home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Весь полет во Флоренцию я притворялась, что сплю. Хотя иногда и в правду засыпала, благодаря обезболивающим.

– Я собираюсь спать, – сказала я Алеку, когда частный самолет взлетел. В моем мозгу никак не укладывалось, что он, не раздумывая, может заказать частный самолет и полететь в любую точку мира.

– Не понимаю почему, – сказал он, не отрываясь от ноутбука

– Я устала и ужин, который ты заставил меня съесть, был слишком плотным, поэтому теперь я немного сонная.

– Не понимаю, почему тебя удивляет путешествие на частном самолете. Уверяю тебя, что компания, которая сдает эти самолеты, часто перевозит людей в разные города мира.

– Может, для вампиров, тут и нет ничего необычного, – сказала я, понизив тон, чтобы стюардесса нас не услышала, – но среди моих знакомых это много значит. Я прилягу на диванчик, если не возражаешь и попытаюсь заснуть, чтобы переварить всю эту пищу.

– Ты должна была поесть. Я выпил слишком много крови, – ответил он, не отрываясь от ноутбука, – Почему бы тебе не прилечь на кровать?

Я посмотрела на коричневый замшевый диван, спрятанный в кабине. Весь интерьер был декорирован в милой светло-бежевой цветовой гамме. Шесть кожаных стульев выглядели очень удобными, я могла бы спать сидя на них.

– Этот диван превращается в кровать?

– Нет. В хвосте самолета есть спальня. – Он посмотрел на меня, в его зеленых глазах заплясали чертики, – Я могу показать ее тебе, если хочешь.

Я облокотилась на лакированный деревянный стол, разделявший нас и, чтобы не услышала стюардесса, убирающая со стола, прошептала:

– Я сказала никакого секса, и я именно это и имела в виду, болван. Если ты думаешь меня соблазнить...

– А мне показалось, что в Акаше все было взаимно.

– ...а что было у меня дома?

Красивый подлец улыбнулся:

– А. Это потому, что я подумал, что ты танцуешь для меня стриптиз, а не просто переодеваешься. Я извинился за это.

– ...а в аэропорту?

Он пожал плечами:

– Я был голоден. Ты предложила меня покормить. Мы были наедине. Все немного вышло из-под контроля. За это я тоже уже извинился.

– ...и пять минут назад в ванной.

Его улыбка стала еще шире:

– Это потому что я хотел убедиться, что рана зажила и не смог устоять перед твоим обнаженным телом, оно было так близко.

– Очень лестно быть объектом вожделения кровожадного монстра в сексуальном мужском обличье, но я верна своим словам, Алек – секса не будет. Я не перестану давать тебе свою кровь, потому что ты помог мне и продолжаешь это делать, но ты мне неинтересен как мужчина. Я достаточно ясно выразилась?

– Да, – сказал он, повернувшись на стуле, чтобы ближе рассмотреть меня, его взгляд скользнул с головы до пят, – я четко понял, что ты отрицаешь очевидное, сама знаешь, что хочешь меня также сильно, как и я тебя. Следующей стадией будет гнев, хотя возможно сейчас ты испытываешь одновременно и гнев и отрицание. С нетерпением жду переговоров.

Я уставилась на него:

– Меня не одолевают пять стадий горя! И ты мне не нравишься!

Он взял в ладонь мою грудь. У меня перехватило дыхание, сердце бешено застучало от его прикосновений, соски предательски затвердели под тонкой тканью летнего платья, которое я надела, предвкушая итальянскую жару.

Алек поджал губы, когда коснулся моего соска. Я задрожала, и на мгновение представила, что могу страстно заниматься любовью с Алеком и при этом держать его на расстоянии, но понимала, что это безумная идея.

– Черт бы тебя побрал, – сердито проворчала я и зашагала в спальню.

Приятных снов, любимая.

Пошел к черту!

Надеюсь, они будут о нас, совершенно голых ...

Я замерла на секунду, увидев образы, которыми он заполнил мою голову, затем побежала в сторону спальни, отчаянно пытаясь закрыться от этих картин и понимая, что жутко хотела бы этого.

Я отрицала очевидное.

Час спустя я все еще ворочалась с боку на бок, чувствуя себя не очень комфортно от самой мысли, что в самолете есть спальня. А что если мы попадем в турбулентность? Я поискала ремни безопасности на кровати, но их не оказалось. Хотя по большей части меня беспокоило то, что тело ныло, напевая грустную песню, что оно приковано к кровати, а Алек, мужественный и великолепный, в это время находится в салоне.

Что же он делал в ноутбуке?

Решал кое-какие дела.

Хватит подслушивать!

Я заскрипела зубами от злости, но не смогла удержаться и спросила:

Какие дела? Деловые или вампирские?

Я участвую в нескольких финансовых предприятиях со смертными, querida.

Правда?

Да, правда. Я же должен как-то обеспечивать путешествия на частных самолетах,удивленно ответил он.

Ой, я думала ... думала ты ... ну, знаешь ... что у тебя просто есть деньги.

Они у меня есть. Я всю жизнь, их зарабатывал.

Я не знаю, почему, но это меня порадовало . Мне всегда нравились люди, которые сами сделали свое состояние.

Мне тоже. Я думал, ты устала?

Так и было. Так и есть. Даже не смей предлагать мне заняться сексом, я пойду спать. И не говори, что не собирался этого делать, я знаю, что собирался.

Его смех еще звучал в моей голове, пока я устраивалась на подушке пытаясь уснуть.

Я пробудилась ото сна, в котором купалась в теплом, золотом меде, и обнаружила себя лицом на кровати. Свет в комнате погас, сексуальный вампир целовал дорожку вверх по моему позвоночнику, а руками ласкал мою спину.

– Ты надела черное кружево. Я говорил, как сильно черное кружевное белье возбуждает меня? Нет ничего более сексуального, на теле теплой, горящей от желания женщины.

Его руки обжигали. Я боролась с желанием замурлыкать, и спросила хриплым голосом:

– Мы приземлились?

– Да. В Нью-Йорке. На дозаправку. Скоро снова взлетим.

– Ох. Алек, я же сказала никакого секса, и действительно имела в виду...

Тише. Я сделаю только то, чего бы ты хотела. Просто не могу больше сдерживаться.

Я застонала про себя, как от ощущения его языка, рисующего линию по моей спине, так и от осознания того, что я желала его, он все, что мне нужно.

Но его условия мне не подходили.

Ох, великолепно, он был прав – я в стадии переговоров! Черт!

Но даже это не остановило меня, когда его руки скользнули между ног, поглаживая по черному кружевному, атласному белью, дразня меня, пока он не скользнул под него, его волшебные пальцы возбуждали меня все сильнее. Они танцевали в моих скрытых глубинах, губы двигались по бедру. Я вздрогнула от их тепла, и беспокойно заерзала на простынях, мои груди болели, требуя его прикосновений.

– Ты снова голоден.

– Я всегда голоден. Всегда хочу тебя, – его палец скользнул внутрь, заставив мои мышцы сжаться вокруг него, тело напряглось, требуя продолжения.

– Тогда, не стесняйся, можешь перекусить. Не хочу показаться плохой хозяйкой, мама мне этого не простит.

Он лизнул рану на моем бедре, обдав его теплым дыханием:

– Как себя чувствуешь?

– Битком набитой кровью.

Я прочитала его мысли и знала, что он волнуется о моем здоровье. Улыбнувшись, я пустила его в свои мысли, чтобы он увидел, насколько я возбуждена.

Правда, Алек, я в порядке. Я чувствую, как голод терзает тебя.

Его зубы пронзили кожу на моем бедре, доставив невероятное наслаждение, когда он глотнул моей крови, к его пальцу присоединился второй, они кружились внутри меня, заставляя извиваться от прикосновений к чувствительным местам, о существовании которых я понятия не имела.

Он согнул пальцы, когда я придвинулась ближе, сходя с ума от его прикосновений и ощущения кормления, все, чего я желала, происходило здесь, в этой маленькой комнате в задней части самолета.

Кода присоединился третий палец, я чуть не слетела с кровати от оргазма, вонзив ступни в матрас, я отчаянно старалась не перестать дышать.

Ты такая отзывчивая, восхищался он, его пальцы все еще были внутри, и мои мышцы сжимались вокруг них. Одно прикосновение и ты взрываешься как пороховая бочка. Хочешь, чтобы я остановился, querida?

– Нет, – задыхалась я, пораженная тем, что мое тело все еще взвинчено... пока я не поняла, что то, что я чувствовала, было его возбуждением, связанное так крепко с моим, что я уже никогда не буду способна разделить их.

Эта мысль напугала меня до ужаса, но прежде чем я смогла обдумать ее, его пальцы исчезли, он вошел в меня весь, вызвав стон абсолютного восторга глубоко из моей груди.

Алек!Кричала я, не привыкшая к такой позе, желая обнять его, нуждаясь прикоснуться к нему, во время того, как он входил в мое тело, а мои мышцы с легкой дрожью приветствовали его вторжение.

Сейчас, любимая, сейчас,стонал он, дотрагиваясь пальцами до моей плоти, я предположила, что больше не вынесу, но его кульминация сработала как щелчок для моей, заставляя нас обоих летать.

Буквально. Так как пилот оповестил нас о том, что мы взлетаем.

Он поделился удовольствием, открывая мне свой разум и вдруг сильно укусил за плечо, не для того чтобы поесть, а чтобы пометить как собственность, предупредить других самцов, что я была занята.

Я знала, что он делал, знала, что не должна позволять этого, но была слишком беспомощна, чтобы остановить его. Это просто секс, тихо сказала я дьяволенку внутри. У меня целую вечность не было секса, а он очень, очень хорош в этом деле, и это немного смущает. Кроме того, теперь, когда мы выбрались из Акаши, будут другие люди, которые могут накормить его. Он будет обедать более симпатичными, молодыми женщинами, и я не буду чувствовать себя такой виноватой.

Дьяволенок лукаво спросил: А как же он будет жить без своей возлюбленной?

Я утихомирила ее, чтобы он не услышал мои мысли, чувство вины охватило меня сильнее. Становилось все труднее и труднее не говорить ему правду о том, что случилось во время моей регрессии в прошлую жизнь. Я понятия не имела, что возлюбленные могут реинкарнироваться, но у меня было плохое предчувствие, что мне придется обсудить эту тему с ним раньше, чем хотелось бы.

На самом деле вопрос был в том, что если бы я была его возлюбленной, хотела бы я провести остаток своей жизни с вампиром?

Алек пробормотал что-то о том, что мне нужно отдохнуть пока мы не добрались до Италии, и быстро уснул, его нежный храп растрепал мне волосы, когда он прижался ко мне, одной рукой обнимая меня и крепко прижимая к груди. Его прекрасный запах смешался со слегка приземленным ароматом нашей деятельности, заставляя меня расслабиться. Я чувствовала себя странно защищенной, несмотря на то, что мужчина, который держит меня в объятьях, мог быть жестоким, когда его доведут до бешенства, мне не хотелось об этом думать, я просто наслаждалась моментом.

Подумаю об этом позже, когда между нами будет хоть какая-то дистанция и разум вернется ко мне. Он же когда-нибудь вернется?

Дьяволенок внутри меня искренне хохотала, пока я не провалилась в сон.

– Ого, у твоего друга очень хороший вкус, – сказала я Алеку примерно через десять часов, когда он обогнул солнце и шагнул в тень, отбрасываемую лимонным деревом, которое стояло рядом с входной дверью красивой кремовой каменной виллы. Сам дом был великолепен-с темной черепичной крышей, зелеными ставнями и элегантными готическими арками, не говоря уже о потрясающем саде, к тому же он расположен на холме с видом на Флоренцию, у меня перехватило дыхание, – остальная часть дома так же хороша внутри, как и снаружи?

– Да. Звони в дверь.

Я нажала на незаметный звонок, спрятанный в каменной стене, теплый от утреннего солнца.

– Ты точно сказал им, что мы едем?

Прежде чем он ответил, дверь открылась, и пухленькая блондинка с улыбкой проговорила что-то на итальянском.

– Привет, ты Пия? – спросила я.

– Да. Эмм... Мы знакомы?

– Нет, но Алек описал тебя хорошенькой девушкой с милой улыбкой, поэтому я подумала, что это ты.

– Алек?– шокировано переспросила она, – Ты подруга Алека?

– Да. Гм... – Я скользнула взглядом на дерево, в тени которого, прислонившись к стволу, стоял Алек, очевидно, ожидая, чтобы я дала ему сигнал ринуться через солнечный свет, – Ты уже не злишься, что он соблазнил тебя, не так ли? Потому что, если так, вы не должны помогать нам. То есть, я имею в виду, я не хочу показаться неблагодарной или ревнивой или что-нибудь подобное. Я имею в виду, то, что произошло в прошлом совсем не мое дело, это очевидно. Но он, кажется, думает, что вы, ребята, больше не сердитесь на него...

Высокий мужчина с темными вьющимися волосами и блестящими голубыми глазами маячил позади нее. Он, остановился и прищурившись, осмотрел меня с головы до ног. Я вздохнула.

– Вы все еще сердитесь, да?

– Кто это?– Второй человек встал рядом с Пией. Он был ниже первого, очень худым, с узким лицом и неприятно сморщился, словно унюхал что-то противное. Он внимательнее посмотрел на меня, заставив неловко себя чувствовать.

– Меня зовут Корасон Ферейра, – ответила я в растерянности.

Черт, Алек, друзья все еще злятся на тебя.

Серьезно?

– Она подруга Алека, – сказала Пия высокому мужчине, который как я поняла, был ее вампиром. Оба они одарили меня странным взглядом, – Это брат Эйлвин. Он... э... он собирается помочь нам с небольшой проблемой, относительно нашего друга.

Я пробормотала в ответ что-то вежливое, чувствуя себя жутко неловко.

– Может быть, вы хотите обсудить это дело в другой раз? – Спросил тощий мужчина, поворачивая кислую мину в сторону Пии.

– Нет, нет, нам нужно как можно скорее с этим разобраться. Э... – она нерешительно посмотрела на меня, – я уверена, мы можем прийти к соглашению относительно условий вызова лича.

– Я, естественно, буду обязан взять большее вознаграждение, так как лич принадлежит Иларги, – Мужчина внимательно на меня посмотрел.

– Простите, я не вовремя. Вернусь...

– Нет, пожалуйста, не уходи, мы бы хотели поговорить об Алеке, так ведь? – она повернулась к крупному мужчине, стоявшему позади.

– Конечно. Мы закончили. Проведем церемонию сегодня вечером, брат Эйлвин, – сказал Кристоф.

Почему так долго? И кто тот мужик, который постоянно пялится на тебя?

Какой-то священник, и нам тут не рады. Так, чтоб ты знал.

Не правда и он не священник.

– Слишком быстро, – сказал мужчина резко, – но если вы заплатите вдвойне, я все подготовлю.

Может, он монах? Спросила я, когда мужчина, бросив на меня последний взгляд сел в машину и уехал. Он, кажется немного аскетичным. Хотя одет в джинсы и рубашку. Монахи до сих пор носят рясы?

Он не монах, querida. Мне не понравилось, как он смотрел на тебя.

Ревнуешь?

Спросила я улыбаясь.

Не в этом случае.

Его хмурый тон, погасил мою мысленную улыбку. Я должна признаться, брат Эйлвин заставлял меня нервничать.

– Итак, ты подруга Алека, – повторила Пия, и они с Кристофом снова внимательно на меня посмотрели.

– Но скоро перестану ею быть, если он продолжит выкидывать такие фокусы, – прорычала я, – Слушайте, мне жаль, что побеспокоила вас, и прервала вашу встречу. Мы сейчас же уедем.

Я собралась уходить, но остановилась, когда Кристоф переспросил:

– Мы?

Ты не сказал им, что мы приедем, да?

А зачем?

– О, боже, – униженно пробормотала я, – он не сказал вам, что мы едем. Мне так жаль. Я попозже выскажу ему все, что о нем думаю.

– Он– это кто? – спросила Пия, остановив меня, когда я уже замаршировала в сторону дерева, чтобы отчитать несносного вампира.

У тебя огромные неприятности, приятель!

Я в курсе. Моравский совет не будет рад.

Не с ними, со мной! Я чуть не умерла от смущения! Эти люди думают, что я назойливый незваный гость! И так и есть!

– Алек.

– Алек в Акаше, – медленно сказала она, словно я была чокнутой.

Великолепно, теперь они думают, что я сумасшедшая!

– Уже нет, он здесь, – ответила я, махнув рукой в сторону дерева.

Пия отошла от двери, поднесла руку к глазам, прикрывая их от солнца и взвизгнув от счастья побежала в сторону дерева.

– Э-э... – Я перевела взгляд с картины, как Пия бросилась на Алека, который кружил ее, на вампира, стоящего рядом со мной. Алек рассказал мне немного об их истории, включая тот факт, что он обратил Кристофа, – Ваша... ммм... возлюбленная, кажется, рада видеть его. Я в замешательстве.

– Я тоже очень рад его видеть, – ответил он с итальянским акцентом. Он прошел мимо меня в сторону дерева, но не побежал, спасаясь от лучей солнца, а спокойно шагал. Я стояла на пороге и смотрела, как они обнимаются так, что казалось, ребра друг другу сломают.

Хорошо, наверное, я ошибалась.

Во многом ошибалась, любимая, но я постараюсь не слишком часто напоминать об этом.

Не будь таким самодовольным. Я думала, они злятся! Почему твой друг разгуливает под солнцем?

Темные, которые воссоединились с возлюбленными, могут дольше находиться на солнце, но уверен, Кристоф старается по возможности избегать этого.

– Это... ох... боже. Мы не ожидали, что ты выберешься. Вот почему мы... о, боже. Кора... эм... Кристоф, может ты...

С Пией было что-то не так. Она чувствовала себя не в своей тарелке и постоянно косилась в сторону дома.

– Проходите в дом, – мрачно сказал Кристоф, – нам нужно кое-что вам... объяснить.

Что происходит?

Спросила я Алека, Пия спешила за мной, периодически с любопытством меня рассматривая.

Понятия не имею, но все не должно быть слишком плохо. Несмотря на твои опасения, они все же рады нас видеть.

Я ничего не ответила, но чувство неловкости непокидало меня.

– Что это был за человек? – Спросил Алек у Кристофа.

– Брат Эйлвин? Он главный по личам. Мы вели с ним переговоры по поводу Ульфура. Нужно забрать его у Иларги, кем бы он ни был.

– Альфонсо де Марко, – кивнув, подтвердил Алек.

Пия и Кристоф остановились и уставились на нас, Алек продолжал тащить меня в сторону дома.

Внутри все было еще красивее, чем снаружи, просторные, прохладные комнаты с каменным полом, дверные проемы в форме арок, колонны ведущие к лоджии. Через застекленные двери, была видна улица, и как многоуровневый сад поднимался к склону холма.

– Вы знаете кто такой Иларги? Альфонсо де... – Пия резко вдохнула, – А! Эл из тура! Боже, он Иларги? Ни фига себе!

– Интересно, но сейчас важно не это, – сказал Кристоф, и подтолкнул Пию и меня в дом, – Алек, нам нужно поговорить.

– Как же у вас мило, – Я не мог не сказать этого, и раздумывала, сколько людей на них работает, чтобы обслуживать дом такого масштаба и территорию. Комната, в которой мы были, очевидно, была любимой, стены кремового цвета, на них висели маленькие, блестящие цветные, но, заметно, что довольно старые картины в стиле ренессанс. Антиквариат, смешивался с более удобной мебелью, голубой с кремовым ковер на полу, был в виде мозайки. Снаружи, сад был усеян красными и янтарными цветами, наряду с растениями тысячи различных оттенков зеленого цвета, – И какой потрясающий вид из окна!

– Наверное, нам стоит поговорить в библиотеке, – медленно сказал Кристоф, поглядывая в мою сторону.

– Ты можешь говорить при Коре, мы, как бы это объяснить... скажем так... связаны.

– Временно, – быстро исправила его я, гневно стрельнув взглядом, – Мы временно связаны.

– Кора отрицает, но в нашей связи нет ничего временного.

– Эээ... связаны? Как? – спросила Пия, сильно изменившись в лице.

– Длинная история. Что ты хотел мне сказать?

Пия нервно глотнула, глядя на Кристофа.

– Я, наверное, лучше пойду, – пробормотала я, направляясь в сторону двери, – Я вам мешаю.

– Никуда ты не пойдешь, – начал говорить Алек, и прямо передо мной промелькнула тень и на пороге появилась женщина, убийственным взглядом воззрившаяся на меня.

– Да, тебе лучше уйти. Ты мешаешь. И попытки украсть моего мужчину тебя совсем не красят.

Алек резко обернулся и уставился на женщину с глупым выражением лица.

– Элеонора? Не может... Элеонора?

– Ты вообще кто? – не удержавшись, спросила я, и волоски на моем теле встали дыбом.

– Элеонора Ригерская, – язвительно ответила она и склонила голову, – Возлюбленная Алека.


Глава 7 | Много шума вокруг вампиров | Глава 9