home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8

Вчерашняя пурга, казалось, канула в Лету. Яркое солнце согревало воздух, белые пушистые облака безмятежно плыли по синему небу. Джей с трудом верилось, что менее суток назад она мерзла в спальном мешке, пока породистые громадные лошади боролись с бураном, чтобы довезти их домой. Но сейчас ей хотелось снова очутиться в санях…

— Вот такого ты уж точно в Денвере не видела. — Люк кивком указал направление, куда надо смотреть.

Джей повернула голову и вгляделась. Две огромные коричневые птицы круто взлетели с земли и начали по спирали набирать высоту. Лошади осторожно переступили через окровавленный снег и растерзанные кроличьи шкурки, оставленные птицами. Джей быстро отвернулась. Вид крови вызвал у нее приступ тошноты.

— Это соколы? — спросила она, поудобнее усаживаясь в седле.

— Нет, золотые орлы. Наверное, они здесь зимуют.

Джей вспомнила о ноющих мышцах.

— Я же говорила тебе, что никогда не ездила верхом. Мог бы дать мне лошадку поспокойней. — Приподнявшись в стременах, она потерла ушибленный зад. — Будь он хоть чуточку потолще, не было бы так больно. А тебя, Фру, за такие дела даже лошадью назвать нельзя! — Фру фыркнула, выпустив клубы пара в холодный воздух. — Не обижайся, Фру, — Джей потрепала кобылку по лохматой холке, — но мне как-то не хочется остаться на всю жизнь с синяком на заднице.

Люк расхохотался:

— Давай двигайся, новичок! А то мы никогда не доберемся до места. Беда, если ветер повалил изгородь, коровы могли разбрестись по долине.

— Не все, как ты, родились с седлом между ног, — заворчала Джей, подпрыгивая в седле и заваливаясь набок, точно мешок с зерном. С явной завистью она наблюдала, как легко и свободно держится Люк. В седле он сидел непринужденно, как в кресле.

— Я уверена, что на машине куда удобнее, чем на лошади, — заныла Джей.

— По-моему, тебе теперь известно, что машины лучше бегают по вспаханной дороге, чем по невспаханному пастбищу, — съязвил Люк.

Позвонив шерифу и рассказав ему о том, что случилось на дороге и какую роль во всем этом сыграл Эд Паркер, Люк послал трактор за пикапом.

— Твои работники всегда используют трактор, чтобы кормить коров. Им не приходится ездить верхом, — продолжала жаловаться Джей.

— Хватит ныть. Ты лучше посмотри-ка вокруг. Да выброси из головы все свои ушибы.

— Я же не голову ушибла!

Люк усмехнулся, но благоразумно удержался от комментариев.

— Перед вами Северный Парк, — сказал он, подражая экскурсоводу. — Это межгорный ледовый бассейн. Здесь истоки реки Платт, которая, будучи многоводной, здорово подпитывает Миссури, в которую впадает. Долины многочисленных притоков Платт и других больших рек давно привлекали внимание людей. Летом здесь охотились индейцы Юты, золотоискатели и охотники приходили сюда в поисках добычи. Географы и другие исследователи бродили здесь. Но в конце восемнадцатого века сюда потянулись фермеры-переселенцы, которые обустраивали свои ранчо…

— В том числе и предки твоего Стирлинга?

Люк кивнул.

— Здесь кругом земли, которыми владеют потомки первых переселенцев. Несмотря на Великую депрессию, разгул стихии, капризы рынка, они сумели не только выстоять, но и укрепить свои владения. — Люк с удовольствием огляделся кругом. — Все это — награда за их труды.

— Что все? Солнце, обжигающее кожу, мороз или разбитая задница? Держу пари, что они все, и Стерлинги тоже, только и ждали подходящего момента, чтобы сбежать в город. Ведь большинство предпочло бы работать в офисе, чем каждый день в морозы, бураны или в жару пасти коров. Мне этого не понять.

— Я никогда не смогу покинуть землю. Работа на ранчо не работа, это образ жизни. Да, работать приходится много, но ты спишь крепко, дышишь свежим воздухом. Посмотри, какой простор. Здесь есть где развернуться. Разве пошлешь все это очарование к черту? Здесь я — хозяин жизни. И мне это подходит, — добавил он просто.

Многое внезапно открылось Джей. Да, он хозяин себе, сам распоряжается, где ему быть, что делать. Ковбой, плотник, строитель, механик, бизнесмен и… любовник.

Фру неожиданно тронулась. Джей с трудом удержалась в седле, судорожно вцепившись в луку. Она осторожно переместилась на краешек седла и решила впредь быть внимательней.

— Проклятье! — прорычал Люк.

— Я же не виновата, что у нее пляска святого Витта!

Люк недоуменно посмотрел на Джей, затем перевел взгляд на кобылку.

— Ты это о ком?

— Да ты что, дурак? Как о ком?

— Посмотри вниз. Вон там ветер опрокинул забор, и его занесло снегом. Коровы могли здесь спокойно пройти. Нам необходимо перегнать их на другое пастбище.

— А почему нельзя покормить их здесь?

— Это не наша земля. К тому же, если мы не перегоним их, все стадо может найти этот проход.

— Почему бы не вернуть их тем же путем, каким они ушли?

— Похоже, это невозможно. Посмотри, снег на южном склоне вчера днем подтаял, а ночью подморозило. Держу пари, что там скользко. Очень скользко, как будто намазали жиром. Коровам там не пройти. Они абсолютно не могут ходить по льду. Нам надо проверить, не переломали ли они ноги. — Люк направился к большим белым воротам в заборе. — Давай за мной!

— Нет уж, — возразила Джей, — мне не хочется ломать себе ноги из-за каких-то коров.

— Хорошо, тогда я один спущусь и соберу их. Фру — добрая кобылка. Только держись позади стада и медленно гони его к воротам. Ничего с тобой не случится. — Бросив на нее скептический взгляд, Люк направился к небольшим ивовым зарослям и быстро исчез из виду.

Джей посмотрела на поредевшее стадо. Коровы явно не собирались двигаться к дальним воротам. Они смотрели в ее сторону и как бы поддразнивали ее: «Не поймаешь нас, не поймаешь нас!»

Джей вспомнила, как в детстве играла с младшим братом и тот так же заводил ее криком: «Ну-ка, поймай меня!» Джей сразу и не поняла, что сама выкрикнула то же самое.

От неожиданности Фру вздрогнула, фыркнула, слегка взбрыкнула, и… Джей ощутила себя в полете. Она плашмя шмякнулась на покрытый ледяной коркой снег. Удар как будто выбил из нее весь воздух. Она скрючилась от боли и лежала так до тех пор, пока снова не задышала. Одновременно с первым вздохом Джей осознала, что вокруг нее столпились коровы. В ужасе она закрыла глаза и приготовилась к самому страшному. Сейчас эти ужасные животные растопчут ее. Она уже слышала, как трещит под их копытами раскалывающийся череп…

Осторожно приоткрыв глаза и приподняв голову, она увидела, как последняя корова проходит через ворота, а позади нее спокойно идет Фру, волоча по земле поводья и явно удивляясь своеобразному поведению незадачливого седока.

Джей откинулась обратно на снег. Он был плотным и холодным. Но казался в миллионы раз комфортней, чем спина Фру. Двигаться ей не хотелось. Она закрыла глаза.

Постепенно ею овладело чувство, что за ней наблюдают. Она попыталась списать все на свое воображение, но ощущение не уходило. Джей открыла глаза и немедленно об этом пожалела. Пять коров окружили ее, какая-то загадка читалась на их флегматичных мордах. Джей в ужасе закрыла глаза: Притворюсь мертвой, решила она, по-моему, так делают все, на кого нападают дикие звери. Тело напряглось от ожидания огромной тяжести. От страха у нее звенело в ушах.

Кто-то дотронулся до груди, затем грубо рванул за куртку.

— Какого черта!

Джей быстро открыла глаза. Люк, нахмурившись, смотрел на нее из-под непослушной волны темно-каштановых волос, упавших на глаза. В них, и в этом Джей могла поклясться на Библии, она разглядела страх, прежде чем Люк сумел скрыть свои чувства. Только слегка подрагивали губы и трепетали ноздри его хорошо вылепленного носа. Отчего это Джей всегда восхищались подбородком, только его подбородком, словно высеченным из камня?..

Она забыла про падение, коров, ушибленное тело, холодную снежную постель. Проведя пальцем по подбородку, она дотронулась до восхитительной ямочки.

— Ну, и как насчет секса? — Подбородок дернулся.

— А как насчет того, чтобы не царапать меня?

Джей погладила его нижнюю губу, наблюдая реакцию.

— Разве я тебя поцарапала? — рассеянно протянула она.

Люк наклонился к ней поближе.

— Ты в порядке? Ты не ударилась головой, когда упала?

— Я отбила все. Прекрати хмуриться, а то останутся ужасные морщины.

Люк поймал ее пальцы, больно сжал.

— Что случилось?

Джей другой рукой обвела подбородок, легкая вибрация очаровала ее. Он что-то спросил?

— Что случилось? — повторила она, улыбнувшись тихой, нежной улыбкой. — Пока ничего… И как долго девчонка должна ждать, когда ковбой ее поцелует? — протянула она, копируя интонацию Птахи.

Люк застыл на мгновение, его встревоженный взгляд бегло скользнул по ее лицу.

— О, черт! — Он опустил голову и бесцеремонно поцеловал Джей. Его губы были тверды и холодны. Но как будто огненный поток пронесся по ее венам. Держа ее лицо между ладонями, Люк вновь овладел губами Джей, их дыхание смешалось. Неожиданно он втолкнул свой язык в ее рот, коснулся языка Джей и, завладев им, увлек в неистовый совместный танец. Его нос был холодным, но рот влажным и горячим.

Она крепко обняла его, раздался легкий хрустящий звук. Люк с неохотой прервал поцелуй.

— Проклятье, О'Брайен! Какого черта ты делала, лежа на земле? Когда я увидел тебя, я подумал… — Он замолчал и снова прижался к ее губам.

— Подумал что? — спросила она рассеянно, все еще находясь под чарами поцелуя.

Люк мягко освободился, сел и вытащил из кармана куртки солнцезащитные очки. Они оказались поломанными по перемычке. Он повертел два обломка у нее перед носом. Джей смущенно пожала плечами.

— Прости.

— Ладно, прощаю. Мне следовало… — Он сжал губы и вскочил на ноги.

Джей медленно скользила взглядом по ботинкам и длинным ногам в грубых джинсах.

— Я спрашиваю тебя еще раз. — Он засунул сломанные очки обратно в карман. — Что случилось? — Свирепый взгляд Люка изрядно удивил Джей.

— Все в порядке. — Гнев в его голосе заставил ее задуматься. Люк взбешен? Со страхом она осмотрелась кругом. Коров рядом не было. — Куда подевались коровы?

— Они разбежались, ведь я поручил их тебе.

Джей успела разглядеть только хвост последней коровы, исчезающий в ивняке. Не удивительно, что Люк рассердился.

— Извини, — сказала она смущенно. — Теперь тебе придется искать их снова.

— Забудь про коров. Ты в порядке?

— Да. — Осторожно, выверяя каждое движение, она попыталась сесть.

— Ты уверена? — Люк протянул ей руку.

Джей медленно встала. Ныло все тело.

— Если я никогда в жизни больше не сяду на лошадь, то умру счастливой.

— Выходит, ты отпустила Фру и улеглась на землю только потому, что у тебя все болит? — Он поднял ее шапку и нахлобучил на голову.

— Я не отпускала Фру, — возмутилась она. — Эта глупая лошадь сбросила меня.

— Фру сбросила тебя? — недоуменно переспросил Люк. — Невероятно! У нее на это не хватило бы сил. — Заложив два пальца в рот, он громко свистнул. Фру оглянулась, затем не спеша повернула обратно и потащилась к ним. Люк поднял вожжи и повернулся к Джей. — Ну?

— Ты можешь нукать хоть до скончания века, но я никогда снова не сяду на эту проклятую лошадь! — Люк нахмурился. — И не смотри так свирепо. Я лучше пойду пешком.

— Я так не думаю.

Джей не понравилась его улыбка. Она потихоньку побрела от него. Люк не шелохнулся, веселое выражение появилось на его лице. Джей уже собиралась выяснить, что его развеселило, когда наткнулась на что-то большое и твердое. Раздалось слабое проникновенное мычание… и Джей уже не сопротивлялась, когда Люк посадит ее в седло.

Люк верхом на Даранго прогнал сквозь открытые ворота корову, на которую наткнулась Джей.

— Оставайся с Фру здесь, чтобы у тех коров, — он указал на свое пастбище — не возникли какие-нибудь фантастические идеи. Я соберу остальных и пригоню их сюда же. Только отойди с дороги, когда увидишь их. — Он подвел Фру к воротам, затем, опершись на седло Джей, крепко ее поцеловал.

Люк быстро разыскал коров и, перегнав их на свое пастбище, закрыл ворота. На другой стороне пастбища большой трактор с ранчо кружил по полю. С него разбрасывали сено. Коровы направились прямо к длинной полосе желто-зеленой массы, четко выделяющейся на снегу. Люк подъехал к воротам, у которых его дожидалась Джей. Они направились к дороге.

Джей устала, разговаривать ей не хотелось, но желание узнать, что Люк не договорил, оказалось сильнее ее.

— Так о чем ты подумал? — спросила она и, увидев его недоуменный взгляд, уточнила: — Ты сказал, что когда увидел меня на земле, то подумал… Но о чем, не сказал.

Закрыв за собой ворота ранчо, Люк повернул лошадь к постройкам. Фру семенила за ним.

— Около пяти лет назад Зейн поехал на пастбище один. Его лошадь провалилась ногой в нору корсака и упала. — Люк сосредоточенно стягивал с руки перчатку. — При падении лошадь перекувырнулась, и седло переломало Зейну грудную клетку. Все внутри было повреждено. — По механическому, странно спокойному тону Люка Джей догадалась, что случилось дальше. — Дядя умер почти сразу после того, как я его нашел.

— Ужасно, — печально произнесла Джей и, с трудом дотянувшись до руки Люка, нежно погладила ее.

Он замер, и она резко отдернула руку.

— «Чарли не виноват», — только и успел сказать мне Зейн, когда я нашел его. Мне кажется, что дядя сделал все, чтобы продержаться до тех пор, пока кто-нибудь не найдет его, чтобы сказать именно это.

— Чарли?

— Любимая лошадь Зейна. Он назвал ее в честь художника Чарлза М. Рассела. Зейн был большим его поклонником. — Минуту помолчав, Люк добавил: — Мама не могла видеть Чарли после этого. Она хотела, чтобы я его пристрелил. Мы с ней долго спорили, прежде чем я вернул его на пастбище. Прошлым летом, когда ему было уже двадцать два года, я нашел его мертвым в зарослях кустарника. Я похоронил Чарли, чтобы его не забрали живодеры. — Люк не смотрел на Джей. — Думаю, что Зейн и Чарли сейчас вместе, пасут где-нибудь там коров.

Джей ехала, ничего не видя перед собой. Отвернувшись от Люка, она незаметно стряхнула бегущие по щекам слезы.

Солнце зашло за облака. Люк свободно, раскрепощенно сидел в седле. Даранго, задрав хвост, размашисто бежал по снежной целине. К счастью, Фру слушалась вожжей и держалась на приличном расстоянии от копыт этого рыжего мерина.

— Вы оба точно рисуетесь, — съехидничала она, но, осознав, что грустные воспоминания были спровоцированы ею, добавила: — Извини, что испугала тебя. Я громко закричала на коров, и Фру испугалась. Она дернулась, а я… — Джей передернула плечами.

— Спокойно слезла с лошади, — невозмутимо подсказал Люк.

— Слезть с лошади спокойно можно, но свалиться спокойно — нет. Мой зад будет завтра весь в синяках. — Ноющее бедро говорило, что синяки станут не единственной проблемой.

— Вот что тебе действительно сейчас надо, так это хорошо напиться.


Большая, серая лошадь смотрела на них, изредка вскидывая голову.

— Постой! — Джей отвернулась от Люка. — Я никуда не поеду, если нужно опять садиться на лошадь.

Когда он протянул тенниску и пару свитеров, попросил взять с собой теплую прогулочную одежду, сказав, что приготовил ей сюрприз, о лошадях ничего не говорилось. Она повернула к дому, но не прошла и двух шагов, как Люк схватил ее в охапку и потащил назад. Джей изо всех сил упиралась, ее обутые в рабочие ботинки ноги пропахали глубокую борозду.

— Люк Ремингтон, позволь мне идти самой, или пожалеешь.

— Что сделает леди? Поколотит меня лосиными рогами?

— Нет, я позволю мужу Птахи сделать из тебя гамбургеры. — Свесившись вниз, она ухитрилась захватить рукой пригоршню снега и засунула его Люку за шиворот. Однако эта процедура ничего кроме смеха не вызывала. Тогда Джей перегнулась в руках у Люка и схватила его за ноги. Потеряв равновесие, Люк шлепнулся на землю, отпустив свою ношу. Джей отлетела в сторону. Придя в себя, она попыталась подняться, но Люк оказался проворнее. Он поднял Джей и потащил дальше. Она отстранилась от Люка, страстно желая ударить его, но не смогла этого сделать, так как оказалась прижатой к чему-то огромному и твердому. Это что-то храпело и вздрагивало. Джей замерла.

— Двигайся поосторожней, О'Брайен! Ты же не хочешь рассердить Солдата.

— Только солдат мне еще и не хватало, — пискнула Джей.

Люк опустил ее на землю. Джей оказалась в тисках между Люком и огромной лошадью.

— Ты поедешь просто верхом, или набросить коврик? — Веселье так и искрилось в его глазах.

— Я не поеду! — завизжала Джей, но Люк снова приподнял ее и, перебросив правую ногу через лошадь, резко посадил Джей на нее. Пытаясь ухватиться за луку седла, она с ужасом обнаружила, что ее нет.

— Люк! На этой лошади нет седла! — До нее наконец-то дошел смысл вопроса о коврике. — За что мне держаться? — Она обхватила руками шею лошади, с завистью наблюдая, как легко Люк вскочил позади нее.

— Не цепляйся так за лошадь! Я не дам тебе свалиться. — Люк в одной руке держал вожжи, а другой крепко притянул Джей к себе. — Расслабься! Солдат — отличный ходок. Ехать на нем, все равно что сидеть в кресле-качалке.

— Ты, конечно, сможешь силой посадить меня на лошадь, Люк Ремингтон, но никакой силой тебе не добиться, чтобы мне это понравилось! — вопила Джей.

Люк остановил Солдата, затем развернул его к дому. Доехав до него, он снова остановился.

— Отправляйся домой, если ты такая курица!

— Что? — Джей повернула голову и взглянула на Люка. — Но значит ли это, что ты разрешаешь мне слезть с этого паршивого животного и идти домой? И ты даже пальцем не пошевелишь, чтобы остановить меня?

— Да.

— Почему? — спросила она подозрительно.

— Если ты не хочешь ехать со мной, я же не буду заставлять тебя силой. Я не хочу, чтобы ты поехала со мной только потому, что я больше и сильнее тебя. Я не хочу, чтобы ты ехала, потому что боишься меня.

— Я не боюсь тебя, — возразила Джей.

Лошадь пошевелилась и начала бить копытом. Джей съехала набок, и сильные руки Люка подхватили ее за талию. Это действие привело Джей к изумившему ее открытию. С самого первого момента, когда Люк вытолкнул ее из-под копыт лошади, вырвавшейся на свободу тогда, на ярмарке, и до сего дня она инстинктивно доверяла ему. И это в известной степени объясняло ее такое поспешное замужество. С ним она чувствовала себя, как за каменной стеной.

С ним она могла действовать импульсивно, оставаясь всегда верна себе. И за это она будет всегда ему благодарна.

Но так же хорошо она знала, что имеет над ним огромную власть, в любой момент может изменить поведение этого пещерного человека. Любопытство всегда было ее основным пороком. Джей выдвинула подбородок вперед.

— Я не курица и никогда не боялась самонадеянного крутого ковбоя. Если ты решил мне что-то показать, показывай. Иначе я просто возвращаюсь принять горячую ванну.

Не говоря ни слова, Люк заставил лошадь двигаться, Джей, привыкшая к городскому шуму и свету уличных фонарей, абсолютная тишина и темнота показались сначала удивительными и жуткими. Снег на дальних темных горах искрился неземным нежно-голубым светом. Звезды напоминали алмазы, лежащие на голубом бархате неба. Откинув голову на плечо Люка, Джей нашла ковшик Большой Медведицы и Полярную звезду. Месяц заливал окрестности слабым светом. Причудливые тени облаков ложились на снег. С ближнего поля донеслось мычание коров. Солдат громко заржал, ритмичный стук его копыт переплетался с резким звоном уздечки. Какие-то мелкие зверьки шуршали вдоль дороги.

Джей ощущала запах лошади, шалфея, мороза. И изредка, когда Люк двигался, доносился слабый запах, ассоциирующийся с ним. Запах мужчины, самца.

Люк направил лошадь к воротам пастбища.

— Держись покрепче, я открою ворота. — Он соскочил с лошади, с трудом прошел через снег, отпер ворота и перетащил створку через сугроб, распахнув ее достаточно, чтобы смог пройти Солдат.

Джей вцепилась в лошадиную гриву.

— Ты как нарыв на заднице. Несносный, властный, надменный человек. Ты любишь себя чрезмерно и думаешь, что всегда прав. Ты раздражаешь меня, приводишь в бешенство, сводишь с ума, заставляешь себя ненавидеть, выставляешь меня абсолютной дурой. Но можешь орать на меня сколько угодно, я тебя ничуточки не боюсь. И знаешь почему?

Люк закрыл ворота и вскочил на лошадь.

— Почему?

— Потому что знаю, что могу доверить тебе даже свою жизнь. Надеюсь, это тебе ясно?

— Вполне. — Он обнял Джей и тронул лошадь. — Но будет тебе известно, что все, так лестно сказанное обо мне, в равной мере и к тебе относится.

— Вот и отлично! Значит, мы стоим друг друга! — Джей прислонилась к его груди и скорее почувствовала, чем услышала, как Люк давится от смеха.

Солдат пробирался через залитое лунным светом, заснеженное пастбище. Джей принюхалась.

— Фу! Чем это так отвратительно пахнет? Как тухлыми яйцами.

— Сера, — ответил Люк, как если бы это что-то объясняло. Джей выпрямилась. — Люк, посмотри. Там огонь. Но что может гореть, когда везде снег? Смотри, какой там дым!

Люк остановил лошадь и съехал по ее крутому боку вниз. Он привязал вожжи к ближайшему кусту.

— Это не огонь. — Обхватив Джей за талию, он снял ее с лошади и повернул лицом к серым клубам пара, поднимающимся из-под земли. — Твоя ванна готова и ждет тебя.

— Моя ванна? — Она уже кое о чем догадалась. — Горячие источники.

— Да, они бьют прямо из расщелины рядом с ручьем. — Люк протянул руку. — Пойдем!

Они попали как будто в другой мир. Клубы пара закрыли их с головой. Снега не было и в помине, ноги мягко ступали по зеленой траве. Впереди обрамленный плоскими камнями поблескивал бассейн футов десяти в длину. По одну сторону бассейна такие же плоские камни поднимались вверх пологими ступенями.

Люк достал из кармана сложенную пластиковую сумку.

— Положи сюда все, что снимешь. — Люк насмешливо приподнял бровь. — Боюсь, что мне не удастся уговорить тебя купаться голой.

— Почему нет? Уговорил же ты меня на все другое. — Джей прикусила язык. Люк может подумать, что ей самой хочется раздеться догола. Хорошо, что здесь так темно и не видно, как она покраснела.

Сняв всю верхнюю одежду и запихнув ее в сумку, Джей осталась в тенниске, надетой поверх нижнего белья. Слабый всплеск указал ей, где Люк. Она сделала пару шагов в его сторону, но вдруг резко остановилась. Занятно, но Люк не сказал, как сам будет купаться. Будь бассейн размером в штат Колорадо, вряд ли бы ее это обеспокоило, но она не может войти в эту лужу, если Люк моется голым. Такая перспектива заставила ее поежиться, несмотря на то что ее окружал теплый пар.

— Иди сюда, вода чудесная! — позвал Люк. — Градусов тридцать.

— Сейчас, подожди минутку!

— Ты что, и воды боишься? Ну и курица!

— Я не курица. С чего это ты взял? И плавать я умею.

— Да если бы и не умела, здесь трудно утонуть. В самом глубоком месте не более четырех футов. Можно сесть вон на тех камнях и опускаться в воду на какую захочешь глубину.

Джей осторожно вошла в воду.

— Во что ты одет?


предыдущая глава | Последний романтик | cледующая глава