home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Что бы вы сказали, если бы вам заявили, что вы чье-то единственное спасение?

Ах, да, я совсем забыла, что Элеонора тоже может выступать в этой роли, но это не так важно, потому что Алек, очевидно этого не хотел. Секунд тридцать я наслаждалась, переваривая эту новость, пока не поняла, что мне нужно сделать выбор иначе Алеку придетс,я воссоединиться с Элеонорой, хочет он этого или нет.

Я представила, как он пьет из нее, и привязывает себя к ней на всю оставшуюся жизнь и мне совсем не понравилась эта мысль.

С другой стороны, фраза "на всю оставшуюся жизнь" пугает.

– Ты шутишь? Ведь я уже спасла его, дважды.

– Бог троицу любит, – улыбаясь, заметила Пия.

– Так и есть, ты дважды спасла меня, – спокойно сказал Алек, убирая руку, которой обнимал меня, – я буду вечно тебе за это благодарен. Этого достаточно, проблема с советом, тебя не касается, Кора. Я найду выход.

Слова Алека заставили меня волноваться, также, как и то, что его друзья были с ним согласны. Значит, никто не верил, что я соглашусь воссоединиться, чтобы спасти Алека. Я не дура, конечно они так подумали, потому что я при каждом удобном случае кричала, что никоим образом не хочу быть причастной к вампирским штучкам, но я уже по уши в этом дерьме и смогу приспособиться к переменам.

Дьяволенок пищала от радости и раздумывала, какое платье надеть на вечеринку воссоединения, я велела ей утопиться.

Ты расстроена,сказал Алек нежно прикоснувшись своим разумом к ее . Не надо, cielito. Я найду выход.

Я не ответила, так как была слишком занята подогревая растущее чувство несправедливости и не сочла нужным говорить об очевидном.

Полтора часа мы рассказывали Кристофу и Пие о событиях последних двух дней. К концу истории, Элеонора пришла в себя и соизволила присоединиться к нам, но то и дело бросала на меня взгляды полные ненависти, хотя вроде бы смирилась с тем, что Алек ей не достанется.

Вопрос в том, смирилась ли я со своей судьбой...

– Так твоя подруга все еще там? – спросила Пия, когда Алек закончил в деталях описывать наше путешествие к ним, – То есть в Акаше?

– Да. Хоть Алек и говорит, что там время течет иначе, мне кажется, Даймонд устала от этих менеджерских заседаний и уже хотела бы уйти. Да и мой бывший скоро начнет волноваться по поводу ее исчезновения. Я оставила сообщение на голосовую почту в офисе, когда забирала паспорт, и сказала, что возьму маленький отпуск, а Даймонд собиралась полететь на Гавайи и присоединиться к Дермоту на конференцию по недвижимости, прошло уже два дня. Если кто-то из офиса позвонит Дермоту, они поймут, что с его женой что-то случилось.

– Хм, – Пия задумалась, – итак, у нас две проблемы: спасти жизнь Алека и вытащить Даймонд из Акаши, последнее будет попроще. Тебе просто нужно связаться со стражницей, которая вас призвала.

– Алек предложил профинансировать это, – сказала я и с благодарностью посмотрела на него. Он как всегда был великолепен, волосы немного растрепаны, после нашего пребывания в комнате с мышами, глядя на его щетину, я задрожала, представив, как он касается ею моей кожи. Его бедро тесно прижималось к моему и мне хотелось обнять его покрепче и забыть обо всем на свете.

Элеонора одарила меня злобным взглядом, когда я немного приобняла Алека.

– Как щедро с его стороны, – съязвила она.

– Значит, сосредоточимся на спасении Алека, – продолжила Пия игнорируя сарказм в голосе Элеоноры.

– Я сам могу себя спасти, – ответил он, опуская руку ниже, нежно поглаживая мою спину.

Элеонора фыркнула.

– А если не получится, и ты снова окажешься в Акаше, что будет с Корой?

Пальцы Алека замерли.

Я нахмурилась:

– О чем ты?

– Алек твой защитник, кто займет его место, если его вернут в Акашу?

– Точно, – сказала Элеонора и перестала смотреть на меня с откровенной ненавистью, – она... как это называется? Ушная сера Люцифера?

– Зрачок! – исправила я ее, – я зрачок Люцифера, а не сера!

– Вообще-то око Люцифера, – уточнил Алек.

– Хм... – довольная собой Элеонора о чем-то задумалась.

Она точно планирует использовать меня, чтобы разорвать тебя на мелкие кусочки,предупредила я Алека.

Он засмеялся. Возможно, но мы ей не позволим.

Хм. Может он в это и не верит, но я мысленно отметила, что нужно следить за Элеонорой, чтобы на корню обрубить ее попытки использовать меня против Алека.

– Хороший вопрос. Кто защитит Кору, если Алек окажется в Акаше?

– Как и Алек, я сама могу о себе позаботиться.

– Можешь? Можешь защитить себя от демона ярости? – уточнил Кристоф.

– Ну...

– Перестань, Кристоф, – попросил Алек и его пальцы снова заскользили по моей спине.

– И от Иларги, который захватил Ульфура?

– Если нужно будет, то да... – ответила я, сомневаясь, вспомнив, как де Марко размахивал пистолетом. Моя нога исцелилась но...

– Кристоф, – Алек пытался остановить его.

– А что на счет самого Баэля? Он периодически появляется в мире смертных. Как ты сможешь защитить себя от него?

– Баэль... он... плохой парень.

– Мягко сказано, – ледяным тоном ответил Кристоф.

– Перестань давить на нее, – сказал Алек, нахмурившись.

– Да никто в здравом уме не захочет спасать тебя. Только если его заставят, – язвительно прокомментировала Элеонора.

Кристоф не обратил на нее внимания.

– Я просто пытаюсь донести очевидное. Ее жизнь связана с твоей. Вы нужны друг другу.

Я собиралась возразить, но слова Кристофа обрадовали меня. Я действительно была нужна Алеку. Никогда никому я не была жизненно необходима, и, оказывается, именно этого я всегда хотела, чтобы кто-то во мне нуждался.

Он вампир, напомнила дьяволенок, просто чтобы посмотреть на мою реакцию.

Но он хороший вампир, ответила я ей. Да он много чего натворил в прошлом, но это только потому, что был глубоко несчастен и до сих пор винит себя в этом.

И я была нужна ему.

Не позволяй Кристофу заставить тебя сделать, что-то что тебе неприятно.

Я нужна тебе.

Я хочу тебя. Я желаю только тебя. Но не позволю, чтобы ты чувствовала себя так, будто у тебя нет выбора. Я найду способ тебя спрятать и найду защитника, который сможет охранять тебя не хуже, чем я.

Я нужна тебе.

Он мысленно вздохнул и нехотя ответил: Да, нужна.

– Думаю, – начала я говорить, но затрезвонил звонок.

– Подожди, не забудь свою мысль, – Пия поспешила проверить, кто пришел, – Я быстр... о-аай!

Кристоф с диким рычанием набросился на мужчину, который схватил Пию, подставив длинный кинжал к ее горлу.

– Не двигайся, иначе я отрублю голову твоей возлюбленной!

А это не тот монах, что был здесь совсем недавно?спросила я Алека, когда он начал плавно подниматься с дивана, напоминая пантеру, готовую к прыжку.

Я говорил тебе, что он не монах.

– Брат Эйлвин, – сказал Кристоф, угрожающим голосом, спокойно стоя в восьми футах от Пии, руки по швам, но любой дурак, мог прочитать угрожающий язык его тела.

– Снова приветик! – радостно защебетала Элеонора, – Столько всего произошло, с тех пор как ты ушел. Хочешь, расскажу? Вообще подумываю в подробностях описать все на блоге. И на страничке в Фейсбуке. Интересно, сколько будет стоить домен "алек-козлина.com"?

– Я пришел за орудием! – сообщил брат Эйлвин, и посмотрел на Элеонору, явно не понимая о чем она.

– Ой, только не это, – пробубнила я, гневно сверкнув на него взглядом.

– Отпусти мою возлюбленную, – потребовал Кристоф.

– Я не собираюсь ругаться с тобой, темный, – драматично заявил брат Эйлвин, и уже менее агрессивно добавил, – и я призову того лича, как только деньги поступят на счет, хотите вызвать его здесь или в городе?

Думаю Кристоф зубы сотрет, если продолжит ими так скрипеть,сказала я Алеку. Я встала, собираясь подойти к нему, чтобы он мог использовать меня и уничтожить монаха, но Алек, медленно, приближался к Кристофу.

Иди к окнам, Кора.

Зачем?

Там ты будешь в безопасности.

Я может боюсь мышей и не уверена, что смогу защитить себя от Баэля, но я не трусиха и не какая-то слюнтяйка, чтобы прятаться!

– Отпусти мою возлюбленную, – повторил Кристоф.

Давай это позже обсудим.

– С удовольствием, если ты отдашь мне орудие Баэля, – брат Эйлвин стрельнул на меня взглядом, – я пришел за ней!

– Ну, конечно! Всем нужна она и душа, которую она у меня украла. И еще моего мужчину. Ах да, меня подняли в виде лича, вот собственно я и рассказала тебе последние новости, – издевательски заметила Элеонора.

– Слушай, прости, что тебя воскресили, после того как я родилась с твоей душой, но она теперь моя, и я не уводила у тебя Алека. Он сам так сказал. Так что не дави на жалость, не сработает.

Она фыркнула и отвернулась.

Брат Эйлвин хлопнул в ладоши:

– Брат Гудвин! Брат Эсмунд!

Из ниоткуда появились два монаха. В длинных коричневых рясах они выглядели, словно сбежали со средневековой выставки, у одного была короткая борода, а второй был в прыщах.

– А это точно монахи, смотри, – сказала я Алеку.

Они призраки или кто?

Личи, как Элеонора. Брат Эйлвин контролирует личей.

– Заберите орудие! – приказал им брат Эйлвин, и пошел в мою сторону, Алек выпрыгнул передо мной, преградив ему путь.

– Черта с два вы ее получите! – прорычал он.

– Стоять! – закричал Эйлвин, и вонзил кинжал в кожу Пии, ее глаза широко раскрылись от ужаса, она смотрела на Кристофа, который еле сдерживался, чтобы не превратить брата Эйлвина в фаршик из монаха, – Одно движение, и я отрежу ей голову. Ты, женщина, иди сюда.

– Как ты узнал, что я орудие? – спросила я и закрыла глаза, – Боже, поверить не могу, что сказала это предложение.

– А я могу, – сказала Элеонора.

Я набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:

– Откуда ты узнал, что я орудие Баэля?

– Ты блестишь, – просто ответил он и немного подумав, добавил, – и я слышал, что лич одного из моих конкурентов, украл орудия, но позже они превратились в три человека. Ты очевидно, одна из тех людей. И если ты будешь на моей стороне, я без труда уничтожу остальных мастеров личей.

– Отличная мысль! Я полностью вас поддерживаю, а вы не могли бы сковать ее цепями? – потребовала Элеонора, но уже никто не обращал внимания на ее язвительные комментарии.

Уперев руки в бока, я посмотрела в глаза брату Эйлвину:

– Ты серьезно думаешь, что я позволю тебе меня использовать против других людей? Ты-чокнутый. Эй, вы!

Личи в рясах быстро схватили меня за руки и потянули вперед, мимо Кристофа.

Кора ...

Если я их вырублю, сможешь использовать меня против него?

Я не позволю тебе так рисковать собой.

Ага, я не позволю ему использовать меня против других людей. Особенно против Пии. Она милая. Мне она нравится. Элеонора действует мне на нервы, но будет неправильно мечтать, чтобы ее прибили или хотя бы на время похитили.

Да, неправильно, хотя я начинаю мечтать о том же. И мне Пия тоже нравится, но я не позволю тебе причинить себе вред. Сейчас он отвлечется. Когда это произойдет, ты побежишь в мою сторону.

Откуда ты знаешь, что он отвлечется?

Кристоф собирается напасть на него.

Я взглянула на Кристофа. Он был в бешенстве, но я не видела признаков того, что он собирается напасть на Эйлвина.

У меня есть план получше, и никому не придется рисковать.

Кора ...

– Хорошо, вот и я, – сказала я, подбегая к Пие, и оттолкнула монахов, – Отпустите ее.

– Очень рад, – ответил Эйлвин и отпустил Пию, подтолкнув ее в сторону Кристофа.

Меньше, чем через секунду, кинжал уже был у моего горла, он схватил меня за волосы и потащил к выходу, два монаха следовали за нами.

– Мы уходим.

О, да, это конечно, лучший план,съязвил Алек в бешенстве.

«Почему вы такие трусливые, маловеры?»[3] Приготовься. Сейчас ты приведешь в действие орудие Баэля.

– Нет, – я резко остановилась, и завизжала, когда кинжал, вонзился в мою шею.

– Идем, женщина, – сказал брат Эйлвин и за волосы потянул меня вперед.

Итак, приступим. Готов?

Корасон!

Вместо того, чтобы наброситься на брата Эйлвина, как он того ожидал, я отступила назад, ослабив напряжение лезвия у моей шеи, этого было достаточно, чтобы повернуться лицом к моему несостоявшемуся похитителю. Я врезала ему между ног коленом и одновременно, воткнула палец в ближайший глаз, заставив его, скорчившись от боли упасть на пол.

Больше я ничего сделать не успела, потому что Алек отшвырнул меня, я сбила столик, врезалась в Элеонору и мы обе упали на Кристофа, он усадил меня в кресло, а сам побежал помогать Алеку. Брат Эйлвин перестал кричать, когда Алек поднял его за горло.

– А теперь, мастер личей, я расскажу тебе, что случается с теми, кто хотел использовать мою возлюбленную, – тон Алека был просто ужасен, я замерла, вспомнив, что я его уже слышала. Это был голос мужчины, возлюбленную которого убили на его глазах, голос мужчины, который убил женщину.

– Боже мой, ты мне спину сломала, – ныла Элеонора, когда я помогала ей встать, – серьезно, воровка парней, тебе стоит сесть на диету. Ауч. Ай как же больно.

Я осторожно усадила ее на диван и пошла помогать Алеку.

Монах с прыщами, внезапно закричал и повалил меня на пол.

– Навредишь ему, и я использую орудие против тебя, темный! – закричал он, одной рукой схватив меня за волосы, коленями он прижимал меня к полу.

– Хрена с два ты меня используешь! Я против! – прорычала я.

– Ты не можешь быть против. Ты орудие, – сказал брат Эйлвин, и его лицо покраснело от захвата Алека.

Прыщавый поднял меня и прикрылся от Алека как щитом.

– Да? Ну, тогда я сама себя использую!

Я ведь могу, да?

Нет.

Черт!

– Отлично, тогда я не буду сама себя использовать. Но и тебе не позволю использовать меня!

– Ты не можешь отказаться, – повторил брат Эйлвин, нормальный цвет лица вернулся к нему, так как Алек ослабил хватку, – ты орудие, сила течет от Баэля через тебя.

– Ну, может, я не позволю силе выйти из меня. Думал когда-нибудь об этом?

– Ой, да позволь ты уже ему использовать тебя, – сказала Элеонора, прикладывая руку на лоб, – у меня жутко болит голова и очень хочу домой. Я просто хочу домой.

– Домой? – переспросила я, – Ты же была мертва!

– Даже у мертвых есть дома, у меня был маленький коттедж, в седьмом часу потустороннего мира. Когда меня сюда вернули, вот-вот должны были зацвести розы. И раз уж Алек потерял рассудок, я вернусь в свой коттедж, к розам и к соседу Грегори, красавчику солдату.

– В преисподней у тебя был парень? И ты кричала, что я увела у тебя Алека? – ошеломленно спросила я.

– Грегори не парень, он, скорее, постоянный сексуальный партнер, – она взглянула на Алека, и вздохнула, – Он не так красив как Алек, но и не такой ублюдок.

– Лич! Молчи, когда мы говорим! – надменным тоном сказал брат Эйлвин.

– О, нет, зря вы так... – пробормотала Пия.

К тому времени как Элеонора закончила устраивать разнос брату Эйлвину, все уже были взвинчены до предела.

– Итак, мы отвлеклись, вернемся к тому, что я не позволю силе Баэля выйти из меня, поэтому можете отстать от нас.

Но, Эйлвин, совсем не расстроился. Пожал плечами, поправил воротник на рубашке и сказал:

– Ты уничтожишь себя, если попытаешься это сделать.

Алек ...

Нет, запрещаю тебе даже думать об этом. Теперь мы будем следовать моему плану.


– Отпусти мою возлюбленную, и я не трону тебя, – предложил он монаху, который продолжал держать меня.

– Брат Гудвин не настолько глуп, чтобы согласиться на ваше предложение, – сказал брат Эйлвин, кивая в сторону прыщавого монаха, – думаю самое время продемонстрировать, насколько сильно я хочу заполучить орудие. Брат, используй ее, чтобы уничтожить темного.

– Черт побери! – чертыхнулась я, и в тот же момент Алек бросился ко мне.

То же чувство, будто я стою на берегу реки, заполнило меня, я знала, что монах запустил в действие силу Баэля, и что она направлена на уничтожение Алека, а этого я не могла допустить.

Ты не пожертвуешь собой, ради меня!закричал он в моей голове.

Алек, я не позволю тебе больше страдать. Хватит.Я обняла себя, сила продолжала расти во мне, желая вырваться наружу, и пронзить Алека, я сдерживала ее, как могла, но где-то глубоко в душе понимала, что у меня недостаточно сил, чтобы справиться с ней.

Брат Гудвин отпустил меня, когда я сжалась в комок, сдерживая силу.

– Ты уничтожишь себя, орудие. Выпусти силу!

– Никогда! – я упала на пол и начала биться в конвульсиях от нарастающей силы.

Алек подобрался ко мне, но второй монах запрыгнул на его спину и оба мужчины упали на пол. Кристоф пошел в их сторону, желая помочь, но Эйлвин прокричал что-то про Пию и, сверкая кинжалом, бросился в ее сторону.

Элеонора, не переставая, визжала, бог знает что, размахивая вазой и пугая всех нас.

Давление внутри меня нарастало, стало больно дышать. Казалось, я вот-вот взорвусь, я закричала от боли.

Корасон! Мы должны воссоединиться, прямо сейчас!

Не подходящий момент, тебе не кажется?

Ты умрешь, если мы этого не сделаем!

Черт побери! Больно, Алек! Не знаю сколько еще смогу терпеть это, уходи! Если я потеряю контроль, то уничтожу тебя!

Алек, которого я почти не видела, потому что слезы застилали мои глаза, сражался как сумасшедший. В самый разгар схватки, я думала, он укусит монаха и высушит его до последней капли, но вместо этого Алек сделал странную вещь – укусил свой палец, толкнул монаха, и они упали к моим ногам.

Выпей мою кровь, Кора. Это завершит воссоединение.

Я не стала спорить. Я понимала, что нужно следовать его приказу. Да, это навсегда изменит мою жизнь, но я уже давно решилась на это. Я открыла рот, молясь, что пары капель хватит.

Когда кровь оказалась во рту, я почувствовала, как сила возросла во мне, а это значило, что я убью Алека.

– Прячься! Ради всего святого, спрячься!

Позвоночник хрустнул, и я поняла, что сила вырвалась из меня и попала прямо в мужчину передо мной, затем она исчезла, и я провалилась в черную пучину забвения.


Глава 10 | Много шума вокруг вампиров | Глава 12