home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

– Уверен, что это хорошая идея? Здесь полно людей и они все знают где мы, – я закрыла дверь на ещё один замок, чтобы убедиться, что никто сюда не войдёт.

– Каких людей? – спросил Алек.

– Например Элеонора или мастер личей.

– Вот еще! – отмахнулся он и начал медленно подходить ко мне, в его глазах разгорался знакомый огонек.

– Может, мне снова покормить тебя. Ты потратил много сил, провожая Пию и Кристофа. Надеюсь они с Ульфуром уже в Италии. Я знаю, ты голоден.

– Я перекушу немного.

Я сомневалась, меня охватило беспокойство.

– Те вампиры все еще рядом, и скорее всего, вернутся и затащат тебя обратно в Акашу, но что более важно, тебя буквально едва не разорвали пополам. Возможно, нам нужно немного подождать. Целитель сказал, что для излечения твоих травм может понадобиться немного больше времени, чем обычно.

Глаза Алека потемнели, он мгновенно избавил Кору от одежды и уложил ее в кровать, в одной из комнат в доме Салли.

– Я в порядке, – ответил он, прижимаясь ко мне бедрами, выпуклость, которая грозила разорвать молнию на джинсах, говорила о многом. Но все же, мне нужно было убедиться, что он хорошо себя чувствует.

– Нет, серьезно, я думаю, что нам стоит подождать, – это был слабый протест, но я не могла с чистой совестью поддаться страсти, охватившей нас обоих.

– Ты хочешь меня так же сильно, как я тебя, – пробормотал он мне на ушко, его дыхание горячей волной обжигало мою шею, руки мучили и дразнили, разжигая страсть все сильнее, – Я знаю. Я чувствую, твои эмоции.

– По крайней мере, я могу держать свои руки при себе, – возразила я, схватив его руки, чтобы он перестал лапать мою грудь.

Он прекратил ласкать мою шею и нахмурился, слегка прищурив красивые зеленые глаза.

– Почему ты отвергаешь меня?

– Я не отвергаю, а откладываю. Потому что хочу убедиться, что ты в порядке.

– Я в порядке, – повторил он, его руки снова заскользили по моей груди.

Наперекор своим желаниям, я выскользнула из его объятий, скатилась с кровати, и подхватив его рубашку, надела ее. Жуткие картины Алека лежащего в крови, всплыли в моей памяти, этого было более чем достаточно, чтобы отрезвить меня и остудить мой пыл.

– Это ты так говоришь, а я сомневаюсь, и не поверю, пока сама не увижу.

– Лучший способ доказать, что я исцелен, это заняться с тобой любовью, – сказал он, скользнув по мне таким взглядом, словно пантера, заметившая сочного кролика на своем пути.

– Нет, лучший способ это доказать – раздеться и показать...

Он разделся прежде чем она успела договорить.

Мне потребовалось несколько минут чтобы оторвать взгляд от аппетитных мышц, под его гладкой кожей, которая, я это точно знала, была теплой и нежной... С титаническим усилием, я не посмотрела вниз... хотя мой мозг скомандовал именно туда и отправиться, я напомнила себе, что совсем недавно его чуть не убили.

– Хорошая попытка, но я не позволю тебе, отвлекать меня таким способом. Теперь, дай мне посмотреть...

На месте раны остался толстый шрам, он шел от центра грудной клетки к плечу. Он все еще был красным, и, когда я положила руку на него, почувствовала тепло, его плоть продолжала исцеляться. Я дотронулась до жуткого красного шва, на его ключице. Этот тоже был горячим.

Алек явно был не готов для любовных игр, но если бы я сказала ему это напрямую, он просто высмеял бы мое беспокойство и сделал то, что хотел, даря мне удовольствие без единой мысли о том, что это причинит ему вред. Я не могла позволить ему навредить себе, но как его остановить? Бесполезно просто игнорировать соблазн, потому что я просто не могла устоять перед ним, и мы оба это знали.

Нет, я должна сказать ему, что на этот раз он будет пассивен в наших сексуальных экспериментах.

– Закончила? Тогда, моя очередь прикасаться к тебе, – вежливо потребовал Алек.

– Нет, – смеясь, ответила я и указала на кровать, – ложись.

Он снова нахмурился,

– Ты доминируешь. А мне нравится. Я готов изведать новые ощущения со своей возлюбленной. Раньше мне никогда не нравилось быть пассивным.

– Алек, менее часа назад я думала, что ты умер. Знаю, ты уверен, что в состоянии заняться любовью, но я не думаю, что ты, на самом деле готов. Однако... – я подняла руку, чтобы прервать его возражения, – Я готова признать, что ты абсолютно прав в том, что я безумно хочу тебя, поэтому пойду на поводу у наших желаний, но позволь мне сделать все по своему.

– Это как?

– Во-первых, ты позволишь мне соблазнить тебя. Я знаю, что обычно тебе это не нравится, но... – Алек, глядя на меня, сбросил одеяла с кровати, упал на спину, заложив руки за голову, и замер в ожидании. Я не могла удержаться от смеха.

– Соблазняй меня, возлюбленная. Сегодня ты будешь направлять нас. И прекрати говорить, что для занятий любовью, я не достаточно исцелился.

Я снова рассмеялась, и медленно, так, чтобы подразнить его, расстегнула на себе рубашку. Его глаза загорелись притворным негодованием, когда я как можно медленнее расстегивала пуговицы, затем я провела по моим бедрам (которые, казалось, особенно его притягивали) и поднялась выше к груди.

– Снимай рубашку, – его дыхание участились.

– Ты единственный человек, который может приказывать, сам находясь в подчинении. – Я начала снимать рубашку, и замерла встретившись с его великолепными зелеными глазами, в которых горела страсть. – Ты схватишь меня, как только я разденусь?

Точно.

Я и не сомневалась.

Он удивлённо посмотрел на меня, когда я резко застегнула джинсы и направилась к выходу.

Корасон! Ты куда?

Жди меня здесь. Алек, я серьезно, будь здесь! Не думай, что я не знаю, что ты собираешься одеться и пойти за мной. Я как бы читаю твои мысли, не забыл? Я иду, чтобы взять кое-что ... забавное. Просто возвращайся в постель, и подумай о том, как тебе повезло иметь Возлюбленную, которая планирует заставить тебя рычать от удовольствия как дикий зверь.

Для этого не нужно ничего приносить. И что такого ты хочешь взять?Его тон был сварливым, но я знала, что он все равно сделает все, о чем я попрошу, даже если ему это не нравится.

За это ты получишь дополнительные бонусы.

Он провел следующие десять минут грозясь наказать меня самыми разными способами, если я сейчас же не вернусь и не займусь с ним любовью. Пытки я пропустила мимо ушей, а вот мысль о сексе заставила меня поспешить к Салли. Я обнаружила ее и Террина на залитой солнечным светом террасе, они попивали чай и ели пирожные.

Алек хмурился, когда я вернулась в комнату с тем, что Салли дала нам.

– Тебя не было ровно двенадцать минут... какого черта ты собираешься с этим делать?

Я накрутила красную шелковую ленточку на одну руку, и поправила спадавший через плечо шарфик.

– Салли дала их мне. Я собираюсь использовать их, мой сексуальный вампир, чтобы сдерживать тебя... не позволить тебе сделать все, что ты хочешь. Ты еще в процессе исцеления, поэтому очень важно не напрягаться. Ленты обеспечат мне это.

– Ты же не собираешься связывать меня?

– О, ещё как собираюсь.

Он закатил глаза и попытался скрыть самодовольную мысль, что он подыграет мне в течение нескольких минут, а затем просто сорвет ленты, освобождая руки. Я улыбнулась его наивности и сняла джинсы и рубашку.

– Не нравится эта идея? – спросила я, указывая на его уже не возбужденный пенис.

– Тебя не было двенадцать минут, – ответил он, я повязала одну его руку лентой и протянула ее через металлические прутья у изголовья кровати. Затем повторила процесс уже со второй рукой.

Он попытался поймать сосок в рот, когда я склонилась над ним, но я сместилась в сторону, со словами:

– Я так и думала, что ты развлекался мыслями о том, как попытаться доставить мне удовольствие.

– Нет. Скорее я потратил некоторое время на выдумку различных методов наказания для тебя, если ты не прекратишь меня связывать и не позволишь заняться с тобой любовью.

Я улыбнулась, когда он проверил, прочно ли привязаны его руки, и отвлеклась на минуту, глядя, как напряглись мышцы его рук и груди. Шелковые путы немного ослабли, но недостаточно, чтобы дотянуться даже до лица.

– Какая соблазнительная картина, – сказала я, наклонившись вперед, чтобы куснуть его нижнюю губу, – дьявольски красивый вампир связан, и все его тело словно шведский стол для меня. Но я думаю, что... да, я думаю, что мы можем получить удовольствие от этого опыта.

– Надеюсь, потому что моё терпение на исходе.

Он старался говорить несчастным голосом, но я чувствовала, что его снедает любопытство.

Женщины никогда тобой не доминировали во время занятий любовью?

Таким образом – нет. Что ты собираешься делать этим шарфом?

– Завязать тебе глаза. Ооо, хитрец! – когда я склонилась над ним, чтобы повязать шелковый шарф на его глаза, он крутнулся и сбил меня с ног, едва не разрушив мой план. Просто погладив его длинные ноги, я прочитала все мысли Алека, в которых он грозился наказать меня с большим удовольствием. – Но это тебя не спасет.

Я освободила себя из тисков его ног, и быстро завязала шарф на глаза.

– Хочешь стоп-слово[8]?

– Чёрт возьми нет.

Он все еще был самодоволен и убежден, что контролировал ситуацию. Я позволила ему думать, что так и есть. Нежно проводя рукой по шраму на его груди, я постепенно опускалась ниже к его пенису.

– Какой ты горячий, Алек. Твоя кожа горит, но в хорошем смысле. Я хочу лизнуть каждый сантиметр твоего тела. И так как ты в моей власти и не в состоянии отвлечь меня руками и губами, я думаю, что займусь этим сама.

Я наклонилась к его груди и провела языком вокруг одного соска, скрытого в мягких завитках волос, затем мое внимание переключилось на другой, а пальцы, поглаживали крепкие, соблазнительные мышцы живота Алека. Я не думаю, что когда-либо спала с мужчиной, у которого были шесть кубиков пресса. Ты занимаешься в спортзале?

Иногда, когда мне нечем заняться.

Мысленно я прокляла его гены за то, что он так божественно выглядит и совсем над собой не работает. Такие бедняги как я готовы убить его за это. Ведь чтобы сохранять приличную физическую форму над нами измываются садисты тренеры.

Не говори ерунды! Твоё тело доставляет мне массу удовольствий! И неважно, в какой оно форме.

– За эти кубики любая женщина будет готова навечно стать твоей рабыней, – Я продолжила целовать его живот, языком лаская местечко вокруг пупка, внезапно его бедра дернулись вверх, дыхание сбилось, а когда я слегка прикусила прекрасную выпуклость ниже бедер, он застонал, – К счастью, никто, кроме меня, не будет знать, что ты так прекрасен. Ммм... что это у нас здесь? Похоже на пенис.

– А тебе нравится так со мной играть, да? – удивленным голосом спросил он, – Ты и правда думаешь, что я в твоей полной власти?

– Я знаю, что так и есть, – мои пальцы скользнули по его члену, поглаживая и слегка потягивая, просто знакомясь с ним. Я наклонилась и нежно прикусила внутреннюю часть его бедра, наслаждаясь тем, как он дернулся от удовольствия. Его одолевал голод. Я посмотрела на него и дерзко улыбнулась, – ты не знаешь где я собираюсь к тебе прикоснуться? Ты полностью в моей власти, Алек. Я могу прикоснуться к тебе здесь, или здесь, или даже укусить здесь...

Он издал глубокий рык.

Что ты можешь с этим поделать. Должна сказать, что мне очень нравится, что ты распростерт подо мной. Давай посмотрим, боишься ли ты щекотки… здесь?

– Чёрт побери, женщина! Не дразни меня!

– Ммм... – я взглянула на Алека, покусывая внутреннюю часть его бедер, – Разве это не божественно?

– Да, но к делу это не относится. Прекрати дразнить меня.

– Или что? – спросила я сладким голосом, нежно сжимая его яички, – О, я не упоминала, что эти ленты волшебные? Салли сказала, ты не сможешь разорвать их, случайно выскользнуть, и ты не сможешь отвязать их от кровати. Другими словами, мой сексуальный вампир, ты действительно тщательно связан до тех пор, пока я не захочу освободить тебя.

– Правда? – Я не могла видеть его глаза под шарфом, но знала, что они были полны тепла, страсти и голода, обещая возмездие за мои действия. Я ухмыльнулась и обхватила губами его достоинство.

Он чертыхнулся на латыни, его бедра взлетали вверх, когда я пробовала его на вкус, ласкала и доводила нас до предела.

– Да, – ответила я задыхаясь.

Шарф слетел и он посмотрел на меня горящими от страсти глазами, от чего возбуждение возросло во мне с новой силой...

– Эй... – вдруг, я оказалась на животе, твердый, возбужденный член Алека упирался в мою попку. Алек воспользовался моментом, чтобы притянуть мои бедра, он раздвинул ноги коленями, когда наклонился надо мной, – Алек! Как ты освободился из волшебных лент?

– Они не волшебные, mi corazon.

– Чертова Салли! Она соврала!

– Я уверен, она скажет, что просто пошутила, – сказал он, оставляя дорожку из поцелуев от моего позвоночника к бедру, а затем дал волю голоду, который угрожал затопить нас обоих. Боль вспыхнула на долю секунды, затем превратилась в самое изысканное удовольствие, когда он пил, мое тело ныло от необходимости слиться с ним.

– Господь не должен... О, боже, как хорошо... Господь не должен врать.

Алек лизнул ранку из которой пил, и поднял мои бедра шарфом.

– Сейчас мы увидим, кто у кого во власти, и кто беспомощен.

– Что ты делаешь? – спросила я, каждый атом моего тела трепетал от предвкушения и желания, – Ты хочешь войти сзади?

– Ты хотела связывание. И ты его получишь, – ответил он, подтягивая шарф, и резко вошел в меня.

Я хотела возразить, ведь раньше никогда такого не делала, но ощущение шарфа скользнувшего по моему лобку, когда он вошел в меня, заставило меня забыть обо всем на свете.

Что Корасон? Не будешь протестовать? Беспомощна и готова сдаться?

Я застонала, когда он ослабил шарф, затем снова потянул меня вверх, и резко вошел.

Не будешь отрицать, что жаждешь моих прикосновений?

Он входил снова и снова, резче и жестче. Под таким невероятным углом, что казалось, будто мы единое целое

Не потребуешь перестать доминировать?

Боже, ооо ... Да! Ради всего святого, доминируй мной ещё!

Мой приближается оргазм смешался с его ощущениями, он ударял бедрами все сильнее, пока мы оба не оказались на грани.

Корасон?

Мммм ...

Я люблю тебя, сказал он, и резко потянул шарф вверх, входя глубже и сильнее, чем раньше, я почувствовала горячие губы на своем плече, и он укусил меня.

Это было невыносимо, больше я не могла сдерживаться. Оргазм, чувство глубокого удовлетворения Алека, когда он пьет из меня, и осознание того, что его любовь будет вечной... Мое тело и душа, казалось, взрываются одновременно в восхищении, волна любви и восторга, словно звезда светила так ярко, я была удивлена, что это не сгубило нас обоих.

Когда я перестала быть блестящим, сверкающим шаром оргазма я обнаружила, что лежу тяжело дыша на тяжело-вздымающейся груди Алека, его руки крепко обнимают меня.

Я подняла голову, он открыл глаза и наши взгляды встретились.

– Все ещё думаешь, что я не исцелился?

– О, еще как исцелился, – сказала я, задыхаясь, – ты определенно вернулся в строй, солдат. Боже всемогущий, Алек! Это было... ого-го! Я обожаю связывание. Как думаешь, Салли заметит, если мы сбежим с ее лентами и шарфом? Потому что, честно говоря, я готова на что угодно, лишь бы оставить их себе.

Он рассмеялся и обнял меня.

Ах, мое сердце, что бы я делал без тебя?

– К счастью, мой экстраординарный красавчик, кстати да, где ты научился делать эти штуки с шарфом? Так вот, к счастью, я буду с тобой вечно. Хотя я полагаю, мы должны покинуть это место в ближайшее время. Салли не говорила, куда она послала вампиров, и Элеонору, не говоря уже о брате Эйлвине, хотя я сомневаюсь, что ему есть до нас дело теперь, когда Баэль исчез. Но все же, мы должны уйти, на всякий случай, пока не появились желающие надрать тебе задницу.

Алек снова закрыл глаза.

– Женщины. Никогда не пойму как вы можете разговаривать после секса. Мне нужно поспать.

– Не глупи, ты бессмертный! – сказала я, натянула на себя покрывало и прижалась к нему.

– Хоть я и бессмертен, это не значит, что мне не нужно спать. И не волнуйся, Кора, я никому не позволю нас побеспокоить.

– В самом деле? Как ты это планируешь сделать? – он не ответил, ему и правда нужно поспать. Его лицо было расслабленным, я почувствовала, что он дрейфовал на облаке насыщенном мужским удовлетворением. Я довольно долго «пытала» его, интересно, как нам теперь распутать все нити, которые, казалось завязались вокруг нас в тугой узел, в прямом и переносном смысле. Самый важной проблемой, на мой взгляд, являются вампиры и их совет, которые до сих пор, очевидно, намерены наказать Алека, судьба Элеоноры меня менее заботила, но думаю, она нам еще много крови попортит. А еще этот мастер личей де Марко, который, казалось, чрезмерно интересуется вампирами. Я сделала мысленную заметку спросить Алека об этом позже. Последним в моем списке был брат Эйлвин, будет ли он нам мстить, или сдастся, ведь теперь меня нельзя использовать в качестве орудия.

Я заснула, беспокоясь обо всем этом, но уверенная, как минимум в том, что Алек вернулся в мою жизнь. Он жив, одна эта мысль заставляла мое сердце петь от радости.

Снова наступила ночь. Я проснулась и обнаружила, что постель пуста. Алек ушёл.

– Как это ушел? – спросила я десять минут спустя, ловя себя на мысли, что мне хотелось закричать на Салли. Она не может быть Богом, но она была ужасно близка к этому. Что еще более важно, у меня было чувство, будто она снова решила поразвлечься. Как она говорит «пошалить», – Ушел куда?

Она начала было хитро улыбаться, и я поняла, что сейчас последует язвительный комментарий. Но взглянув на Террина, она вздохнула и покачала головой.


– Сладенькая, с тобой все просто. Даже не знаю как тебя поддразнить. Я ведь хотела пошутить самую капельку, чтобы снова почувствовать себя лордом демонов, мне ведь вряд ли еще раз выпадет такой шанс, но нет. Так и быть, не буду над тобой измываться.

Я внимательно посмотрела на неё.

– Асмодей наконец вышвырнул тебя из Абаддона?

Террин шепотом выругался. Салли снова вздохнула.

– Да. Асмо действительно узколобый. Он просто не видит как выгодно иметь половину Владыки, в роли первого принца Абаддона. Он такой недалекий, это не в моем вкусе. Алек пошел на встречу с вампирами.

– В совет? – кровь застыла в жилах.

Алек?

Ответа не последовало. Я не могла быть уверена, он просто не слышал меня, или не хочет слышать. Черт возьми.

– Он пошел к ним без меня? Матерь Божия! Он ушел, чтобы принести себя в жертву, чтобы они не отправили меня в Акашу вместе с ним! Ты должна что-то сделать, Салли!

– Разве? С чего бы? Правда?

– Да, должна! Ты не можешь просто сидеть и ничего не делать! – дьяволенок внутри заставлял меня вырвать глянцевый журнал из ее рук и ударить ее по голове.

– Я делаю что-то, сладенькая. Я читаю очень информативную статью о здоровье кутикулы, – она посмотрела на мои руки, – некоторым людям, тоже не помешало бы этим озаботиться

Я сделала глубокий вдох.

– Алек хороший парень. Ты глава хороших парней. Это означает, что тебе нужно сделать, что-то, когда он нуждается в помощи.

Она выглядела озадаченной, и стала консультироваться с Террином, который продолжал тихо ругаться, но теперь я заметила, что он уставился в Ipod.

– Пирожочек мой, я должна что-то сделать?

– Клянусь, я узнаю, как этой стражнице удалось использовать своих приспешников, хотя это запрещено... А? Что сделать?

– Я должна помочь Коре?

Террин перевёл взгляд с Салли на меня.

– Я думал, ты уже помогла? Ведь ты предложила им убежище, на то время пока Тёмный не исцелится.

– Ну, я думала этого достаточно но, очевидно, Коре этого мало, – Салли взяла пирожное из тарелки, и поедая его выглядела очень задумчивой, – к тому же, мои ленты и шарф. Они были моими любимыми, но я охотно отдала ей их, потому что я видела, что она хотела побаловать себя чем-то развратно-новеньким. Я подумала, что это было довольно щедро с моей стороны, но, видимо, этого было недостаточно.

Я медленно сползла по стене, в отчаянии схватившись за голову.

Алек, пожалуйста, ответь мне. Я волнуюсь. Скажи, что с тобой все в порядке.

Молчание наполняло мою голову. Он убежал без меня, но он не позволил бы мне волноваться без причины. Значит, либо он был физически не в состоянии говорить со мной, или была другая веская причина запрещающая общение.

– Мне очень жаль, Салли, это было щедро с твоей стороны, плюс ты предоставила нам комнату на ночь, где Алек мог отдохнуть и подлечиться. Хотя... если ты больше не лорд демонов, почему у тебя все еще есть этот дом?

Она продолжала жевать.

– О, часть дворца, которая принадлежала Абаддону больше не существует. Все, что осталось это оригинальный дом, здесь в мире смертных.

– Поняла. Где именно Алек встречается с вампирами? – я попыталась найти свой бумажник. Так много всего случилось, когда мы прибыли во Францию, я позабыла обо всем мирском и растеряла все мои личные вещи.

– В Вене, я думаю. А что? О, ты хочешь пойти и спасти его? – Салли откинула голову в сторону и взглянула на меня с блеском в глазах, – Да, я вижу, что это именно то, что ты намерена сделать. Удачи.

– Спасибо, – мрачно ответила я, разочарованная тем, что она не предложила исправить все взмахнув волшебной палочкой. Меня так и подмывало попросить их обоих сделать именно это, но было совершенно ясно, что Салли больше ничего не собиралась для нас делать, и я не могла винить ее в этом. Она сделала то, что мы попросили, свергла Баэля, лишив меня силы Орудия. Она предоставила нам место, где Алек мог отдохнуть вдали от всех, кто угрожал нам. Она даже дала нам свой прекрасный шелковый шарф и ленты, – Я соберу свои вещи и отправлюсь за ним.

– Давай, – сказала она и снова уставилась в журнал.

Я вернулась в спальню, которую мы занимали, но не обнаружила там ни багажа, ни кошелька, ни бумажника или даже паспорта. Как же я попаду в Вену?

– Я смогу туда добраться только автостопом. Пия и Кристоф смогут одолжить мне немного денег для одного из этих порталов. И, может быть, я могу позвонить...

Когда я вышла из двери, то услышала как Террин делает выговор Салли, а она лишь усмехается в ответ, и тут внезапно пол уплыл из под моих ног, и я провалилась в черное небытие.

– А? – острая боль пронзила меня, – Какого... ой!

– Ну почему же вы никак не держите руки и ноги внутри портала, – упрекнул меня мужской голос с немецким акцентом.

Я открыла глаза и обнаружила себя на ковре в небольшой комнате, наполненной бледным солнечным светом. Шишка на голове болела – очевидно, я ударилась об пол, когда... и тут память вернулась ко мне.

– Срань Господня!

– Вас предупреждали как нужно перемещаться по порталу. Если вам сейчас не комфортно, это не вина ООО Portals Elite, теперь пожалуйста, освободите место приема.

Я испытывая адскую боль поднялась на ноги, и сдувая с себя пыль, хромая, вышла из портала, боромоча себе под нос:

– Спасибо, Салли. Я не знаю, как ты это сделала, но перебросить меня в Вену было отличной идеей.

Пятнадцать минут спустя я позвонила Пие и Кристофу, которые очень расстроились, но не удивились, когда я сказала, что Алек бросил меня для того, чтобы самостоятельно разобраться с вампирами.

– Он хочет защитить тебя от Совета, вот и все, – сказал Кристоф.

– Глупец. Он же знает, что вместе вы сильнее, чем по отдельности, – проговорила Пия одновременно с ним.

Я согласна с ними. И теперь мне осталось выяснить адрес штаб квартиры моравского совета.

– Что значит Алек хочет защитить меня от совета? Я ничего плохого им не делала. Они злятся на Алека.

– По твоей просьбе Салли выгнала их из своего дворца, – сказал Кристоф с сожалением в голосе. – Боюсь, они посчитали, что ты намеренно помешала им выполнить свое задание.

– Ну и что? – зарычала я в телефонной будке, напугав пожилую женщину, которая стояла на автобусной остановке рядом со мной. Я повернулась к ней спиной и понизила голос. – Вы сделали то же самое. Вы бросили им вызов.

– Да, но разница в том, что они не знают, что мы скрывали Алека в нашем доме, – подчеркнула Пиа. – Они подозревали это, но у них не было никаких доказательств, они видели нас вместе во Франции, но я сказала им, что это было из-за Ульфура.

Я снова вздохнула и потерла лоб.

– Отлично, значит поэтому он сбежал без меня. Чтобы спасти меня от их наказания.

– Я бы сделал то же самое, – Кристоф поддержал действия друга.

– Да к черту всё! Я не собираюсь сидеть и позволять каким-то неадекватным психам наказывать Алека или меня! Ты слышишь меня? Я не потерплю!

– Давай, подруга, вперёд! – одобрительно воскликнула Пия, – Бу, может и нам стоит отправиться в Вену?

– Нет, – быстро ответил он, – Алек не желает, чтобы мы вмешивались. Кора, ты должна верить, что он сделает то, что хорошо для вас обоих.

Я была уверена, что справлюсь с любыми злодеями и неприятностями на моем пути. Это мужчина моей мечты, и он пропал без вести из моей жизни, я не намерена позволять ему жертвовать собой, чтобы спасти меня.

– Почему он не разговаривает со мной? С ним что-то сделали? Нечто отвратительное? О господи, они отправили его обратно в Акашу?

– Нет, они не станут изгонять его, скорее всего он просто закрыл от тебя свои мысли, я бы именно так и сделал, – сказал Кристоф.

– Мужчины! – хмыкнула Пия.

– Согласна. Мне нужен адрес совета.

Нехотя, он дал его мне вместе с номером телефона.

– Кора...

– Знаю, знаю... Позволь Алеку самому с этим разобраться. Вот только проблема в том, что мужчина, которого я люблю, сейчас находится в окружении вампиров, осуждающих его действия. Спасибо за совет, но я поступлю так как считаю нужным. Мы позвоним, когда все утрясется.

– Но, Кора... Что...

Я повесила трубку, порылась в карманах в поисках мелочи и поняла, что на еще одинок звонок денег нет.

Через полчаса я добралась до магазинчика, где находился портал, которым пользовалась Салли.

– Уверена, что хочешь это сделать? – спросила Джейн, потянувшись к телефону, – Отправить весь союз личей через портал... очень дорого...

– Сделай это. Алек оплатит счет.

Она посмотрела на меня с мрачным выражением лица, и приказала слуге поручить членам профсоюза, начать процесс их транспортировки из Франции в Вену.

– А теперь настало время расплаты, ты должна молить о пощаде за попытку убийства Алека, – сказал я через некоторое время, поймав тело, резко выпавшее из ниоткуда. Я резко поставила Элеонору на ноги, и завела за спину ее руки, как обычно делают полицейские, когда ловят преступников, – Ты будешь идти в первых рядах, во время атаки на вампиров.

Элеонора невнятно пробормотала что-то грубое. Я дернула руку вверх, в результате чего она пронзительно закричала, – Ты сделаешь это, а потом навсегда исчезнешь из нашей жизни. Поняла?

– Ты мне не босс...

– Я нет. А вот Джейн как глава союза, имеет полное право тобой командовать. Джейн?

– Мне очень жаль, – сказала Джейн, расставив руки и отодвигаясь в сторону, так как члены профсоюза начали прибывать с необычайной частотой, один еле успел понять где он и встать, освобождая место, как следующий уже падал на его место, – Пожертвование, которое Кора внесла в союз слишком велико, я не могу игнорировать это, так что вынуждена сообщить тебе, что ты теперь под командованием Коры и должна во всем ей повиноваться.

– Я не привязана к тебе, – запротестовала Элеонора, – ты не можешь мной командовать!

– Ты привязана не ко мне, а к союзу, то есть и к его главе, значит ты должна следовать правилам. А это как раз одно из них.

Как я и думала Элеонора стала спорить, но у меня не было ни времени, ни терпения, чтобы препираться с ней.

– Либо ты соглашаешься, либо я попрошу Салли отправить тебя в Акашу, – Я блефовала, и подняла руку, чтобы остановить ее протесты, – И не думай, что я не могу сделать этого, потому что Салли и я подружились, и, кроме того, я думаю, что она мечтает отправить кого-нибудь в Акашу.

– Отлично, – сквозь зубы проговорила Элеонора, – но я соглашаюсь на это только для того, чтобы навсегда забыть о вас двоих!

Нам понадобилось еще тридцать пять минут, чтобы собрать все 112 членов союза. Мы вышли из здания на улицу, и Джейн пришлось прибегнуть к использованию мегафона, чтобы собрать всех личей и выстроить в колонну, в три ряда. Прогулка до здания Моравского Совета заняла еще полчаса, но в конце концов мы добрались до высокого, элегантного дома.

– В атаку! – закричала я, не дожидаясь пока Джейн даст команду. К моему удивлению, личи сделали именно так, как я сказала – они побежали вперед, просачиваясь в дом, как только выбили дверь.

Я возглавляла группу личей, ворвавшуюся в элегантно обставленный зал.

– Алек!

Я слышала как личи потихоньку расходились по всему дому. Я спустилась мимо них по лестнице, игнорируя потасовку, которая разразилась между парой вампиров и личей.

– Сюда! – Заорала я, призывая их, я побежала к двойными дверями, которые охраняли вампиры. Я лихо распахнула дверь и оказалась внутри, личи кружились у меня за спиной.

– Ага! – воскликнула я драматичным голосом, – Я знала, что Алек у вас!

За длинным столом сидело четверо. Напротив них, в кресле, сидел Алек, по обе стороны от него Курьер и его приятель.

Все семь голов резко повернулись в нашу сторону, их лица выражали удивление.

С тобой все в порядке, Алек? Ты ранен? Они пытали тебя? И какого черта ты бросил меня и строишь из себя одинокого храброго воина, а?

Что ты здесь делаешь?Ответил Алек и судя по его тону, он не чувствовал облегчения, или вселенской благодарности за то, что я пришла спасти его и избавить от титула Святого Вампирского Великомученика Алека. И зачем ты привела их?

– Чтобы спасти тебя, идиот! Личи, в атаку! – скомандовала я своей армии.

– Нет! Уходите! – закричал Алек.

– Кто эта женщина? Никто не смеет входить в этот зал! – скомандовал один из вампиров за столом, темноволосый мужчина разъяренным голосом. К моему удивлению, личи, казалось, послушались его, так как все они неловко замерли и переминались с ноги на ногу в дверном проеме. – Это и есть Возлюбленная о которой ты говорил?

Кора, ты не можешь напасть на моравский совет.

Спорим?

Я в безопасности, любимая.

– Это Корасон, моя возлюбленная, благодаря ей и произошли сегодняшние события.

– И чтобы вы знали мистер Как-вас-там-зовут, я не собираюсь позволять вам отправить Алека в Акашу или в любое другое противное место, – сказала я, надеясь, что мои слова звучат достаточно грозно, – Я знаю, вы, ребята, провели своего рода вендетту против него, но это закончится сейчас, всем ясно?

– Вполне, – сказал тип, наклонив голову, его эмоции невозможно было прочесть, хотя я могла бы поклясться, что видела, как его губы изогнулись, будто он пытался сдержать смех.

Мысль, что он мог смеяться когда решается судьба Алека, а его жизни угрожают, привела меня в бешенство. В первую очередь натравлю личей на него, поклялась я себе.

Кора, ты не слышишь меня.

– Вы кто? – спросила я, и пошла к вампиру, игнорируя попытки Алека остановить меня, – главарь?

– Я Кристиан Данте, – ответил мужчина, поклонившись мне. Должна признать, приятно когда перед тобой кланяются. – И да, я управляю Моравским Советом. Теперь, вы порадуйте нас тем, что удалите ваших личей из здания, прежде чем я избавлюсь от них сам.

Корасон!Алек все вопил в моей голове. Прекрати сейчас же! Послушай его!

Алек, я знаю, что ты раздражен на меня за то, что здесь происходит, но ты должен смириться с тем, что мы пара. Я к этому очень серьезно отношусь, и это не значит, что я собираюсь позволить тебе решать все наши проблемы самостоятельно.

К моему огромному удивлению, он засмеялся.

– О, они не рабы Коры, – сказала Джейн, бросаясь вперед, чтобы встать рядом со мной. Она покачивалась немного неуклюже, в попытке сделать реверанс, затем указала на надпись на груди, – Мы союз, видите. С технической точки зрения личи под моим контролем...

Алек, ты спятил?

– Ой, ради бога! – возмущенно завопила Элеонора, пробираясь через толпы медленно отступающих личей. Она взглянула на Алека затем на присутствующих здесь вампиров.

Нет, немного удивлён.

-... большая часть находятся под моим контролем, технически, как я уже сказала, но мы кооператив, и в большинстве случаев функционируем по аналогии с самостоятельной полицией коммуны, а не диктатуры. Я Джейн, кстати.

Удивлен, потому что я ожидаю, что ты позволишь мне, как твоему партнеру разделить с тобой и горе и радость?Спросила я, возмущаясь и готовая врезать ему хотя бы по руке.

Нет, я безмерно благодарен за это, MI Querida.

Кристиан поклонился Джейн затем переключил свое внимание на Элеонору.

– А вы кто?

– Она моя Возлюбленная, – улыбаясь, ответил Алек, но встретившись со мной взглядом, тут же стал серьезным, взял за руку и поцеловал мои пальцы.

Кристиан поднял бровь. Другие вампиры выглядели немного шокированными.

– У тебя их две, что ли?

– Да. Элеонора была моей первой Возлюбленной, та, которую убила первая жена Кристофа около пятисот лет назад. Корасон ее реинкарнация, и, таким образом, именно она теперь моя истинная Возлюбленная.

– Знаете... – сказала Элеонора вампиру рядом с ней, тому которого все называли курьером, – Я действительно устала от того, что именуюсь использованной Возлюбленной. Прямо как одноразовая посуда, право же.

Вампир просто смотрел на неё.

– Ты же не хочешь, чтобы я стала твоей? – спросила она.

– Эм...

– Вот и все, – продолжила Элеонора, оттолкнув вампа в сторону, – С меня хватит, меня отвергали столько раз, что любая женщина бы уже покончила с собой. Я не собираюсь этого терпеть. Отправьте меня в потусторонний мир. Прямо сейчас. Вы все можете идти к черту, мне все равно – я просто хочу вернуться к моему милому дому и саду, и сексуальному другу, который никогда, ну ни разу не отверг меня.

– Эмм... Алек, ты знаешь как отправить кого-то в Потусторонний мир?

Да. Нужно убить того, кто хочет туда попасть.

– Оу... – я посмотрела на разъяренную Элеонору.

А другого способа нет?

Нет.

– Ну? – спросила Элеонора.

Я посмотрела на Алека, он на меня.

Ну?Уточнила я.

Что «Ну»? Ты сама рвешься решать все проблемы, вот прекрасный повод продемонстрировать мне, как ты все решишь. Ну?

Я ткнула локтем в его в бок.

– Удачно подколол. Ты прекрасно понял, о чем я тогда говорила, так что не прикидывайся.

Он снова засмеялся, обнял меня, и обратился к Кристиану.

– Твоя Возлюбленная готова к обряду освобождения?

Кристиан слегка поджал губы, когда взглянул на сердитую Элеонору.

– Я не сомневаюсь, что она будет рада сделать это, хотя она еще не проводила подобных церемоний на живых. Аллегра быстро все схватывает, однако, я уверен, что она будет рада решению ситуации. Мадам, если вы последуете за Августом он приведет вас к моей Возлюбленной.

Спутник Курьера махнул рукой в сторону двери, все еще заполненной личами, которые смотрели на разбирательство с нескрываемым интересом. Они расступились, чтобы пропустить Элеонору и вампира.

– Не стоит благодарности, – крикнула я Элеоноре вслед, когда она повернулась на каблуках и молча зашагала, но раздраженно фыркнула в нашу сторону, – Я надеюсь, что ты останешься там на сей раз, – добавила я гораздо мягче.

Алек крепко обнял меня за талию, не сомневаюсь в знак предупреждения вести себя прилично. Это напомнило мне о том, почему я была здесь с личами армии Джейн. Я повернулась к четырем членам совета, которые теперь стояли вокруг курьера, который жестом указал на Алека и меня, и прошептал что-то вполголоса.

– Я не позволю вам снова куда-нибудь изгнать Алека, – железным тоном заявила я, – или меня, если вы шепчетесь именно об этом. Я знаю, вы, ребята, злитесь на Алека из-за какой-то путаницы в прошлом, но это было тогда, а это сейчас, и хотя я не мастер личей, как Джейн, я думаю, что вы поняли, что со мной шутки плохи. С нами то есть.

Спасибо, что и про меня не забыла.

Мы ведь пара. Это означает, что мы делаем важные вещи вместе.Я взглянула на него, вдруг обеспокоенная тем, что он на самом деле не хочет быть частью команды.

Он наклонился в сторону и поцеловал меня, очень мягко. Возлюбленная, больше всего на свете я хочу быть с тобой в одной команде.

Я довольно улыбнулась и душа запела от его слов.

– Да, мы поняли, что вы серьезные люди, – сказал Кристиан, и закончил шептаться с вампами. Он махнул рукой в нашу сторону, – Вы свободны.

Я непонимающе смотрела на него в течение минуты.

– Мы оба? – Я переспросила, просто чтобы убедиться, что правильно его поняла.

– Вы оба. – Он бросил взгляд в сторону толпы у двери. – Я был бы благодарен, если бы вы забрали свою армию личей.

– Мы на самом деле не армия, – быстро сказала Джейн. – Мы самые настоящие профсоюзы, так что каждый член может чувствовать, что он или она является важной частью нашей семьи.

– Подождите... Ты позволяешь нам уйти? – Алек снова засмеялся, я покачала головой. – Тебя и правда волнуют личи?

– Напротив, при всем уважении к союзу личей, они меня раздражают, если честно.

Я задумалась.

– Это потому что Салли помогала нам? Она угрожала вам?

– Салли? – Кристиан нахмурился, – Я ее знаю?

– Я упоминал о ней, – сказал курьер.

– Ах, она. Нет, она не угрожала... Мы не поэтому решили отпустить Алека.

Я посмотрела на мужчину, которого люблю больше жизни.

– Ой, так к ним просто вернулся здравый смысл?

– Кажется, да, – ответил Алек и снова поцеловал меня.

– Мне не нужно было поднимать личей?

– Нет, если бы ты осталась на месте, я бы уже все уладил и вернулся.

Я ударила его в грудь.

– Черт возьми, я не хочу, чтобы ты решал посвящать меня во что-то или нет. Что ты сделал, чтобы заставить их отпустить тебя?

– Он помог избавить мир смертных от Баэля, – ответил Кристиан, – Это, наряду с продолжением ходатайств Кристофа и Пии, перевесило чашу весов и мы решили, что прошлые грехи искуплены.

– Но... Я думала, вы, ребята, не возражали против Баэля? Я имею в виду, не было своего рода пакта у вас с ним?

– Он признавал его существование только когда ему это было выгодно, так что пакта не было, – сказал Кристиан, криво улыбнувшись, – Баэль представлял опасность для нас и для смертных.

– Хм. Мы и правда можем идти?

– Да. – На этот раз он искренне улыбнулся. – Хотя Аллегра хотела бы встретиться с вами. Она любит знакомиться с другими Возлюбленными. Если вы решили остаться в Вене, я был бы счастлив познакомить вас с ней, возможно, за ужином.

Я перевела взгляд с него на Алека.

– Мужчина, который отправил тебя в Акашу на верную смерть, приглашает нас на ужин?

– Мы бы с удовольствием, спасибо, – вежливо ответил Алек, и ущипнул меня, я все пыталась переварить внезапное изменение ситуации.

Чёрт побери, Алек, я так готовилась сражаться за тебя!

Я знаю и ценю это. Но нет никакой необходимости. У меня было ощущение, что как только совет понял, что ты сыграла важную роль в избавлении смертных и бессмертных миров от Баэля, они решили пересмотреть мое дело и отменили наказание.

Почему ты не взял меня с собой?

Я не хотел рисковать лишний раз.

– Отныне, мы будем решать проблемы вместе, хорошо? – сказала я ему, когда мы остановились перед толпой личей в дверном проеме. – Это то, что делают пары.

– Конечно, но только если это не угрожает твоей безопасности, – сказал он, Джейн прогнала личей из двери. Мы последовали за ней.

Не приемлемо. О, кстати, мы должны Джейн кучу денег за перемещение через портал всех личей, чтобы они спасли твою задницу.

– Вы переместили всех личей? – Спросил он, в ужасе, глядя на меня, затем его взгляд скользнул по потоку тел, движущихся вниз по лестнице и перемещающихся из дома.

– Сам сказал, что богат, а мне нужно было что-то делать, чтобы спасти тебя!

– У меня достаточно денег, mi corazon, но я не богач.

Я стрельнула в него взглядом.

– Ну хорошо, я достаточно... обеспеченный человек. Но, неужели нельзя было их на поезде отправить?

– Лич армия не ездит на поезде, – возразила я, мое сердце пело песню легкости и счастья, какие обычно бывают в конце в фильмах Диснея, где поют птицы, белки танцуют с бурундуками, и герой и героиня восторженно смотрят друг на друга.

Белки и бурундуки легли спать,сказал Алек, его глаза светились знакомым блеском. Но я скажу тебе, как сильно я тебя люблю, если это заставит тебя восторженно смотреть на меня.

О, да, но есть еще, кое-что, о чем я беспокоюсь. Это де Марко, как думаешь, у него были жуткие планы?

Возможно.

И что о брате Эйлвине? Он, казалось, очень зол на нас. Я бы не стала забывать о нем, он может попытаться отомстить, хотя я больше не орудие. Боже, я должна прекратить говорить об этом!

Он рассмеялся в моих мыслях. Когда мы вышли на улицу, он притянул меня к себе, его дыхание смешалось с моим так же, как наши души.

Моя любовь, мое сердце, все будет хорошо. Отпусти эти проблемы, и пойми, что ты как и героиня фильмов пришла к счастливому концу со своим принцем.

– Ты-то не принц, – сказала я, ударив его в плечо, он подхватил меня на руки и понес по улице туда, где был один из тех конных экипажей, которые катали туристов по Вене. Он крикнул что-то по-немецки водителю, который услужливо остановился. – Ты раздражающе высокомерный кровосос, который думает, что он может получить все, и ты ошибаешься, Алек. Я серьезно. Перестань думать, что ты дал мне поверить, что я могу сама решать проблемы, а сам тайно будешь делать все по-своему. Алек! Ты только что сделал это снова! Ооо, с шелковыми лентами? В самом деле? Это звучит... ооо! Ладно, может быть, кое-где я тебе и уступлю, хотя перья и связывание ног просто совершенно странно, как это может сочетаться...


Глава 18 | Много шума вокруг вампиров | Примечания