home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Алек не мог поверить своим глазам. Он перевернулся на спину и обнаружил на себе женщину. Ее сердце слабо билось, но он почему-то чувствовал его стук у себя в груди.

Кто-то покормил его. То есть, по непонятной причине, это сделала эта женщина.

– Кто вы? – спросил он, хриплым голосом, еще не отошедшим от комы.

Она не ответила, просто продолжала лежать, на его груди. Он закрыл глаза, пытаясь вспомнить, что произошло и когда сознание к нему вернулось, он сморщился от боли.

Вот черт, ему снова не удалось избежать бессмысленного существования. Ему не суждено получить освобождение от мук, даже спрятаться от происходящего организовав для себя кому, и то не получилось. Сердце заныло от того, что ему суждено провести вечность влача жалкое существование и испытывая адские муки.

– Хорошо, ты сделала то, ради чего тебя сюда послали, я очнулся и снова несчастен. Теперь слезь с меня, – сказал он женщине, отодвигая ее руку.

Она не двигалась.

А чертов камень, продолжал впиваться в его спину.

Он вздохнул, раздумывая, сколько еще мучений нужно перенести, чтобы он окончательно сошел с ума. Безумие казалось ему единственным возможным выходом, единственным способом избежать пустой жизни. Но, чувство собственного достоинства, всегда останавливало его. Сейчас он решил, что лучше сойти с ума, чем продолжить существование, страдая каждую секунду.

– Мне больно. Я понимаю, что тебе плевать, но я хотел бы встать и превратить в пыль кое-какой камень. Буду очень признателен, если ты слезешь с меня.

Женщина не двигалась, и тогда Алек понял, что ее сердце бьется слишком медленно.

– Мисс?

Она обессилено лежала на нем, Он не мог удержаться, закрыл глаза и вдохнул ее аромат, невероятный запах полевых цветов после дождя, чистый, свежий, и сладкий.

Он снова проголодался. Вдохнув ее запах еще раз, мужчина понял, что хочет пить именно из нее, хочет снова почувствовать пряный вкус и тепло ее крови. Ему хотелось испить ее до последней капли. Она заслужила это, вернув его к мучительной жизни. Но, запах женщины, сводил с ума и не позволял причинить ей боль...

Он выругался и стащил ее с себя. Стер раздражавший его камень в порошок и стал рассматривать свою мучительницу.

Смертная, немного за тридцать, коричневые волосы, тонкие, брови домиком и лицо усыпанное веснушками. Он едва удержался, чтобы не поцеловать ее приоткрытые губы. Оценивающе, он осмотрел ее тело. Большая грудь, широкие бедра, рост чуть выше среднего, не его тип. Ему больше нравились худощавые и хрупкие. Эта женщина была больше похожа на амазонку, крепкую и выносливую.

Выносливая или нет, он выпил слишком много крови. Сердцебиение было ровным, но, слишком слабым. Он убеждал себя, что она получила по заслугам. Ведь эту женщину отправили, чтобы пытать его. Тем не менее, чувствовал себя виноватым.

Он поймал себя на том, что наслаждается видом ее тела, ее бедрами, тяжелой, круглой грудью, отчетливо, выделяющейся под синим топиком. Ее руки тоже были в веснушках, и ему, почему-то, это очень нравилось.

– Вставай, – приказал он женщине, и, взяв ее за плечи, встряхнул, – мне надоело смотреть на твои бедра! Приходи в себя.

Она продолжала лежать. Он нахмурился, еще раз взглянул на ее грудь, опустил взгляд ниже на ее джинсы. Не хватало еще, чтобы его влекло к мучительнице.

– Да вставай же! – громче повторил он, и снова начал ее трясти, – если ты сейчас же, не встанешь, я ударю тебя.

Она слабо вздохнула.

– Бывают моменты, когда я отдал бы все, чтобы только не появляться на этот свет, – пробурчал он себе под нос и, замер, глядя на ее губы.

Затем резко отвел взгляд и шлепнул ее по щеке.

Она не шевельнулась.

Он ударил ее немного сильнее.

Она нахмурилась:

– Ой.

Мужчина улыбнулся:

– Проснулась наконец?

Не открывая глаз, она продолжала хмуриться:

– Нет, уйди. Я плыла.

– Ты наплавалась. Просыпайся.

Она, не открывая глаз, заявила:

– Говорю же, хочу плыть!

Только этого ему и не хватало. Упрямая мучительница.

– Ради всего святого, женщина! Ты не плыла, я чуть не убил тебя!

Ее ресницы дрогнули, но глаза так и не открылись. Щеки порозовели, он заметил, что ее губы стали цвета спелой клубники, он снова встряхнул ее:

– Пора вставать. Ты достаточно поплавала.

Легкая улыбка появилась на ее губах:

– Мне нравится твой голос. Такой сексуальный. Если я не могу больше плыть, тогда поговори со мной.

Ты понятия не имеешь, о чем просишь. Я чуть не выпил тебя до последней капли.

А, кровь, да. Помню. Ты вампир, который выглядел как сбитый грузовиком труп.

Алек резко отпрянул от нее.

Нет... Не может быть. Она не может. Как она это сделала? Только возлюбленные и члены семьи могут... Но вся его семья и возлюбленная умерли много веков назад.

Благодаря тебе, теперь я выгляжу иначе.

Ой, супер.

Она потянулась и открыла глаза.

– Ух ты, – сказала она и дотронулась до его лица, – я всегда хотела себе зеленые глаза.

Зачем? У тебя красивые темные, очень необычные глаза.

Какого черта здесь происходит? Почему она могла говорить с ним, не раскрывая рта? Может потому что он был близок к смерти, она оживила его и между ними установилась кровная связь?

Они обычные, коричневого цвета.Она моргнула, от удивления широко распахнув глаза:

– Эмм... как ты это сделал?

– Не знаю, – Он внимательно рассматривал ее лицо, понимая, что эта женщина все больше его привлекает, – Кажется, будто мы знакомы, но я не помню тебя.

– Может встречались в прошлой жизни, – пошутила она усаживаясь поудобнее.

Закончив говорить, она замерла и испуганно уставилась на него.

– Что? Что не так? – он не мог понять, поему она смотрит на него как на ужасного монстра.

– Вампир, – прошептала женщина.

Перед его глазами всплыла сцена из недавнего прошлого. Три подвыпившие женщины, вломились в его дом в Калифорнии, он вспомнил как одна из них, глядя на него, прокричала "вампир" и упала в обморок прямо к его ногам.

– Ты та женщина, которая ворвалась ко мне пару месяцев назад?

– Я не узнала тебя, я не поняла что это ты, иначе я бы не...

Она пятилась назад, но валун не давал шанса к отступлению.

– Ты бы не... ? Не пытала бы меня? Не вернула бы меня к жизни? Не превратила бы мое существование в бесконечный круг вечных мук?

– Не покормила бы, – ответила она.

– Откуда ты меня знаешь? – спросил он, не веря в то, что она так невинна как кажется.

– Я видела, как ты убил женщину, – ответила она, посмотрев направо, явно оценивая шансы на побег.

– Твои шансы равны нулю. Ты сбежишь, только если я позволю, – улыбаясь, сказал он ей, – А сейчас, я не хочу, чтобы ты сбежала. Какую женщину?

У нее отвисла челюсть. Он не мог оторвать взгляд от ее губ. Не удержавшись, он нежно провел большим пальцем по ее нижней губе. Она оттолкнула его руку.

– Какую? Их было так много, что ты даже не понимаешь, о какой именно, я говорю?

Он пожал плечами:

– Я убил пару жниц, но тогда вопрос стоял либо я их, либо они меня. Ты из братства?

– Нет, я католичка, – ответила она, внимательно осмотрев его, – выглядишь гораздо лучше.

И еще красивее, чем я себе представляла. В тебе так и бурлит чувственность. У меня голова кружиться начинает только от того, что я стою рядом. Я не хочу ничего такого чувствовать!

Он поднял брови, удивляясь ее мысленному монологу.

Я бы не сказал, что чувственность прямо бурлит, но ты меня сексуально привлекаешь и немного возбужден.

Она покраснела, и, выпучив глаза, ошарашено спросила:

– Боже мой, ты все слышал?

– Ну конечно.

– И даже ту часть, про головокружение?

– Даже ее, – ответил он, нахмурившись, – ты выглядишь растерянной, зачем ты проецируешь мысли, если не хочешь чтобы я их узнал?

– Но я не проецировала! Мой мозг сам фантазирует непонятно о чем.

Он мысленно покачал головой. Она же не думала, что он поверит в эту чушь?

– Думаю, я лучше пойду, – она встала, но ноги подкосились, и Кора упала на мужчину.

– Ты еще слаба, – сказал Алек, поймав ее, он чувствовал, как кружится ее голова от отсутствия крови, – Я выпил слишком много, почему ты не остановила меня?

Он нежно усадил ее на землю, поместив ее голову между колен.

– Разве у тебя нет автостопа, когда бак заполнен?

– Есть. Но если бы я выпил столько сколько мне нужно для восстановления, то убил бы тебя. Как тебя зовут?

– Кора. Корасон Ферейра. Знаешь мою сестру?

– Корасон, – проговорил он, смакуя ее имя. Переводится как "сердце", подходящее имя для женщины, которая заставила его сердце снова биться, – Испанское?

– Латиноамериканское. Мои родители родом из города Чиуауа. Как... эм... как тебя зовут? Пэтси никогда не упоминала твоего имени.

– Пэтси? А, моя бывшая соседка. Я Алек. Как ты узнала, что я темный?

– Черт! – раздраженно ругнулась она.

– Прости, ты о чем?

– Алек – одно из моих любимых имен! Теперь появился ты и испортил его!

Какая странная женщина. Совсем не похожа на мучительницу. А эти большие глаза, утонченное лицо, и губы к которым его непреодолимо тянуло... и все ее тело... Он возбудился, думая о ее теле. С огромным усилием, он сфокусировал свое внимание на желанной, доводящей его до безумия женщине:

– Ты сумасшедшая, да?

– Пока нет, но еще не много и ты доведешь меня до безумия, – ответила она недовольным тоном, – Алек, понятно, а фамилия?

Ой, черт возьми, он секси. Ты вампир, но такой сексуальный. Я хочу ... господи! О чем я думаю?! Ты же зло!

Вообще-то нет.

Ты ходячий труп!

Уже нет, ты ведь накормила меня.

Ты убийца! Вампир-убийца! Соблазнительный, чувственный убийца с великолепными глазами и о ... боже мой, ты меня слышишь да?

Да.

Перестань читать мои мысли!

– Дарвин, – ответил он.

Она совсем ничего понимала.

– Что?

– Фамилия. Алек Дарвин. Очень надеюсь, что не испортил твоего мнения о Дарвине.

Она посмотрела на него, будто он говорил на непонятном ей языке.

– Откуда ты меня знаешь, Корасон?

Она моргнула и мысленно отдалилась от него.

– Дарвин не немецкая фамилия. А акцент у тебя немецкий. А ты знаешь шотландского вампира Эйвери?

– Ради всего святого, женщина! Отвечай на мой вопрос! – Его терпение лопнуло. Он подошел ближе.

– Не смей меня трогать убийца кровосос! – закричала она и попятилась назад, пока не врезалась в камень. Затем схватила его и выставила перед собой, защищаясь.

Алек чувствовал, что на самом деле Кора его не боится, и инстинктивно понял, что она что-то от него скрывает. Скорее всего, ее связь с тем, кто ее послал его пытать.

– Что я тебе сделал? Мы даже не знакомы, а ты ведешь себя так будто я прокаженный. Я же сказал, что сожалею о том, что выпил слишком много твоей крови, но я не виноват в этом.

– Что ты мне сделал? Ты еще спрашиваешь, что ты сделал? – возмущенно повторяла она.

– Об этом я и спрашивал, несколько раз, – его раздражение утихало, и он понял, что ему нравится с ней разговаривать. Очень бодрит, и отвлекает от чувства бесконечного отчаяния, которое сопровождало его всю жизнь.

Она подскочила, и в три шага прыгнула к нему, ткнув пальцем в его плечо:

– Ты убил женщину!

– Какую? – он раздумывал, что будет, если он ее поцелует. Она ответит или ударит. А может сделает и то и другое.

Она снова ткнула его.

– Не знаю. Она управляла повозкой с быками.

– Чем?

Нет, ее губы точно созданы для поцелуев. Даже поджатые в тонкую линию, они так и манили. Он чувствовал, как растет его возбуждение. Оно только усилилось, когда ее запах окутал его. Он мечтал дотронуться до ее тела.

– Повозкой с быками. Ну, карета... повозка... с быками. Она сбила меня и отрезала мне голову, а потом появился ты и...

– Что за чушь? – перебил он. Затем отвлекся на безумное жаркое желание, охватившее его. Он проголодался. Она стояла и говорила что-то, размахивая руками, ее губы... о эти губы...

Что за дикое желание? Изумлялся он. Он и раньше чувствовал голод, и сексуальное возбуждение. Он даже пытался встречаться с женщинами, когда ему было совсем одиноко. Но такого он никогда не испытывал. Что-то тянуло его к ней. Нет, она не нужна ему. Ему нужна только ее кровь.

Она снова ткнула его, он схватил ее руку и прикоснувшись к ней, он понял, что обманывает себя.

– Это было давно. Примерно... ну несколько столетий назад. Дама с быками была в коричневой юбке и кожаном корсете. Это было в городе, а на холме стоял замок, ты был одет в... – она прикусила губу, пряча от него мысли.

Мне даже твой кадык нравится.

То есть, эту мысль ты решила не прятать. Ты самая странная женщина из всех, что я когда-либо встречал.

Знаю. Почему я хочу поцеловать тебя, несмотря на то, что видела, как ты убил ту женщину, прямо на моих глазах?

Он опустил взгляд на ее сладкие губы.

Я тоже кое-чего не понимаю. Кто ты, черт побери.

Меня зовут Корасон Эсмеральда Ферейра, я секретарь в агентстве недвижимости, которым руководит мой бывший муж. Мне 32, моя сестра замужем за вампиром и я видела, как ты убил женщину.

С быками, да, помню. Как зовут того темного?

– Эйвери Скот. Почему ты напал на нее Алек? Зачем укусил и выпил досуха? – Она обхватила себя руками и отодвинулась, легкий намек на страх появился в ее глазах, – Почему оставил ее тело валяться там, словно она пустое место?

– Я не знаю о чем ты... – он покачал головой и внезапно стал вспоминать то, о чем всю жизнь пытался забыть. Он снова почувствовал жар солнца, вспомнил тот день, когда он отправился делать предложение своей возлюбленной. Вспомнил мирный пейзаж перед домом Элеонор, и женщину, которая убила его любимую, его спасение. Медленно он повторил, – женщина с быками.

– Ты напал на нее, – уставилась на него Кора, явно желая, чтобы он прогнал ее страх.

– Откуда ты знаешь, что я сделал?

– Я... мне... скажем так, у меня было видение.

Он ничего не ответил, просто закрыл глаза. Боль нахлынула на него. Он чувствовал, что Кора шагнула в его сторону, но остановилась.

– Она убила мою возлюбленную, – ответил он. Печаль, боль и сожаление всколыхнулись в нем и все эти эмоции выплеснулись на Кору. Она не сбежала. Наоборот подошла ближе. Обняла мужчину, и его окутал ее запах и свет, льющийся из ее души, – мы не успели соединиться. Она отняла у меня всё. Надежду, сердце... жизнь. Все что мне осталось – это вечно страдать.

Она окружила его своей заботой, даже самые темные уголки его души она осветила своим светом. И, несмотря на то, что все еще что-то от него скрывала, он был поражен тем, как много она дарила ему.

Она сочувствовала, страдала вместе с ним, никто никогда так к нему не относился. Он понимал, чего это ей стоило, помнил, что она не хочет чувствовать его эмоции. Но между ними была связь.

Это было слишком. Он повернулся к ней, уткнулся в ее волосы, его руки заскользили по ее телу, он прижал ее ближе к себе, горя желанием попробовать ее на вкус... просто нуждаясь в ней. Его губы обжигали, когда он целовал ее шею, плечи, их разум слился воедино и он понял, что она нуждается в нем также сильно, как и он в ней.

Почему ты такая вкусная? Ни одна женщина не была такой вкусной. Ты сводишь меня с ума.

Вампир. Кровосос.

Мысленно повторяла она, пытаясь противостоять влечению.

Мучительница. Искусительница.

Ты убил женщину.

А она убила женщину, которой я жил.

Она нежно укусила его за ухо.

Я чувствую твою боль. Как ты живешь с этим?

Я не живу. Существую. Боже, ты такая сладкая, я хочу тебя, моя Корасон, мое сердце. Хочу попробовать тебя на вкус.

Давай, ответила она, и потерлась об него так, что еще пара мгновений и он кончит. Давай, Алек, я хочу этого.

Он слегка куснул кожу на ее плече, больше всего на свете, желая пить из нее. Он мечтал соединиться с ней, так как могут только темные. Голод рос и разрывал его изнутри. Еще одна пытка появилась в его жалком существовании.

Ты потеряла слишком много крови, его губы почувствовали пульс на ее шее. Видит бог, никого я так не желал, но не позволю снова навредить тебе.

Бесшумно протестуя, она обхватила его ногами, вполне откровенно предлагая себя.

Нет, mi querida. Я не позволю тебе это сделать.

Она напряглась на мгновение, он знал, что она не так поняла его.

mi querida ... "моя возлюбленная"

Тебя это беспокоит? Я не совсем это имел в виду.

Нет, просто ... Нет, называй как хочешь.

Он не мог понять, что же она так отчаянно скрывает. Но ее запах, и вкус отвлекли его от попыток разгадать тайну Коры.

Боже, как сильно я хочу тебя. Дай мне сил, господи. Я не смогу остановиться, если ты не заставишь меня.

Она недолго поборолась собой, посомневалась, но призналась: Я не хочу чтобы ты останавливался.

Алек не мог удержаться и покрывал поцелуями ее тело, Кора сильнее вцепилась в его пиджак, когда он языком провел по ее нижней губе.

– Cielito, – сказал он, и она растаяла, – Mi cielito lindo, впусти меня, раз я не могу выпить твоей крови, хотя бы почувствую твой вкус.

Я точно не рай, и не красавица,– сказала она, но приоткрыла рот, и он скользнув в него, нашел ее язык и начал с ним танцевать дикий, страстный танец.

Я хочу тебя, – удивленно сказала она, и он понял, что Кора снова проецирует свои мысли, сама не зная об этом, – Я хочу тебя как не хотела ни одного мужчину. Мне больно от того, что ты не внутри. Я хочу целовать тебя вечно. Хочу, чтобы ты выпил моей крови. Но так нельзя, ты вампир! Но ... как же я тебя хочу.

Боже, женщина, если ты продолжишь в том же духе... – он застонал, мечтая исполнить все ее желания, – Я тоже хочу тебя. Ты сводишь меня с ума. И если ты дотронешься до меня еще раз, я точно не смогу остановиться.

Она качнула бедрами, опустила руку ниже, поглаживая его живот.

Доигралась! Ты невыносима. И, кроме себя, тебе некого винить в том, что сейчас произойдет.

Она стала посасывать его язык, заставив его зарычать. Он сжимал ее ягодицы, и нетерпеливо расстегнул ее джинсы.

Зачем я это делаю? Это неправильно. Мне нужно остановить тебя. Дева Мария, да, здесь. О ...

Она вонзила ногти в его плечи, когда его пальцы оказались в ее трусиках, и он медленно продолжил изучать ее тело.

Не то чтобы это правильно, но ничего плохого в происходящем нет.

Сбросив одежду, он заключил ее в обьятья.

Неправильно ... но мне плевать. Господи, как ты возбужден.

Из-за тебя, mi corazon.

Он инстинктивно задвигал бедрами, когда она начала гладить его.

Ты представляешь, что со мной делаешь?

Я чувствую то, что чувствуешь ты. Это потрясающе. Великолепно. Это ... о ... тебе правда нравится , когда я так делаю?

Он закатил глаза и зарычал.

Что на счет тебя, искусительница? Тебе нравится так?

Спросил он, и его пальцы нежно проникли в ее сокровенное место. Он знал, что это доведет ее до экстаза. Она поцеловала его так, что он почти потерял контроль.

Скажи мне , чего ты хочешь, mi cielito.

Хочу еще ...

Потребовала она.

Он прервал поцелуй, его глаза пылали страстью:

– Ты понимаешь, о чем просишь?

– Еще как понимаю. Хочу тебя. Здесь и сейчас.

Она ритмично задвигалась, и он чуть не потерял сознание, желая оказаться в ней как можно быстрее. Он приподнял ее бедра, прижав Кору к камню, она сгорала от возбуждения, требуя продолжения. Когда он скользнул в нее, наслаждение обрушилось на них, она задвигала бедрами, принимая его глубже.

Меня надолго не хватит, пожалуйста, скажи, что скоро кончишь.

Ооо ... да! Сейчас! Боже ...

Мысленно прокричала она.

Волна оргазма захлестнула их. Он не мог думать, все его мысли сосредоточились на их одновременно сокращающихся мышцах.

Укуси меня!Потребовала она.

Он не мог отказаться от такого предложения. Нежно кусая ее, он чувствовал, как она расслабилась и наслаждалась кормлением. В голове пульсировала только одна мысль.

И он отказывался в это верить.


Глава 2 | Много шума вокруг вампиров | Глава 4