home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая


— Что ж, — сказал Росс. — Возможно, в конце концов нам придется к тебе присоединиться. Есть другой выход?

— Нет. Ничего подходящего, — ответил Дуайт. — Есть выход через кухню, но он на щеколде. Да и дверь на кухню заперта.

— Мы можем ее открыть.

— Да... Что ж, есть небольшая вероятность.

Под шум просыпающихся людей, крики и вопли снаружи, они поспешили через следующую комнату, наполненную ворочающимися во сне пленниками. Теперь не было времени пробиваться аккуратно, и многие кричали и ругались, когда их задевали. Росс, замыкающий процессию, подумал, что его предположение относительно того, что они присоединятся к заключенным, слишком оптимистично. Наказание за двух убитых часовых...

Дверь в кухню находилась в конце лестницы из пяти ступенек. Три выбранных в спешке ключа не справились с замком. Четвертый его открыл, и они оказались в большом помещении со сводчатым потолком и разными кухонными принадлежностями, но ничего съестного в ней не было. В углу находился колодец со свисающим ведром. В дальнем конце дверь: четверо или пятеро подбежали к ней и навалились всем весом. Трегирлс взял у Росса ключи и по очереди совал их в замочную скважину. Со вторым замок щелкнул, но дверь не поддалась.

— Снаружи задвижка, — сказал Дуайт.

— Черт бы ее побрал! Если открывать, то поднимется страшный грохот!

— Джака, — сказал Росс. — Возьми ключи и запри дверь, через которую мы пришли. Она на некоторое время защитит наш тыл.

Пока Хоблин убежал выполнять поручение, остальные стали искать какой-нибудь рычаг. У камина обнаружилась большая кочерга, Эллери и Толли принесли ее, но в двери не было ни одной щели, куда можно было бы воткнуть кочергу. Дверные петли находились с этой стороны, и Росс подумал, что куда лучше нацелиться на них, чем на крепкую дубовую дверь. Но если часовые освободились, а к ним присоединились еще по меньшей мере шестеро из прачечной, то этого будет достаточно, чтобы патрулировать монастырь, и любой громкий стук немедленно приведет их к двери, и охранникам останется только подождать, когда из нее появятся беглецы. Затея была обречена на поражение.

Два окна, большое и маленькое. Но за стеклом — решетки. Росс приложил ладони к стеклу и надавил, потом размотал шейный платок и сунул его между руками и стеклом, чтобы не порезаться. Он уже собрался разбить стекло, но Дрейк схватил его за руку.

— Капитан Полдарк. Смотрите.

— Что?

— Дымоход. Я уже смотрел. Да, небо видно, — нахмурился Росс, — и что из этого?

— Я могу подняться по нему.

— Как?

— Тут достаточно широко. У Джонаса осталась веревка. Я оберну ее вокруг пояса, а когда поднимусь, спущу ее вниз.

Позади него появился Дуайт.

— Огонь все еще горит, кирпичи горячие. Ты обожжешься.

— Не так всё плохо. Я уже отгреб угли в одну сторону.

— И если мы поднимемся? Окажемся на крыше, — сказал Росс.

— Всё лучше, чем сидеть здесь, как крысы в мышеловке, — сказал Трегирлс. — Знаю я этих французов: если нас поймают, нам крышка.

Росс убрал шейный платок с окна.

— Думаешь, у тебя получится?

— Да.

— Ну ладно. Тогда попробуй.

На какое-то мгновение Росс почувствовал на себе взгляд Демельзы, влезающей на дерево в Нампаре. Пока Дрейк снимал башмаки и наматывал остаток веревки на пояс, Росс подошел к двери кухни и прислушался. В главном здании монастыря — вопли и грохот. Разбуженные пленники подняли мятеж и попытались выбраться, это задержало охрану. Но это дело нескольких минут.

— Подтащи к двери всё, что сможешь, — велел Росс Джаке. — Стол подойдет.

Угли в очаге отгребли и плеснули на них водой, пепел и дым наполнили кухню. Дрейк сунул в очаг разделочную доску, наступил на нее и поднял фонарь, чтобы осмотреться. В дымоходе было несколько выемок для рук, но не оказалось подходящих уступов, которыми пользуются трубочисты, как в Англии. Он сделал глубокий вдох и начал подъем.

Через несколько шагов он ободрал руки и подпалил чулки. Там, где дымоход сужался, стояла самая страшная жара. Кирпич был неровным и давал упоры для рук и ног, Дрейк поднимался, опираясь ногами и спиной на противоположные стенки.

На самом верху дымоход сузился еще больше. Дрейк прополз уже, видимо, футов двадцать, а осталось еще шесть. В глаза, ноздри и волосы забилась сажа, но когда он поднял взгляд, то увидел наверху звезды. Дрейк моргнул, кашлянул и стал нащупывать последнюю опору. Ее не было.

Кто-то окликнул его снизу, и он ответил, что всё в порядке. Но всё не было в порядке. Он выгнул спину дугой, прижавшись головой и ягодицами к стенке, и прополз еще дюжину дюймов, потом еще шесть и еще один. Верхний край был совсем близко. Дрейк вытянул руку, пальцы сомкнулись на выступе, соскользнули и снова вцепились. Он отпустил вторую руку и дернулся, на секунду зависнув в воздухе. Одна нога нашла опору в том месте, где осыпался раствор. Дрейк пару раз оттолкнулся и оказался наверху.

Остальные по очереди присоединились к нему. Дуайт был предпоследним, пришлось обвязать его веревкой за талию и вытащить наверх. Росс замыкал отряд. Как только он скрылся в дымоходе, в кухонную дверь замолотили. Она продержится, наверное, еще минуты три-четыре.

Дымоход на четыре фута возвышался над коньком крутой крыши. Но другие крыши такой же высоты скрывали их из поля зрения с земли, за исключением северной стороны. В этом направлении они видели прачечную, где мелькали огни, два других здания тоже пробуждались.

— Если сможем добраться по крышам до трапезной, то там есть спуск, — сказал Дуайт. — Одна крыша переходит в другую, а там уже нужно спрыгнуть не выше чем с шести футов.

— И куда мы спрыгнем?

— На задний двор монастыря. За ним коровник, отдельное здание, а дальше — пастбище для коров, оно поднимается до стены.

— Можешь показать путь? Боун тебе поможет.

— Могу.

— Снимите обувь, — велел Росс остальным. — И Бога ради, не споткнитесь. Если они услышат нас на крыше, мы пропали.

Они двинулись по краю крутой крыши. Дуайт и Боун впереди, замыкали Росс и Дрейк.

Подойдя к крыше трапезной, они посовещались, поскольку оказалось, что до крыши одноэтажного здания придется спуститься на девять футов. Первым соскользнул вниз Боун, остальные помогали ему сверху, затем аккуратно спустили Дуайта, а за ним последовали все прочие. Отсюда они слышали крики внизу, а потом еще один выстрел из ружья.

Дуайт повел их вдоль парапета крыши, который просматривался снизу. На звезды наползло несколько облаков, но все равно было слишком светло. Крышу здесь украшали горгульи и каменные скульптуры. Беглецы крались и скользили от одной к другой по почти плоской крыше, до земли было совсем ничего.

— Бежать можешь? — спросил Росс Дуайта Эниса.

— На короткое расстояние.

— Куда?

— Видишь коровник? Сначала туда, потом через поле. У ворот на той стороне поля нужно повернуть на юг. Там старый сад. Весной один пленный сбежал, перебравшись по яблоне, чьи ветки свешиваются через стену.

— Других ворот кроме главных нет?

— Есть, но они заперты на засов, и охрана первым делом побежит туда.

Росс повернулся к остальным, теснившимся за его спиной.

— Слышали?

Все закивали.

— Тогда Боун и доктор Энис поведут. Мы с Трегирлсом замыкаем. Но если нас обнаружат, не толпитесь кучей. Разбегайтесь и перебирайтесь через стену, как сумеете. Яблони — наш лучший шанс. Если кто-то из нас выберется, а другие нет, не ждите снаружи, бегите к лодке и ждите там. Не сидите в лодке, прячьтесь в лесу неподалеку. Подождите весь завтрашний день. Если кто-то не появится к завтрашней полуночи, значит, его схватили. Отплывайте, пока вода стоит высоко. Вперед.

Боун спрыгнул на землю и поймал Дуайта. Оба покатились по высокой траве. Как только они побежали, спрыгнули и остальные. Они помчались к укрытию, в коровник. В это мгновение из-за угла появились люди, и рявкнуло ружье.

Боун и Дуайт еще опережали остальных, они выскочили из тени и понеслись по полю. На углу коровника Росс схватил Толли за руку.

— Мы должны дать им время.

Они остались в тени. К ним бежали двое, один с ружьем. Росс ударил его рукоятью пистолета.

Другой вовремя заметил Толли, пригнулся и занес над его головой саблю. Толли отразил удар железным крюком, от соприкосновения металл заискрил. Росс снова стукнул противника, пытающегося подняться, и повернулся к другой паре, катающийся по траве. Он нащупал французский сапог, уложил солдата лицом вниз, а Толли покончил с ним своим крюком. Он потянулся к кинжалу, но Росс его остановил.

Они последовали за остальными. Над ними просвистела пуля. Странно, потому что Росс не слышал выстрела, лишь близко пролетевшую пулю. Они оказались среди коров, в относительной безопасности. Потом снова на открытой местности у ворот и повернули направо. Толли остановился перевести дыхание.

— Эти коровы! Та, с белой мордой. Я думал, это француз!

— Не вижу остальных, — всмотрелся в темноту Росс.

Толли выпрямился, тяжело дыша. Он последовал за Россом, опережающим его на пару шагов. Пригнувшись, они двинулись в сторону группы деревьев. Впереди выросла чья-то фигура.

— Я вернулся, — сказал Дрейк. — Подумал...

— Слушай, парень, — сказал Толли, — мы ведь могли и перепутать. Мой нож не узнал бы разницы.

— Где они? — спросил Росс.

— Там. У того дерева. Легко забраться. Сид с доктором уже почти перелезли.

Они протиснулись вперед сквозь заросли крапивы и ежевики. С тех пор как отсюда выкинули монахинь, за яблочным садом явно никто не ухаживал. Впереди сгрудились темные фигуры.

— Вперед! — раздраженно буркнул Росс. — Не ждите нас!

Следующим отправился Хоблин. Его силуэт на краткий миг высветился на фоне ночного неба, потом он выбрал зазор между зубцами и спрыгнул. Потом Джонас и Эллери. Когда Эллери поднялся, чтобы спрыгнуть, тявкнуло ружье, где-то довольно близко. Настала очередь Трегирлса, поскольку ему недоставало руки, то залезть на дерево ему помог Джо Нэнфан. Когда он добрался до верха и распрямился перед прыжком, снова раздался выстрел. Значит, стрельба не была случайной или наугад. Кто-то их видит.

— Давай же, идиот! — зашикал Росс, но Нэнфан, заметив, как близко прошла пуля, снова пригнулся к дереву. Возможно, стрелок не один, хотя это маловероятно, и задержка означала, что он успеет перезарядить.

— Нет! — прошептал Дрейк. — Давай же!

Нэнфан привстал для прыжка, ружье выстрелило, Нэнфан пошатнулся, шагнул между зубцами и исчез на той стороне стены.

— Быстро! — сказал Росс. — Давай быстрее!

Дрейк по-кошачьи вскарабкался на дерево и на стену. Потом поднялся, чтобы прыгнуть, но не прыгнул, а простоял так несколько долгих секунд, раскачиваясь взад-вперед, словно задумавшись. Росс уже наполовину забрался на дерево, выругался и рявкнул, чтобы Дрейк прыгал. Тогда ружье выстрелило в четвертый раз, Дрейк качнулся и прыгнул, Росс перебрался за стену сразу за ним.

Они очутились еще в одном фруктовом саду, здесь росли деревья поменьше, возможно, для сидра. Все обступили чье-то тело. Росс решил, что это Дрейк, но тот вдруг появился из высокой травы.

— Это Джо. Плохо дело.

Дуайт стоял перед Нэнфаном на коленях. Было еще слишком темно, чтобы рассмотреть как следует, но пуля попала Нэнфану в голову, сбоку, оторвав половину уха. Пуля застряла в черепе, но Джо еще не умер. Он быстро моргал.

— Я ничего не могу сделать, — сказал Дуайт. — Да и никто не может.

— Боже, нам нужен фонарь! — воскликнул Росс.

— Придется его бросить! — сказал Трегирлс. — А иначе мы все окажемся на его месте.

— Я останусь, — заявил Дрейк. — А вы уходите. Догоню вас, как смогу.

— Не будь идиотом, парень! — рявкнул Росс. — Теперь они знают, что мы за стеной. Как только этот стрелок расскажет остальным...

— Но я хочу остаться! — возразил Дрейк. — Мне всё равно.

— Ты подчиняешься моим приказам! — сказал Росс. — Вы уйдете все, как и договаривались. А я останусь с Нэнфаном, пока он...

— Нет, — сказал Эллери. — Он мой друг. Мы целых три года работали бок о бок и...

— Ты подчинишься моему приказу! Все вы! Мы идем к...

— Нет нужды оставаться, — тихо произнес Дуайт, вставая. — Он умер.

Они миновали яблоневый сад, потом еще один, и еще один, каждый уводил их всё дальше от монастыря, но и на север, дальше от реки. Когда они перестали слышать преследователей, то решили сделать круг, но Дуайт слишком устал и не мог больше идти, его пришлось нести, что сильно их замедлило. Потом начал отставать Дрейк. Поначалу решили, что дело в ноге, но когда немного посветлело, Росс заметил, что он держится за плечо, а рукав пропитан кровью. Стрелок попал дважды. Два раза из четырех не промахнуться звездной ночью — это многое говорило о навыках и глазомере француза.

Но ничего не говорило об их шансах добраться сегодня до лодки. На заре они обогнули город и находились на возвышенности над ним. Они двигались в нужном направлении, против часовой стрелки, и теперь река не лежала между ними и лодкой. Когда стало понятно, что Дрейк ранен, Дуайт сделал временную перевязку, чтобы остановить кровотечение, но как только полностью рассвело (к счастью, стоял легкий туман), и они оказались в лесу без каких-либо следов человека, он осмотрел Дрейка более тщательно. Пуля вошла чуть выше подмышки и вышла под лопаткой. Размер и положение выходного отверстия предполагали, что пуля задела кость.

Без воды для промывания раны и свежей корпии, чтобы к ней приложить, Дуайт мало что мог сделать. Он привязал Дрейку руку к груди с помощью нарезанных из рубашек бинтов, чтобы предотвратить кровотечение и закрепить повязку. Дрейк потерял много крови. Это лотерея, подумал Росс. Многие поправлялись и от куда более страшных ран. Многие умирали и от более легких.

При свете дня они выглядели жалко. Все исцарапанные и в синяках, с черными от золы лицами. Руки Дуайта были похожи на стариковские, его кожа — темной и покрытой пятнами, лицо — синюшное, как жидкое молоко, что подчеркивало красные пятна от цинги. Даже его голос стал хриплым и тонким. Если его немедленно привести домой, отпаивать теплым молоком, куриным бульоном и пинтой вина в день, то он наверняка воспрянет. Но день на открытом воздухе без пищи, а за ним, возможно, неделя лишений на море, и его шансы выглядят призрачными. Росс обругал себя. После смерти Нэнфана он весь извелся. Если он вернется домой еще и с мертвыми Дрейком и Дуайтом, как он сможет с этим жить?

Но сейчас он должен быть лидером этой бесславной авантюры. В каком-то смысле он выполнил задачу, ведь Дуайт был на свободе, а потеря одного человека — не чрезмерна, учитывая масштаб того, что они сделали. Капитан, командующий взводом, счел бы такие потери незначительными. Но Росс, несмотря на чин, не был капитаном в обычном смысле, да и отряд его не был обычным взводом. Теперь им срочно нужна была пища и вода. На борту лодки, если ее не украли, имелось достаточно провизии. Но вряд ли они могли пройти по открытой местности и провести весь день в лодке или поднять парус среди бела дня, когда предстояло еще проплыть десять миль по реке. Сейчас они находились в относительной безопасности только потому, что на юге имелись дела поважнее. Если в Кемпере осталось всего двадцать часовых, а вряд ли больше, то после вчерашнего набега и мятежа на посту будет около дюжины.

Все жители ополчатся против них, но едва ли кто-то будет вооружен чем-то более смертоносным, чем вилы. Эллери где-то потерял пистолет, но осталось еще два.

Внизу, к югу, в березовой роще дымился очаг, вдали виднелся город и блестела река, на западе находилась ферма.

— Река — там, — сказал Толли, показывая пальцем. — По ивам видно.

— Но туда не доберешься, пока не пересечешь открытую местность.

— Да, но тут возвышенность. Если пойду по ней, может, доберусь до реки даже не спускаясь. К тому же там коровы. А раз коровы, то без еды не останемся.

— Тогда возьми Джонаса. Поищите что-нибудь. Но не рискуйте. Лучше денек попостимся, чем нас обнаружат.

Они ушли в шесть и не появлялись до восьми, а вернулись с водой в шляпе Джонаса и молоком в шляпе Толли. Это была пища на всех, а Дуайту досталось чуть больше.

— Дома-то за такое точно в тюрьму угодили бы, — сказал Эллери. — Мой кузен в восемьдесят восьмом году провел два месяца в тюрьме за то, что доил соседскую корову. Судьи говорят, такое случается сплошь и рядом.

Всё долгое утро некоторые дремали, а другие стояли на стреме. Дрейк потерял во время побега оба башмака и обмотал израненные ноги тряпками. Около полудня Джонас снова ушел, теперь вместе с Эллери, и часом спустя они вернулись с двумя яйцами из гнезда куропатки. Одно дали Дуайту, а другое предложили Дрейку. Но он сказал, что не голоден, и яйцо оставили для Дуайта.

День тянулся бесконечно. Они видели пришедшую за коровами женщину и мужчину, собирающего в стог сено. Вокруг с лаем бегала собака, но к счастью, слишком далеко, чтобы их учуять. Они разглядели мелководье на реке, позже, с приливом, пару парусов. День был тихим, и дым из очагов стелился над городом. Высокие облака заслоняли солнце. Росс с тревогой взирал в небо. Ненастье стало бы катастрофой, но пока что стоял мертвый штиль.

Когда они прибыли сюда, Росс думал, что если всё пойдет хорошо, они могут и не вернуться к лодке, а дойти до моря и украсть другую, более подходящую рыбацкую лодку. Возвращаясь к «Сарзо», они рисковали, что не смогут на нем отплыть, а еще их могут поджидать там солдаты. Но теперь выбора не оставалось. Дуайт ни за что не прошел бы одиннадцать миль. Как и Дрейк.

Позже Росс сел рядом с Дрейком, который прислонился к кусту и осматривал свою рану и ожоги. Россу показалось, что щеки Дрейка поменяли цвет, и это ему не понравилось.

— Как ты?

— Хорошо, сэр, спасибо.

— Как думаешь, сможешь идти, когда придет время?

— О да. Тряпки отлично сойдут вместо башмаков, если не наступать на острые камни.

— А как плечо?

— Онемело.

Они замолчали. Росс подумал, что если проклятый пес прибежит сюда...

— Вчера ночью, — сказал он, — почему ты колебался, прежде чем спрыгнуть со стены?

— Разве?

— Ты сам прекрасно знаешь. Вертелся туда-сюда.

— Хотел посмотреть, куда прыгать.

— Думаю, ты врешь.

Дрейк засопел, но промолчал.

— Ты хотел, чтобы тебя подстрелили? — спросил Росс.

— Нет... Я ж не такой дурак.

— Значит, хотел дождаться выстрела? Чтобы я мог благополучно перебраться, пока стрелок перезаряжает.

— Пить хочется, — сказал Дрейк. — В той шляпе осталась хоть капля?

Росс принес ему шляпу.

— Слушай, парень, если мне понадобятся героические спасители, я об этом попрошу.

Дрейк поднял перевязанную руку, чтобы вытереть губы.

— Я просто не знал, куда прыгать, — сказал он.



Глава восьмая | Затмение | Глава десятая