home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Оказалось, в раю меня никто не ждал. Открыв глаза, я увидела как мужчина, в которого я врезалась, пробежал мимо и отчаянно пытался открыть дверь.

– Ты посмел обокрасть меня!

Властный мужской голос, звучал как в кошмарном сне.

– Я бы никогда не совершил подобного, это мерзко, лорд Баэль, – ответил мужчина и упал на колени, – это мой хозяин. Он крадет у тебя.

– Твой хозяин – покойник, – заявило существо по имени Баэль, – как тебя зовут?

– Ульфур, мой господин.

Я с жутким удивлением наблюдала за происходящим, интересно Баэль был каким-нибудь лордом? У него, несомненно, британский акцент. Я отчаянно пыталась напрячь мозги, вспоминая, кто раньше жил в этом доме. Может Баэль был владельцем? Если так, то почему он не сообщил нам, что будет присутствовать при осмотре дома?

– Кто твой хозяин?

– Альфонсо де Марко.

– Не слышал о таком. Где украденное?

– У меня его нет, мой господин, – широко раскинув руки, ответил Ульфур, у него тоже был акцент, скандинавский. Медленно я встала, схватила сумочку и часть ее содержимого, и стала внимательно разглядывать мужчин, мой взгляд остановился на самом высоком. У него были темные волосы и обеспокоенное лицо. Из выреза в кожаном жакете блестело что-то объемное.

Ясно, что Ульфур врет. Он точно украл что-то из подвала. Я опустила взгляд на мои руки, сжимавшие содержимое сумочки. Часть украденного попала ко мне. Я хотела сообщить об этом владельцу, но не могла и слова произнести. Английский лорд явно был плохим парнем. Меня не покидало ощущение, что его не должно быть здесь.

– Где они?

Его голос стал тише, но я чувствовала физическую боль от слов Баэля, будто они были отравлены ядом.

– Я не знаю, мой господин, – повторил Ульфур, – мне известно только то, что мой хозяин отправил меня найти их, до того как маг-некромант Эйлвин отправился на поиски.

– Эйлвин, мне знакомо это имя, – сердито прорычал Баэль, и послышался звук разбитого стекла, словно окна вылетели от его слов, – Джеха!

У меня чуть глаза из орбит не вылезли когда магическим образом из ниоткуда материализовалась крупная, мускулистая женщина.

– Вы меня звали, мой господин? Чего желаете? – поклонившись, сказала она.

– Мне нужен Эйлвин, – заявил Баэль.

Я попятилась назад в коридор, в сторону кухни, не знаю, что происходило вокруг, но воспоминания о прошлом визите к сестре, подсказывали, что творилось явно что-то сверхъестественное. И будь я проклята, если снова вляпаюсь в это.

Я врезалась во что-то и оно двигалось, оглянувшись я поняла что это Даймонд.

– Я сфотографировала оба этажа, ты закончила?

– Я... эмм... нет!

– Нет?! – Она нахмурилась, – Ради всего святого... не говори, что ты увидела мышь и испугалась!

– Нет. Я видела их.

– Кого?

– Людей. Двое мужчин, они вышли из подвала.

– Каких еще мужчин? Кора, ты шутишь надо мной? Я же сказала, что в доме никого нет.

– Ага, скажи это парочке из подвала.

– Тсс, давай спустимся и проверим, – сказала она, открывая дверь в подвал.

– Они уже наверху, – сказала я исчезающей фигуре.

На цыпочках я пробралась в коридор и посмотрела на входную дверь. Баэль выкрикивал жуткие проклятья, приказывая пытать и замучить до полусмерти человека по имени Эйлвин.

– Отправляйся выполнять приказ, – как только он махнул рукой в сторону странной женщины, она исчезла, – А что касается тебя...

Ульфур повернулся в мою сторону, пытаясь прикрыть предмет на его груди.

Я прикусила губу, раздумывая, сказать что-то или все же промолчать. Я ни в коем случае, не оправдываю воровство, но... дьяволенок внутри меня требовал бежать отсюда, куда глаза глядят, и бросить этих двоих наедине, но разум запретил мне это делать. Очевидно, что камень, который попал ко мне, принадлежит англичанину, и я должна вернуть его ему.

Я собралась подойти к нему и отдать камень, но в этот момент Баэль махнул руками и яростно закричал:

– Abi in malam crucem, confer te in exsilium, appropinquabit enim judicium Bael!

– Отправляйся на муки, отправляйся в изгнание, так решил Баэль, – прошептала я, переводя его слова, и тут непреодолимая сила швырнула меня в стену и земля ушла из под ног.

Крик вырвался из моего горла, когда я провалилась в темноту и в этот же момент я снова увидела звезды перед глазами, потрясла головой и села, морщась от боли, когда острые камни вонзились в мои руки, все еще сжимавшие содержимое сумочки.

– Боже я в аду?

– Нет, в Абаддоне, хотя нет... еще хуже, мы в Акаше, – не поднимая лица от земли, ответил Ульфур, очевидно приземлившийся менее удачно, чем я.

– Как мы... что... где? – я осмотрелась, казалось мы были в пустоши. Хотя раньше я в них не бывала, но это место отлично подходит под описание. Ветер приносил голоса тысяч измученных пытками душ, растения и камни покрывала пыль. Повсюду были камни, не гладкие и круглые, а именно острые, казалось, они вот-вот вырвутся из земли и пустятся в бег, – Так, что такое Акаша?

Ульфур неистово закричал, перекатываясь по камням, в попытке сесть.

– Равнина Акаши, смертным она известна как лимбо. Место куда ссылают в наказание, в вечное изгнание. Отсюда возможно выбраться, но нужно, чтобы тебя вызвали. Кажется, я разбил лицо.

– Лимбо? Как мы сюда попали? Мы были в доме... ага. Вот дьявол... – Я швырнула горсть монет и вздрогнула, вытаскивая кусочек золота вонзившийся в мой палец, – Ах ты ж святой чихуахуа, больно! Кхе-кхе, я сломала камень, который ты стырил.

– Что? – Ульфур потер лоб.

– Камень, который ты уронил, когда врезался в меня. Тот, что ты украл у англичанина. Частицы золота перемешались с осколками обычного камня и теперь его точно не собрать.

Он резко встал, и начал отчаянно разгребать землю, пытаясь что-то найти. То, что он вытащил, оказалось плоским слитком золота в форме золотой рыбки, бесцветной и грязной.

– Анима! О, нет...

– Знаешь, я верю в сверхъестественное, но всему есть предел. Что еще за Анима? Зачем ты ее украл? Кто тот англичанин? И как мы сюда попали? Где конкретно находится эта Акаша? И, самое главное, как мне попасть обратно в дом?

– Слишком много вопросов, – сказал Ульфур, его плечи резко опустились, когда он потер кусочек золота, – я покойник. Я мертв. Снова.

Он взглянул на меня, и я заметила, что его глаза были абсолютно черными, даже зрачка не было видно.

– Occio тоже разрушили?

– Без понятия. Мне нужна аптечка, чтобы сделать укол против столбняка и еще чего-нибудь, еще мне нужно выбраться отсюда. И хочу шоколадку.

– Покажи мне Occio.

Я протянула руку, не понимая, чего он хочет.

– Да не руку, а Occio!

– Эмм... камень?

Я протянула вторую руку, в которой лежали осколки золота вперемешку с обычными камнями.

Он нахмурился.

– Не понимаю. Это орудие Баэля. Почему оно разрушено?

– Да я бы не назвала это орудием, скорее... подвеской что ли... – я огляделась по сторонам, гадая что за странный человек этот англичанин, раз мог заставить меня магическим образом телепортироваться, или сойти с ума, второе вероятнее, – Так кто же такой Баэль?

Ульфур посмотрел на меня своими черными, как ночь глазами, и уже было собрался ответить, как вдруг прищурился и прошептал:

– Ты... сверкаешь.

– Что прости?

– Ты сверкаешь.

Я вытянула руку и посмотрела на нее.

– Знаешь, что я думаю? У нас обоих поехала крыша. Я снова вляпалась в какую-то сверхъестественную ерунду, а ты видишь то, чего нет.

– Но это не так. Ты на самом деле блестишь.

– Слушай, Ульфур... – я хотела объяснить ему, что такого быть не может, но взглянув на него, заметила кое-что странное… – Эй! – сказала я тыкая в него пальцем, – Ты сам сверкаешь!

Он посмотрел на себя.

– В этом нет никакого смысла так же, как и в том, что орудия разрушены. Мы что блестим, потому что нас изгнали в Акашу?

– Ах да, кстати, о птичках, когда ты говоришь "изгнали" что именно ты имеешь в виду?

– Баэль, первый принц Абаддона, изгнал нас сюда. Если точнее, меня, ты, скорее всего, просто попала под его влияние. Он проклинал меня, когда произносил...

– Abi in malam crucem, confer te in exsilium, appropinquabit enim judicium Bael – повторила я.

Брови Ульфура удивленно поползли вверх.

– Короче говоря, он сказал, иди к черту, изгоняю тебя, так решил Баэль. Я училась в католической школе, – он явно впечатлился моими познаниями в латыни, – Я могу сказать "Антихрист" на десяти языках.

– Очень... полезно.

– Первый принц? Англичанин – первый принц? Я поняла, что он важная шишка, потому что ты и та крутая цыпочка постоянно твердили "мой Господин", но принц? Вау. Надо сказать Джас, что я видела настоящего принца. Хотя он выглядел слишком зловещим... для принца.

– Он и есть зло, – сказал Ульфур, присаживаясь рядом со мной, – титул "принц" не более чем, просто почтительное обращение. Он главный лорд демон Абаддона.

– А Абаддон это у нас что?

– Самое близкое определение – ад.

Я вытаращила глаза, по коже забегали мурашки.

– Паренек дьявол?

– Нет. По крайней мере, не в том смысле, как вы смертные, это понимаете. Абаддон это... ну да, в представлении смертных это ад, также как и "Суд божественной крови" – это рай. Но Абаддон, немного отличается от ада. Здесь правят семь принцев, семь лордов демонов.

– Баэль, парень с аристократическим произношением, всем там рулит? – Я старалась выбросить из головы тот факт, что дьявол смотрел на меня, был рядом со мной и явно расстроился из-за мужчины, который сейчас сидит рядом. Я не могла поверить, что парень в том голубом костюмчике – сатана.

– Именно так.

Я глубоко вдохнула, успокоилась и сказала:

– Хорошо. Значит, есть у нас парень по имени Баэль, ты украл у него парочку симпатичных вещиц. Ульфур, зачем ты украл безделушки у мужика, который управляет адом?

– Меня заставил хозяин, – он выглядел таким подавленным, что мне сразу же захотелось его пожалеть, но я вспомнила, что он и есть причина всех моих бед, – Я лич[2]. Когда хозяин отдает приказ, я его выполняю. Я привязан к нему.

Я прикусила губу, раздумывая, хочу ли знать что такое лич. Но раз уж я с Сатаной познакомилась, значит должна узнать все.

– Что такое лич?

– Я был духом. Иларги украл мою душу и возродил меня. Когда бездушные духи воскресают, они становятся личами.

– Век живи, век учись, – сказала я переваривая информацию о личах, – Итак, босс приказал тебе украсть что-то у большой шишки из ада? А он псих, или просто садист?

– И то и другое. Я не понимаю, почему орудия разрушились. Это не... – он замолчал, его глаза широко распахнулись и, не успев закончить фразу, он исчез.

Я, не веря своим глазам, уставилась на место, где только что сидел Ульфур. Моргнула и пару раз махнула рукой, проверяя все ли в порядке со зрением. Но он, и правда, исчез.

– Мда, ад, – мой мозг отказывался верить всему происходящему.

– Не ад, а Акаша, – исправила меня женщина. Я обернулась и увидела двух женщин, одну из них я узнала.

– Даймонд! – Я почувствовала облегчение, заметив веселую блондинку, пока не поняла, что если вижу ее здесь, значит ее сослали в ад вместе со мной и Ульфуром, – Боже нет, только не это.

– А вот и ты! Маргаретта сказала, что найдет тебя и вот мы здесь. Восхитительно, правда, Кора? Мы в Акаше!

Я перевела взгляд с Даймонд на женщину рядом с ней. Она была низкого роста, с милой улыбкой и держала в руках брошюру, которую вручила мне.

– Доброе утро, добро пожаловать в Акашу. Меня зовут, как уже сказала ваша подруга, Маргаретта и я встречаю всех попавших в Акашу. Заглянув в брошюру, вы найдете много интересной информации, например, чего ожидать во время вашего изгнания, истории знаменитых личностей, которые здесь побывали, также биографию Хашмалима месяца. Этот месяц посвящен им.

Я посмотрела на брошюру, почти уверенная, что также там есть статья "познакомьтесь со своими тюремными надзирателями", где-то рядом с основным заголовком "Хашмалим месяца: Хашмалим", а под ним фото огромного черного бесформенного пятна.

– Хм... что такое эти "Хашмалимы"?

– Хашмалимы – это полицейские в суде божественной крови и они правят Акашей.

– У вас тут есть полицейский месяца? – я не могла не спросить. Все казалось таким невероятным.

– Есть. Знаете, Хашмалимы дают очень интересные интервью, по поводу вечных пыток.

Вопрос так и норовил сорваться с языка, но я держалась. Пару минут я поборолась с собой, но решила-таки спросить.

– Ради праздного любопытства, как звали Хашмалима предыдущего месяца?

Немного подумав, Маргаретта ответила:

– Хашмалим.

Я кивнула. Так я и думала.

– Их что всех так зовут?

– Ну конечно, они же Хашмалимы, – ответила женщина.

– Я всегда хотела поближе рассмотреть хоть одного, но бабушка не разрешала, – сказала Даймонд, и задумалась, затем взяла меня за руку и продолжила, -Ах да, Кора, Маргаретта сказала, что они должны поприветствовать еще одного проклятого паренька, поэтому нам лучше уйти, ведь никогда не знаешь кого встретишь, Маргаретта говорит, что на вечные муки посылают очень часто, поэтому мы с тобой выберем столик поудобнее и будем следить за ними отсюда. Будет так романтично, если тебя изгнали в Акашу, чтобы ты нашла здесь своего суженого.

– Ты же не серьезно, да? Чего ты радуешься, что попала сюда? Почему ты не в ужасе? Почему не спрашиваешь, что здесь происходит?

– Почему я должна быть в ужасе? Такой шанс выпадает раз в жизни, Корасон. Мало кому из людей удалось побывать в Акаше.

Она рехнулась.

– Мужчина, который был со мной, Ульфур, сказал, что единственный способ выбраться отсюда, это быть призванным. Он прав? – спросила я у Маргаретты.

– Да, прав. Хотя, должна заметить, вы должны иметь сильную связь с вызывающим, не так просто забрать кого-то из Акаши. Такая у нас политика. Но, вы же смертные, с вами все иначе.

– Правда? – моя душа пела, наполняясь надеждой, – То есть мы можем уйти?

– Нет, – покачав головой, она посмотрела на часы, – если бы вы могли так просто уйти, это бы не называлось вечными муками, верно? Теперь извините, я должна идти, если хочу встретиться с личем, о котором вы говорили, а мне еще речь произносить на завтраке для новичков. Кстати он будет на юге, в пятом секторе, в зале горящей плоти.

– В пятом секторе? – спросила я, наблюдая, как Маргаретта поставила галочки в списке имен и поспешно ретировалась, – В зале горящей плоти?

– Забавно звучит! Ты пойдешь? – спросила Даймонд, следуя за Маргареттой.

– Эмм... нет, думаю, я пропущу завтрак из горящей плоти.

– Пфф, – отмахнулась Даймонд, – это же не Абаддон, не думаю, что они и в самом деле кого-то поджарят. Это не гигиенично. До встречи!

Я посмотрела на небо, в поисках решения всех проблем, но там были только серые тучи, которые уходили вдаль и опускались на мрачную равнину.

– Может этот день стать еще более странным?

Никто мне не ответил, и я почувствовала от этого странное облегчение. Я решила, что если хочу найти выход из этого богом забытого места, то должна тщательно все осмотреть.

Казалось, я бродила здесь уже несколько дней, но скорее всего только пару часов. От острых камней носики моих туфель стали стираться, а я так и не могла найти выход из этой болотисто-каменистой области.

– Да я хожу кругами, – пробормотала я себе под нос, и подозрительно посмотрела на валун размером с машину, который по очертаниям напоминал руку показывающую средний палец, – Кажется, я тебя где-то видела. Да, точно. На этот раз пойду в другую сторону.

Я обошла "невоспитанный" камень и остановилась. У подножия неприличного валуна, был мужчина. По крайней мере, мне так показалось.

– Эй, с вами все в порядке? – спросила я, не горя желанием подходить ближе, но в тоже время, хотелось проверить, не ранен ли он, – Мистер? Ай, черт возьми, моя доброта ни к чему хорошему не приведет.

Я стала медленно идти в его сторону, и когда подошла, дьяволенок во мне напомнил, что ситуация очень похожа на сцену из фильма ужасов, который я смотрела на прошлой неделе, там человек казался мертвым, но на самом деле был жив и вскочил, запрыгнув на ничего не подозревающую парочку так, что зрители чуть не описались от страха, а потом он разорвал их своими острыми как бритва когтями.

Я проверила руки у парня, когтей точно не было. Зато я заметила, что ему помощь уже не нужна.

– Бедняга, – я присела на корточки, рядом с его головой, кожа и губы у трупа были серыми, щеки впали. Пальто, явно дорогое, но потрепанное и брюки были покрыты грязью, как и все в Акаше. У него были красивые, длинные пальцы, на руках виднелись усохшие мышцы, несомненно, парень мертв, – Ты умер здесь совсем один?

Не было никаких признаков насильственной смерти, ран, крови, искалеченных конечностей... Словно он просто лег и умер. Глядя на него, меня заполнило сожаление. Казалось, я знала его, но внимательно посмотрев на лицо, поняла, что это просто игра теней. Интересно, здесь позаботятся об его останках? Помоют и достойно похоронят. Я убрала прядь волос с его лица, у него были темно-коричневые, почти черные волосы, длиной до середины шеи.

– Уверена, ты был тот еще жеребец, когда был жив, – сказала я и нежно поправила ему волосы, мечтая смыть грязь с его лица.

Неосознанно я погладила его подбородок, щетина приятно царапала мою кожу.

– О да, ты был парень что надо, – я заметила ямочку на подбородке, которая свела бы меня с ума, если бы он был жив. На его носу было две едва заметные горбинки, скорее всего полученные в драках, – Или ты был воином, а не любовником?

Коричневый жук вылез из одежды и побежал по ключице, я сбросила его и заглянула под рубашку, проверяя есть ли там еще насекомые.

Под пальцами я почувствовала плотные грудные мышцы.

– О'кей парень, ты был не просто привлекателен, а умопомрачительно великолепен. Что же ты натворил, что оказался здесь? И почему умер? – я вздохнула и, застегнув рубашку, встала, – Посмотрим, может я смогу найти кого-то кто поможет нам... Эй! Вы! Да, да, вы конечно! А вы тут еще кого-то видите?

В метре от нас худощавая женщина, с блуждающим взглядом, как змея скользила между камнями. Она испуганно оглядывалась. Затем ее взгляд остановился на мне, и замерев, она сказала:

– Беги! Разъяренный демон вышел на охоту!

– Нашла чем пугать. Тут мертвый парень и ему нужна помощь.

– Никто не может умереть в Акаше, – проговорила она и снова боязливо оглянулась.

– А он умер, и его нужно похоронить. Здесь есть ритуальные услуги?

– Никто не может умереть в Акаше, – повторила она и подошла ближе. Заглянув за валун, она заявила, – ах, этот, он не умер. Это темный. Просто у него запасы крови кончились.

– Он вампир? – я в ужасе посмотрела на мужчину, – Что он тут делает?

– Ничего, пока кто-нибудь его не накормит, но только безумец решится на такое. Не стоит связываться с темными, – она снова оглянулась и резко отошла назад, – и с разъяренными демонами тоже! Лучше тебе выбираться отсюда!

Я проследила за ее взглядом, но не заметила там никаких демонов. Хотя, если что-то страшное приближалось, то лучше сматываться.

– Извини, – сказала я неподвижному вампиру, – но, не считая моего зятя, у меня с вашим видом не очень хорошие отношения.

Я поспешила за женщиной, но замедлила шаг, вспоминая, как гладила волосы вампира. Они такие шелковистые, хоть и покрыты грязью. А щетина... такая приятная... И дорожка волос на его груди... Когда я убирала жука, то обратила внимание, что его кожа не была холодной как у покойника, прохладной да, но не ледяной.

– Бедный, – я пошла обратно. Сама не могла поверить, что переживаю за жуткого кровососа, но он не выглядел жутким, скорее нуждающимся в помощи.

– Кормить тебя никто не собирается, – сказала я, покусывая нижнюю губу. Здравый смысл твердил, что надо бежать от этого вампира куда глаза глядят. Я ведь знаю, какими монстрами они могут быть. Мои сны напоминают об этом каждую ночь. Но я же больная на всю голову, зачем мне следовать здравому смыслу?

– Это глупо, ты вампир. От тебя одни неприятности. Я не буду тебя кормить. И не позволю никого убивать, – я наклонилась к нему, с трудом открыла его рот, и подсунула свое запястье, гадая, как я до такого докатилась.

Похлопывая мужчину по плечу, я сказала:

– Мистер, стол накрыт, приступайте к ужину. Боже, что я делаю? Поверить не могу, что пытаюсь спасти тебя. Хотя... Если ты так силен как я думаю, то ты сможешь помочь мне и Даймонд отсюда выбраться. Договорились? Сделка: я тебе кровь, а ты вытащишь нас из Акаши? Один укус, значит да, два – нет.

Вампир продолжал лежать с закрытыми глазами, его волосы так и молили, чтобы их погладили. Как можно оживить вампира? Сделать искусственное дыхание? Я убрала запястье от его губ и задумалась. Он был не мертв, но прикоснуться к его губам было жутковато. Вдруг у него во рту жуки? Я вздрогнула.

– Брр... противно. Лучше проверить, прежде чем делать.

Если бы кто-то сказал мне, что я буду стоять на коленях в лимбо, пытаясь проверить рот вампира, на наличие насекомых, я бы никогда в жизни этому не поверила. Но вот она я, перед кровососом, поворачиваю его голову так, чтобы в рот попал свет и , на полном серьезе, ищу жуков. Я вертела его голову во все стороны, но так ничего и не смогла разглядеть. Извинившись перед мужчиной, я засунула свой указательный палец ему в рот и начала его ощупывать.

С удивлением уставившись на вампира, я осознала, что безумное действие с пальцем возбудило меня.

Стало совсем жутко, когда он начал посасывать мой палец.

– Ой черт, – мышцы на его шее задвигались, – боже... мистер? Вы меня слышите?

Я приподняла веко, но его глаза были неподвижны.

– Сработало с пальцем, сработает и с запястьем, – сказала я, убирая палец, не смогла удержаться и нежно погладила его нижнюю губу. Я собиралась подставить запястье к его зубам, но, повинуясь странному желанию, я наклонилась к нему и подставила шею. Подождала минуту, но он так ничего и не сделал. Вздохнув, я опустилась ниже, осторожно накрывая его тело своим, мои волосы скрыли нас от любопытных глаз, пододвинувшись еще ближе, мой нос утонул в приятной прохладе его волос. Я подложила руку под шею вампира, прижала его рот к моей коже, и все мое тело напряглось в ожидании.

Слабо выдохнув, он коснулся языком моей шеи.

– Давай, кусай уже, – сказала я, вдыхая аромат его волос.

Внезапно боль парализовала меня, но сразу же сменилась нарастающим возбуждением, которое потекло по моим венам. Я застонала, ближе прижимая голову мужчины, невероятное чувство того, что я вдохнула в него жизнь, заполнило меня. Возбуждение нарастало, теперь понятно, почему Джасинта любила кормить Эйвери. Это самое сильное сексуальное наслаждение за всю мою жизнь. А этот кровосос вообще в коме, что же будет, если он очнется?

Остатки разума вопили, чтобы я и думать не смела о том, чтобы кормить вампира, когда он придет в себя, но в эту минуту я готова была навсегда лишиться рассудка лишь бы мужчина не останавливался.

Вдруг его руки крепко обхватили мое тело, его губы творили чудеса, моя грудь налилась и потяжелела, все чувства обострились до предела.

Он резко перевернул меня на спину, и в нее больно впился жутко острый камень, но это не имело значения, ведь тело вампира сильнее прижималось ко мне. Все, что было важно это его горячие губы, незнакомое и приятное чувство, что я ощущаю вкус собственной крови, словно она скользит по моему горлу.

Мои руки соскользнули с его головы, и я отдалась эйфории, наконец-то абсолютно довольная жизнью.


Глава 1 | Много шума вокруг вампиров | Глава 3