home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 2

— Лео, ты где? — Пайпер прижала телефонную трубку подбородком и посмотрела на стенные часы. — Грузовик с продуктами прибудет с минуты на минуту.

— Извини, но у нас засорился унитаз на втором этаже, — ответил Лео.

— С чего это вдруг? — спросила она, хотя прекрасно знала ответ. Пейдж для чего только не использовала туалетную бумагу — и сморкалась в нее, и вытирала ею губную помаду. А чтобы не спускать воду каждый раз, бросала использованную бумагу в ведро и вываливала в унитаз, когда ее скапливалось слишком много. Все бы ничего, да канализация была слишком старой. Пайпер много раз предупреждала сестру, но та и ухом не вела.

— Не знаю, но дел о серьезное. — Даже по телефону можно было понять его настроение. — Несколько минут назад в коридоре второго этажа был настоящий потоп.

Пайпер застонала и привалилась спиной к стойке, потом спросила, стараясь не слишком шуметь в пустом клубе:

— И во сколько же обойдутся услуги сантехника?

— Ни во сколько, — ответил Лео. — Я сам прочистил унитаз. Как только уберусь, отправлюсь к тебе.

— Только не вздумай появляться со спецэффектами. — Пайпер имела в виду его ангельские способности. — Нам ни к чему лишние зрители.

В спешке Лео мог и забыться. Некоторые сверхъестественные вещи можно было объяснить случайным свидетелям простыми причинами, но только не внезапное появление человека в сверкающих огоньках.

— А эта группа, которую ты собираешься прослушивать… Почему она так называется? — И, не дожидаясь ответа, Лео задал следующий вопрос: — И что они играют?

— Как утверждает Мейсон Хоббс, нечто такое в кельтских традициях, — ответила Пайпер.

Она повесила трубку и оглядела помещение. С тех пор как открылся клуб, Мейсон занимался наймом и еще ни разу не подвел ее. Пайпер надеялась, что этого никогда не случится.

Группа «Месть» не была известна в Сан — Франциско, поэтому вполне понятно, что ей приходилось на первых порах играть в подобном заведении. Трое красивых парней и девчонка, составлявшие ансамбль, вполне могли понравиться посетителям клуба. Если под их музыку можно танцевать, то Пайпер разрешит им выступать здесь три дня.

Карен Эшли, высокая голубоглазая блондинка с очень гладкой кожей, держала в руках обычный круглый барабан. Другой рукой она сжимала посередине двадцатисантиметровую палочку, быстро поднимая и опуская запястье. Оба конца палочки стучали по барабану, создавая раскатистую дробь, вызывавшую в памяти образы древних воинов.

Закончив, Карен поставила инструмент на деревянную подставку. Запихнула палочку в задний карман, потом, перехватив взгляд Пайпер, улыбнулась и коротко кивнула:

— Это бодхран.

— Ага. — Пайпер кивнула в ответ. Игра на барабане произвела на нее впечатление, но вряд ли она понравится крутым ребятам, собирающимся в клубе. И вряд ли ее будет слышно через четыре столика отсюда.

— Мы будем готовы через пару минут, — сказала Карен.

— Понятно. Тогда сразу начинайте играть. Я услышу, — ответила Пайпер, отошла в сторону и достала сотовый телефон. — Я совсем вымоталась, Лео. Не мог бы ты поторопиться?

— Через пятнадцать минуть буду, — откликнулся Лео. — Максимум — через полчаса. Так что не дергайся.

— Смотри у меня. — Пайпер убрала телефон, прикрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула.

Как же ей не дергаться, если весь день все валится из рук? Она забыла переслать по почте новые распоряжения относительно своего текущего счета, и, чтобы оплатить присланные квитанции, пришлось мчаться в банк.

Из–за этого Пайпер опоздала в клуб. К тому же она никак не ожидала, что ей придется драить стойку. Убрать посуду следовало еще накануне, но прошлой ночью клуб закрылся, как только ушел последний из посетителей. Посудомойка Диксия оставила записку с извинениями. Оказалось, что временная няня ее ребенка, студентка, должна была рано вернуться в общежитие.

«Только бы сегодня к ней пришла постоянная няня», — думала Пайпер, ставя на полку очередной вытертый стакан. Наконец выяснилось, что ее мольбы услышаны и Диксия снова может работать допоздна. Кажется, дела начинали налаживаться.

— Вы действительно не хотите сесть, Пайпер? — спросила Карен. Она говорила низким голосом с явным ирландским акцентом. — Мы готовы.

— Быстро, — заметила Пайпер и вытерла руки о джинсы. С баром она покончила, а грузовик с продуктами запаздывал. Пожалуй, можно было присесть со стаканом пива в руках.

— Вам понравится наша музыка, — сказал Даниель Кноулес, пододвигая микрофон к клавишам. Он был очень высоким и мускулистым, с темными вьющимися волосами, сногсшибательной улыбкой и сверкающими карими глазами, создающими вокруг него приятную ауру. — Она нравится всем, кто ее услышит.

«И ты нравишься женщинам», — подумала Пайпер, наливая себе имбирного пива. По какой–то необъяснимой причине самоуверенность красивого музыканта шла ему на пользу.

— Где вы играли раньше? — спросила Пайпер, усевшись и положив ноги на невысокий круглый столик.

— В Кенни… — начал бас–гитарист, сумрачный тип по имени Лансер Данн.

— В Кеннебанкпорте, — прервал его ударник Броуди Спаркс и мотнул головой, отбрасывая назад рыжие волосы, закрывавшие один глаз. Его чувственные губы расплылись в улыбке. Кажется, он был эдаким хулиганом со странным чувством юмора. — И в других блистательных городах, расположенных вдоль северо–восточного побережья.

— Вы проделали долгий путь, — сказала Пайпер, не до конца веря ему. Скорее всего, «Кенни» — это название какого–нибудь бара, расположенного по соседству, а то и гаража. Но какая разница, если группа действительно умеет играть?

— Это точно, — откликнулся Лансер, быстро провел пальцем по толстенным басовым струнам и отступил в глубь сцены.

Вперед вышла Карен. Было видно, что все трое парней проявляют к ней внимание. Интересно, а к кому благосклонна она?

— Вы не подадите мне флейту, Пайпер? — Карен указала на бархатный, с виду старинный, футляр. Между дырочек инструмента виднелась причудливая резьба. Это было настоящее произведение искусства. — Спасибо. — Карен улыбнулась, принимая флейту.

Пайпер неожиданно почувствовала головокружение. Она отпустила инструмент и схватилась за край сцены, но это ощущение быстро прошло. Вернувшись на свое место, Пайпер поняла, что за весь день перехватила только пару тостов, и то за завтраком. Пожалуй, надо пожевать хоть соленых орешков. Но только после прослушивания.

Карен взяла длинную низкую ноту. И Пайпер сразу забыла о еде. Печальная мелодия проникала в самую душу, вызывая такую тоску, которой она не ощущала с момента смерти Прюденс. Мелодия вызывала непривычное ощущение беспокойства, переполнявшее все ее существо. Однако оно тут же прошло, едва флейта заиграла бойкую ирландскую джигу.

— Вот так–то лучше, — пробормотала Пайпер, подняв повыше свой стакан, со вздохом откинулась на спинку стула и задумалась о том, почему на нее валится столько шишек. Сестры и муж были правы — она слишком болезненно реагировала на всякие мелочи. А жизнь слишком коротка, чтобы суетиться и злиться.

Пайпер решила из вежливости отсидеть неподвижно до конца прослушивания, но подумала, что Мейсону придется искать другую группу. Однако через пол минуты поняла, что этого делать не стоит.

Когда звуки флейты оборвались, Броуди неожиданно ударил в барабаны. Гитара Лансера издала резкий, пронзительный звук. Карен запела контральто под бойкие аккорды клавиш Даниеля, и Пайпер невольно подалась вперед.

Затем вздохнула облегченно, чувствуя, что все же не придется отказывать этим музыкантам, допила свое пиво и поставила стакан. Ей совсем не хотелось, чтобы они поняли, как она страдает от мелких неприятностей. Пайпер просто расслабилась, наслаждаясь музыкой.

Девичий голос и все три инструмента слились воедино, и в этот момент песня оборвалась. Но прежде чем Пайпер успела привыкнуть к наступившей тишине, музыканты заиграли медленную чувственную балладу, под которую было бы хорошо кружиться влюбленным парам. А закончили они свое выступление быстрой песней, вполне достойной стать хитом. Несомненно, клуб не прогадаете группой «Месть».

— Замечательно! — воскликнула Пайпер и оживленно зааплодировала.

— Это означает, что мы вам понравились? — спросил Даниель с уморительным выражением.

— Вы просто великолепны, — рассмеялась Пайпер.

— Так когда начнется наше выступление? — Карен спрыгнула со сцены и убрала флейту в бархатный футляр, который по–прежнему лежал открытым на ближайшем столике. Видя, как осторожно она укладывает инструмент, Пайпер подумала, что это, наверное, самая дорогая для нее вещь.

— Лучше всего было бы еще вчера, — сказал гитарист. — Мой живот издает басовые ноты.

— Вы голодны? Неужели вы так поиздержались? — спросила Пайпер, не задумываясь над словами, и снова рассмеялась. Даже если Лансер говорил правду, нельзя, чтобы музыканты подумали, будто она их презирает из–за бедности. Пайпер закашлялась, чтобы прекратить смеяться, и вдруг заметила, что Карен пристально смотрит на нее.

— Мы готовы приступить к работе, — произнес Даниель.

— Нам нужно показать себя людям, — добавила Карен. — Мейсон сказал, что у вас один из самых популярных клубов в городе.

Польщенная Пайпер окинула взглядом помещение бывшего пакгауза, который стал шикарным заведением только благодаря ее усилиям.

— Один из секретов нашей популярности в том, что у нас каждую ночь играют живые музыканты.

— Что ж, я вполне живой. — Даниель ущипнул себя за руку.

— И кудрявый. — Пайпер снова налила себе пива и сделала большой глоток. Ее настроение окончательно улучшилось.

— Наверное, мы начнем с четверга? — спросила Карен.

— Да, будете играть с четверга по субботу, — кивнула Пайпер.

— Замечательно! — Броуди подбросил в воздух барабанную палочку и ухитрился поймать ее за спиной.

— Я попрошу у Мейсона контракт на подпись. — Карен взяла в руки футляр с флейтой. — Вы не против, если мы немного порепетируем здесь в среду днем?

— После двух — в любое время, — ответила Пайпер, не раздумывая. — Если хотите, можете оставить здесь инструменты. У меня хорошая сигнализация.

С улицы донесся автомобильный гудок.

— Просто сложите все за сценой. — Пайпер махнула рукой в сторону занавеса и поставила стакан настойку. Поскольку Лео приехал лишь сейчас, то не стоило переживать из–за того, что грузовик с продуктами так сильно задерживается. Она улыбнулась, представив, как ее растерянный муж пытается остановить поток воды, хлынувший в коридор из унитаза. Пайпер специально не давала себе думать о том, сколько денег вылетит теперь на ремонт коридора. Иначе она точно свихнется.

Когда Лео возник на пороге склада, она вскрикнула и схватилась за сердце.

— Я же велела тебе явиться нормальным способом!

— Да я просто… — Лео замялся и окинул помещение испуганным взглядом. — Разве здесь кто–нибудь есть?

— Нет. — Пайпер помотала головой и нервно хихикнула.

— Что тут смешного? — Лео еще больше растерялся.

— Ну… не знаю. — Она выставила перед собой раскрытые ладони. — Просто радуюсь тому, что решила последовать совету Пейдж. Я и в самом деле слишком расстраиваюсь из–за мелочей.

— Это точно. — Лео облегченно улыбнулся.

— Ладно, не будем больше об этом. — Пайпер прикрыла рот ладошкой, но все равно было видно, что она улыбается. — Знаешь, басист новой группы такой забавный.

— Кто бы мог подумать, что музыкант из группы «Месть» может быть забавным.

— Мой живот издает басовые ноты, — повторила Пайпер, подражая интонациям и мимике Лансера.

— Не понял. — Лео моргнул.

Пайпер еще громче рассмеялась и попыталась объяснить:

— Ты только подумай! Живот — и играет басовые ноты!

Лео пожал плечами.

— Ты только представь себе. — Пайпер открыла черный ход.

— Шутку–то я понял, да не нахожу ее смешной.

— Ничего, дорогой, — улыбнулась Пайпер. Водитель подъехавшего грузовика уже протягивал ей накладные.

Пейдж заперла свой зеленый «Фольксваген» и запихнула ключи в карман. Она остановилась возле приюта, который находился в старом здании, расположенном рядом с пакгаузами.

«В машине сумочка будет в большей безопасности, — подумала она. — Если только саму машину не угонят».

Дуг Уилсон шутил, что рано или поздно кто–нибудь из обитателей приюта залезет в небольшой сейф, стоявший в его кабинете, и поэтому не держал в нем ничего ценного.

— Опаздываешь! — рявкнул Луг, едва таль ко дверь закрылась за спиной у Пейдж. В это время он сыпал перец в кастрюлю с мясом.

— Всего на две минуты! — Пейдж поглядела на часы, висевшие на стене. Они показывали чуть больше половины шестого. — Мне пришлось срочно закончить одно дело. Оформить заявление о переводе Стенли на Холм Готорна.

— Отговорки, отговорки. — Дуг вытер руки о белый фартук, покрытый пятнами от разных соусов, и тоже посмотрел на часы. — Ни на кого нельзя положиться.

Крепко сбитый, почти пятидесятилетний надзиратель приюта был вовсе не таким черствым, как могло показаться на первый взгляд. В его серовато–зеленых глазах явственно читалась заботливость, хотя он подолгу не брился, чтобы казаться грубее. Как ни странно, прежде Дуг был видным человеком в мире компьютеров. Он не любил рассказывать о прошлом и говорил лишь, что потерял работу из–за нежелания бриться регулярно.

— Так что, заявление отправлено? — спросил Дуг как можно небрежнее.

— С пятичасовой почтой. — Пейдж взяла другой, чистый фартук и надела его. — А Стенли все еще здесь?

— Нет, вместо него появился Кевин Грейвз. — Дуг махнул ложкой в сторону прилавка, отделявшего кухню от столовой.

У дальнего конца прилавка сидел на табурете молодой человек и ставил бумажные салфетки в металлические стаканы.

— Это что, новенький? — спросила Пейдж, стараясь не выказывать особого интереса.

Кевин Грейвз оказался довольно красивым по понятиям жителей Калифорнии. У него были коротко остриженные светлые волосы, голубые глаза и классический профиль.

— Точно, — ответил Дуг.

— И что же привело его сюда? Может быть, пляжная полиция запретила ему заниматься серфингом?

— Нет. — Дуг закрыл кастрюлю и мрачно посмотрел на Пейдж. — Он попал Баварию настройке и теперь сильно хромает. Пока ему не удалось освоить какую–нибудь новую профессию, но он хочет заниматься чем–нибудь полезным.

— Вот оно что. — Пейдж покраснела и, вновь поглядев на парня, увидела рядом с ним деревянную трость. И как это она не поняла всего сразу при ее–то возможностях? — Кажется, у меня ужасно нелепый вид.

— По–моему, он ничего не заметил. — Дуг обернулся на звук открывшейся двери и увидел женщину средних лет. — А, мисс Райан! Рад вас видеть.

Вошедшая была одета в модные джинсы, стильный свитер и кожаные сапоги, стоившие больше, чем Пейдж зарабатывала за неделю.

— Это Дженнифер Райнер, — представил ее Дуг, и та тепло улыбнулась.

— Пейдж уже давно здесь работает, так что успела наловчиться в наш их делах. — Дуг снова принялся возиться с кастрюлей. — Она покажет все, что нужно делать.

Пейдж протянула Дженнифер фартук и велела следовать за ней.

— Работа совсем простая. Мы разложим то, что приготовил Дуг, по тарелкам. Поскольку у нас всего одно основное блюдо, очередь выстраивается большая.

— У меня должно получиться, — сказала Дженнифер.

Пейдж легко могла понять двигавшие ею чувства. Наверное, Дженнифер жилось весьма благополучно и она хотела вернуть долг обществу.

— Еще мы должны разложить вилки и заполнить баночки с приправами, а после ужина вымыть посуду.

Когда они подошли к прилавку, Кевин взял свою трость и встал с табурета.

— Имею честь доложить, что вилки разложены и салфеточницы наполнены. — Он отсалютовал свободной рукой и улыбнулся.

— Вольно. — Пейдж улыбнулась в ответ и протянула ему ладонь. Но тут же убрала ее, сообразив, что Кевин опирается на трость правой рукой. — Меня зовут Пейдж, а ее — Дженнифер.

— Рад познакомиться. — Если даже Кевин заметил растерянность девушки, то не показал этого. — Я много о тебе наслышан.

— Что же именно? — спросила Пейдж с любопытством. Интересно, она действительно ему понравилась или ей это только кажется? Вообще–то она знала, что излучала симпатию к любому собеседнику, чем сразу же располагала людей к себе.

— Что ты — прекрасный ангел, — ответил Кевин, — источающий добро и свет.

— Так сказал Дуг? — спросила Пейдж, остолбенев. Надзиратель приюта вряд ли был способен на поэтические эпитеты. Неужели он видел ее перемещения?

— Нет, один старик. Он спросил, здесь ли ты, я ответил, что нет. Тогда он стал расхаживать взад–вперед и разговаривать сам с собой. — Кевин кивнул в дальний конец столовой. — А я невольно услышал его слова.

— Стенли Аддисон, — догадалась Пейдж облегченно. Этот старик вряд ли видел ее перемещения, а даже если и видел, ничего страшного. К тому же никто не обратит особого внимания на его бормотание.

— Он какой–то особенный? — спросила Дженнифер.

Пейдж кивнула, поняв, что чувства к старику отразились на ее лице.

— Он милый и совсем безобидный, хотя слегка помешанный, одинокий старичок. Мы так и не смогли найти никого из его родни. Я постаралась пристроить его в дом престарелых на Холме Готорна.

— Тогда ты действительно ангел, — сказала Дженнифер.

— По крайней мере, для мистера Аддисона, — добавил Кевин. — Может быть, он совсем не помешанный.

— Помогать людям — это моя работа, — ответила Пейдж смущенно и зарделась от взгляда голубых глаз Кевина. Она задумчиво потерла шею.

— Ладно, ребята! — крикнул Дуг. — Пора работать. Голодная толпа может ворваться в двери каждую минуту.

«Дуг в своем репертуаре», — подумала Пейдж и внезапно почувствовала сильную усталость. Ей действительно пора было как следует отдохнуть.

— У него золотое сердце, верно? — спросила Дженнифер, глядя на Дуга.

— Да, — согласилась Пейдж. — Но чаще всего он забывает, что мы не наемные рабочие, и ведет себя слишком вольно. Этим и объясняется текучесть кадров.

— По–моему, он хороший мужик, — сказала Дженнифер.

— Необработанный алмаз. — Пейдж посмотрела на ее левую руку. Обручального кольца не было. Неделя начиналась весьма интересно…

В течение следующих трех часов Пейдж, Дуг и новые работники обслуживали тридцать пять голодных человек, которые оказались выброшенными на улицу по тридцати пяти различным причинам. Некоторые предпочитали проводить ночь под открытым небом, остальные оставались спать в приюте. Когда все закончилось, Дуг пошел проводить Дженнифер до машины.

— Итак, мы управились? — Кевин остановился, опираясь одной рукой о стол, а другой вешая на крючок большую сковороду.

— Похоже. — Пейдж бросила свой фартук в мешок с грязным бельем.

Кевин повернулся и привалился к столу.

— Ты сейчас собираешься домой?

Пейдж задумалась над тем, что же он спросит дальше. Хотя его интерес к ней был очевиден, вряд ли парень отважится прямо сейчас пригласить ее на свидание. А если отважится, то она вряд ли согласится. Надо хотя бы как следует узнать друг друга. Пожалуй, следует потянуть время.

— Прежде чем уйти, я должна убедиться, что у Стенли все нормально, — сказала Пейдж.

— Стенли ушел, — ответил Кевин и поглядел на входную дверь.

Пейдж всплеснула руками. Под ее давлением Дуг выделил для Стенли постоянное место, но старик часто подолгу гулял на улице. Однако он почти всегда возвращался до того, как двери запирались на ночь.

— Надеюсь, он вернется, — сказала Пейдж.

— Ты собираешься ждать? — спросил Кевин.

— Хотя бы до тех пор, пока Дуг не запрет двери, Я уже почти что устроила Стенли на Холм Готорна, — ответила Пейдж и показала пальцами, что до этого события осталось совсем немного. — И мне хочется убедиться, что он за это время не попадет в аварию,

— Тебе так нравится этот старик? — В голосе Кевина чувствовалось уважение, словно он разделял ее желание помочь всем страждущим,

«Ага, — подумала Пейдж. — Если Кевин пришел работать сюда, значит, ему тоже нравится делать добрые дела». Она не могла сопротивляться одновременно и добрым словам, и доброму сердцу.

— Я преклоняюсь перед Стенли. Ему пришлось пережить слишком много, буквально все ополчилось против него, — ответила Пейдж и вздохнула. — На свете так много горя, и люди чаще всего не могут самостоятельно преодолеть его. Мне так хочется помочь им всем, но не могу. Это просто невозможно.

— Но ты все равно пытаешься, — сказал Кевин. — Большинство же не делает ничего.

— Может быть, но иногда я схожу с ума от собственного бессилия. — Пейдж замолчала, сообразив, что чуть было не проболталась о своей борьбе со сверхъестественным злом. Хотя Кевин был ей симпатичен, все равно стоило держать ухо востро.

— По–моему, ты слишком строга к себе. — Кевин взялся за трость, которая висела на краю стола. Некоторое время он мог стоять без опоры, а раздавая тарелки, сидел на табуретке или же стоял, привалившись к прилавку. Трость была нужна ему в основном при ходьбе.

— Какая красивая у тебя трость. Наверное, старинная? — спросила Пейдж, с любопытством разглядывая ее. Изогнутая серебристая ручка была покрыта затейливой резьбой, плавно переходившей на деревянную палку. Мастер обладал большим художественным вкусом.

— Вообще–то да. Семейная реликвия. — Кевин поднес трость прямо к ее глазам. От этого движения он потерял равновесие и чуть было не упал.

— Осторожно! — Пейдж успела вовремя подхватить его, но деревянный конец трости при этом ударил ее по руке. Она невольно разжала пальцы.

Трость отлетела в сторону, а Кевин уцепился за край стола.

— Извини. Я не всегда такой неловкий.

— Ничего… — Пейдж почувствовала неожиданное головокружение.

— Что с тобой? — Кевин схватил ее за руку. — Ты побледнела.

— Все нормально. — Она оперлась о стол, чтобы справиться с дрожью в ногах.

— Мне так не кажется, — ответил Кевин. — Может быть, тебя покусали какие–нибудь насекомые, которых могли принести эти бездомные?

— Просто я устала. — Пейдж махнула рукой. — Всю прошлую неделю вертелась то на работе, то здесь, так что минуты свободной не было.

Она не упомянула о том, что потратила все выходные, вместе с Пайпер развивая свою память. По словам Лео, причиной гибели многих добрых ведьм стало то, что они не могли вовремя вспомнить нужные заклинания. И ей вовсе не хотелось погибнуть из–за забывчивости.

Пейдж почувствовала новый приступ головокружения и схватилась за край стола.

— Кажется, мне нужно посидеть пару минут.

— Кажется, мне нужно отвезти тебя домой, — ответил Кевин ей в тон и усадил на табуретку.

Пейдж хотела было возразить, но поняла, что сказать ей нечего. Если она сама сядет за руль, то может просто отключиться по дороге. Пайпер была сейчас занята в клубе, а у Фиби еще не кончились курсы. Конечно, если позвонить Лео, он запросто переместится сюда. Но ближайшая автобусная остановка находится в нескольких кварталах от приюта, поэтому будет трудно объяснить, как он сумел добраться так быстро.

— Я согласна, если тебе нетрудно, — произнесла Пейдж.

— Конечно, не трудно, — улыбнулся Кевин. — А как же твоя машина?

— Ее заберет попозже мой зять, — ответила Пейдж, зевая.


* * * | Темная месть | * * *