home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add




***

В канун дня всех святых Верити родила мальчика весом в семь фунтов, оба чувствовали себя хорошо. Ребенка назвали Эндрю, в честь отца, Росс и Демельза поехали на крестины. На той неделе как раз проходила чеканка монеты, поэтому Росс в тот же день уехал, а Демельза осталась на четыре дня. Она чувствовала себя лучше, чем весь май, счастье Верити заразило и ее. Она поднялась на борт судна Эндрю Блейми и совершила прогулку вверх по реке и обратно. Она ни слова не сказала Верити о собственных проблемах. Впервые возникло нечто, что она не могла обсуждать даже с Верити. Ведь она не могла рассказать, не сообщив при этом о том, что, как она надеялась, никогда не узнает никто, кроме Росса, Элизабет и нее. Теперь, когда Элизабет с Джорджем поселились так близко, как никогда важным казалось хранить молчание о событиях девятого мая.

На следующий день после того, как Росс вернулся домой, он получил письмо от Джорджа.

«Уважаемый Полдарк!

Поскольку Вы являетесь распорядителем состояния Фрэнсиса, некоторые формальности невозможно сделать без Вашей подписи. С июня мы ничего не смогли предпринять, и потому мне кажется необходимым встретиться. Я готов Вас принять, если Вы приедете в Тренвит в пятницу или субботу.

Ваш

Д. Уорлегган».


Росс ответил:

«Уважаемый Уорлегган!

Поскольку Вы не являетесь распорядителем состояния Фрэнсиса, не понимаю, каким образом это Вас касается. Если Вы желаете видеть меня по какому-либо другому делу, в пятницу и субботу утром я буду в Нампаре.

Ваш

Р.В. Полдарк».


Джордж ответил:

«Уважаемый Полдарк!

Как Вы, возможно, знаете, в июне мы с Элизабет поженились. Занимаясь имуществом Фрэнсиса, я лишь пытаюсь снять это бремя с ее плеч. В последний месяц ей нездоровится, и ей будет удобней встретиться с Вами здесь. Надеюсь, Вы сообщите мне удобное для Вас время.

Ваш

Д. Уорлегган».


Росс написал, что приедет в субботу в полдень.

Стоило ему въехать в ворота, как он заметил перемены. Меньше чем за три месяца деньги сотворили чудо. Выросшие за десять лет заросли расчистили, живые изгороди подстригли, лишние деревья спилили и посадили новые виды, пруд превратили в озеро и заполнили рыбой, разбили цветочные клумбы, на них до сих пор кое-что цвело. По другую сторону озера пасся тучный скот. Дорожки к дому засыпали новым гравием.

По мере приближения Росс заметил, что большое окно в зале починили и повесили длинные шторы из алого атласа. В доме положили новые ковры, а на стенах повесили новые гобелены. Многие старые потрескавшиеся портреты сняли, полностью переменилась и большая гостиная, куда его провел лакей в ливрее, а не наспех подпоясавшаяся фартуком миссис Табб. Даже веретено и арфа Элизабет исчезли.

В комнате никого не было, и Росс прождал десять минут, нетерпеливо постукивая хлыстом по сапогам, пока появился Джордж в сопровождении высокого и худого человека с узкими плечами и слишком близко расположенными глазами. Джордж был в прекрасном костюме песочного цвета и более темных нанковых панталонах. Затем вошел еще один мужчина, более пожилого возраста, — отец Элизабет. Они поздоровались издалека.

— Это мистер Танкард, мой стряпчий, — сообщил Джордж. — Мистера Чайновета вы, разумеется, знаете. Мы не займем много вашего времени. Нужно подписать несколько бумаг. А потом можете уйти.

— Где Элизабет?

— Отдыхает. Мы можем сделать это и без нее.

— Не думаю. Она тоже попечитель имущества Фрэнсиса, и без ее присутствия я ничего делать не буду.

— Мы это предвидели, — радостно провозгласил Джордж. — Она подписала доверенность, чтобы я мог выступать в этих вопросах от ее имени. Покажите бумагу мистеру Полдарку, Танкард.

Росс провел пальцем по пергаменту, смутно подозревая какой-то подвох, и повернулся к мистеру Чайновету.

— Всё верно, мой мальчик. Здесь нет никаких подводных камней, уверяю вас. Полагаю, вы ведь не станете подозревать, что я замешан в каком-нибудь... хм... сомнительном деле.

— Если хотите знать правду, — сказал Джордж, — хотя это и не доставит вам удовольствия, Элизабет специально попросила меня выступить от ее имени, чтобы ей не пришлось с вами встречаться. Сейчас она неважно себя чувствует, но всецело в состоянии вести те дела, которые желает вести. Она не хочет иметь с вами ничего общего, и я помогаю ей избежать неприятной встречи.

Росс вернул документ Танкарду, тот с хрустом сунул его обратно в портфель.

— Это правда, что она ждет ребенка?

Танкард вздернул голову.

— Правда, — ответил Джордж. — А вам-то что?

Росс пожал плечами.

— Перейдем к делу.

Нужно было обсудить и подписать несколько бумаг. Росс не собирался мешать планам семейства Джорджа, да и сомневаться было особо не в чем. Мистер Чайновет молча наблюдал за процессом, перебирая пальцами бородку. В будничных делах Джордж был вполне честен.

Когда они закончили, Танкард сказал:

— Эээ, мистер Полдарк, половина акций Уил-Грейс, которую вы держали от имени сына миссис Уорлегган, проданная в начале года за шестьсот фунтов, можете ли вы объяснить, откуда взялись эти деньги? Похоже, сделка некорректно оформлена, и мы сомневаемся в ее законности.

— Она законна.

— Что ж, сэр, мы поинтересовались у мистера Харриса Паско относительно деталей сделки, но он сообщил, что не вправе их раскрывать. Мы были бы рады получить объяснения от вас.

— В этом нет необходимости. Миссис Полдарк... Миссис Уорлегган, представляющая своего сына, получила шестьсот фунтов за половину акций бесполезной шахты.

— Предположительно бесполезной, — заметил Джордж. — И кто же был так глуп, что выплатил эти деньги?

Росс отложил перо, посыпал бумагу песком и потряс ее.

— Я.

На мгновение повисла пауза.

— О, — сказал Джордж. — Что-то подобное я и предполагал.

— Как я понимаю, — вмешался мистер Танкард, — теперь в шахте нашли богатую жилу, а вскоре она принесет неплохие барыши.

— Она уже их приносит.

— О, — повторил Джордж. — И, несомненно, в начале года...

— Я категорически протестую против вашей подозрительности и отсутствия здравого смысла. Боже ты мой, вы и впрямь полагаете, что если бы мы наткнулись на богатую жилу в январе, то ждали бы ноября, чтобы начать ее разрабатывать?

— Зачем же вы купили вторую половину бесполезной шахты, в таком случае? — осведомился Танкард.

Росс окинул его взглядом.

— Слушайте, я здесь не для допроса со стороны потрепанных стряпчих! Возвращайтесь к своим томам со сводами законов и открывайте рот только тогда, когда с вами заговорят!

Мистер Чайновет провел широким большим пальцем по полированной поверхности стола.

— Ну же, мы чрезмерно разгорячились, да? В этом нет нужды, совершенно никакой, уверяю, — он уставился на кончик пальца. Пыли на нем не было. — Не сомневаюсь, что у вас были добрые намерения, мальчик мой. Если вам интересно мое мнение.

— В январе, — сказал Росс, — ваша дочь отчаянно нуждалась в деньгах. Я чувствовал себя ответственным за то, что убедил Фрэнсиса растратить последние шестьсот фунтов на шахту. Мне хотелось вернуть ей деньги, но я знал, что в подарок она их не примет. И я изобрел способ, чтобы она ни о чем не узнала. Я считал, что шахта обречена. Считал так до конца июля.

— Сомнительная история, — заявил Джордж. — Никто...

— Ваше мнение меня не волнует... И я не собираюсь выслушивать ваши домыслы.

— Подождите, — сказал Джордж, когда Росс собрался уходить. — Думаю, следует отдать вам должное. Да, мистер Чайновет? При определенных условиях я готов принять ваши объяснения. Эта затея, как вы сказали, без сомнения, обременительная, но иногда люди ведут себя не по-деловому. С добрыми намерениями. Да, мистер Чайновет? Весьма обременительная. Законность сделки неоспорима, поскольку цель благородна. Но всё же этот жест, причем мелодраматичный жест, давайте это признаем, предполагает очевидные последующие действия.

Все, затаив дыхание, ждали продолжения. Мистер Чайновет не понял, о чем говорит Джордж, и озадаченно прищурился.

— Какие последующие действия?

— Возврата половины доли в шахте, ныне успешной, обратно во владение Джеффри Чарльза.

Росс приподнял перчатки — до сих пор старые и штопанные.

— С какой стати мне это делать?

— Что ж, вы спасли Элизабет в сложной ситуации. Теперь этот жест перестал иметь ценность, поскольку то, что вы получили взамен, стоит больше того, что вы ей отдали. Положение кардинально изменилось.

— Как и ее обстоятельства.

— Разумеется. После нашей свадьбы. Но вы действовали ради Джеффри Чарльза. Сын Фрэнсиса не может рассчитывать на мою щедрость. Всё его имущество — половина акций вашей шахты.

— Была. Но он продал ее мне.

— На самом деле вы, как опекун Джеффри Чарльза, продали ее себе же.

— Да. Считая ее бесполезной.

— Только по вашим словам. К тому же теперь шахта приносит прибыль.

— К счастью для меня.

— Таким образом, очевидно, что если это действительно с вашей стороны был дружеский жест ради Джеффри Чарльза, теперь вы должны поступить противоположным образом. Иначе ваше поведение становится сомнительным.

Росс похлопал по руке перчатками.

— Что очевидно вам, Джордж, и что очевидно мне — совершенно разные вещи. Как совместный с Элизабет опекун Джеффри Чарльза, я исполню свой долг и сделаю для него всё, что в моих силах, то же касается имущества, которое оставил ему Фрэнсис. В январе этого года я продал его долю в Уил-Грейс за шестьсот фунтов. Это больше, гораздо больше того, на что я мог рассчитывать. Если бы акции попали на открытый рынок, за них не дали бы и пятидесяти фунтов. Даже и десяти! Вы бы сами не дали за мою половину десяти фунтов. Шахта была банкротом. Я тоже так считал. Кое-как мы смогли продлить ее работу до лета. После несчастного случая ее закрыли, но потом открыли вновь. А теперь мы добываем уйму олова. Олова, хотя искали медь. Но зато в таком количестве, что залежь простирается повсюду, куда ни копни. Что ж, теперь вся прибыль законно принадлежит мне. Я не считаю, что она принадлежит Элизабет или Джеффри Чарльзу, или мистеру Чайновету, или вам. И если вы питаете надежды как-то меня обжулить, то лучше забудьте об этом, толку не будет.

Танкард кашлянул, пожевал пальцы и посмотрел на Джорджа.

— Раз уж вы высказались столь ясно, — сказал тот, — то мы последуем вашему примеру. Мы оспорим законность продажи.

— На каком основании?

— Вы узнаете это в свое время.

— Жду не дождусь.

— В любом случае, вам не избежать судебного процесса пикантного характера. Человек, обманувший своего подопечного.

— До сих пор, — сказал Росс, — я вел себя спокойно. Не хотел испортить вашу вульгарную новую мебель.

— Вам и не удастся, — ответил Джордж. — Мне стоит только позвать, как сюда прибегут трое слуг.

— Без них вы и шевельнуться боитесь, — отозвался Росс.

Джордж вспыхнул.

— Возвращайтесь к своей судомойке, — бросил он.



Глава вторая | Уорлегган | Глава третья