home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Сон начинался как обычно.

– Что ты видишь, Корасон?

Успокаивающим голосом, спрашивала Барбара, гипнотерапевт, нанятый Пэтси, для нашей девичьей вечеринки.

– Грязь. Я вижу грязь. Ну, еще траву и все такое, но, в основном, грязь.

– Ты уверена, что она под гипнозом? – подозрительно спросила Пэтси, она всегда во всем сомневалась. – Мне так не кажется. Кора! Ты слышишь меня?

– Нужно быть в пяти милях отсюда, чтобы не услышать тебя. Я под гипнозом, дурында, а не оглохла. – Я уставилась на нее, а она на меня.

– Секундочку... – Пэтси перестала на меня пялиться, и драматично указала на кушетку, где я лежала, – Ты не должна меня слышать!

– Она понимает, что под гипнозом? – Спросила Тэрри, третий член нашей маленькой "террористической группировки" как называл нас мой бывший муж.

Ублюдок.

– То, что она нас слышит, регрессии не помешает?– спросила Тэрри.

– Гипноз – это не магическое состояние неведения, – ответила Барбара, – она просто расслаблена, погружается в свою внутреннюю сущность и открыта для восприятия многих воспоминаний из прошлой жизни. Уверяю вас, она под гипнозом.

– Можно я возьму булавку и воткну в нее, – предложила Пэтси, суетясь возле шкафа, заставленного книгами, если Кора отреагирует, мы поймем, что она прикидывается.

– Никто в меня ничего не воткнет! – я выпрямилась, приготовившись в любой момент защищаться, если Пэтс подойдет с чем-нибудь острым.

– Прошу вас, леди, – Барбара, терпеливо ждала, пока мы успокоимся, но я понимала, что ей не терпится закончить все и уйти, – у нас ограничено время. Корасон находится в легком трансе, так же называемым альфа-состоянием. То есть, она застряла в своем внутреннем «я», ее истинной бессмертной сущности, сейчас она способна пересекать границы времени.

– Ага. Пересекать всю эту фигню, – сказала я, откидываясь на кушетку. Я понимала, что это всего лишь сон, но мой желудок сжался, вспоминая, что дальше произойдет,– Так что сядь на место и наслаждайся зрелищем. Что мне теперь делать, Барбара?

– Осмотрись. Изучи окружающее пространство. Расскажи нам, что видишь, что ты чувствуешь.

– Я вижу грязь. Я чувствую грязь. И я сама грязная.

– В ее прошлой жизни была только грязь? – спросила Пэтси, чавкая поп–корном.

Сейчас это произойдет. Он идет. Меня охватил ужас.

– Поблизости есть здания или какие-нибудь строения, которые могли бы указать на то, в каком году ты находишься? – спросила Барбара.

– Ммм… слева ничего, кроме леса. Кажется, я стою на какой-то пыльной тропинке. Пойду, поднимусь на этот маленький холм… ух ты! Там внизу город. И похоже, что наверху на высокой скале есть замок. Крошечные люди бегают по полям за городом. Круто! Похоже на средневековую деревню или нечто вроде того. Думаю, я спущусь и поздороваюсь.

– Отлично, – похвалила меня Барбара, – скажи мне, как ты себя чувствуешь?

Меня тошнит. Я напугана. До ужаса.

– Ну… я голодна. Нет, очень голодна. Просто зверски. Великолепно, значит, я крестьянка, да? Я бедная голодная крестьянка, окруженная грязью. Мило.

– Мы здесь не для того, чтобы судить о своей прошлой жизни, – чопорно сказала Барбара.

– Фу, Кора, – сказала Пэтси, – Тэрри оказалась личной служанкой Клеопатры, а я была одной из наложниц Цезаря. Детка, ты не вписываешься в нашу команду. Ты как минимум должна быть средневековой принцессой в огромном колпаке.

Я не могла ... из-за него.

Отвращение нахлынуло на меня.

– На мне туфли, у крестьянок не было туфель, верно?

– Уверенна, у некоторых были, – сказала Тэрри, забрасывая в рот поп-корн.

– Ты можешь спуститься в город? – спросила Барбара, – Может, мы могли бы выяснить, кто ты, если увидим где ты.

– Ага, иду вниз.

Услышав позади грохот, я впилась ногтями в кушетку.

– Эй, смотри, куда ты… бог мой. Боже мой. О ГОСПОДИ!!!

– Что? Что случилось? – обеспокоено спросила Барбара.

Ей есть о чем беспокоиться.

– Только что, женщина в повозке сбила меня.

– Что? – завизжала Пэтси.

– Она переехала меня. Ее волы взбесились, наверное. Они просто проехались с холма и прямо по мне. Охренеть! Теперь по мне топчутся волы, а дама в повозке кричит и… боже ты мой! У меня только что отвалилась голова! Она отвалилась! Фу!

Тэрри сидела, уставившись на меня огромными глазами, пригоршня поп–корна замерла на полпути ко рту.

– О, боже. Я не… у меня еще никто не умирал во время регрессии, – сказала Барбара с еще большим беспокойством, – Я не совсем понимаю, что дальше делать.

– Ты… обезглавлена? – спросила Пэтси, – Ты уверена?

– Да, Пэтс. Моя голова отделена от тела, которое покрыто следами копыт. Думаю, колесо проехалось по моей шее. Оно… брр. Это просто жуть. Почему, черт возьми, мне достается реинкарнация, где меня убивают два быка? Почему я не могу быть наложницей Клеопатры?!

– Личной служанкой, а не наложницей, – исправила меня Тэрри, закидывая в рот поп–корн и яростно его пережевывая, – ты точно знаешь, что умерла? Может тебе показалось и все не так плохо?

Все станет еще хуже, теперь я об этом знала. Мурашки пошли по телу.

– Моя голова валяется в метре от тела. Думаю, это показатель смерти… господи! Что она вытворяет?!

– Телега? – уточнила Пэтси.

– Нет, женщина. Неужели она...

– Что? Что она? – спросила Тэрри, усаживаясь поближе.

– Это так необычно, – пробормотала Барбара.

– Ну что там делает эта дамочка? – спросила Пэтси, хлопая меня по колену.

– Она пытается прикрепить мою голову обратно к телу. Леди, зря стараетесь. Нет, у вас не получится привязать ее обратно. Ха. Я же говорила. О, только не урони меня в грязь! Ну что за руки-крюки! А теперь она погналась за быком, который умчался в поле. О, нет, она возвращается. Размахивает руками, как будто что-то кричит, но я не слышу, что именно. Наверное, это шок от того, что мне голову отрезали колесом повозки.

– Невероятно, – изумилась Тэрри, – думаешь, она специально тебя сбила?

– Не думаю. Она кажется бестолковой. Только что она споткнулась о мою ногу и упала на мою же голову. Черт! Похоже, она сломала мне нос! Господь Всемогущий, это из разряда ужастиков вроде «Братья Маркс против человека в кожаной маске».

– Чего? – одновременно спросили Тэрри и Пэтси.

– Она что-то делает, что-то странное.

– Боже, она занимается любовью с твоим безжизненным телом? – предположила Тэрри, – я видела такое в шоу на канале HBO!

– Она пристает ко мне, размахивает руками и напевает что-то. Да что за... она что... ого-го!

Он приближался. Я его не видела, но знала, что он уже за поворотом. Он – смерть.

– Не волнуйся, – говорила Барбара, – твоей личной безопасности ничего не угрожает. Просто постарайся спокойно и подробно описать, что ты видишь.

– Не знаю как вы, но я считаю обезглавливание и барбекю еще какой угрозой личной безопасности.

– Барбекю? Кто-то свинью зажарил? – уточнила Пэтси.

– Нет. Дамочка с волами махала руками, и внезапно мое тело засветилось серебряным светом, и он опалил меня. Великолепно. Еще кто-то идет.

Мой рассудок вопил: нет, только не это.

– Эй, мистер, попросите дамочку прекратить ее штучки с огнем? Она спалила мне половину волос.

– Это самая странная вещь, которую я когда–либо слышала, – Тэрри сказала Пэтси, – у тебя самые лучшие вечеринки!

– О, да, все это было запланировано, – ответила Пэтс и снова хлопнула меня по коленке, – А что теперь происходит, Кора?

– Парень только что увидел меня и инстинктивно отступил назад. Наверное, потому, что женщина пыталась спрятать мою голову за своей спиной, а мое ухо отвалилось и упало прямо к его ногам. Теперь он его поднимает. Кричит на нее. Она показывает пальцем в сторону волов в поле, но он, кажется, очень разозлился. Ага, задай ей, мистер. Она не имеет права водить, если не справляется с коровами.

Мое сердце заныло, от того что произойдет дальше.

– Из этого выйдет отличный фильм, – задумчиво произнесла Пэтси, – интересно, мы можем написать сценарий? Мы могли бы заработать миллионы.

– Итак, теперь парень держит в руках мою голову и трясет ею перед дамой, продолжая орать. Упс. Клок волос оторвался. Моя голова покатилась вниз по склону. Парень и женщина гонятся за ней. Ха. Ладно, в какой-то степени это действительно забавно. Ужасно, но смешно. А, спасибо огромное, сэр. Он снова меня поймал, и теперь несет меня обратно к телу, волоча за собой хозяйку волов. Тпру! Стой, притормози!!!

Я изо всех сил старалась проснуться, но у меня не получилось.

– Он опять твою голову уронил? – спросила Тэрри.

Я запаниковала.

– Нет, он... вот дерьмо! Вытащите меня отсюда! Сейчас же разбудите меня!

– Не волнуйся, – успокаивала меня Барбара, – образы, которые ты видишь, находятся в прошлом, и не могут причинить тебе вреда.

– Что происходит? Что парень сделал? – спросила Тэрри.

– Я хочу проснуться! Прямо сейчас! – проговорила я, схватившись за кушетку, пытаясь сесть.

– Хорошо. Я начинаю обратный отсчет, и когда дойду до единицы, ты проснешься обновленной и умиротворенной. Пять, четыре, три, два, один. С возвращением, Корасон.

– Ты в порядке? – спросила Пэтси, когда я села, пытаясь отдышаться, у меня кровь стыла в жилах при воспоминании о том, чему я была свидетелем.

– Думаю, да.

– Что случилось в конце? – спросила Тэрри – Ты выглядела до смерти напуганной.

– Ты бы тоже испугалась, если бы увидела, как вампир кого-то убил!

Я резко проснулась, отгоняя остатки сна. Сейчас я в безопасности. В моей маленькой квартирке, одна, без зеленоглазого, темноволосого монстра, который убил женщину, прямо на моих глазах.

Я зарылась лицом в подушку, размышляя, почему мне продолжает сниться вечеринка у Пэтси. Ночь за ночью я снова переживала сцену из своей прошлой жизни. Почему сны участились? Почему они были такими до ужаса реальными?

Из прошлого опыта, я знала, что снова пытаться уснуть – бесполезно. Я встала и отправилась в ванную. Почистила зубы и пошла читать, пока глаза от усталости не слипнутся.

Я молилась, чтобы зеленоглазый вампир убрался из моих снов.

– А потом, Ди сказал «дорогая, если ты хочешь достичь вершины, тебе придется работать над этим. Это относится и к сексу и к работе». Ну, ты знаешь, какой он шутник, и я как раз была «на вершине» ну в сексе, в тот момент, когда он говорил об этом. Но, я уверена, ты не хочешь об этом слушать.

– С чего ты взяла, что я не хочу послушать о твоем сексе с моим бывшим мужем? – сквозь зубы сказала я.

На дороге были жуткие ямы, машина то и дело подпрыгивала, но Даймонд, не обращая на это внимания, продолжала щебетать о моем бывшем.

– Конечно, он и с тобой играл в ковбоя и одноногого клоуна, так что, для тебя ничего интересного.

– Ага, ничего, – поджав губы, сказала я.

Минуту она молчала, затем с любопытством глядя на меня спросила:

– Ты ведь не злишься на меня, да? Может из-за Ди? Потому что не пригласили тебя на свадьбу? Ди решил, что будет невежливо устраивать шикарный банкет, ведь именно в тот день, вы официально развелись. Только по этой причине мы и улетели в Вегас.

– Я не злюсь, – ответила я, вздохнув, – когда вы решили пожениться, нас уже ничего не связывало. Это просто из-за...

Я замолчала. Мне очень хотелось ненавидеть Даймонд. За то, что она "увела" у меня мужа, за ее красивые светлые волосы, за великолепную фигуру, за то, что она мистическим образом из администратора превратилась в одного из лучших агентов недвижимости. А я продолжаю сидеть гребаным секретарем. Но, я не могу ее ненавидеть. Ведь ей три года нравился Дермот, мой бывший, но она никогда это не показывала, очаровывала всех подряд, но не его.

– Из-за одиночества? – спросила она, искренне переживая.

– Я просто скучаю по сестре.

– Тот шотландец женился на ней?

– Да.

К сожалению, я не могла рассказать все подробности об этом шотландце, да и о Джасинте... Даймонд была бы в ужасе от такой истории.

– Тебе, наверное, очень тяжело, что она далеко? А у тебя есть друзья мужского пола?

По какой-то необъяснимой причине, я вспомнила о зеленоглазом, темноволосом вампире из моих кошмаров.

– Нет. Парня тоже нет.

– Хреново.

– Не спорю. В наше время очень сложно встретить подходящего мужчину. Все они... такие... ну, пустые. Помешаны на себе или работе. Мне нужен парень, который способен заботиться о ком-то кроме себя. Разве я о многом прошу?

– А ты пробовала знакомиться по интернету? Мой друг там встретился со своей половинкой.

– Пробовала. Встречалась. Ничего хорошего не получилось, – хмуро ответила я.

– Ты хорошая, Корасон, и заслуживаешь счастья.

Я мученически вздохнула.

– Думаю, тебе стоит последовать совету Ди, – добавила она.

– Какому еще?

Возмутилась я, представив, что следую совету бывшего, особенно, в отношении моей личной жизни.

– По поводу вершин. Кстати, о работе, вон тот дом, – она указала на смутно виднеющиеся очертания дома, освещенного ярким калифорнийским солнцем, – если правильно его преподнести, то он как раз сможет послужить примером того, как добраться до вершины.

– Агент ты, а не я.

– Ты можешь быть моим напарником. Тебе полезно выбраться из-за стола и начать общаться с людьми. По работе, я встречаюсь со многими мужчинами, успешными, как раз такими, как тебе нужно.

Я снова взглянула на дом и улыбнулась.

– Ценю твою заботу, Даймонд. Правда, спасибо, но не думаю, что сексапильный мужик захочет этот домик или меня.

– Не попробуешь, не узнаешь. Я скажу Ди, что ты займешься продажей дома. Он не будет торопить тебя, когда узнает, как сильно ты нуждаешься в мужском плече.

Вот точно, только этого мне и не хватало, чтобы мой бывший узнал, как сильно я хочу мужика. Хотя, предложение было заманчивым, да и не хотелось обижать Даймонд.

– Хорошо, я подумаю.

– О нет, ты больше, чем подумаешь, ты это сделаешь. Это будет твоим дебютом в мире недвижимости и в охоте на мужчин.

Я засмеялась и собрала волосы в "конский хвост", затем проверила заряжен ли фотоаппарат, ведь мне предстояло сделать сотни фоток.

– Это всего лишь заброшенный дом, который десятилетиями пустовал. Вряд ли он сотворит чудеса с моей карьерой или личной жизнью.

– Ты не представляешь, на что он способен... – загадочно пропела Даймонд.

Мы вошли в жуткий, принадлежащий викторианской эпохе дом. Возможно, когда-то в нем жил барон или железнодорожный магнат... Но сейчас, дом был в ужасном состоянии.

– Не веришь мне? – спросила Даймонд.

– Боюсь, нет.

Прищурив прекрасные голубые глаза, она уточнила:

– Ты же не из тех, кто не верит в сверхъестественное?

Ха, если бы ты только знала, моя дорогая подруга. Едва сдержав дьявольский хохот, я мило улыбнулась и ответила:

– Скорее нет, чем да.

Я подумала, что не стоит рассказывать ей, что моя сестра оборотень, и замужем она за вампиром.

– Отлично, так и думала. Знаешь, не понимаю людей, которые не верят в это. Они такие ограниченные. Их разум закрыт. Моя прабабушка всегда говорила, что если я закрою свой разум, то умру. Так оно и вышло.

Я уставилась на нее, гадая, правильно ли ее расслышала.

– Ты умерла?

– Да. У меня были проблемы с... ну, скажем так, я попала в неприятную ситуацию, и поплатилась за это. Я запомнила урок, всегда нужно открывать свой разум для любого невероятного происшествия, человека или... другой сущности, – она вытащила из сумки фотоаппарат и оценивающе осмотрела дом, – ух ты, большой, да? Этажа четыре, наверное. Давай ты сфотографируешь подвал и первый этаж, а я второй и чердак?

– Хорошо. Ммм... , – я пошла за ней, осторожно ступая по шаткому полу, – а, когда ты говорила о сущностях, ты вампиров имела в виду? Или как там их еще называют...

– Темными? – она открыла дверь, замерев на пороге, закрыла глаза и глубоко вдохнула, – я всегда пытаюсь настроиться на дом, уловить его, прежде чем войти. Так я понимаю, какая семья должна в нем жить. Как странно. Кажется, кто-то темный жил здесь, но давно... – Она вошла, бросив на меня удивленный взгляд, – Хм... Конечно, я верю в темных, не встречала таких, но это не значит, что их не существует. Почему ты спрашиваешь?

Я подумала о высоком блондине, за которого вышла моя сестра. Потом вспомнила о темноволосом убийце из моих кошмаров.

– Да так, просто интересно.

Она засмеялась и махнула, чтобы я шла за ней.

– Понимаю, они восхитительны, да? Темные... ох, они сексуальные, загадочные, чувственные. А ты слышала о возлюбленных? Что существует лишь одна женщина, способная вернуть им душу. Про семь шагов к воссоединению? Что если она спасет его, то они будут связаны навеки?

– Ага, слышала.

– Жутко романтично, да? Хотелось бы иметь такого любовника. Как думаешь, они полностью погружены в чувства? Помешаны на партнерше?

Я вспомнила, что Эйвери казался полностью растворившимся в Джас.

– Да, думаю "погружены" подходящий термин.

– И этот образ плохого парня, кому они не нравятся? Любая захочет вернуть ему душу, – она вздохнула, хихикнула и шлепнула меня по руке, – Послушай нас, пускаем слюнки по вампирам, как подростки.

Я сморщила нос, когда осмотрелась в прихожей. Прямо напротив двери была лестница, ведущая в темноту, бледные лучи света, которым удалось пробиться через доски на окнах, не могли осветить помещение. Справа от меня была большая комната, которая, казалось, тянулась вдоль всего дома, темные пятнистые обои, создавали видимость движения. Слева был узкий коридор, из него несколько дверей вели в комнаты. В доме не было мебели, не было ничего, кроме нескольких порванных клочья древних газет.

– Мыши, – сказала я, почесав нос от запаха отравы.

– Скорее всего. Ди сказал, их травили в прошлом месяце, так что кроме нас, здесь живых точно нет. Хотя... – она замолчала, замерев на первой ступеньке, но затем, тряхнув головой, продолжила, – Нет. Здесь нет никого. Мне показалось.

– Не пугай меня!

Я испуганно озиралась по сторонам.

Даймонд рассмеялась и побежала на второй этаж.

– Не забудь сфотографировать комнаты с разных ракурсов. Потом я соберу их вместе и попробую сделать панораму. Клиенты их любят.

– Только безумец может решить купить это уродство, – пробормотала я себе под нос, и чуть не врезалась в паутину, – ух ты ж блин, подумать страшно как прекрасен подвал.

– Только представь, здесь все отремонтировано, полно людей и детского смеха, – прокричала Даймонд, поднимаясь на второй этаж.

– Если из стены высунется хоть одна мышь, я уйду!

Со второго этажа послышался смех, напоминающий звон колокольчика, черт, она даже смеется красивее, чем я, таким легким заливистым смехом, а я басом, словно выкуриваю по пять пачек сигарет в день.

– Моя жизнь – отстой, – сказала я вслух, и повернула ручку двери, – что у меня есть? Дом? Работа, которая мне не нравится? Убийца-вампир, который сводит меня с ума, и ни одного мужчины. Даже намека. Ой!

Казалось я врезалась в кирпичную стену и отлетела в сторону, но стена падала вместе со мной. Фотоаппарат ударился об пол, звон монет и звук разбитого стекла, оповестили, что из моей сумочки вылетело все содержимое.

Пару секунд у меня перед глазами летали звездочки, затем я пришла в себя и поняла что стеной, оказался мужчина.

– Извините, не знал, что вы здесь. Уходите.

– Чего? – спросила я, потирая лоб, – Вы кто? Что здесь делаете? Нам сказали, что в доме никого нет.

Мужчина посмотрел на лестницу, ведущую в подвал, и прошептал:

– Убирайтесь, сейчас же! Он знает, что я нашел выход!

– Кто? О, черт, если мой фотик сломался...

Мужчина побежал к входной дери, я проигнорировала это и стала собирать мелочь, новое, но теперь разбитое зеркало, помаду, и серый круглый камень, в золотом обрамлении с золотым драконом, – Это еще что? Эй, мистер, вы, наверное, ой... Дева Мария и все святые.

Еще один мужчина появился из темного подвала, и я почувствовала, что это точно не человек. Я инстинктивно попятилась назад, и у меня глаза чуть из орбит не вылетели, когда он посмотрел на меня.

– Desino![1]

Автоматически я перевела слово с латыни и, казалось, в этот момент время действительно остановилось. Я в ужасе, смотрела на мужчину, тем временем, воздух в доме загустел, и казалось, что взорвалась бомба.

Я упала на пол, закрыв руками голову, стены в доме завыли. Ну вот, я умру здесь, так и не успев встретить свою половинку.

– Черт, – прошептала я своим коленям и приготовилась отправиться в рай.


Пролог | Много шума вокруг вампиров | Глава 2