спросила я.

Пальцами Алек нежно ласкал ее шею.

– Мне придется покинуть тебя.

– Да. Но это не выход, – ответил Кристоф, встретившись с ним взглядом, – Они просто пойдут за тобой.

– У них что нюх на вампиров? – спросила Кора, взволнованно, – То есть они быстро тебя найдут?

– Нет, если я сам не захочу, чтобы они меня нашли. Но, Кристоф, прав, просто так они не отступят. Они продолжат меня преследовать, пока не найдут и не вернут в Акашу.

– Так не позволяй им. Я с трудом заставила стражницу вернуть тебя! Может, ты просто поговоришь с ними и...

– Пия и Кристоф отрицательно покачали головой.

– Мы пробовали, и не раз. Они отказываются нас слушать. Они уверены, что действия Алека стали причиной гибели темных и он должен заплатить за это. Поэтому мы и воскресили Элеонору, – ответила Пия.

Кора была в отчаянии.

– Может, ты спрячешься где-то, где они не смогут тебя найти.

– Возможно, – ответил Алек, гадая, планирует ли она скрываться вместе с ним.

– Вариант возможен, но это бессмысленно – сказал Кристоф, нахмурившись, – Они найдут тебя, Алек.

– Есть только один выход, – сказала Пия, и, посмотрев на Кристофа замолчала.

– Какой? – нетерпеливо спросила Кора, и тут же поняла, что Пия собирается ответить.

Пия глубоко вдохнула и посмотрела на Кору:

– Кто-то должен воссоединиться с Алеком. Знаю, ты говорила, что не хочешь, но это единственный способ его спасти. Боюсь, тебе придется принять решение, Кора. Либо ты это сделаешь, либо Элеонора. Одна из вас должна спасти Алека.


Глава 9 | Много шума вокруг вампиров | Глава 11