home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая


Уэрри-хаус построили во времена Эдуарда IV, на пике благосостояния Бодруганов. Позже, когда жадный до власти Ричард уничтожил сторонников Йорка, главный клан Бодруганов, от ветви Горрана, потерпел крах, но Бодруганы из Уэрри смогли найти благосклонность при дворе Генриха и сохранили свое наследство. Теперь и их счета постепенно иссякали. Ни сэр Хью, ни его мачеха не беспокоились о внешних приличиях. Они держали прислугу для личных нужд, но предпочитали жить в беспорядке. Им нравилось разгуливать по дому в грязных сапогах и раскидывать их где попало, а Сэр Хью заявлял, что вид прибранной комнаты с натертыми полами напоминает ему о покойном дедушке, которого он предпочел бы забыть.

Но для вечеринки дом постарались привести в приличный вид. Постригли лужайки, кое-где покрасили стены и потолки, а весь зверинец загнали в две комнаты. Если гости не окажутся слишком разборчивыми и будут обращать больше внимания друг на друга, чем на стулья, на которых сидят, то всё пройдет хорошо.

В самой большой комнате дома были каменные полы, имелся огромный камин, подиум в одном конце и высокий потолок с балками. Нижнюю часть стен, под окнами, покрывала поеденная молью ткань, а повыше крепились многочисленные канделябры, которые никогда не зажигали. Именно в этой комнате собирались устроить бал.

Демельзе повезло, что она приняла решение пойти так поспешно, под влиянием минутного порыва, и у нее не было должного времени для подготовки, иначе ей пришлось бы поломать голову над тем, что надеть. Она придумала весьма остроумный способ добраться до Бодруганов, не успел уйти лакей. Зная, что Росс заберет Брюнетку, она послала записку сэру Хью с просьбой прислать за ней грума с лошадью, что тот и сделал около пяти часов вечера. Таким образом, она прибыла в Уэрри-хаус весьма изысканным образом, в сопровождении лакея в ливрее и еще одной лошади с багажом.

До дома вела хорошая дорога, поэтому большая часть гостей из центральных и северных частей графства прибыла в каретах. Многие как раз подъехали к шести часам, и Демельзе пришлось ждать своей очереди под многочисленными любопытными взглядами сквозь монокли. Она выдержала их хладнокровно, сидя с прямой спиной в темной амазонке и треугольной шляпке.

Хью и его мачеха стояли у двери, увлекшись интереснейшим спором с Джоном Тренеглосом о кожном сапе у лошадей. Демельза подошла как раз за мистером и миссис Уорлегганами и услышала, как мистер Уорлегган принес извинения. Джордж уехал по срочному делу и выражает сожаление по этому поводу. За ней следовала пара, которую она с трудом узнала, лорд и леди Деворан. Лорд Деворан дружил с Россом.

К ней подошел Сэр Хью.

— Ха! Мэм, так вы все-таки решились довериться моей заботе, оставив своего мужа у камелька. Чудесно. Чудесно.

— Да, сэр Хью, я сочла погоду неподходящей, чтобы сидеть у камелька.

— Вовсе нет, дорогая. Я бы к вам в этом присоединился, но на этой неделе у нас такое почтенное собрание, черт побери... По крайней мере, такое впечатление оно производит издалека. С нами вы в полнейшей безопасности, мэм, уверяю.

— Я вовсе и не опасалась, — ответила Демельза.

Он сухо хмыкнул и посмотрел на нее черными глазами-бусинками.

— Так приятно это слышать, даже если вы на самом деле так не думаете. Респектабельность — это такая скука, надеюсь, что улучу минутку и смогу ускользнуть. Разве я не обещал вам грязные разговорчики? Обещал, и исполню обещание. Уединимся где-нибудь в уголке и...

— Хьюги! — позвала его мачеха. — Здесь мисс Робартс с доктором Холсом. Так прими же их! Проклятье, я же не могу быть во всех местах одновременно!

Пока Демельзу провожали в ее комнату наверху по скрипящим под ногами коридорам, она подумала, что придется порядочно выпить, прежде чем она сумеет броситься в объятья Хью Бодругана. Он пытался соблазнить ее в Бодмине, и при одной мысли об этом ее до сих пор пробирали мурашки.

Наверное, это вечная проблема обманутых жен. Они хотят изменить в ответ, но не имеют под рукой человека, с которым это возможно.

Спальня, куда ее проводили, оказалась большой, с низким потолком с крупными балками и стенами с панелями. Оставшись в одиночестве, она тут же подошла к окну и открыла его нараспашку, а потом уже начала распаковывать платье. Окно выходило на две лужайки, спускающиеся к березовой роще. Деревья только что покрылись зеленью, переливаясь в солнечных лучах, как мокрый шелк. Лужайки пересекала широкая дорожка с низкими стенами и статуями, весьма потрепанными непогодой и ветром.

По дорожке к дому шел Малкольм МакНил из Шотландского полка гвардейских драгун.

Предпочтения сэра Хью редко совпадали с общепринятыми, и раз уж предстояли танцы, он решил, что они должны начаться как можно раньше и длиться как можно дольше, чтобы никто не мог заявить, что он зря потратил деньги. Сэр Хью также хотел, чтобы и оркестр стоил потраченных денег. Хотя сам он не был особенно ловок со всеми этими менуэтами и гавотом, и потому выделил для них время до ужина, чтобы после отдать должное простым местным танцам, где каждый вдоволь вспотеет и насладится.

Демельза намеренно задержалась в своей комнате подольше. Горничная принесла шоколад, и Демельза сидела в халате, тихо потягивая напиток и наслаждаясь видом. У нее не было ни планов, ни идей. Ее мысли не задержались ни на Россе с Элизабет, ни на сэре Хью и капитане МакНиле. Словно у капитана корабля накануне сражения, у нее не было никаких чувств или страха, она думала лишь о том, что случилась и что произойдет.

Около семи Демельза начала одеваться, обмыла тело губкой и надела чистое и более тонкое белье. Под тем платьем, что купил ей Росс на бал 89 года, мало что можно было носить. С тех пор она ни разу его не надевала. Фигура Демельзы почти не изменилась, но корсаж сидел более плотно, а в талии — чуть просторней. Она натянула свою единственную пару шелковых чулок — подарок от Верити на рождество 91 года, шелк приятно струился по коже.

Она решила сделать прическу, по крайней мере, попробовать сделать, на тот манер, как причесывала ее горничная Уорлегганов четыре года назад — сколов волосы наверху шпильками и выпустив пряди лишь над ушами, чтобы свободно падали. Ей не прислали горничную, и она была этому рада. На туалетном столике тоже было пусто, но Демельза привезла с собой пудру и румяна — подарок от Верити на Рождество 92 года, она скупо нанесла их и слегка удлинила брови.

Проделав всё это, Демельза начала натягивать платье. Тонкое серебристое кружево казалось на удивление теплым. Чтобы застегнуть платье, требовались немыслимые усилия, но она все же справилась. Демельза осмотрела себя в зеркале и сочла, что смогла бы пройти по улице неузнанной, хотя только лишь до второго взгляда. Не слишком ли откровенно ее вид заявлял о намерениях? Может ли приличная дама выглядеть подобным образом? После раздумий она решила, что вполне может.

Из пыльного и темного коридора донеслись первые звуки музыки. Значит, она придет не слишком рано. Праздник начался. Танцы или, по крайней мере, музыка начались еще до восьми, солнце еще не зашло, и щебетали птицы. В разгар мая было бы удобней устроить танцы на лужайке. Демельза горько пожалела о том, что не взяла с собой бутылку портвейна. Придется встретиться с обществом на трезвую голову.

Лестница спускалась не напрямую в главный зал, а в маленький, в глубине дома, так что Демельзе не пришлось спускаться на глазах у всех, это было бы малоприятно. Когда она спускалась, у подножия лестницы стоял Джон Тренеглос, который тут же ее заметил. Сосед Тренеглос, старший сын владельца Мингуз-хауса, он уже почти сам стал его хозяином — коренастый веснушчатый мужчина тридцати пяти лет с волосами соломенного цвета.

— Неужели это госпожа Демельза! Боже ты мой! Где это вы скрывались?

Его зычный голос привлек всеобщее внимание, и Демельза решила, что ей следует соблюдать осторожность. Джон Тренеглос не особо ей нравился, а еще меньше — его жена Рут, которая вечно пыталась поставить ее на место, но Демельза прекрасно знала, какие чувства питает к ней Джон Тренеглос. Не стоит повторять представление во время бала четыре года назад, когда она была в том же платье и с той же прической, и четверо или пятеро мужчин буквально дрались за нее, в то время как она лишь хотела быть вежливой и любезной.

Он поднялся на несколько ступеней и протянул руку:

— Позволите сопроводить вас в бальный зал? Отдадите мне первый танец? В точности, как прежде! История повторяется. С удовольствием снова устрою перебранку с вашим мужем. А где он?

Демельза дала ему руку.

— Его вызвали по делу. А где ваша жена?

— Как всегда на сносях. И уже подошло время, иначе бы она приехала, вы же ее знаете. Как все удачно сложилось! Ну прямо сама судьба постаралась!

— Проклятье, надеюсь, что нет, — ответила Демельза.

Он от души рассмеялся, и они вошли в бальный зал.

О первых часах бала впечатления у Демельзы сложились неясные, как в тумане. Прежде всего, она нуждалась в напитке, чтобы взбодриться и овладеть собой, но казалось, что прошла вечность, пока кто-то предложил ей бокал. Это было сухое вино, неприятное на вкус. Но все же оно произвело необходимый эффект.

Оркестр состоял из шести музыкантов: трех скрипок, барабана, флейты и валторны. Дирижер, он же один из скрипачей, оказался самым толстым человеком из всех, когда-либо виденных Демельзой, все в нем было круглым — от очков в золотой оправе до живота с золотой цепочкой от часов. Фалды его фрака постоянно дергались в такт метронома и переставали двигаться, лишь когда он садился на них во время коротких перерывов.

В комнате, декорированной сиренью и нарциссами, собралось человек пятьдесят. Приехал сэр Джон Тревонанс, но не Анвин. Был и мистер Рэй Пенвенен, хотя он не танцевал и выглядел бледным и строгим. Роберт Бодруган, единственный племянник сэра Хью и предположительный наследник — Демельза протанцевала с ним два танца в начале вечера. Явилось всё семейство Тиг, трое Боскойнов, Ричард Тренеглос, брат Джона, и Джоан Паско, дочь банкира, Уильям Хик, мистер и миссис Барбари, Питер Сент-Обин Тресайз, достопочтенная миссис Мария Агар, леди Уитворт с сыном, ставшим священником, лейтенант Каррутерс с женой и многие другие. Дуайта Эниса не было.

Из всех собравшихся выделялась высокая и привлекательная дама в черном с многочисленными браслетами и подвесками, звенящими при каждом ее движении, и лишь когда она повисла на руке сэра Хью Бодругана, Демельза опознала ее как пользующуюся дурной славой Маргарет Воспер, которая была любовницей сэра Хью вот уже целый год. Они приблизились к Демельзе, и сэр Хью спросил:

— Вы знакомы с моим другом, миссис Воспер, мэм? Миссис Росс Полдарк. У вас много общего: вы обе привлекательны и без труда можете поймать мужчину на крючок. Или вы уже знакомы?

Маргарет рассмеялась громким хрипловатым контральто.

— Ее я плохо знаю, но тем или иным образом имела дело с мужчинами семьи Полдарк. Может быть, у нас даже больше общего, чем ты думаешь, Хьюги.

Сэр Хью хмыкнул, а Демельза рассвирепела. Она не сомневалась, что намеки этой женщины связаны с изменой Росса.

— Вы успели раньше меня, мэм, — сказала она, — но, наверное, это произошло еще до моего рождения.

Сэр Хью захохотал в голос.

— Надеюсь, вам нравится бал, мэм. Вы редко сидите, как я погляжу.

— Чудесный бал, сэр Хью, я и не знала, что в Корнуолле столько привлекательных мужчин. Какое счастье, что вы не боитесь конкуренции.

Сэр Хью вытащил табакерку и открыл ее, чтобы спрятать лицо от Маргарет.

— От этой болтовни меня клонит в сон, — заявила Маргарет, зевая. — Я похоронила двух мужей и являюсь соломенной вдовой еще нескольких — не будем называть имен — и никогда не видела смысла ходить вокруг да около. Если вы имеете к кому-то склонность, то подойдите к нему и задайте прямой вопрос, вот и всё.

— Весьма деловой подход, — сказала Демельза.

— Деловой и честный, — ответила Маргарет. — Мужчина знает, чего хочет, так же должна поступать и женщина.

— Она знает, чего бы ей хотелось добиться, — вставил сэр Хью со смешком.

— А вы не считаете, — безрассудно заметила Демельза, — что стоит быть более разборчивыми в любви? Я бы предпочла сначала разобраться, а потом уж принимать решение. Даже если вам кажется, что это значит ходить вокруг да около, я бы скорее согласилась на это, чем ходить с кем попало.

К счастью, вовремя появился Джон Тревонанс и обратился к Демельзе, Маргарет потянула сэра Хью дальше, и вскоре вновь завладела его вниманием.

Но на ужин Демельзу повел сэр Хью.

В начале вечера она нигде не видела Малкольма МакНила. Его не было в зале, но как только он ее заметил, то поспешил к ней, протискиваясь мимо Питера Тресайза и лейтенанта Каррутерса, которые как раз с ней разговаривали.

— Вот как, миссис Полдарк, а я и не знал! Какой приятный сюрприз в мой последний вечер! Когда я смогу иметь честь с вами потанцевать? Вы уже идете с кем-то на ужин?

— Да, прошу простить.

— А танец?

— У меня уже пять на очереди.

— Тогда после ужина? Первый?

— Прекрасно. Первый.

— Как же так, мэм, — возмутился Тресайз, — это несправедливо! Я же только что просил у вас этот танец!

— Я приберегла его для капитана МакНила. Прошу меня простить, мистер Тресайз. Может быть, второй?

— Тогда второй.

— А я хочу получить третий, — сказал лейтенант Каррутерс. — Как я слышал, третий будет экосез. Превосходный танец и...

— Думаю, если это экосез, то я должна танцевать его с шотландцем. Конечно, если он соблаговолит меня пригласить.

— С удовольствием, мэм, — ответил МакНил, радостно подкручивая усы. — И другие тоже, если не возражаете.

Демельза вспомнила про философию Маргарет.

— Ну раз вы попросили, сэр, то не могу отказать.

— Первый, третий, пятый, седьмой и так далее, если будут еще.

— Я твердо верю, что будут, — заявила Демельза.

— Да вы просто обжора, сэр, — заметил Тресайз. — А вам не следует поощрять обжорство, мэм, от него аппетит только разгорается.

— Капитан МакНил сказал, что завтра уезжает. Или так я поняла. Пожалуй, по этому случаю можно дать ему поблажку.

— Вы чрезвычайно добры, миссис Полдарк.

Позже, когда сэр Хью повел ее к ужину, она поняла, что повторяются все события четырехлетней давности, за исключением того, что теперь она лучше контролирует положение. Понимание дало ей больше, чем слабое французское вино.

Но выпивка — в умеренных количествах, чтобы не опьянеть, а сохранить текущее состояние, была жизненно необходимой не только для того, чтобы сохранять уверенность и спокойствие. В душе она чувствовала всё такое же опустошение, как и неделю назад. Никакие сегодняшние события не смогли бы этого изменить, Маргарет хоть и разбередила свежую рану, но даже это не имело особого значения. Она уже потеряла всё, что могла потерять. Улыбаясь, она была словно верующим, потерявшим веру и превратившимся в атеиста, познала невыразимую свободу, пыталась радоваться, несмотря на то, что все прежние убеждения были отброшены и растоптаны, ощущала ветер свободы и намеревалась сполна им воспользоваться, но в глубине души ощущала невосполнимую потерю.



Глава шестая | Уорлегган | Глава восьмая