home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Эпилог


Десятая рота открыла сезон смертей тремя неделями позже. Джозеф Мей стал первым. Он набирал воду, когда у ручья разорвалась шрапнель. Его новые очки сорвало с лица, одна линза разбилась, другая так густо окрасилась кровью, что стала похожа на алое стекло.

Весь тот день Легион провел в ожидании, пока битва гремела к северу от них. Орудия громыхали от рассвета до заката, но пороховой дым не перемещался, это доказывало, что атака мятежников повстанцев не принудила янки к отступлению.

Но всё же той же ночью, когда битва стихла, армия северян отступила вглубь, к новым позициям на запад. На рассвете было слышно, как они окапываются, и мятежники знали, что им предстоит тяжелая работа, если они хотят отбросить синебрюхих подальше от Ричмонда. В то утро умер Джеймс Блисдейл.

Он вскарабкался на дерево, чтобы достать яиц из гнезда, и снайпер янки прострелил ему затылок. Он умер еще до того, как свалился на землю. Старбак писал его матери, вдове, пытаясь подобрать слова и дать ей понять, что смерть сына была не напрасна.

"Нам всем его будет очень не хватать", - писал Старбак, но это было неправдой. Никто особенно не любил Блисдейла, но и не испытывал к нему неприязни. Град выстрелов оповестил его, что вылазка сержанта Траслоу наткнулась на вражеского снайпера, но Траслоу вернулся расстроенным.

- Сукин сын удрал, - сказал сержант и обернулся в сторону майора Бёрда.

- Совсем слетел с катушек.

Майор Бёрд и правда вел себя намного странней обычного. Он двигался по лагерю странными зигзагообразными движениями, то переступая вперед, то останавливаясь, сомкнув вместе ноги и вытянув вперед руку, прежде чем сделать полный поворот и по новой начать эту странную последовательность движений.

Каждый раз он прерывал свой странный танец, чтобы объявить той или иной группе солдат, чтобы были готовы выступить через полчаса.

- Рехнулся, - повторил Траслоу, после продолжительного наблюдения за странной походкой майора.

- Учусь танцевать, - объявил Старбаку Бёрд, сделав очередной поворот со своей воображаемой партнершей в ободранных руках.

- Зачем? - удивился Старбак.

- Потому что умение танцевать - признак хороших манер в высшем обществе. Мой зять повысил меня до подполковника.

- Отличные новости, Дятел! - от души поздравил его Старбак.

- Я бы сказал, что у него не осталось выбора после того, как Адам отказался в этом участвовать, - Дятел Бёрд, несмотря на свое знаменитое пренебрежение военной иерархией, не скрывал удовольствия.

- Выбора у него не оставалось после того, как все проголосовали за вас, - проворчал Траслоу.

- Проголосовали! Вы полагаете, я обязан своему высокому статусу какой-то там демократии? Более того, охлократии? Я гений, сержант, гений, что кометой взметнулся ввысь сквозь скопление заурядностей! И метафоры я тоже замешиваю хорошо, - Бёрд воззрился на лежащую на коленях Старбака бумагу. - Пишешь метафоры матушке Блисдейл, Нат?

- Всякую чепуху, Дятел, как обычно.

- Напиши что-нибудь новенькое. Например, что ее сынуля окутан славой, что он освободился от цепей земных и теперь музицирует в небесном хоре, что он счастлив в лоне Авраамовом.

Саре Блисдейл нравится подобная чушь, дура дурой. Полчаса, Старбак. Потом мы выступаем, - Бёрд, пританцовывая, удалился, вертясь с невидимым партнером по усеянному коровьим навозом полю, где по звездным небом ночевал Легион.

Генерал Ли, выпрямившись, сидел верхом на серой лошади у дороги, по которой маршировал Легион. Окруженный своими штабистами, он касался шляпы, приветствуя каждую проходящую мимо роту.

- Мы должны отбросить их, - доверительным тоном обращался он к каждой роте. Периодически он заговаривал с Вашингтоном Фалконером, но беседы выходили короткими и натянутыми.

- Гоните их, ребята, гоните! - повторил Ли, на этот раз обращаясь к роте, маршировавшей прямо перед подразделением Старбака. Когда же генерал снова обернулся к Фалконеру, он с недоумением обнаружил, что бригадный генерал исчез.

- Надавите на них, Фалконер! - крикнул Ли ему вслед, удивленный неожиданным отбытием генерала.

Кого не удивило внезапное исчезновение Фалконера, так это легионеров. Они уже заметили, с какой старательностью их генерал избегает одиннадцатую роту. Он обедал с офицерами всех остальных полков своей бригады, но упорно игнорировал Легион, опасаясь, что таким образом признает присутствие Старбака.

Фалконер объяснил свое поведение Свинерду тем, что не желал проявлять фаворитизм по отношению к полку, что нес его имя, и, утверждал он, по этой же причине он отказался от назначения командиром Легиона своего сына. Но этой сказке уже никто не верил.

Поговаривали, что приболевший Адам находился в доме отца, хотя некоторые, вроде Бёрда и Траслоу, подозревали, что источником "болезни" является возвращение Старбака. Сам же Нат отказывался обсуждать этот вопрос.

- Гоните их, ребята, гоните, - обратился Ли к роте легкой пехоты и снова коснулся свой шляпы. За спиной генерала простиралась земля с обгорелыми и расщепленными деревьями - следы вчерашнего сражения.

Несколько негров собирали трупы и сваливали их в свежевыкопанную яму. Сразу за поворотом с дерева свисал еще один черный. На груди висела табличка с неграмотной надписью:

"Этот ниггер был проводником янки".

Ли, следовавший за одиннадцатой ротой по дороге, с раздражением приказал убрать тело.

Ли отстал от Легиона на перекрестке, у которого располагалась таверна, предлагавшая ночлег за пять центов. На крыльце таверны сидели унылые пленники-янки под охраной двух солдат из Джорджии, которым можно было дать лет четырнадцать лишь с большим натягом.

В полумиле в полете разорвался снаряд. Сначала появился лишь дымок - внезапный и тихий, мгновением позже раздался взрыв. Следом тут же разнесся треск ружейной стрельбы, распугавший стайку птиц, усевшихся на деревьях. Артиллерийская батарея Конфедерации развернула свои орудия в поле по правую сторону дороги.

Пока одни канониры отводили лошадей подальше от пушек, другие наполняли ведра грязной водой. Артиллеристы производили впечатление знающих свое дело людей, занимавшихся привычными приготовлениями.

- Полковник Бёрд, полковник Бёрд! - вдоль марширующей колонны Легиона скакал капитан Мокси. - Где полковник Бёрд?

- В лесу, - ответил сержант Хаттон.

- Что он делает в лесу?

- Ну а вы как думаете?

Мокси развернул коня:

- Ему приказано прибыть к генералу Фалконеру. Вон там мельница, - он махнул рукой в сторону проселочной дороги. - Ему приказано прибыть туда, это мельница Гейнса.

- Передадим, - пообещал Траслоу.

Мокси, ненароком поймав взгляд Старбака, тут же пришпорил коня и ускакал.

- Вряд ли мы увидим его в сегодняшнем бою, - сухо заметил Траслоу.

Легионеры стояли у дороги, пока Бёрд узнавал, какая же судьба им уготована. Янки определенно были поблизости, ибо снаряды орудий мятежников разрывались над ближайшим лесом.

Выстрелы из винтовок раздавались неожиданно, залпами, словно бы разведчики обеих сторон медленно продвигались вперед, прощупывая врага. Легион ждал, а солнце тем временем поднималось всё выше и выше.

Где-то впереди показалось огромное облако пыли, означавшее, что по дороге кто-то передвигается. Были ли это отступающие янки или наступающие мятежники, не знал никто. Прошло утро. Легионеры организовали себе холодный обед из сухарей, сырого риса и воды.

Бёрд вернулся в расположение Легиона после полудня и немедленно собрал всех офицеров. В полумиле от Легиона, объяснил он, располагается лесополоса. Деревья скрывали долину с крутыми спусками, сквозь которую бежал ручей, по болотистой местности в сторону Чикахомини.

Янки окопались на дальнем берегу ручья. И именно этих сукиных детей предстояло выкурить Легиону.

- Мы будем передовым отрядом, - объяснял ротным Бёрд. - Ребята из Арканзаса - на нашем левом фланге. Остальная бригада будет позади нас.

- А бригадир будет позади бригады, - заметил со своим мягким ирландским акцентом капитан Мерфи.

Бёрд притворился, что не услышал ехидного замечания.

- Река находится недалеко от янки, за их спиной, - продолжил он, - и Джексон уже выступил, чтобы отрезать им путь. Так что, возможно, сегодня мы с ними и покончим.

"Каменная стена" Джексон привел свою армию на полуостров после того, как вытеснил янки из долины Шенандоа.

Войска северян в Шенандоа численно превосходили Джексона, но он марш-броском сначала окружил их, затем преподал жестокий, кровавый урок. И теперь его войска находились под командованием Ли. Противостояла же им неуклюжая и нерешительная армия Макклелана.

Эта армия после сражения у перекрестка не наступала и не отступала. Вместо этого она была занята организацией новой базы снабжения у реки Джеймс.

Джеб Стюарт прошелся с тысячей двухстами кавалеристами-южанами по всей армию северян, с презрением насмехаясь над беспомощностью Макклелана. Патриоты Юга получили нового героя.

Полковник Лассан участвовал в рейде Стюарта и теперь рассказывал об этом Старбаку:

- Это просто великолепно! - с восторгом отзывался он. - В лучших традициях французской кавалерии!

Он приволок три бутылки бренди, украденного у янки, и разделил их с офицерами Легиона. Вечер был наполнен его рассказами о далеких и давних битвах.

И все же Макклелана не победить кавалерией, какой бы блистательной она ни была. Северян разобьет пехота - вроде той, что вел сейчас к лесам у ручья Бёрд. Стоял изнуряющий, знойный день.

Весна перетекла в лето, от цветов не осталось и следа, и грязные дороги полуострова высохли, превратившись в потрескавшуюся корку, от которой поднимались клубы пыли всякий раз, когда по ней проходили люди или лошади.

Бёрд развернул восемь рот Легиона в две шеренги. Небольшой батальон из Арканзаса занял позицию на левом фланге, за ротой Старбака. Они подняли свои знамена. Одно из них представляло собой старомодный флаг Конфедерации с тремя полосами. На другом же знамени черного цвета располагалось грубоватое изображение змеи, свернувшейся в кольцо.

- Не наш флаг, вообще-то, - признался арканзаский майор Старбаку, - но он, собственно, пришелся нам по душе, так что мы его забрали. Раньше он принадлежал каким-то ребятам из Нью-Джерси.

Пустив густую струю табачной слюны, он рассказал Старбаку о том, как он и его солдаты прибыли добровольцами в Ричмонд в самом начале войны.

- Кое-кто из ребят хотел вернуться домой в Арканзас после Манассаса, и я мог их понять, но не переставал твердить, что живых янки легче найти здесь, чем дома, так что, думаю, мы продолжим сеять смерть.

Его звали Хаксалл, а его батальон насчитывал немногим более двухсот солдат, таких же худых и косматых, как и сам Хаксалл.

- Удачи вам капитан, - сказал он Старбаку, и, ссутулившись, поспешил к своему небольшому батальону, когда полковник Свинерд отдал приказ выдвигаться.

Перевалило за полдень, и Свинерд едва держался в седле, к вечеру его уже развезет, а к полуночи он будет в бессознательном состоянии.

- Вперед! - прокричал Свинерд, и Легион двинулся к тенистому лесу.

- Кто-нибудь знает, где мы находимся? - поинтересовался у одиннадцатой роты сержант Хаттон.

Никто не знал. Это был очередной участок заболоченного леса, над которым начали рваться снаряды. Старбак слышал, как они свистели в деревьях, а сыпавшиеся время от времени листья указывали место, где снаряд прошивал кроны.

Некоторые снаряды разрывались в лесу, другие с воем пролетали над Легионом, к батарее конфедератов в поле за их спиной. Пушки мятежников отвечали, наполнив небо грозовыми раскатами артиллерийской дуэли.

- Застрельщики! - закричал майор Хинтон.

- Вперед, Нат! - мимоходом бросил он, и рота Старбака послушно вышла из строя, побежала вперед и рассыпалась цепью в пятидесяти шагах перед остальными ротами.

Рота разбилась на отряды из четырех солдат, но Старбак, будучи офицером, остался в одиночестве и внезапно почувствовал себя очень уязвимым. На нем не было знаков отличия, которые могли бы выдать врагу, что он офицер - ни сабли, ни аксельбантов, ни металлических планок на воротнике, а его одиночество, похоже, делало его легкой мишенью.

Он всматривался в край леса, гадая, ожидают ли их там застрельщики северян, или что еще хуже, зеленые тени скрывают смертоносных снайперов с их телескопическими прицелами и смертоносными винтовками.

Он чувствовал, как колотится сердце, и каждый шаг требовал настоящего усилия. Он инстинктивно прижал деревянный приклад винтовки к животу в готовности открыть огонь. Снаряд разорвался всего в нескольких ярдах впереди, и шрапнель со свистом пролетела мимо плеча.

- Рады возвращению, да? - ухмыльнулся ему Траслоу.

- Просто мечтал подобным образом провести вечер пятницы, - ответил Старбак, удивившись своему пренебрежению к опасности.

Он оглянулся, чтобы убедиться, что солдаты не отстают, и был поражен, увидев, что Легион был всего лишь небольшим звеном в серомундирной цепи пехоты, которая простиралась слева от него более чем на полмили.

На мгновение он даже забыл свой страх, глазея на тысячи людей в колышущейся цепи атакующих, идущих вперед под своими яркими знаменами.

Снаряд разорвался перед Старбаком, снова приковав его внимание к лесу. Он поспешил пройти мимо опаленного участка болота, где в грязи дымился осколок снаряда.

Раздался звук очередного взрыва, на этот раз позади Старбака и такой силы, что по всей местности пронеслась волна горячего воздуха. Обернувшись, Старбак увидел, что снаряд северян попал в орудийный передок, загруженный боеприпасами. Из разбитого транспорта повалил дым, и оставшаяся без седока лошадь похромала прочь от пламени.

Выстрелило ближайшее орудие, выбросив облако дыма на двадцать ярдов вслед за своим снарядом. Вырвавшаяся из жерла пушки ударная волна пригнула к земле траву. Развертывалась вторая шеренга бригады Фалконера, а где-то оркестр играл популярную в Ричмонде песню "Господь защитит правое дело".

Старбаку хотелось бы, чтобы оркестр заиграл что-нибудь более мелодичное, но войдя в лес, где зеленая листва не пропускала палящие лучи солнца, он забыл о музыке. Впереди по ковру из листьев пробежала белка.

- Когда мы в последний раз ели белку? - спросил он Траслоу.

- Мы отъедались ими до отвала в ваше отсутствие, - ответил сержант.

- С удовольствием съел бы сейчас жаренную белку, - сказал Старбак. Всего год назад его бы стошнило при мысли о поедании белки, но теперь он разделял солдатское пристрастие к молодым жаренным белкам. Мясо старых животных было намного жестче, и его тушили.

- Сегодня мы полакомимся пайками янки, - облизнулся Траслоу.

- Верно, - ответил Старбак.

Так куда же запропастились вражеские стрелки? Где их снайперы? Снаряд пролетел сквозь кроны деревьев, вспугнув голубей. Где же, черт его дери, ручей и болота?

И вдруг он увидел кромку долины, а за ней высокий лес у дальнего склона, под деревьями виднелась свежевырытая земля, и он понял, что янки окопались у того холма, используя его как огромный земляной форт.

- Вперед! - крикнул он.

- Вперед! - он интуитивно понял, что сейчас должно произойти.

- В атаку! - заорал он, и весь мир взорвался.

Всю дальняя стороны долины неожиданно затянуло полосой словно появившегося из-под земли тумана. За секунду до этого там были лишь листва и ветки, а теперь всё покрылось пеленой белого дыма.

Звук последовал мгновением спустя, принеся с собой шквал пуль, которые прошивали и расщепляли зелены деревьев. Солдаты с противоположной стороны долины стреляли и вопили, а солдаты на стороне Старбака умирали.

Кто-то крикнул:

- Сержанта Картера ранило!

- Не останавливаться! - заревел Старбак.

Было бессмысленным оставаться на опушке леса, чтобы стать легкой добычей янки. Пороховой дым рассеялся, и он разглядел скопление синих мундиров у дальнего леса, а на вершине склона над ними, выстроились в линию пушки за свежевырытым валом.

Из рядов синемундирников вырывались вспышки выстрелов, а потом вступила пушка, окутав деревья сероватым дымом. Какой-то солдат заорал, когда его выпотрошила картечь, другой, истекая кровью, полз к основной части Легиона, которая зашла вслед за застрельщиками в лес.

Деревья над головой Старбака издавали такой звук, словно их настиг неожиданный шторм. Всё новые пушки присоединялись к канонаде, наполнив лес воем и визгом картечи.

Винтовочные пули сухо щелкали и со свистом пролетали мимо. Страх комком застрял в горле у Старбака, но спасение лежало в продвижении вперед и спуске в зеленую долину.

Он перепрыгнул через кочку и скользя помчался вниз по крутому склону. Арканзасцы завопили боевой клич мятежников. Один из них покатился вниз по склону, окрашивая кровью опавшие листья.

Ружейный огонь янки перешел в постоянный грохот, непрерывную громкую трескотню, когда сотни винтовок простреливали долину.

Амоса Паркса ранило в живот, откинув назад, словно его лягнул мул. Над головой пронесся очередной залп картечи, обрушив вниз дождь из сорванных листьев и сломанных веток. Единственная надежда на спасение Легиона состояла в непрерывном беге вперед, чтобы таким образом опередить врага.

- Примкнуть штыки! - закричал Хаксалл слева от Старбака.

- Не останавливаться! - крикнул своим солдатам Старбак.

Он не хотел, чтобы солдаты замедлили продвижение, прикрепляя неуклюжие штыки. Лучше дойти до болота внизу долины, где полоска черной стоячей воды прерывалась сломанными и поваленными деревьями и топкими берегами.

Вне всякого сомнения, где-то посередине болота тек ручей, но Старбак его не видел. Он достиг подножия холма и перепрыгнул через лежащее бревно, а потом еще раз, на поросший густой травой берег.

Впереди пуля оставила рябь на воде, а другая расщепила гнилое бревно. Он прошлёпал по полоске воды, а потом поскользнулся, пытаясь взобраться на небольшой участок твердой почвы, покрытый скользкой глиной. Он упал лицом на траву, от янки его защищал огромный наполовину сгнивший ствол.

Старбак почувствовал искушение так и остаться лежать, укрывшись за этим бревном, но он знал, что его задача - заставить солдат продолжать движение.

- Вперед! - заорал он, гадая, почему никто не выкрикивает боевой клич мятежников, но когда попытался встать, чья-то рука хлопнула его по спине, заставив опять пригнуться.

Это был сержант Траслоу.

- Забудьте об этом! - сказал Траслоу.

Вся рота припала к земле. И не только его рота, но и весь Легион. Да и все атакующие мятежники нашли укрытие, потому что по долине свистели пули янки, наполняя ее визгом и завыванием картечи и густым пороховым дымом.

Старбак поднял голову и увидел, что противоположный край долины окутан дымом, над которым развевались красно-белые полосы флага янки. Пуля врезалась в бревно всего в нескольких дюймах от его лица, и щепка отскочила ему в щеку.

- Пригните голову, - буркнул Траслоу. Старбак развернулся.

Все, кого он мог рассмотреть, были мертвы. Остальные скорчились за деревьями или спрятались в подлеске. Основная часть Легиона еще находилась на вершине холма и залегла на землю в лесу.

Лишь застрельщики добрались до дна долины, и не всем удалось это сделать без повреждений.

- Картер Хаттон погиб, - сообщил Траслоу, - так что Бог знает, как теперь будет справляться его жена.

- У него есть дети? - спросил Старбак и обругал себя за то, что пришлось это выяснять. Офицер должен знать такие вещи.

- Мальчик и девочка. Мальчишка - идиот, пускающий слюни. Лучше бы док Билли задушил его при рождении, как обычно делает, - Траслоу поднял винтовку над бревном, быстро прицелился, выстрелил и снова пригнулся.

- А девчонка глуха, как пробка. Не стоило Картеру жениться на этой чертовой бабе, - он надкусил патрон.

- Женщины из этой семье всегда рожали слабое потомство. Нет ничего хорошего в том, чтоб жениться из-за смазливого личика. Жениться нужно на сильных.

- А вы ради чего женились? - спросил Старбак.

- Из-за смазливого личика, конечно.

- Я просил Салли выйти за меня, - неуклюже признался Старбак.

- И?

Старбак встал на колени, нацелил винтовку на вершину холма и нажал на спусковой крючок, опустившись обратно за секунду до того, как пчелиный рой пуль вонзился в дерево.

- Она меня отвергла, - признался он.

- Так у девчонки еще остался кой-какой здравый смысл? - осклабился Траслоу. Он перезарядил винтовку в лежачем положении.

Янки радостно кричали, потому что так запросто остановили атаку конфедератов, но потом вопль мятежников провозгласил прибытие второй шеренги бригады Фалконера, и янки, казалось, удвоили силу огня, стреляя в новоприбывших между деревьями.

Некоторые солдаты из первой шеренги смогли перебраться через вершину холма и спуститься вниз по склону в поисках укрытия.

Пушки стреляли прямой наводкой, выбивая людей из серой шеренги. Старбак испытывал искушение попытаться продвинуться еще на несколько ярдов, но вторая линия атакующих припала к земле еще быстрее, чем первая, а янки простреливали долину из винтовок, вода и грязь бурлили от пуль.

- Эти сволочи сегодня не на шутку разозлились, - проворчал Траслоу.

- Думаю, мы здесь до ночи застрянем, - сказал Старбак, достав из патрона пулю. Он высыпал порох в дуло и выплюнул туда пулю. - Выберемся только в темноте.

- Если только ублюдки не побегут, - заметил Траслоу, хотя и без оптимизма. - Вот что я вам скажу. Фалконера мы здесь не увидим. Он не хочет в штаны наложить.

Траслоу нашел в упавшем дереве нишу, из которой искоса мог рассмотреть склон, занятый противником. Большая часть врагов лежала на земле, в ямах и окопах, но Траслоу нашел мишень на вершине и тщательно прицелился.

- Есть, - произнес он, спустив курок.

- Она и правда вас отвергла?

- Устроила мне настоящую головомойку, - признался Старбак, утрамбовывая шомполом очередную пулю.

- Да, она жесткая, - отозвался Траслоу со сдержанным восхищением.

Заряд картечи срезал верхние ветви, вызвав дождь из листьев и щепок.

- Вся в отца.

Старбак встал на колено, выстрелил и снова пригнулся. Когда в бревно вонзились ответные пули, он гадал, как у Салли идут дела с ее новым занятием.

Возможности посетить Ричмонд не было, да и не будет, пока они не отгонят янки подальше от города, но когда это случится, и Старбак, и Траслоу собирались посетить Салли.

У Старбака были в городе и другие дела. Он хотел по-соседски навестить лейтенанта Гиллеспи. Он наслаждался этим предвкушением мести, как и предвкушением новой встречи с Джулией Гордон.

Если она и правда готова его принять, потому что он подозревал, что ее верность Адаму, скорее всего, вынудит ее закрыть перед ним двери.

Северяне начали издеваться над застрявшими мятежниками.

- Что, растеряли весь кураж? Где же твой боевой клич, Джонни? Теперь рабы тебе не помогут!

Эти крики резко прекратились, когда наконец-то к вершине дальнего холма подошла артиллерия южан и начала закидывать врага снарядами. Траслоу рискнул высунуться и оглядеть склон.

- Они хорошо окопались, - сказал он.

Слишком хорошо, чтобы их можно было легко сдвинуть с места, посчитал Старбак, а это значило, что роте предстоит долгое и жаркое ожидание. Он снял серый китель и бросил его у поваленного дерева, а потом сел, оперевшись о гнилое бревно спиной, чтобы попытаться определить, где именно залегли его люди.

В поле зрения находились лишь мертвецы.

- Кто это? - спросил он, указывая на распластанное тело, лежащее лицом вниз в луже, примерно в тридцати ярдах. В сером кителе зияла огромная дыра, в которой виднелась смесь крови, мух и кусочек белого ребра.

- Феликс Ваггонер, - ответил Траслоу, бросив беглый взгляд.

- Откуда вам знать, что это не Питер? - удивился Старбак. Питер и Феликс были близнецами.

- Сегодня была очередь Феликса надевать хорошие башмаки, - объяснил Траслоу. Где-то застонал раненый, но никто не сдвинулся с места, чтобы ему помочь. Долина превратилась в смертельную мышеловку. Пушки северян не могли опустить дула настолько, чтобы простреливать дно долины картечью, но стрелки-янки прекрасно видели всех, кто пытался двигаться по болоту, так что раненому придется и дальше страдать.

- Старбак! - окликнул его полковник Бёрд откуда-то с края долины. - Ты можешь двигаться?

- Давай, Старбак! Только двинься! - крикнул янки, и внезапно целая группа врагов начала с издевкой повторять его имя, вызывая поставить на кон свою жизнь против их винтовок.

- Нет, Дятел! - прокричал в ответ Старбак.

В лесу снова стало тихо, то есть настолько тихо, насколько это возможно во время сражения. В небе над головами по-прежнему гремела артиллерийская дуэль, и примерно каждые полчаса крещендо винтовочных выстрелов и криков отмечало очередную попытку мятежников направить через болото бригаду или батальон, но здесь ситуацией владели янки, и они не собирались сдаваться.

Это был арьергард, размещенный к северу от Чикахомини для защиты мостов, в то время как остальная часть армии пересекла реку, встав в южной части полуострова, который, как объявил Макклелан, станет новым опорным пунктом его операций.

До сего момента пароходы разгружались в Форте Монро или Вест-Пойнте на реке Йорк, но теперь им придется плыть до причала Гаррисона на реке Джеймс.

Макклелан назвал передислокацию на юг изменением опорного пункта и объявил, что подобного не было в военных анналах, но большей части солдат эта передислокация показалась скорее похожей на отступление, вот почему они получали такое удовольствие, заставив мятежников залечь на дне этой болотистой и порождающей лихорадку долины, которая тянулась на милю к северу от реки Чикахомини.

И каждый час, который им удавалось удерживать мятежников, был тем часом, когда армия северян могла переправиться по ненадежным мостам через реку на относительно безопасный южный берег.

Старбак вытащил из кармана библию своего брата, открыл ее на пустых страницах в конце и огрызком карандаша записал имена погибших на сей момент солдат. Он уже знал про сержанта Картера Хаттона, Феликса Ваггонера и Амоса Паркса, но теперь выяснил еще шесть имен, окликнув находившихся поблизости солдат.

- Мы терпим поражение, - сказал Старбак, положив библию поверх ненужного кителя.

- Ага.

Траслоу выстрелил через дыру в бревне, и дымка от его винтовки оказалось достаточно, чтобы вызвать сердитый ответ от пары десятков северян.

Пули вгрызались в гнилую древесину, посылая в воздух щепки. Выстрелил солдат из Арканзаса, а за ним другой из одиннадцатой роты, но теперь стрельба стала несистематической.

В этой части долины не было запасов провизии, а генерал Фалконер не делал никаких попыток вытащить своих людей из их укрытий в грязи.

Чуть дальше вдоль долины, вне поля зрения Старбака, более продолжительная атака вызвала ураганную стрельбу из винтовок и пушек, которая постепенно затихла, когда наступление провалилось.

По тому клочку глинистого берега, где нашли пристанище Старбак и Траслоу, проскользнула черная змея. На ее голове был белый рисунок.

- Медноголовая змея? - спросил Старбак.

- Вы кой-чему научились, - одобрительно отозвался Траслоу. Медноголовая змея остановилась у края воды, пробуя воздух языком, а потом поплыла вверх по течению и исчезла в клубке спутанных веток.

На противоположном конце долины занялся пожар, горела палая листва под поваленным деревом. Старбак почесал живот, обнаружив дюжину клещей, присосавшихся к коже. Он попытался их снять, но головы отломились и остались в теле.

Послеполуденная жара была густой и влажной, а вода в болоте - застойной. Вода из фляжки была теплой и солоноватой на вкус. Он прихлопнул комара. Где-то вверх по течению, за поворотом реки и вне поля зрения, должно быть, только что началась очередная атака, потому что донеслись крики и треск стрельбы. Атака длилась пару минут, а потом всё стихло.

- Бедняги, - сказал Траслоу.

- Давайте, мятежники! Не стесняйтесь! У нас и на вас хватит пуль! - крикнул янки, расхохотавшись, когда не дождался ответа. День становился всё жарче. У Старбака не было часов, и он пытался по теням понять, прошел ли уже полдень, но казалось, будто солнце не двигается.

- Может, сегодня вечером нам не удастся поужинать пайком янки.

- А я хотел кофейку выпить, - с тоской произнес Траслоу.

- Нынче в Ричмонде настоящий кофе по тридцать баксов за фунт, - сказал Старбак.

- Не может такого быть.

- Абсолютно точно, - ответил Старбак, а потом развернулся, подняв голову, и нацелил винтовку на окоп, который словно шрам прочерчивал противоположный склон. Он выстрелил и опустился в ожидании привычной ответной пальбы по дрожащему гнилому стволу, но вместо этого янки стали кричать друг другу, чтобы не стреляли.

Пара пуль вонзилась в бревно, но в тот же момент властный голос потребовал от северян прекратить стрельбу. Кто-то с грустью поинтересовался, что случилось, а потом пара десятков голосов прокричала, что теперь безопасно. Траслоу в недоумении уставился на занятую мятежниками сторону долины.

- Вот сукин сын, - пораженно буркнул он.

Старбак обернулся.

- Боже мой, - произнес он. Северяне прекратили стрельбу, и Старбак крикнул своим, чтобы сделали то же самое.

- Не стрелять! - заорал он. Полковник Бёрд отдавал такой же приказ на вершине холма.

Потому что на поле боя появился Адам.

Он не пытался укрыться, а просто вышагивал, словно наслаждаясь послеобеденной прогулкой. Он был одет в гражданскую одежду и безоружен, хотя не это убедило янки прекратить стрельбу, а флаг, который он нес.

Адам держал звездно-полосатый флаг и размахивал им, медленно продвигаясь вниз по склону. Как только стрельба прекратилась, он остановился и обернул флаг через плечо, как накидку.

- У него совсем мозги расплавились, - заявил Траслоу.

- Я так не думаю.

Старбак сложил руки у рта:

- Адам!

Адам сменил направление, спускаясь наискосок в сторону Старбака.

- Я искал тебя, Нат! - радостно прокричал он.

- Пригни голову!

- Зачем? Никто не стреляет, - Адам посмотрел на вражеский склон, и некоторые янки приветствовали его криками. Другие спрашивали, что ему нужно, но в ответ он лишь помахал им.

- Что ты делаешь, чёрт возьми? - Старбак пытался держать голову ниже импровизированного укрытия из изрешеченного пулями гнилого бревна.

- То, что ты мне велел, конечно же, - Адам скривился, потому что ему пришлось переходить через участок вонючего болота, а на нем были лучшие ботинки. - Здравствуйте, Траслоу. Как ваши дела?

- Думаю, бывали и лучше, - подозрительно отозвался Траслоу.

- Я виделся с вашей дочерью в Ричмонде. Боюсь, что я не был с ней любезен. Вы извинитесь перед ней за меня? - Адам прихрамывая перебрался через грязь и воду и достиг более сухого клочка, где укрывались Траслоу и Старбак.

Он беспечно стоял во весь рост, будто бы и не было никакого сражения. Но в этот момент действительно в этой части долины настало затишье. Солдаты с обеих сторон высунулись из укрытий, чтобы поглазеть на Адама, недоумевая, что за придурок так нахально лезет в самую гущу стрельбы.

Офицер-янки крикнул, спрашивая, что ему нужно, но Адам просто снова махнул рукой, предполагая этим жестом, что скоро всё прояснится.

- Ты был прав, Нат, - сказал он Старбаку.

- Адам, Бога ради, пригнись!

Адам улыбнулся.

- Бога ради, Нат, я распрямился.

Он махнул в сторону вражеского склона.

- Я делаю то же, что и ты - меняю стороны. Собираюсь драться за Север. Можешь сказать, что я дезертировал. Хочешь пойти со мной?

- Просто пригнись, Адам.

Но вместо того, чтобы найти укрытие, Адам осмотрел зеленую и влажную долину, словно ни один мертвец не гнил в застывшем воздухе.

- Я не убоюсь зла [32], Нат. Больше нет.

Он вытащил из кармана кителя связку писем, перевязанных зеленой лентой.

- Ты проследишь, чтобы их получила Джулия?

- Адам! - взмолился сидящий в грязи Старбак.

- Это ее письма. Они должны вернуться к ней. Видишь ли, она не пойдет за мной. Я просил ее, и она отказала, а потом всё стало еще хуже, короче говоря, мы не поженимся.

Он бросил пачку писем на сложенный китель Старбака и заметил там библию. Адам нагнулся, поднял ее и пролистал.

- Ты еще читаешь библию, Нат? Похоже, это больше не та книга, которая тебе нужна. Я думал, тебе больше по душе придется руководство по разделке свиных туш.

Он посмотрел Старбаку в глаза.

- Почему бы тебе сейчас не встать и не пойти со мной, Нат? Спаси свою душу, друг мой.

- Пригнись!

Адам рассмеялся в ответ на опасения Старбака.

- Я делаю Божье дело, Нат, так что Господь за мной присмотрит. Но ты? Ты лошадка другой масти, разве нет? - он вытащил из кармана карандаш и что-то написал в библии Старбака, а потом бросил ее рядом с письмами.

- Несколько мгновений назад я рассказал отцу о том, что собираюсь сделать. Сказал, что исполняю волю Господа, но отец считает, что это всё твоя работа, а не Господа, ну и пусть так думает, правда? - Адам кинул последний взгляд на склон мятежников, а потом повернулся в сторону янки.

- Прощай, Нат, - сказал он, взмахнув ярким флагом в теплом воздухе, и перебравшись через черное бревно побрел по колено в воде на другую сторону долины. Он потерял свои ботинки в глинистом дне ручья посередине болота, и шел в одних носках. Легкая хромота, вызванная пулей янки, которая попала в него при Манассасе, стала заметней, когда Адам начал взбираться на холм по ту сторону трясины.

- Он рехнулся! - заявил Траслоу.

- Просто чертов идиот, - ответил Старбак. - Адам! - крикнул он, но тот лишь взмахнул ярким флагом и продолжал идти вперед. Старбак встал на колено и выпрямился. - Адам! Вернись! - выкрикнул он из-за поваленного дерева.

- Бога ради, Адам! Вернись!

Но Адам даже не обернулся, он просто взбирался вверх по поросшему лесом противоположному склону долины и исчез в том месте, где вывороченная земля обозначала окопы янки на вершине холма.

Исчезновение Адама разрушило чары, которые держали противников в напряжении. Кто-то выкрикнул приказ открыть огонь, и Старбак пригнулся за бревном ровно за секунду до того, как по всей долине засвистели и защелкали пули.

Дым потянулся среди листвы и над темной водой, между поваленными деревьеми и над мертвыми солдатами.

Старбак подобрал библию. Адам отметил страницу где-то посередине книги, и Старбак листал ее, чтобы найти послание друга.

Пули хлестали долину, пока он переходил от Псалтиря к Притчам и Песне Песней. А потом он нашел это, обведенный в кружок двенадцатый стих шестьдесят пятой главы книги Исайи [33]. Старбак прочитал его и внезапно ощутил холод, несмотря на стоящую в долине удушающую жару. Он быстро закрыл библию.

- Что там говорится? - спросил Траслоу. Он заметил, как Старбак побледнел.

- Ничего, - отрезал тот и положил библию обратно в карман старого поношенного кителя, а потом надел его на себя.

Он опустил письма в карман и натянул через голову скатку с одеялом.

- Абсолютно ничего, - повторил он, подобрав винтовку и проверив, на месте ли капсюль.

- Давайте-ка прибьем нескольких чертовых янки, - сказал Старбак и зажмурился, потому что вся долина вдруг наполнилась грохотом убийств.

Грохотала артиллерия, трещали винтовки. Демонический крик мятежников разнесся над деревьями, и новый штурм погнал по долине серую массу. Еще одна пехотная бригада, прибывшая поддержать наступление, заняла левый фланг арканзасцев майора Хаксалла. Новоприбывшие во всю глотку завопили свой боевой клич, несясь вниз по склону.

Янки открыли ответный огонь, пламя от ружейных выстрелов клинками прорезало удлинившиеся тени. На дальней стороне долины грохотали пушки, выплевывая клубы едкого дыма.

Шрапнель орудий северян пробивала огромные бреши в рядах конфедератов, оставляя кровавые разводы на лесной подстилке. И все же люди в сером и коричневом продолжали идти. Они выбегали из леса, неслись по залитому кровью склону, и наконец вся долина оказалась заполнена вопящими солдатами, пробивающимися вперед, сквозь грязь и утонувших мертвецов.

Старбак встал:

- Легкая пехота! В атаку! За мной, бегом!

Ему было на всё плевать. Господь проклял его, предоставив потерянной душе скитаться во мраке. Перед ним висела дымовая завеса, озарявшияся вспышками выстрелов.

Старбак закричал. Это был не боевой клич мятежников, а просто крик человека, знавшего, что душа его навеки проклята. Он забежал в ручей, с усилием пробиваясь сквозь вязкую грязь.

Он увидел, как янки, укрывшийся в окопе, взял кого-то на прицел. И тут же стрелка отбросило назад выстрелом со стороны мятежников.

Еще один северянин выкарабкался из ямы и начал подниматься вверх. Старбак посмотрел мимо удирающего солдата и подумал, что, наверное, именно так выглядел Бэллс-Блафф для умирающих янки в тот день, когда он сам и другие мятежники выстроились на хребте и обрушивали смертоносный огонь на их беспомощные ряды.

- Вперед! - закричал он. - Убивайте ублюдков, вперед! - и Старбак сам рванулся вперед по склону, карабкаясь по корням и через кустарник. Он пробежал мимо двух опустевших стрелковых окопов, и вдруг Нат уловил движение справа от себя. Бросив туда взгляд, он увидел еще один окоп, наполовину скрытый кустарником.

В него целился янки. Старбак бросил свое тело вперед, и солдат выстрелил. Едкий дым обжег Старбака. Он снова закричал, на этот раз с вызовом, желая убить этого человека. Перекатившись на спину, он нажал на спусковой крючок, выстрелив от бедра.

Винтовка плюнула дымом, но пуля ушла в сторону. Янки выбрался из траншеи и начал карабкаться в сторону, но Старбак с криками погнался за ним.

Северянин обернулся, объятый внезапным ужасом. Он пытался отмахнуться от Старбака незаряженной винтовкой, но Нат неуклюже отбросил оружие и ударил собственной винтовкой по ногам солдата.

Янки упал, заголосив от страха. Он пытался дотянуться но вложенного в ножны штыка, но Старбак уже стоял над ним, занеся приклад винтовки с тяжелой медной пластинкой в основании, и тот дико завопил, когда Старбак нанес удар.

Удар отдался в руках Старбака, кровь забрызгала его сапоги, и теперь он увидел, что по всем склону вокруг него двигались серые фигуры, по всей долине эхом раздавался убийственный клич повстанцев. Флаги со звездами на кресте ползли вперед, а флаги янки подались назад.

Старбак оставил свою жертву истекать кровью и помчался вперед, желая первым достичь вершины холма, но рядом с ним наперегонки мчались другие мятежники, подстегиваемые звуками горна, который гнал их к окутанному дымом плато. Кучка канониров янки пыталась спасти свои пушки, но они опоздали.

Волна солдат в сером вырвалась из леса, а клочок земли между болотом и рекой внезапно наполнился хаосом бегущих в панике янки. Отряд кавалерии северян попытался отбросить мятежников.

Двести пятьдесят всадников поджидали пехоту южан, внезапно выскочив из леса, и теперь, выстроившись в три ряда с саблями наголо, кавалерия устремилась в атаку на неровные ряды повстанцев.

Вершина холма задрожала от глухих ударов копыт по высохшему дерну. Лошади перешли в галоп, оскалив зубы и закатывая глаза, когда в дыму прозвучал горн, и пики с флажками опустились в смертоносном наклоне.

- В атаку! - этот крик командира кавалеристов перешел в продолжительный, громкий боевой клич, когда он указал саблей на войска мятежников в сорока ярдах впереди.

- Пли! - отдал команду офицер алабамцев, и пехота мятежников произвела залп, который выпотрошил и сбил всю спесь с кавалерии янки. Лошади, дико заржав, завалились, судорожно забив копытами в кровавом тумане. Всадников смяло, бросив на их же сабли, изрешетив пулями. Вторая волна атаки кавалерии попыталась обойти кровавые останки первого отряда..

- Пли! - второй залп изверг дым и свинец, его произвели с левого фланга, попав уцелевшим кавалеристам в бок. Лошади бросались друг на друга, всадники падали из седел, запутавшись в стременах, и их тащило по земле. Другие заваливались прямо под копыта взбесившихся лошадей.

- Пли! - последний залп послали вдогонку улепетывавшей группе всадников, которые оставили позади кровавое месиво из умирающих лошадей и вопящих людей. Мятежники ворвались в этот кошмар, пристреливая лошадей и обчищая карманы седоков.

Тем временем на плато мятежники захватили пушки северян, еще не остывшие после стрельбы. Пленные, некоторые в летних соломенных шляпах, сбились в кучи. Захваченное знамя северян переходило из рук в руки по рядам победителей, а в болоте раненые, истекая кровью, извергали проклятия и звали на помощь.

Старбак взобрался на теплый ствол двенадцатифунтовки северян. Жерло ствола было черным от пороховой гари, таким же черным, как и протянувшиеся по широкой вершине тени.

Улепетывающие северяне в убывавшем свете дня выглядели темной массой. Старбак искал глазами Адама, но знал, что ему ни за что не разглядеть его в такой толпе. Серебристая полоска выдавала то место, где река струилась между темнеющими болотами, за которыми заходящее солнце осветило воздушный шар северян, медленно опускающийся на лебедке.

Старбак долго всматривался вдаль, потом вскинул на плечо винтовку с окровавленным липким прикладом и спрыгнул на землю. Этой ночью Легион угощался провизией янки у их же костров.

Они пили кофе янки и слушали, как Изард Кобб наигрывает мелодию на скрипке янки. Легион понес тяжелые потери. Капитан Кaрстерз и четверо офицеров были мертвы, погиб и старшина Проктор. Более восмидесяти солдат были убиты или пропали без вести, и по меньшей мере столько же ранены.

- У нас осталось восемь рот вместо прежних десяти, - мрачно выговорил Бёрд. Он схлопотал пулю в левую реку, но не придал ранению большого значения, лишь перевязав ее.

- Каковы наши планы на завтрашний день? - Майор Хаксалл из батальона арканзасцев присоединился к кружку офицеров Легиона у костра.

- Господь их знает, - ответил Бёрд. Он потягивал виски из трофейной фляги.

- Кто-нибудь видел Фалконера? - спросил Хаксалл. - Или Свинерда.

- Свинерд пьян в стельку, - ответил Бёрд, - а Фалконер уже почти пьян, а если и трезв, то всё равно ни с кем не будет разговаривать.

- Это он из-за Адама? - предположил капитан Мерфи.

- Да, - ответил Бёрд. - Полагаю, что так.

- Что за чертовщина у них там произошла? - спросил Мерфи.

Долгое время все молчали. Некоторые посматривали на Старбака, ожидая от него объяснений поведения Адама, но тот молчал. Он надеялся, что его былому другу хватит силы и мужества жить чужаком в чужих краях.

- Адам слишком много размышляет, - наконец прервал молчание Бёрд. Свет костра придал лицу полковника еще более суровый вид.

- Размышления не приносят человеку пользы. Они только усложняют простые вещи. Мы должны объявить мыслителей вне закона в нашей новой и славной стране. Мы обретем счастье, упразднив образование и наложив запрет на все идеи, которые слишком сложны для восприятия этих мошенников-баптистов. За повальное скудоумие, в котором лежит истинное счастье нашей нации.

Он насмешливо поднял флягу.

- Давайте выпьем за мою гениальную идею: официально провозгласим скудоумие.

- Так уж вышло полковник, что я баптист, - мягко заметил майор Хаксалл.

- Мой дорогой майор, мне очень жаль, - Бёрд тут же пожалел о своих словах. Возможно, он упивался звуками собственной речи, но не мог перенести мысли, что причинил боль дорогим ему людям. - Вы простите меня, майор?

- Я прощаю вас, полковник, и даже более того, я обязан постараться направить вас к принятию Господа нашего Иисуса Христа, спасителя нашего.

Прежде чем Бёрд смог подобрать подобающий ответ, неожиданная красная вспышка огня озарило небо на юге. Заполыхал громадный пожар, осветив большой участок сельской местности и отбрасывая огненную тень почти до самых окраин Ричмонда.

Мгновением спустя по земле прокатился звук взрыва. За этим оглушительным грохотом последовали и другие разрывы, и всё больше огненных шаров появлялось, раздуваясь, а потом угасая, на противоположном берегу реки.

Тысячи сигнальных ракет прорезали ночное небо, оставляя за собой огненные полоски. Огоньки пламени плясали в гигантских кострах, и горящие реки змеились по темной земле.

- Они уничтожают склады, - с оттенком изумления вымолвил Бёрд. Он, как и все находящиеся на плато мятежники, вскочил на ноги, наблюдая за гигантскими кострами вдалеке. По земле прокатилось эхо очередных взрывов, и новые пожары озарили ночь. - Янки сжигают свои запасы! - ликующе воскликнул Бёрд.

Северяне предавали огню запасы продовольствия и боеприпасы всей летней кампании. Целые составы, состоящие из пригнанных на полуостров с северных станций вагонов, теперь поджигали.

Все огромные снаряды, двухсотфунтовые и двухсотдвадцатифунтовые, предназначенные для разнесения в клочья похожих на лоскутные одеяла укреплений Ричмонда, теперь подрывали.

Железнодорожный мост через Чикахомини, сперва разрушенный мятежниками, а затем восстановленный, опять взлетел на воздух, и когда янки убедились, что пролет моста рухнул в темные воды реки, то пустили в зияющую дыру на полной скорости подожженный состав с боеприпасами.

Паровоз нырнул в грязь, а за ним сорвались с моста взрывающиеся на ходу вагоны, которые продолжали гореть и взрываться на заболоченных берегах реки.

Огни горели всю ночь; всю ночь боеприпасы с треском разбрасывали искры по ночному небу; всю ночь продолжалось уничтожение запасов, и к первым лучам рассвета на станции Сэвидж не осталось ни одного солдата янки и ни единого ящика с боеприпасами, лишь огромные столбы густого дыма, подобные тем, что оставили мятежники на станции в Манассасе три с половиной месяца назад.

Макклелан, по-прежнему убежденный, что подавили превосходящие силы противника, бежал на юг, к реке Джеймс.

Ричмонд был спасен.

Легион предал земле павших, забрал их винтовки и последовал за янки через болота Чикахомини. Где-то впереди раздавался гром орудий и треск винтовок.

- Пошевеливайтесь! - рычал Старбак на свою новую роту, составленную из выживших солдат десятой и одиннадцатой.

- Живее! - кричал он.

- Живее!

Потому что где-то там перед уставшими солдатами опять поднимались столбы дыма, верный признак вышедшей на охоту в этот летний день смерти, и эти погребальные костры манили их за собой.

Потому что они солдаты.



Глава Десятая | Перебежчик | Историческая справка