home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава третья


В отличие от Джулии, Джереми плохо переносил отсутствие матери, и по возвращении Демельза обнаружила у него расстройство желудка. Дуайт сказал, что у Джереми легкие колики, и прописал успокоительную микстуру. Когда он закончил и оба спустились вниз, Демельза спросила:

— Ты останешься на обед? Росс уехал в Тренвит, но скоро вернется.

— В Тренвит?

— Да. Что-то там по поводу имущества Фрэнсиса.

— А, понимаю. Благодарю, я останусь, как раз хотел повидаться с вами обоими. Хочу, чтобы вы первыми узнали о моих планах. Я получил место корабельного хирурга во флоте.

— Ох... — встревоженно посмотрела на него Демельза. — И это окончательно? Ты точно решил?

— Да, и это к лучшему. У меня есть друг в Адмиралтействе, сэр Ральф Слессор, он обещал посодействовать. Конечно, нет ничего сложного в том, чтобы получить место на корабле, важно найти хороший корабль.

— Ты уже во второй раз грозишься нас покинуть, и теперь... Ты уверен, что это к лучшему?

— Что ж, здесь я не нахожу покоя. Я пытался, но всё без толку. С одной стороны, меня тревожит война. А сам я застрял в тихой заводи. Это неподходящее место для молодого человека. Я должен получить больше жизненного опыта.

— Значит ли это, что ты уедешь на многие годы, как будто отправишься в тюрьму, или сможешь вернуться, когда от этого устанешь?

— Это только на время, но я еще не знаю, на какое именно. Старые корабли отправляют в плавание, как только находят для них экипажи, но это непросто. Говорят, после начала войны едва набрали сорок тысяч человек.

Демельза подошла к окну и прищурилась от косых лучей солнца. Солнце высветило на ее волосах сверкающие искорки.

— А Кэролайн? Ты что-нибудь о ней слышал?

— После Рождества она выходит замуж за лорда Конистона, не знаю, кто он такой. На прошлой неделе мне сообщил об этом ее дядя.

Теперь Демельза поняла главную причину его бегства, потому что это было именно бегство.

— Мне так жаль, в особенности как это случилось. Меня так огорчает мысль о том...

— А меня больше не огорчает. И я благодарен, что избежал... О, я любил Кэролайн, и до сих пор люблю, — он отвел взгляд. — Но мы не подходим друг другу.

— Вот и Росс. Удивительно, как я могу отличить стук копыт Брюнетки от других лошадей. Дуайт, почему бы тебе не повидаться с Кэролайн, чтобы с ней объясниться? Ты не виделся с ней в Лондоне? Меня так расстраивает, что всё это произошло — неважно, к добру или к худу — но из-за того, что ты спас Росса.

— Нет, думаю, что она давно уже это предчувствовала, и в этом только моя вина.

Демельза редко повышала голос, но когда Росс бросил кобылу у конюшни и, ссутулившись, вошел в гостиную, она взвизгнула.

Он полностью лишился сюртука, за исключением одной манжеты, болтающейся на запястье. Сорочка была порвана на спине, а голова замотана шейным платком. Через повязку сочилась кровь.

— У тебя прямо-таки дар оказываться в нужное время в нужном месте, — сказал он Дуайту и сел на стул, чтобы доктор его осмотрел.

— Ты упал? — спросила Демельза. — Что-нибудь сломал? Как это... Нет, ты ведь не падал! Росс, кто это сделал? Ты подрался в Тренвите! Боже, такой порез на голове! Дуайт, я принесу воды...

Она помчалась на кухню, и через секунду Джейн Гимлетт тоже носилась с мазями и полотенцами. Когда Демельза вернулась, Росс уже начал свой рассказ.

— Я даже и в мыслях такого не держал! Но что поделаешь! Каждый раз, когда я его вижу, а увидеть его в доме Фрэнсиса — это все равно, что в моем собственном, и это выражение лица... А когда он сказал такое, я просто не мог больше терпеть, вся респектабельность слетела. Боже, но до чего ж мне полегчало! А его гостиная...

— Полегчало! — воскликнула Демельза.

— А его гостиная превратилась в руины. Мы дрались минуты три-четыре, катаясь по всей комнате, тот косоглазый стряпчий скорчился в углу, и мистер Чайновет залез под стол. Джордж становится тюфяком, клянусь, то ли городская жизнь влияет, то ли свадьба, или еще что. Никогда прежде мне не удавалось с такой легкостью его отделать. Но потом ворвались три лакея... Ой! Что ты делаешь, Дуайт?

— Зашиваю твою голову. Ты же не хочешь, чтобы у тебя и с этой стороны был шрам.

— А потом ворвались три лакея и навалились на меня. Дело приняло другой оборот, хотя двое оказались слабаками, не готовыми к драке. Одного я выкинул в окно. Но все-таки под конец они меня схватили и выбросили вслед за ним. Я свистнул Брюнетке, и она тут же прискакала. Я залез на нее и растоптал все их новые клумбы. Верхний зуб шатается, может, его вырвать?

— Нет, оставь. Десна кровоточит, но зуб цел.

— А где в это время находилась Элизабет? — спокойно поинтересовалась Демельза.

— Я ее не видел. Она то ли нездорова, то ли просто не захотела прийти. Вы не поверите, как они всё там изменили — турецкие ковры, шторы с кружевом, новая мебель. Это больше не дом Полдарков, а дом нуворишей Уорлегганов. Я был потрясен.

— Но с чего всё началось? — спросила Демельза. — Ты начал махать кулаками во время деловой встречи, подписывая бумаги?

Росс приподнял здоровую бровь.

— Он произнес оскорбительную фразу.

— Какую?

— Такую, какую я не буду тебе повторять.

— Обо мне? — спросила Демельза, почуяв это по выражению его лица и мгновенно подумав о приеме у Бодруганов.

— О том, к кому я не имею никакого отношения.

— Тогда почему тебя это оскорбило?

— Потому что я так решил.

Они уставились друг на друга, и Росс засмеялся, увидев выражение ее лица. Словно драка и впрямь принесла ему облегчение, как он утверждал. Демельза тоже смягчилась, увидев, в каком он расположении духа.

Когда закончили обедать и Дуайт ушел, Росс рассказал, что произошло на встрече. Демельза кипела от возмущения.

— Я не представлял, что Элизабет может участвовать в подобных маневрах, — сказал Росс. — Повидаюсь на неделе с Паско, узнаю, правильно ли оформлена продажа.

— Только не на этой неделе, — отозвалась Демельза, глядя на его голову.

— В общем, как можно скорее. Джорджу тоже досталось, что утешает. Но пока не увижусь с Паско, я не буду знать, что меня ждет.

— Я рада, что ты, по крайней мере, не собираешься возвращать Джеффри Чарльзу ту долю.

— Что ж, не думаю, что Элизабет лишит Джеффри тех благ ее замужества, которые сможет выторговать. Уж точно не его. Если я увижу, что он испытывает недостаток в деньгах, когда вырастет, то отдам ему долю в шахте. Но не раньше. Джордж не получит и крошки от этого пирога!

— Надеюсь, новая ссора не сделает ваши отношения с Джорджем еще хуже.

— Я не имею намерения их улучшать.

— Теперь мы живем слишком близко, чтобы враждовать. Вы можете встретиться по поводу других дел. Или он будет искать способ отомстить. Вспомни Джуда. Лучше не выходи по ночам в одиночестве.

— Сейчас для меня кажется подходящей только драка. Прости, Демельза. Это нецивилизованное поведение. Но, по крайней мере, мне не на что жаловаться, если кто-то откроет ответный огонь.

Она не ответила, и Росс поморщился, сменив позу.

— Помнишь большую гостиную? Там появился набор великолепно отполированных стульев, полагаю, из красного дерева, с резными спинками и атласными сиденьями. Я не особо разбираюсь в мебели, но, думаю, это лучшее из всего, что я когда-либо видел.

— Правда? — удивилась Демельза.

— В комнате произошло немало изменений — удачных и не очень. Голубые шторы из дамасского шелка с золотой каймой, толстый турецкий ковер с узором из человеческих фигур. На каминной полке стояло немало китайских безделушек, несомненно, весьма редких, но я в них не разбираюсь. С потолка свисает огромная хрустальная люстра, а перед дверью установили китайскую ширму от сквозняков.

— Ты заметил немало изменений.

— Меня заставили ждать десять минут, что, разумеется, с самого начала улучшило моё настроение. Пока сам не увидишь, то и не поверишь, сколько всего в наше время можно купить за деньги, — Росс оглядел комнату, как будто впервые увидел свой дом. — Мы тут явно погрязли в бедности, правда?

— Похоже на то.

— Что ж, так больше продолжаться не может. Как насчет того, чтобы поехать со мной, когда я отправлюсь навестить Харриса Паско? Мы могли бы прикупить пару обновок для дома.

Росс наблюдал за женой, но, как всегда, когда разговор приобретал личный характер, Демельза, казалось, утрачивала обычную живость.

— Как скажешь, Росс. Я поеду с тобой, если ты того хочешь.

— Да, хочу.

— Срок уплаты процентов по займу наступает в следующем месяце.

— Южная жила шириной в двадцать пять футов и все расширяется. В прошлом месяце прибыль составила 580 фунтов. Всего за месяц. Если так пойдет и дальше, у нас вскоре не останется долгов.

Демельза встала и начала собирать кубики, которые Джереми оставил в углу.

— Все еще не могу в это поверить.

— Как и я. Щиплю себя за руку дважды в день. Не делай этого, не сейчас. Я увидел тревогу в твоих глазах, когда заявился сюда с разбитой головой. Думаю, ты все еще беспокоишься обо мне.

Это был первый вызов, первая явная попытка.

— Конечно, я все еще о тебе беспокоюсь, Росс. Странно, что ты спрашиваешь...

— Тогда послушай меня, пожалуйста. Скажи, что, по твоему мнению, нам следует купить. Женщины лучше мужчин знают, что нужно в первую очередь. Нам столько всего требуется, что я даже не знаю, с чего начать.

— Пожалуй, напишу список, а ты возьмешь его с собой.

Демельза подошла к мужу.

— Я не это предлагал.

— Ну, утром так много всяких дел, да и Джереми...

— Ты не это обещала.

— Да и Брюнетка всего одна.

— Мы уже пользовались ей вдвоем. Можем купить тебе лошадь на обратную дорогу, если тебе не нравится наша близость.

Демельза улыбнулась, пытаясь высвободить руку.

— Есть много всего нужнее лошади. Позволь, я принесу бумагу и перо.

— Так ты поедешь со мной за покупками?

— Хорошо, Росс, я сказала, что поеду. Если ты того хочешь.

Прошли две недели, прежде чем с головы Росса сняли швы, и они поехали вместе. Прежде чем заняться покупками или развлечениями, он отправился повидаться с Харрисом Паско.

— Им не к чему п-прицепиться, — сказал Паско. — Акции переведены законным образом. Не думаю, что суд будет тратить время даже на слушания по этому делу, но уж если такое случится, то вердикт может быть только в вашу пользу.

— Возможно, Джордж просто блефует. Я подумал именно так, но хотел получить ваши заверения.

— И вы их получили. Хотя мне жаль, что вы снова повздорили. Учитывая, что Уорлегган теперь ваш ближайший сосед с обеих сторон, не думаю, что вражда такого рода принесет кому-либо пользу.

— Что значит «сосед с обеих сторон»?

— Я выразился фигурально. Мистер Коук продал свою долю в Уил-Лежер Уорлегганам.

— Этого я и ожидал, хотя меня это не радует. Уил-Лежер находится на земле Тренеглоса, но подземная выработка тянется по моей земле.

— Не удивлюсь, если Уорлегган вскоре получит контрольный пакет.

— Что ж, Джордж может поступать так, как считает нужным. Я не ищу с ним ссоры, пока он не ищет ссоры со мной.

Росс встал. Демельза ждала его в соседней комнате. Он часто обещал себе, что однажды позволит ей тратить деньги на любые прихоти, но так долго не исполненное обещание имело привкус горечи.

— Кстати, — сказал Росс, отвернувшись от окна, — уже скоро я смогу расплатиться с тем человеком, который спас мою шкуру на прошлое Рождество. Какая приятная мысль. Вам следует назвать мне его имя, чтобы расплатившись, я смог поблагодарить его приличествующим образом.

Мистер Паско провел пером по щеке.

— Я обещал хранить его имя в тайне, как вы знаете.

— Но теперь вы просто обязаны нарушить это обещание. Вы же понимаете, что он сделал? Конечно же, понимаете...

— Понимаю.

— Без его своевременной помощи я был бы уже в долговой тюрьме без малейшей надежды на освобождение. Шахта закрылась бы. Мои жена и сын стали бы нищими. Теперь дело не в обещании, Харрис. А в благодарности.

— О да, согласен. Н-но это не избавляет меня от обещания.

— А я считаю, что избавляет. Я обязан ему практически всем и хочу сказать ему об этом. Как его зовут?

Паско махнул рукой:

— Я напишу и спрошу у него разрешения.

— Вздор. Так значит, это не вы?

— Не я. Я уже вам говорил. Хотел бы я, чтобы мое положение позволило мне так поступить.

— Он живет в Труро?

— Нет. Вообще-то...

— Что?

— Что ж... Вообще-то это и вовсе не мужчина.

— Что? — как громом пораженный, вытаращился на него Росс. — О чем это вы? Это женщина? Ребенок?

— Женщина.

— Кто? Ваша дочь?

— Нет. Боже ты мой, похоже, я уже...

— Среди моих знакомых не так-то много богатых наследниц, вообще-то, на ум никто не приходит, я не знаю ни одной женщины, которая в состоянии отдать мне тысячу четыреста фунтов. Это невозможно! Вы шутите, Харрис. Признайтесь, что вы шутите.

Банкир выглядел расстроенным.

— Я уже чувствую вину за то, что раскрыл тайну доверителя. Лишь тот факт, что вы вскоре сможете выплатить долг... Это Кэролайн Пенвенен.

— Кэро... — Росс сглотнул и уставился на Паско. Через мгновение он произнес: — О нет, не могу в это поверить!

— Но это правда.

— Кэролайн Пенвенен? Но я едва ее знаю. Разговаривал с ней два или три раза, не больше. Мы говорили... Откуда она узнала? Я не болтаю о своем финансовом положении с каждой встречной. Это немыслимо! И как она связалась с вами?

— Как-то утром пришла в мою контору и сказала, хочет вложить капитал и считает лучшим его применением одолжить вам тысячу четыреста фунтов. Она знала всё об этом займе, о том, как хотят поступить с ним Уорлегганы, о ваших стесненных обстоятельствах. Я посчитал своим долгом, уж простите меня, но посчитал своим долгом предупредить ее о том, что она рискует больше никогда не увидеть своих денег. Она не обратила на это ни малейшего внимания. И сказала, что если это не смогу устроить я, она обратится куда-нибудь еще. Сделав всё в-возможное, чтобы ее отговорить, я, разумеется, с удовольствием выполнил ее просьбу.

— Положительно не могу в это поверить.

— Не знаю, как она отнесется к тому, что я вам все рассказал.

Росс поскреб свежий шрам на голове. Заживающая рана чесалась.

— Что ж, я никогда не был настолько поражен. Никогда! Хотя могу догадаться, как она обо всем узнала. Но то, как она решила действовать... Неудивительно, что я не мог догадаться, кто мне помог. Боже ты мой! До чего же странное создание! Просто уму непостижимо. Нужно сказать жене. Ее это тоже ошарашит.

— Я был бы признателен, если бы вы н-никому больше не рассказывали, — сказал Паско. — Впервые в жизни я нарушил подобного рода обещание. Мне жаль, что вы меня вынудили.

— Не буду, — ответил Росс.

Они купили кое-какую мебель: чудесный туалетный столик в спальню Демельзы за пять футов и десять шиллингов, новые часы на замену тем, что продали два года назад. Стол, хотя и слегка подержанный, с великолепной полировкой и толстыми ножками по последней моде, два турецких ковра по четыре фунта каждый, прекрасную коломянку на шторы в спальне и роскошный шелковый падесой кремового цвета на шторы в гостиной. Другие ткани, отрезы алого бархата и зеленого атласа, Росс купил только потому, что они понравились Демельзе на ощупь, без определенной цели, разве что помочь Демельзе переменить настроение. Они купили шесть винных бокалов модной формы, которые обошлись в двадцать восемь шиллингов, и дюжину оловянных кружек, довольно дешевых, по четыре пенса каждая, а также новую посуду и столовые приборы, весьма дорогие, и еще кресло-качалку из лозы.

Демельза купила две пары данцигских туфель, тонкой шерсти на плащик для Джереми, игрушечную лошадку и погремушку. Росс купил себе шейные платки и еще два для Джона Гимлетта, а Демельза приобрела муслин в полоску для Джейн.

Во время покупок они не переставали думать о Кэролайн Пенвенен.

К тому времени, как они закончили, день уже клонился к вечеру, и это означало долгую поездку в темноте. Супруги отправились домой медленно, находясь ближе друг к другу, чем в течение многих месяцев. В прежние дни, будучи еще подростком, Демельза иногда ездила с Россом на луке седла, но те времена давно миновали. Росс с удовольствием ощущал ее руки на поясе, а иногда ее плечо терлось о его спину, они могли и разговаривать, не повышая голоса, чтобы перекричать ветер.

Причины, по которым он предпринял эту экспедицию за покупками, были самыми очевидными, но по дороге домой Росс гадал, не достиг ли и другой цели. Пару раз за день он расслышал теплые нотки в тоне жены, по которым скучал, сам того не замечая, пока те не вернулись.

На полпути домой Демельза сказала:

— Росс, чем больше я думаю о Кэролайн, тем больше ощущаю, как серьезно мы в ней заблуждались.

— Я знаю. Мы перед ней в неоплатном долгу. Думаю, нельзя это просто так оставить.

— Я тоже так считаю.

Некоторое время они молчали.

— Чем больше об этом думаю, тем хуже становится, — произнесла Демельза. — Кэролайн Пенвенен спасла нас от долговой тюрьмы. Дуайт тоже спас нас от тюрьмы. Нет сомнений, что он по-прежнему ее любит. Нет сомнений, что если бы не его поступок в ту ночь, они были бы женаты и жили бы в Бате.

— Я не понимаю, почему она так поступила, разве что с молчаливого согласия Дуайта. Наверное, он рассказал ей о наших затруднениях и вынудил ее помочь, так мне кажется. Но, похоже, услышав о нашей удаче, Дуайт удивился не меньше, а я не думаю, что он хороший актер. Хочу повидаться с ней и спросить.

— Мисс Пенвенен кажется мне очень импульсивной и пылкой, — медленно выговорила Демельза. — Она может отвергнуть одного мужчину и помочь другому, потому что ей внезапно так захотелось. Возможно, ты ей нравишься.

— Я? Но мы встречались два или три раза.

— Этого может оказаться достаточно. О, я не говорю, что она тобой увлеклась. Но в ней дурное соседствует с хорошим, хотя уверена, больше хорошего, так считал и Дуайт.

Они медленно поехали дальше. Вечер выдался теплым, но сырым, время от времени дождь стегал по лицу.

— Думаю, ты прав, Росс, — сказала Демельза. — Тебе нужно с ней повидаться.

— Она в Лондоне. Я получил у Паско ее адрес и намерен ей написать.

— Мне кажется, тебе лучше поехать, а не писать.

Росс натянул поводья, поскольку дорогу пересек барсук. Когда Брюнетка возобновила путь, он сказал:

— Вряд ли мы сможем вновь соединить Дуайта и Кэролайн. Она обручена с другим, и в любом случае, именно те ее недостатки, из-за которых она нам помогла, делают ее неподходящей парой для Дуайта.

— Я не говорю о том, чтобы вновь свести ее с Дуайтом. Дуайт отправляется в море, а она не может отвергнуть еще одного жениха. Но не думаю, что можно ограничиться только письмом, Росс. Этого недостаточно. Думаю, тебе следует с ней увидеться и сказать, что мы чувствуем и как ей благодарны. Может, она и не знает, как нам помогла, может, для нее тысяча четыреста фунтов — это пустяк, но это не значит, что мы перед ней в меньшем долгу.

Росс не стал с ней спорить.

— Поеду до Рождества. Это займет недели две, но могу оставить Хеншоу приглядывать за шахтой. Возьму с собой проценты за первый год и скажу ей, что надеюсь выплатить весь долг к Пасхе.

Он мысленно уже обдумывал детали предстоящего путешествия. Прошло десять лет с тех пор, как он бывал в Лондоне, да и тогда лишь проезжал мимо.

— И вот еще что, — сказала Демельза. — Думаю, кое-что для Кэролайн и Дуайта ты все-таки должен сделать, даже если это их и не соединит. Мне кажется, у Кэролайн были более веские причины отвергнуть его, чем то, что он не появился в ту ночь. Она, может, и импульсивна, но в таких делах женщины редко импульсивны. Иначе Кэролайн прекратила бы злиться, но она не прекратила даже после того, как Дуайт приехал и всё объяснил.

— И ты считаешь, я должен ее спросить?

— Да, Росс.

— Хорошо, передам ей, что моя жена считает этот поступок неженским.

— Скажи, — ответила Демельза, — что мы по-прежнему в долгу перед ней и готовы вернуть долг любым способом.

Когда они добрались до своих земель, над долиной замерцали огни Уил-Грейс. Шахты похожи на людей, подумал Росс. Или просто люди приписывают собственные мысли предметам из камня и глины? Три месяца назад это мерцание казалось движениями обреченного животного, предчувствующего неминуемую смерть. Теперь же всё вокруг двигалось с новой энергией. Горели пять огней, а раньше всего один. Четкий ритм насоса не изменился, но теперь в нем слышался какой-то новый смысл. В этом месяце наняли пятьдесят новых рабочих, двадцать для подземных работ и тридцать — для сортировки руды на поверхности.

Некоторые работы по сортировке по-прежнему выполнялись в другом месте, поскольку на поверхность поднимали больше руды, чем позволяли отсортировать текущие возможности. Молодой Эллери и пятеро его напарников работали в самой богатой части жилы, Эллери признался Россу, что часто не может заснуть, думая о работе и желая поскорей к ней вернуться. Обычно заработок вольных старателей менялся от месяца к месяцу и зависел от качества руды в залежи, но Росс и Хеншоу предложили им щедрый процент, так что многие шахтеры получали приличные деньги.

Демельза как-то посетовала на то, что холм и южная сторона их чудесной долины потеряли прежний вид. Ручей, бегущий возле дома, пожелтел от грязи, а девушки сортировали руду чуть ли не на краю сада. Но теперь Демельза готова была превратить цветочные клумбы в рвы для добычи олова.

Когда они добрались до дома, на пороге ждал Гимлетт — усталый, доброжелательный, готовый угодить. Что Брюнетку, что подарки он забрал, казалось, с одинаковой благодарностью. И тут же скрылся на задах дома. Демельза помчалась вверх по лестнице, чтобы взглянуть на Джереми. Он спал и походил на ангелочка, еще более хрупкий, чем обычно. Несмотря на то, что его здоровье улучшилось, выглядел он по-прежнему. У него было круглое приятное лицо, темные волосы, тонкая шея, крупный подвижный рот — как у Полдарков. Даже в таком раннем возрасте можно было различить фамильные черты — эту неугомонность. Лишь во сне его энергия дремала.

Услышав какой-то звук, Демельза подняла взгляд и увидела, что Росс последовал за ней. Теперь он так редко сюда приходил. Не глядя на жену, он улыбнулся и мотнул головой на Джереми.

— Он выжил и без тебя.

— Похоже на то.

— Странно, что у Джейн нет собственных детей. Теперь нам понадобится дополнительная прислуга. Как думаешь, Джинни вернется?

— Ты мог бы найти и кого-нибудь помоложе. Мне нужна лишь одна молоденькая девушка.

— А лучше две. Тебе следует привыкать давать указания, а не выполнять работу самостоятельно.

Она не ответила, и Росс подумал, что она могла воспринять его слова как критику.

— Вскоре, если ничего не изменится, я перестрою библиотеку. Сейчас это просто сарай. Нам нужна еще одна комната внизу, а если будем в состоянии, то и весь дом перестроим.

— Или хотя бы уничтожим тайник.

Росс улыбнулся.

— Пожалуй, стоит его оставить как память.

Джереми заворочался и засопел во сне.

— Давай уйдем, а то разбудим его, — сказал Росс.

— О, это всё в прошлом. Теперь его и из пушки не разбудишь.

— Возможно, ему пошло на пользу, что меня здесь не было.

Демельза подняла взгляд, но быстро отвела его.

— Я так не думаю.

— Говорят, дети ревнуют к отцам. Хотя в последнее время у Джереми было мало причин для ревности.

— Возможно, мы станем спать крепче, если не будем это обсуждать, — ответила Демельза.

На несколько секунд повисла тишина. Росс положил ей руки на плечи — возможно, проверить реакцию. Демельза не пошевелилась.

— Я собирался купить ему кубики, — сказал он. — Но знаю, что ты купила что-то другое.

— Ты сможешь купить кубики в Лондоне.

— Может, поедешь со мной? Почему бы нет? Джереми неплохо себя чувствует и с Джейн.

— Я...? О нет. Нет, благодарю, Росс. Не сейчас. Хотя в другой раз — с удовольствием. Думаю, тебе следует встретиться с Кэролайн наедине.

— Почему?

— Просто у меня такое чувство.

— Ты могла бы остаться на постоялом дворе, пока я с ней встречаюсь.

— Нет. В этот раз, пожалуй, нет.

Он придвинулся чуть ближе.

— Демельза.

— Да?

— В последние месяцы между нами произошло много всего малоприятного. Хоть и не на словах, но в чувствах. Я был бы рад об этом забыть.

— Конечно, Росс. Больше я ничего такого не чувствую.

Он зарылся лицом в ее волосы.

— Но я не хочу, чтобы ты ничего не чувствовала.

— Прости...

Они постояли так еще несколько секунд. Хоть Росс и не ощущал в Демельзе никакого напряжения, но знал, что оно никуда не делось. Он его не искоренил, не победил. Росс понимал, что сможет овладеть ей, если захочет, что ее сопротивление будет лишь символическим, но все же будет, а пока оно существует, примирение не достигнуто.

Росс быстро поцеловал жену в волосы и отпустил ее, подошел к северному окну и отдернул шторы, чтобы выглянуть наружу. Демельза следовала за ним взглядом.

— Наверное, ты права, — сказал Росс, — мы никогда не сможем вернуть то, что так легко потеряли.

— Не думаю, что потеря была легкой с обеих сторон.

— Но всё равно потеря.

— Что ж...

Снаружи было так темно, что Росс едва мог разглядеть море.

— И потеря без веской причины, — произнес он, словно самому себе.

— Этого я не знаю.

— О, разумеется, причина была, и веская, если об этом задуматься, хотя, возможно, ты с этим не согласишься. Не знаю... Мне не хотелось бы об этом говорить.

Демельза стояла у детской кроватки, не глядя на мужа.

— Возможно, когда-нибудь стоит об этом поговорить, — произнес Росс, — иначе это будет вечно стоять между нами. Но всё же у меня есть предубеждение, что это дурно...

— Что именно дурно, Росс?

Он отвернулся от окна, выпустил шторы из длинных пальцев и с усмешкой ответил:

— Мне кажется, даже в адюльтере нужно соблюдать этикет, не могу заставить себя обсуждать одну женщину с другой, даже с женой.

— А ты не считаешь, что я хочу это услышать?

— Да, это тебе польстит.

— Не понимаю, каким образом мне может это польстить.

— Значит, ты менее проницательна, чем я считал.

— Весьма вероятно.

Снова повисла пауза. Росс медленно отошел от окна и после секундного колебания наклонился и поцеловал Демельзу в губы.

— Да, весьма вероятно, — произнес он и вышел.

Некоторое время она не шевелилась. Дыхание Джереми стало чуть более учащенным, похоже, ему что-то снилось. Демельза перевернула его опытной рукой, и, словно узнав прикосновение знакомой ладони, сын успокоился.

Она выпрямилась и подошла к окну. Оказывается, в ее сердце еще осталось место для тепла, которое она никак не ожидала снова почувствовать.



предыдущая глава | Уорлегган | Глава четвертая